www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Муниципальное право
Местное самоуправление: Учебное пособие // Allpravo.ru. - 2003
<< Назад    Содержание    Вперед >>
4.1. Виды ответственности

Нечеткое разделение ответственности объективно является предпосылкой для возникновения конфликтных ситуаций. Поэтому важно отделить виды и формы ответственности органов местного самоуправления и их должностных лиц.

Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» закрепляет (ст.47): Органы местного самоуправления и должностные лица местного самоуправления несут ответственность перед населением муниципального образования, государством, физическими и юридическими лицами в соответствии с законом.

Таким образом, можно констатировать три вида их ответственности:

1) перед государством;

2) перед населением муниципального образования;

3) перед физическими и юридическими лицами.

Рассмотрим каждый из видов ответственности.

Первый – ответственность перед населением муниципального образования.

Ст. 48 Закона закрепляет: ответственность органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления перед населением наступает в результате утраты доверия населения. Порядок и условия ответственности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления в результате утраты доверия населения определяются уставами муниципальных образований.

Большинство исследователей подчеркивают, специфика ее состоит в том, что она не может быть отнесена ни к одному из существующих видов ответственности (уголовной, административной, дисциплинарной, гражданско-правовой)[1].

Более того, такая ответственность не обязательно наступает в результате неправомерных действий органов местного самоуправления или должностных лиц местного самоуправления, и именно это отличает ее от других вышеназванных форм.

Как отмечает К. Амирбеков[2], ответственность перед населением муниципального образования по существу является политико-юридической ответственностью избранных лиц перед избирателями и реализуется путем их отзыва в результате утраты доверия.

Таким образом, наличие или отсутствие «доверия» становится в данном случае критерием ответственности.

Наибольший разброс точек зрения связан именно с определением понятия “утрата доверия”: от совершения уголовного преступления до отказа от приема жалоб избирателей.

Возникает проблема, суть которой том, что термин «доверие» носит не правовой, неюридический характер. Им обозначают "уверенность в чьей-либо добросовестности, искренности, в правильности чего-нибудь и основанное на этом отношение к кому чему-нибудь"[3]. Отсюда, логичные вопросы: кто определяет критерии доверия или недоверия? При какой степени «недоверия» (или процентном соотношении) органы местной самоуправлении и должностные лица привлекаются к ответственности?

Закон лишь определяет, что условия наступления ответственности перед населением и порядок привлечения к ней должны устанавливаться уставами муниципальных образований.

В качестве примера такого законодательного закрепления ответственности можно привести Устав местного самоуправления города Екатеринбурга, в котором предусмотрено, что утрата доверия населения является основанием отзыва депутатов городской Думы, Главы города. Вопрос об утрате доверия населения иными должностными лицами и органами местного самоуправления решается органами и должностными лицами, осуществившими назначение или избрание утративших доверие органов и лиц, в порядке, предусмотренном для их назначения или избрания при наличии обращения (петиции) от жителей города, принятого на собраниях граждан или заседаниях органов общественного территориального самоуправления, а также от общественных объединений города (см. Приложение №2).

Таким образом, в приведенном примере, формой выражения недоверия населения является петиция.

Однако нормативно не закрепляется форма петиции, ее содержание, необходимое количестве подписей и т.д. Получается, что порядок выражения недоверия населением «относителен» (см. Приложение №3). Отсюда вопросы: Должна ли быть петиция аргументирована или нет? Какие доказательства и аргументы являются достаточными?

В законодательных актах субъектов РФ по-разному регулируются и вопросы об инициаторах отзыва депутатов. С инициативой могут выступать жители муниципального образования (Воронежская область); жители и депутаты (республика Хакасия); избирательные объединения (Белгородская область). Разные подходы и к процедуре сбора подписей.

На наш взгляд такой правовой пробел может стать причиной массовой подачи «петиций», что не пойдет на пользу работы органов местного самоуправления. С другой стороны, легитимная петиция, в действительности исходящая от народа, может быть не принята и проигнорирована заинтересованными в этом органами.

В этой связи обоснованным представляется решение вопроса об ответственности депутатов путем принятия законодательного акта на федеральном уровне, устанавливающего основные положения о порядке отзыва депутатов.

Другой вопрос, вызывающий споры на практике – вопрос определения «населения муниципального образования». Как вытекает из смысла статьи, вопрос о недоверии выносится именно населением муниципального образования. Однако в федеральном законодательстве отсутствует правовое определение термина население муниципального образования, и, восполняя этот пробел, субъекты Российской Федерации в законодательстве о местном самоуправлении вводят юридическое понятие населения.

Как отмечает Ю. Тихомиров, «эти новации не во всем соответствуют Федеральному закону. Например, Закон о местном самоуправлении в Саратовской области определяет население как физических лиц, постоянно или преимущественно либо временно проживающих на его территории. Одновременно с понятием населения вводится понятие жителей муниципального образования, под которыми понимаются граждане Российской Федерации, постоянно или преимущественно проживающие на территории этого муниципального образования, а также временно проживающие на ней учащиеся и студенты, военнослужащие и члены их семей, а также физические лица, имеющие статус беженцев и вынужденных переселенцев.

Правом на самоуправление согласно данному Закону обладают только жители муниципальных образований, что формально не соответствует терминологии Федерального закона. Однако анализ содержания норм последнего (ст.2, 3) позволяет сделать вывод, что под населением муниципального образования следует понимать именно лиц, отнесенных Законом Саратовской области к категории жителей»[4].

На практике часто возникает такой вопрос: В уставах муниципальных образований может быть предусмотрен отзыв выборных должностных лиц местного самоуправления, в том числе и выборных глав муниципальных образований. Может ли отсутствие таких норм в законах субъектов Российской Федерации рассматриваться как препятствие для введения института отзыва в уставах муниципальных образований?

Как отмечает Ю.Тихомиров, «устанавливать или нет право отзыва - решают сами муниципальные образования. Как следует из комментируемой статьи, единственное ограничение для этого предусмотрено Федеральным законом. Сначала согласно Закону субъектом Российской Федерации должна быть определена возможность введения права отзыва муниципальными образованиями. Это может быть сделано в конституции республики или уставе края или области, законе о местном самоуправлении или другом законе субъекта Российской Федерации. Например, в Уставе Иркутской области (ст.43) право отзывать избранных представителей определено как одно из составляющих права граждан на участие в местном самоуправлении. В Воронежской, Читинской, Вологодской, Саратовской и других областях об этом праве говорится в законах о местном самоуправлении. Речь в них идет именно о возможности муниципальных образований устанавливать право отзыва выборных представителей. При этом далеко не все муниципальные образования ею воспользовались»[5].

И как отмечает Ю.Тихомиров дальше, «там же, где это право введено, оно должно осуществляться в соответствии с порядком, регламентированным законами субъектов Российской Федерации. Некоторые муниципальные образования, используя правило, содержащееся в ст.57 настоящего Закона, приняли положения о порядке отзыва депутатов представительных органов (например, в Астрахани - в качестве приложения к Уставу города). Однако в большинстве случаев муниципальные образования либо пользуются при отзыве уже принятым в соответствующем субъекте Российской Федерации законом о порядке отзыва выборных лиц, либо ждут принятия такого закона»[6].

Однако, позволим себе не согласится с мнением Ю.Тихомирова.

Во-первых, такой подход – односторонен и ограничичивает права населения муниципального образования. Во-вторых, судебная практика идет по другому пути. Приведем пример:

«Топчихинская территориальная избирательная комиссия Алтайского края 10 апреля 1998 г. зарегистрировала инициативную группу по отзыву главы администрации района Диденко, а 16 мая 1998 г. своим решением признала число подписей избирателей достаточным дня назначения даты голосования по отзыву главы администрации района и направила информацию в Топчихинский районный Совет депутатов. Совет депутатов постановлением от 16 июля 1998 т. отказал в назначении даты голосования об отзыве главы администрации района, сославшись на то, что мотивы отзыва не соответствуют действительности, а также на отсутствие в районе необходимых финансовых средств для проведения голосования. 16 июля 1998 г. избирательная комиссия Алтайского края приняла решение о назначении голосования об отзыве главы Топчихинского района на 13 сентября 1998 г.

Топчихинский районный Совет депутатов и глава района Диденко обратились в краевой суд с жалобами о признании незаконным решения избирательной комиссии Алтайского края от 16 июля 1998 г. как противоречащего Федеральному закону "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", недействительным Закона Алтайского края от 27 сентября 1996 г. "О порядке отзыва депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления в Алтайском крае" как противоречащего Федеральному закону "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", а также Уставу Алтайского края и Закону Алтайского края "Об основах местного самоуправления в Алтайском крае", не предусматривающих возможность отзыва выборного должностного лица местного самоуправления.

Алтайский краевой суд в удовлетворении заявленных требований отказал.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в кассационном порядке признала решение правильным, указав на следующее.

Согласно п.5 ст.18 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" уставами муниципальных образований в соответствии с законами субъектов Российской Федерации может быть предусмотрена возможность отзыва населением депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления.

Уставом Топчихинского района Алтайского края предусмотрена возможность прекращения полномочий главы района путем его отзыва.

Законом Алтайского края от 27 сентября 1996 г. "О порядке отзыва депутата, члена выборного органа местного самоуправления и выборного должностного лица местного самоуправления в Алтайском крае" (с последующими изменениями и дополнениями) закреплены принципы отзыва указанных лиц местного самоуправления и порядок его осуществления.

Ссылка заявителей на то, что Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" не предусмотрена возможность отзыва, признана необоснованной, так как названный Закон регулирует основные гарантии реализации гражданами Российской Федерации конституционного права на участие в референдуме, а также избирать и быть избранными, в том числе и в органы местного самоуправления.

В данном же случае решался вопрос о назначении голосования по отзыву главы Топчихинского района. Правовой акт, регулирующий институт отзыва, на федеральном уровне не принят, поэтому у суда были законные основания разрешить спорные правоотношения в соответствии с правовым актом, принятым на уровне субъекта Российской Федерации. Вопрос об установлении общих принципов организации местного самоуправления относится к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов, в связи с этим субъект Российской Федерации до принятия соответствующего федерального закона вправе осуществлять самостоятельное правовое регулирование по предметам совместного ведения.

Утверждение о том, что Уставом Алтайского края и Законом края "Об основах местного самоуправления в Алтайском крае" не предусмотрена возможность отзыва выборного должностного лица местного самоуправления, не может служить основанием к отмене решения, поскольку в Федеральном законе "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" установлено, что уставами муниципальных образований в соответствии с законами субъектов Российской Федерации возможность отзыва населением депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления может быть предусмотрена.

Как видно из материалов дела, Алтайским краевым Законодательным Собранием принят Закон "О порядке отзыва депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления в Алтайском крае" и Уставом Топчихинского района также предусмотрена возможность досрочного прекращения полномочий главы района.

Таким образом, вывод суда о наличии правовой базы по отзыву главы района соответствует материалам дела и является правильным»[7].

Таким образом, отсутствие в законах субъектов Российской Федерации норм о порядке отзыва этих лиц не может рассматриваться как препятствие для введения института отзыва в уставах муниципальных образований.

Второй вид ответственности – ответственность перед государством.

Местное самоуправление отделено от государственной власти, а поэтому органы государственной власти не вправе вмешиваться во внутренние дела муниципальных образований. В то же время взаимоотношения между муниципальными образованиями и государством в лице его органов власти не могут строиться по нормам международного права. Муниципальные образования не могут владеть государственным иммунитетом, поскольку находятся в составе суверенного государства. Поэтому предусмотренную ст.49 Закона об общих принципах организации местного самоуправления ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления перед государством в виде досрочного прекращения их полномочий нельзя рассматривать как явление, противоречащее Конституции РФ.

Эта мера является разновидностью юридической ответственности и вытекает из государственно-правовых отношений. Ее следует также отличать от ответственности органов местного самоуправления перед государством при осуществлении отдельных государственных полномочий, делегированных им органами государственной власти. Если в первом случае ответственность перед государством носит государственно-правовой характер, то во втором — управленческий, при котором нижестоящий орган несет ответственность перед вышестоящим как его структурное подразделение или звено, входящее в единую систему.

До внесения в Федеральный закон от 28 августа 1995 г. N 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» изменений и дополнений от 4 августа 2000 г[8]. действовала редакция закрепляющее следующее правило (п.3 ст.49 Закона):

В случае установленных судом нарушений органами местного самоуправления и выборными должностными лицами местного самоуправления Конституции Российской Федерации, конституции, устава субъекта Российской Федерации, федеральных законов, законов субъекта Российской Федерации, устава муниципального образования законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации может обратиться в соответствующий суд (Верховный Суд республики, краевой, областной или городской (города федерального значения) суд, суд автономной области, суд автономного округа) за заключением о признании несоответствия деятельности органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления Конституции Российской Федерации, конституции, уставу субъекта Российской Федерации, федеральным законам, законам субъекта Российской Федерации, уставу муниципального образования.

И уже заключение суда о признании несоответствия деятельности органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления являлось основанием для рассмотрения законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации вопроса о прекращении полномочий соответствующего органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления.

Казалось бы статья идеальна, как минимум в теории. Но анализ действующего законодательства показывает, что юридический акт «заключение суда», которым законодатель оперировал в предыдущей редакции ст.49 Закона, не существует. Гражданский процессуальный кодекс в перечне актов, принимаемых судом выделяет только: решения, определения и постановления. Ни о каких «заключениях» нет и речи.

Все это вызывало большие споры, как в теории, так и на практике и 4 августа 2002 г. был принят Федеральный закон №107-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" изложивший п.3 в новой редакции и дополнивший ее п.п.4-9.

Но прежде чем исследовать эти изменения, рассмотрим общие положения ответственности органов местного самоуправления и должностных лиц перед государством.

Итак, в соответствии с п.1. ст.49 действующей редакции Закона, ответственность органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления перед государством наступает в случае нарушения ими Конституции Российской Федерации, конституции, устава субъекта Российской Федерации, федеральных законов, законов субъекта Российской Федерации, устава муниципального образования.

Другая сторона ответственности перед государством закрепляется в п.2 ст.49 Закона. В соответствии с ней, органы местного самоуправления и должностные лица местного самоуправления несут ответственность за осуществление отдельных государственных полномочий в той мере, в какой эти полномочия обеспечены соответствующими органами государственной власти материальными и финансовыми средствами.

Нельзя не заметить, что закон устанавливает ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления за нарушения, различные по своей природе; за нарушение действующего законодательства (п. 1 ст. 49), а также за неисполнение отдельных государственных полномочий (п. 2 ст. 49). И если в первом случае процедура регламентирована достаточно подробно, во втором — процедуру и характер ответственности закон обходит молчанием.

При этом должен соблюдаться принцип соответствия полномочий и ответственности, т.е. ответственность за выполнение определенной функции не должна превышать объем предоставленных полномочий, но не должна быть и меньше этих полномочий.

В соответствии с действующей редакцией Закона (п.3 ст.49), представительный орган местного самоуправления, глава муниципального образования, принявший нормативный правовой акт, который признан судом, противоречащим федеральному законодательству и законодательству субъектов РФ, уставу муниципального образования, обязаны в установленный решением суда срок отменить данный нормативный правовой акт или отдельные его положения, а также опубликовать информацию о решении суда в течение десяти дней со дня вступления решения суда в силу.

И тут же законодатель устанавливает санкцию: в случае, если представительным органом местного самоуправления, главой муниципального образования не отменены нормативный правовой акт или отдельные его положения, которые признаны судом противоречащими законодательству и при этом повлекли признанные судом нарушение прав и свобод человека и гражданина или наступление иного вреда, то представительный орган местного самоуправления может быть распущен, полномочия главы муниципального образования могут быть досрочно прекращены путем отрешения его от должности.

На этот раз законодатель четко и последовательно расписывает механизм привлечения к ответственности полномочных лиц.

В случае, если представительным органом местного самоуправления, главой муниципального образования не отменены нормативный правовой акт или отдельные его положения в соответствии с решением суда, вступившим в силу, то им выносится предупреждение.

Законодатель четко отграничивает органы исполнительной власти РФ и субъектов РФ, которые полномочны принимать решения о роспуске и отрешении представительных органов местного самоуправления и глав муниципального образования.

В случае, если представительный орган местного самоуправления, глава муниципального образования в течение месяца со дня вынесения (объявления) письменного предупреждения не приняли мер по исполнению решения суда, то представительный орган местного самоуправления может быть распущен, а глава муниципального образования может быть отрешен от должности не позднее шести месяцев со дня вступления в силу решения суда, являющегося основанием для роспуска представительного органа местного самоуправления, отрешения главы муниципального образования от должности:

В случае, если в течение трех месяцев со дня вступления в силу решения суда представительным органом местного самоуправления не отменены нормативный правовой акт или отдельные его положения, а законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации не приняты вышепредусмотренные меры, то в соответствии с пунктом 3 статьи 49 Закона Президент Российской Федерации вправе внести в Государственную Думу проект федерального закона о роспуске представительного органа местного самоуправления (п.4 ст.49 Закона). Такой же порядок предусмотрен и в отношении главы муниципального образования (п.5. ст.49). Предложения об отрешении Президентом Российской Федерации главы муниципального образования от должности могут быть внесены законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации, высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), Правительством Российской Федерации, Генеральным прокурором Российской Федерации (п.8 ст.49).

Если происходит отрешение главы муниципального образования от должности высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации либо Президент Российской Федерации назначает временно исполняющего обязанности главы муниципального образования на период до вступления в должность вновь избранного главы муниципального образования, если иной порядок не установлен уставом муниципального образования.

В соответствии с Законом, одновременно с роспуском представительного органа местного самоуправления законом субъекта Российской Федерации либо федеральным законом назначаются новые выборы.

Рассматривая данный вид ответственности важно отметить мнение некоторых исследователей (в частности К.Амирбекова), которые акцентируют внимание на необходимости введение дополнительной государственно-правовой ответственности органов местного самоуправления.

«Как меру государственно-правовой ответственности муниципального образования можно было бы рассматривать упразднение муниципального образования с аннулированием свидетельства о государственной регистрации его устава с одновременным возбуждением процесса по созданию на его территории одного или нескольких новых муниципальных образований (введение полного правления субъекта РФ). Основанием для привлечения к такой ответственности муниципального образования могут служить факты нарушений законов населением данного муниципального образования, сопровождаемые бездействием его главы и представительного органа. В Республике Дагестан, например, такие деяния выражались обычно в нарушении границ муниципального образования, блокировании государственных транспортных магистралей или площадей населением отдельных муниципальных образований. Работа правоохранительных органов по привлечению к ответственности организаторов акций не давала эффекта, так как после привлечения одних появлялись другие организаторы — представители того же муниципального образования, а глава и представительный орган муниципального образования, будучи выразителями интересов местного населения, бездействовали. Эти факты, на наш взгляд, давали основание для привлечения муниципального образования к государственно-правовой ответственности в форме введения полного правления субъекта РФ на территории муниципального образования-нарушителя, однако ввиду отсутствия законодательных механизмов такой вопрос не ставился и не обсуждался»[9].

На наш взгляд такой вид ответственности, предложенный К.Амирбековым, противоречит самой сути образования местного самоуправления. И выходом из сложившейся ситуации будет все таки привлечение должностных лиц к административной и уголовной ответственности. С другой стороны рациональной выглядит мера государственно-правовой ответственности по введению частичного правления муниципальным образованием со стороны субъекта РФ. Это может выражаться в прямом назначении главы муниципального образования субъектом без согласования с населением или представительным органом муниципального образования, без упразднения самого муниципального образования, без аннулирования государственной регистрации его устава и без прекращения полномочий его представительного органа. Такая мера ответственности может быть применима в результате неоднократных грубых нарушений, так и вследствие чрезвычайной ситуации в субъекте РФ.

«В качестве примера такой меры ответственности можно привести случаи, которые имели место в Республике Дагестан, когда выборный глава муниципального образования, совершивший преступление и привлеченный к уголовной ответственности и, будучи осужден, тем не менее не отзывался, поскольку население и представительный орган муниципального образования были не согласны с принятыми мерами государственного принуждения и не выбирали нового главу муниципального образования. И Государственный Совет Республики Дагестан, как коллегиальный глава субъекта РФ, назначал глав муниципальных образований городов Каспийска, Дагестанских Огней и Табасаранского района. Назначение глав Государственным Советом имело место и в муниципальных образованиях, граничащих с территориями боевых действий федеральных вооруженных сил с незаконными вооруженными формированиями, что также, по существу, является частичным правлением субъекта РФ в муниципальном образовании»[10].

Единственный аспект, который нужно учитывать в данном случае – это преграждение возможных злоупотреблений со стороны органов власти субъекта. Соответственно введению правления субъекта РФ должны предшествовать судебные процедуры.

Вышеописанные нововведения возможны только после принятие норм Федерального законодательства, путем издания законов субъектами РФ.

Третий вид ответственности – ответственность органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления перед физическими и юридическими лицами.

Законодатель в ст. 50 Закона закрепил, что ответственность органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления перед физическими и юридическими лицами наступает в порядке, установленном федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации, уставами муниципальных образований.

Ответственность перед физическими лицами, прежде всего, связана с обязанностью органов и должностных лиц местного самоуправления соблюдать конституционные права и свободы человека и гражданина. Наиболее действенный способ восстановления нарушенных прав - обращение в суд в соответствии с Законом РФ от 27 апреля 1993 г. «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан».

Основанием гражданско-правовой ответственности органов местного самоуправления может стать нарушение прав юридических и физических лиц в результате совершения незаконных действий или принятия незаконных решений. Незаконность действий или решений органов местного самоуправления устанавливается судом либо арбитражным судом. Убытки, моральный вред, нанесенные физическому или юридическому лицу в результате действий (решений), признанных судом незаконными, возмещаются в порядке, установленном Гражданским кодексом Российской Федерации.

Нередки случаи, когда орган местного самоуправления привлекается к ответственности за бездействие, то есть за несовершение определенных действий, в результате которого гражданам может быть причинен материальный ущерб.

Другие проблемы ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления перед физическими и юридическими лицами регулируются нормами гражданского законодательства и разрешаются в общеустановленном порядке, путем обращения в суды общей юрисдикции и арбитражные суды.



[1] Постатейный комментарий к Федеральному закону "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" // Под ред. Ю.А. Тихомирова. – М.: Норма. – 1996. – с. 178.

[2] Амирбеков К. Местное самоуправление в системе публичной власти. Гарантии прав и проблема ответственности // Право и жизнь. – 2000. - №30. – с.18.

[3] Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1981.

[4] Постатейный комментарий к Федеральному закону "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" // Под ред. Ю.А. Тихомирова. – М.: Норма. – 1996. – с. 117.

[5] Там же. – с. 74.

[6] Там же. – с.74.

[7] Обзор судебной практики Верховного Суда РФ "Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1999 г. - N 8. - стр.17; N 9. - стр.18; N 10. - стр.15; N 11. - стр.20; N 12. - стр.4, 2000 г., N 1. - стр.17.

[8] Федеральный закон от 4 августа 2000 г. N 107-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 7 августа 2000 г. – №32. - Ст.3330.

[9] Амирбеков К. Юридическая ответственность муниципального образования и прокурорский надзор // Право и жизнь. – 2000. - №31. – с. 19.

[10] Там же.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100