www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Теория государства и права
Хвостов В.М. ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ПРАВА. Элементарный очерк. По изданию 1911 г. // Allpravo.Ru 2003.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 17. Происхождение права.

I. Право есть система норм, предназначенных для практического применения, для удовлетворения известным жизненным запросам, Поэтому свое содержание право черпает прямо из жизни. Чем сложнее делается жизнь человеческого общества, тем сложнее и богаче становятся и регулирующие ее течение юридические нормы. Только право может рассчитывать на практический успех, которое откликается на запросы, выдвигаемые народной жизнью, избирает средства, пригодные для удовлетворения этих запросов, и по содержанию своему понятно народу, среди которого оно должно применяться. Таким образом, выработка права предполагает основательное знакомство с народной жизнью в данный момент времени. Право, не отвечающее запросам жизни или не соответствующее культурному уровню народа, было бы правом мертвым; такие нормы, хотя бы создание их вызывалось самыми идеальными и высокими побуждениями законодателя, не могли бы с успехом применяться на практике. В игнорировании этого характера права и состояла важнейшая ошибка школы естественного права, которая господствовала в юриспруденции XVII и XVIII века. Представители этого учения мечтали о создании идеального права, которое бы вытекало из основных черт неиспорченной человеческой природы и соответствовало бы требованиям естественного разума. А так как человеческая природа считалась всегда и повсюду равной[1], то предполагалось, что такое идеальное право было бы вечным и неизменным, могло бы повсюду применяться. Исторически сложившееся право с точки зрения этого воззрения представлялось лишь продуктом ошибок и непонимания, более или менее безобразным уклонением от идеала. Мудрый законодатель должен бы был его уничтожить и заменить естественным правом. выведенным из требований разума.

основная ошибка этого воззрения состояла именно в том, что неверно было исходное положение о равной повсюду человеческой природе. На самом деле природа эта вовсе не всегда и не везде одинакова. Нельзя подводить под один масштаб умственную и этическую физиономию дикаря и культурного европейца. самый склад мышления способен меняться по мере культурного прогресса. Нечего уже и говорить об изменении технику, форм народного хозяйства и окружающей среды. Вот почему все попытки создать естественное право завершились неудачей; авторы их в сущности воспроизводили действующее право, придавая ему более или менее субъективную окраску. таким образом, крупным шагом вперед является германская историческая школа в юриспруденции, возникновение которой в первой четверти XIX века связывается с именами двух ученых – Савиньи и Пухты. По учению исторической школы право не есть нечто произвольное или данное по откровению. Право есть историческое явление. Оно представляет собою продукт органического раскрытия народного духа, развивается так же, как и другие продукты народного духа, например, язык и нравы. Поэтому право по существу национально и имеет различное содержание в разные эпохи. Нужно отметить, впрочем, что в учении исторической школы правильна была лишь основная идея об историческом характере права. Самый же процесс возникновения права представители этой школы рассовали на вполне правильно. История права представлялась процессом органического развития, постепенного раскрытия народного духа. Самый народный дух есть величина слишком метафизическая и неуловимая, чтобы с ней могла оперировать наука[2]. История права с точки зрения этой теории получает вид слишком схематического, логического процесса. Моменту сознательного законодательного творчества придавалось слишком мало значения, на первый план чрезмерно выдвигалось обычное творчество народных масс, которое по характеру своему ближе подходит к теории раскрытия народного духа. В то же время усиленно подчеркивался национальный характер права. И то, и другое положение не соответствует фактам: обычай играет сравнительно большую роль лишь в примитивном праве, да и в ем не вполне отсутствует момент совершенно сознательного творчества; национальному характеру права не соответствуют общеизвестные факты, указывающие на огромное значение заимствования в развитии права (рецензия римского права новыми народами). Да и вообще весь процесс развития права вовсе не похож на мирное, диалектическое развитие начал, заложенных в народном духе. Право вырабатывается в результате борьбы противоположных интересов, в его развитии бывают периоды застоя и даже регресса. Органическим процессом развитие права можно назвать лишь в том смысле, что и этот процесс подлежит действию социальных законов, которыми определяются вообще ход развития человеческих обществ (см. выше § 8, I).

II. Из сказанного ясно. что история права находится в тесной связи со всеми остальными сторонами истории культуры. Совершенно наглядна связь права с народным хозяйством. Под именем народного хозяйства мы разумеем планомерную деятельность народа, направленную на удовлетворение материальных потребностей населения. право имеет своей задачей прежде всего регулировать эту экономическую деятельность, поставить ее в такие условия, при которых она совершилась бы наиболее успешно, а продукты ее распределялись бы наиболее справедливо. Ясно поэтому, что всякое изменение в характере народного хозяйства, выдвигающее новые запросы жизни, неизбежно отражается и на содержании норм права, которые должны теперь регулировать области техники, отражающиеся на характере экономической жизни, отзываются неминуемо и на праве. Достаточно припомнить по этому поводу то, чтоб было выше сказано об образовании государства и о том значении, которое имело для строя общественных отношений, а стало быть, и регулирующих их норм, изменение в характере занятий: переход к кочевому и оседлому быту. Стоит вспомнить и о тех переменах в праве, которые вызваны были великими техническими переменами и открытиями, которыми изобилует конец XVIII и весь XIX век.

Таким образом, не подлежит никакому сомнению связь права с политической экономией. Однако было бы весьма ошибочно преувеличивать эту связь и утверждать, что право целиком зависит исключительно от экономических отношений, что оно есть простая «надстройка над народным хозяйство» или простое «зеркало народного хозяйства», отражающее в себе все его перемены. Такое представление слишком односторонне. В истории права большое значение, помимо экономических отношений, играют идеи и чувства. Нужно припомнить хотя бы ту роль, которую в истории играли разного рода инстинкты, вроде, например, расовой вражды. Эти инстинкты часто не дают людям возможности мирно жить в таких условиях, которые, казалось бы, только располагают к самому мирному экономическому сотрудничеству (Испания, современная Австро-Венгрия). Не меньшую роль всегда играло и религиозное чувство. Крестовые походы повлекли за собою ряд важных изменений в хозяйстве и праве, но вызваны были они, конечно, не чисто экономическими мотивами, а главным образом религиозным чувством. Ужасные процессы против ведовства и колдовства, которые унесли тысячи жертв в начале новых веков, вызваны были, главным образом, силою распространившихся в обществе суеверных идей и представлений. О значении, которое имеет в истории права идея справедливости, нам нечего распространятся после всего сказанного раньше по этому поводу (§ 10).

Притом, что особенно важно, идеи и чувства развиваются самостоятельно; их развитие вовсе не определяется всецело теми экономическими отношениями, которые в каждый данный момент сложились в народе. Напротив, бывают такие положения, что назревшая экономическая потребность не может получить удовлетворения вследствие недостаточного уровня знаний, отсутствия необходимых идей; бывает и так, что развитие идей опережает эволюцию экономических отношений и идеи, весьма симпатичные людям, оказываются практически неосуществимыми в сложившейся экономической обстановке. Вообще, сведение социальных отношений к действию одного какого-нибудь фактора, признаваемого главным и основным, неосуществимо, по крайней мере при нынешнем уровне наших знаний, а может быть, и навсегда останется неосуществимым в пределах научного метода. Такого рода попытки приводят только к чрезмерному упрощению взглядов на процессы социальной жизни, причем это упрощение на деле н оправдывается фактами; социальная жизнь много сложнее подобных упрощенных схем.

В результате мы должны сказать, что право никогда не является простым отражением экономического быта народа в данную эпоху; запросы этого быта преломляются в праве под влиянием идей и чувств, живущих в народе[3].

III. Все, изложенное до сих пор, дает нам представление о том, откуда юридические нормы получают свое содержание. Но не менее важным является вопрос о том, как эти нормы возникают и получают обязательную силу. Это вопрос о так называемых источниках права.

Под этим именем мы разумеем те формы, в которых возникают и получают обязательную силу юридические нормы. Основных таких форм две: закон и обычай: В международном праве такое же значение имеет, как уже не раз упоминалось, договор между государствами. Сверх того, вспомогательное значение имеет при образовании деятельность юристов, хотя самостоятельного источника праве юриспруденция не составляет.

В дальнейшем мы остановимся на учении о законе, обычае, юриспруденции и так называемой автономии. Есть еще формы образования права, вроде римского преторского эдикта, который представляет собою нечто среднее между законом и обычаем, но на таких единичных образованиях нет нужды останавливаться в общем курсе теории права[4].



[1] См. об этом Новгородцев, Кризис соврем. правосознания (1909), стр. 258 слл.

[2] См. Лакомб. Социологические основы истории, гл.XVIII и XIX . Общую критику идей исторической школы см. в книге Танон, Эволюция права и обществ. сознание (1904 г.).

[3] См. к этому Масарик, Философские и социологические основания марксизма (1900 г.). Zenker, Gesellsch. II, 64 слл. Ruppin, Darwinismus, 149. Eisler, 203 слл. Барт, фил. ист. 233 сл. Worms, Phil. des sc. soc., I, 124 сл. Штаммлер, Хозяйство и право. Евг. Трубецкой в «Пробл. идеализма». Кареев, Старые и новые этюды об экономическом материализме. М.Ковалевсткий, Современные Социологии (1905 г.), стр. 222 сл., и т.д. О связи экономического материализма с социалистическим мировоззрением см. Simmel, die Probleme der Geschichtsphilosophie (2-е изд. 1905 г.), сл. 62 стр, 151-167.

[4] См. об эдикте Хвостов, Ист. рим.пр. (изд. 5-е, 1910 г.), § 51.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100