www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Муниципальное право
Городское самоуправление (Городовое положение 1870 года) // Эпоха великих реформ. Г.А. Джаншиев. По изданию 1900 г. // Allpravo.Ru, 2004.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
ІV. Важнейшие нововведения реформы 1870 г. Городские избиратели. – Квартирный налог

Задачи, поставленные в эпоху великих реформ городской реформе, далеко не все были разрешены удовлетворительно Городовым Положением 1870 г. Но некоторые принципиальные вопросы городского самоуправления, затронутые при этой реформе и так или иначе ею разрешенные, имеют и поныне живой практический интерес, a потому не лишнее напомнить о том, как стояли эти вопросы перед изданием помянутого законоположения.

Прежде всего выступал вопрос о юридических качествах «обывателя», как носителя избирательного права. Замечательно, что либеральное Городовое Положение 1870 г. в этом отношении оказалось позади Екатерининской Грамоты 1785 г. Эта последняя рядом с домовладельцами, купцами и ремесленниками право городского обывателя предоставляла представителям так называемых либеральных профессий, именитым гражданам, как-то: лицам с университетскими аттестатами, художникам трех художеств, т.е. архитекторам, живописцам, скульпторам и «музыкосочинителям». Впоследствии, когда при Павле Екатерининская реформа подверглась разгрому и общая дума на деле почти перестала существовать даже в столицах, все городское управление перешло к шестигласной, скорее безгласной, думе, состоявшей из купцов и бывшей в полном подчинении у местного начальства, точнее его канцелярии.

Как только общество получило возможность заявлять о своих нуждах, оно не преминуло указать на ненормальность такого положения. Московский (Тучковский) комитет решительно высказался в своем проекте в пользу допущения образовательного ценза и указывал на «важность научного образования во всех отраслях администрации и на благотворное его влияние на общественное мнение»[1], но министр П. А. Валуев даже и не удостоил внимания это заявление. Когда министерство стало собирать отзывы от местных жителей, то хотя в разосланной программе существовавшая в Петербурге избирательная система считалась как бы предрешенною, тем не менее во многих местах •были поданы голоса за предоставление в том или другом виде избирательного права умственно-образовательному цензу при уменьшенном имущественном цензе или вовсе без него. Так, мстиславская комиссия полагала уменьшить наполовину размер стоимости ценза для лиц, окончивших курс в каких-либо средних учебных заведениях. «Тогда духовные и учителя — писала комиссия,— сделаются членами городского общества и примут участие в выборах, из коих они ныне исключены, несмотря на существенную приносимую ими пользу»[2].

Другие комиссии шли еще дальше. Архангельская комиссия, сверх лиц, владеющих недвижимою собственностью и приписанных к городу, полагала предоставить гражданам города право принимать в свою среду лиц, оказавших особенные услуги обществу наукой, искусством, ремеслом и проч. Таганрогская комиссия находила справедливым предоставить думе лиц, обративших на себя внимание города своими личными заслугами, пожертвованиями на общую пользу и тому подобными подвигами, причислять к почетным членам городского общества, с присвоением им права заседать в общей думе и быть избираемыми в общественные должности. Комиссии в гор. Верее (Московской губ.) и Козельске (Калужской губ.) причисляли к составу городского общества лиц, сделавших пожертвования в пользу города иди городских богоугодных заведений не менее 3.000 р. Тверская комиссия полагала считать членами городского общества, во внимание к пользе, какую они могут принести своим образованием и опытностью, лиц, окончивших курс в средних и высших учебных заведениях, если они постоянно живут в городе не менее двух лет. Черниговская же комиссия безусловно причисляет к членам городского общества всех лиц, окончивших курс в высших учебных заведениях и изъявивших желание записаться в обывательскую книгу. A комиссии в гор.: Воронеже, Землянске, Нижнедевицке и Новохоперске признают членами городского общества лиц, получающих жалованья не менее 300 руб. Наконец, комиссии Александровская (Владимирской) и Каргопольская (Олонецкой губ.) желали предоставить безусловному усмотрению городского общества принимать в свою среду лиц, признаваемых ими того заслуживающими[3].

Министерство, с своей стороны, исходя из того соображения, что в общественном управлении с правом голоса могут участвовать только жители, уплачивающие в пользу города какие-либо «повинности» (под чем разумелись прямые налоги), не признало возможным в первом проекте распространить избирательное право на основании образовательного ценза[4]. Но косвенно проект допускал к общественному управлению интеллигенцию, но только в тех местностях, где уже существо-вал квартирный налог[5]. Впоследствии при дальнейшей разработке проекта вопрос о квартирном налоге был поставлен прямо при составлении нового проекта при министре Тимашеве.

Поставил его при рассмотрении проекта в совете министра член совета известный статистик П. П. Семенов, признавая участие квартирантов в городском управлении и полезным, и справедливым. Г. Семенов указывал, что состав городского общества определен недостаточно полно и что, по его мнению, было бы справедливо и полезно присоединить к составу городских обществ тех из наиболее значительных нанимателей квартир, которые при высоком квартирном цензе имеют постоянное пребывание в городе.

В подкрепление своего взгляда он приводил следующие доводы: «приняв в основание определения состава городского общества владение в городе недвижимыми имуществами, проект Положения не ограничивает его, однако же, только этими лицами, a присоединяет к ним еще таких жителей, которые, будучи представителями движимых капиталов, несут установленные повинности с производимых ими торгов и промыслов, ибо эти лица не могут не быть также заинтересованными как в городском благоустройстве, так и в употреблении денежных средств города. Но если сии лица заинтересованы в городских делах и привлекаются к участию в оных, то не менее того заинтересованы на том же самом основании и наниматели квартир, для которых одинаково важно поддержание и развитие городского благоустройства во всех отношениях, и которые в действительности несут, косвенным образом, все те повинности, какие существуют в данной местности в пользу городской кассы с местных жителей. Наниматели значительнейших квартир несут сих повинностей даже больше, чем владельцы недвижимых имуществ низшей ценности; например, наниматель квартиры в 500 р. уплатит повинностей в пользу города несравненно более, чем владелец дома в какой-либо отдаленной части города стоимостью не свыше 100 руб. В губернских же и уездных городах найдется много таких домовладельцев, имущества коих имеют ничтожную ценность и из коих некоторые по бедности освобождены совсем от налогов с собственности; между тем лица эти потому только, что они домовладельцы, вводятся в состав городского общества, a наниматели значительных квартир исключаются из него, несмотря на то, что между ними есть люди весьма состоятельные и даже капиталисты. Такое положение квартирантов едва ли было бы справедливо. С другой стороны, нельзя не обратить внимания на то, что лица, отличающиеся достатком, хотя бы они и не владели недвижимою собственностью, по своему развитию стоят гораздо выше недостаточных домовладельцев, составляющих, между тем, большинство в провинциальных городах. Таким образом, в сих городах влияние на общественно-хозяйственные дела города могло бы перейти к означенному недостаточному большинству в ущерб образованным классам городского населения, и вследствие сего вновь проектируемое городское управление могло бы, в известных случаях, получить то же одностороннее направление, какое имеет оно ныне при преобладающем влиянии мещанства. Вообще уездные и отчасти губернские города, не имея в составе своего населения достаточного сравнительно с общим его числом количества образованных людей домовладельческого разряда, особенно нуждаются в оживлении общественной их деятельности образованным элементом. Посему же развитость большинства наших городов должна служить главным и весьма сильным побуждением к привлечению в состав общества, в видах усиления интеллигенции оного, более значительных нанимателей квартир, которые при том представляют из себя элемент не менее консервативный, чем домовладельцы»[6].

Против мнения г. Семенова возражали некоторые губернаторы, всуе ссылаясь на то, будто оно несогласно с коренным законодательством Екатерины. Приводилось губернаторами еще следующее странное соображение, особенно не понятное в устах чиновников: «не говоря уже о чиновниках, для большинства коих чужды (siс) интересы городского управления, между нанимателями значительных квартир встречаются разного рода дилетанты (!) и игроки (!), интересы коих еще менее представляют оснований отождествлять с интересами города; что касается, капиталистов, если бы для них близки были интересы города, то они сделались бы (siс) домовладельцами»[7]. Согласно предложению А. Д. Шумахера, решено было предоставить самим городам ходатайствовать о предоставлении квартирантам избирательного права.

Вопрос об образовательном цензе еще раз был рассмотрен в. присутствии экспертов и свелся к вопросу о квартирном налоге. При решении его голоса экспертов разделились. Московский городской голова, князь Черкасский, и гласный петербургской общей думы, В. И. Лихачев, объяснили, что, по их мнению, установление квартирного налога представляется мерою необходимой и вполне справедливою в смысле экономическом, т.е. с точки зрения увеличения денежных средств городов; кроме того, эта мера была бы особенно важна в тех видах, чтобы привлечь к составу городского общества и к участию в общественных делах возможно большее количество образованных людей, недостаток в коих вредно влиял доселе на склад городского управления. Установление квартирного налога привлекло бы к общественному управлению мировых судей, адвокатов, докторов и т. п. лиц, и они принесли бы значительно больше пользы, чем торговцы и мелкие промышленники, допускаемые проектом к означенному участию. Уровень городского общественного устройства может быть поднят под тем и едва ли не единственным в малых городах условием, чтобы допущен был налог на квартиры, и обстоятельством сим, быть может, обусловливается весь успех применения нового Городового Положения[8].

Провинциальные городские головы (Милютин, Русанов и Шатунов), отвергали квартирный налог в виду технической трудности взимания его и ничтожности его размеров. Московский гласный Д. Д. Шумахер, признавая пользу квартирного налога, полагал предоставить на усмотрение городов введение его, с чем согласилось и большинство комиссии. Государственный Совет, с своей стороны, тоже согласился с этим мнением, добавив, чтобы министерство по установлении городами этого налога в виду его справедливости и для привлечения к участию возможно большего числа людей образованных и достаточных, внесло в законодательном порядке общий проект квартирного налога[9].

Ожиданиям этим не суждено было осуществиться. Государство само успело ввести квартирный налог, a городские Думы, благодаря преобладанию в них купеческого элемента (Городовое Положение 1892 г., как известно, в этом направлении пошло еще дальше), и не думали о расширении избирательного права в пользу образованных классов. В Москве такой проект был отвергнут в 1878 г.[10], и, благодаря Городовому Положению, создалось такое положение, что заслуженный профессор, видный ученый или медик должен был фиктивно выправить за два года приказчичье свидетельство или купить какую-нибудь развалину на окраине города, чтобы получить право участия в городских выборах.



[1] Общ. хоз. Москвы I, 61. 62.

[2] Материалы I, 47.

[3] Мат., I. 38.

[4] Там же, 204.

[5] Материалы, I, З6І.Проект, 7, I, 304.

[6] Материалы, II, 299— 300.

[7] Материалы, ІI, 322.

[8] Материалы, III, 295, 300.

[9] Материалы, III, 477.

[10] Общ. хоз. Москвы, I, I, 93, 56. Там же, 92.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100