www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Муниципальное право
Городское самоуправление (Городовое положение 1870 года) // Эпоха великих реформ. Г.А. Джаншиев. По изданию 1900 г. // Allpravo.Ru, 2004.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
V. Вопрос о председательстве в думе городского головы. – Соображения членов комиссии и Государственного Совета

Один из крупных недостатков Городового Положения 1870 г.— это столь вредное и с теоретической, и с практической точек зрения соединение в липе городского головы председательства в городской думе и в городской управе. История этого неудачного постановления, которому вовсе не причастно Министерство Внутренних Дел, такова. Еще местные комиссии указывали на неудобство соединения председательства в одном лице для двух собраний, из коих одно контролирует другое. Этого не было и в дореформенное время, так как общих дум нигде в действительности в провинции не существовало[1], Хотя такое соединение и существовало в Петербурге по Положению 1846 г., но отношения общей думы к распорядительной, в которой и сосредоточивалась в действительности та небольшая власть, которую оставляла администрация городскому обществу, были так ненормальны[2], что никому не могла придти в голову мысль о перенесении этой аномалии в преобразованные учреждения.

В первом же проекте, составленном А. Д. Шумахером при Валуеве, прямо устанавливалось избрание думою особого председателя (§ 12), и в подкрепление этого постановления приводились соображения, высказанные некоторыми местными комиссиями относительно необходимости, чтобы думы общая и распорядительная имели не одного, но особого в каждой из них председателя. «Действительно,— говорится в записке А. Д. Шумахера, — если дума общая должна быть учреждением, постановляющим определения и контролирующим, a дума распорядительная — учреждением исполнительным, то для того, чтобы оба эти учреждения вполне соответствовали своему назначению, необходимо в самой организации их устранить все то, что могло бы противоречить их назначению. Председательство городского головы в обоих учреждениях имеет то существенное неудобство, что это может стеснять свободу общей думы в поверке действий исполнительной власти общественного управления, которая преимущественно, a во многих местностях (где не будут учреждены распорядительные думы) исключительно будут находиться в руках городского головы; a с другой стороны, этот порядок может ставить самого городского голову в ложное положение в тех случаях, когда мнения обеих дум не будут между собою согласоваться, напр., когда распорядительная дума найдет приговор общей думы (при составлении коего председательствовал голова) несогласным с законами. Подобное сему неудобство имелось в виду и при издании Положения о земских учреждениях, ибо Положением этим определено, чтобы уездные и губернские управы имели особых от земских собраний председателей (ст. 43, 46, 53, 56). Поэтому с возложением на городского голову обязанностей по исполнительной части общественного управления, будет ли он исполнять эти обязанности, как председатель распорядительной думы или как отдельное должностное лицо, правильнее было бы установить, чтобы председательство в общей думе возложено было на особое лицо, избираемое самою думою из своей среды, a городской голова пользовался лишь правами ее члена»[3].

Эти соображения были так практичны и логичны, что с ними вполне согласилось и II отделение Е. И. В. канцелярии, a также составители второго проекта при Тимашеве. Впервые неудачная мысль о соединении обоих председательств была настойчиво высказана экспертами. Большинство из них (петербургский голова Погребов, московский — кн. Черкасский, a также харьковский, елецкий, вознесенский и петербургский гласный Лихачев) стояли за соединение в лице головы председательства в думе и управе и, между прочим, указывали на практику столичных Дум и неудобство иметь две (?) власти, на положение головы, как главного (?) распорядителя городского хозяйства, неизбежность столкновений (?) между председателями и пр. Кн. Черкасский еще указывал на удобство для правительства такого соединения в случаях столкновения интересов администрации с городскими[4].

Против соединения высказалось меньшинство и в том числе директор хозяйственного департамента А. Д. Шумахер и московский гласный Д. Д. Шумахер. А. Д. Шумахер, между прочим, говорил: «Хотя кн. Черкасский (в пользу соединения) приводил то, что голова, соединяя в своих руках председательство в городском собрании, легко мог бы провести в оном некоторые дела соответственно желаниям администрации, но это самое указание в то же время убеждает и в том, что голова в других делах, нисколько не интересующих администрацию, может влиять на собрание, на исход дела согласно собственным его желаниям и видам. Нельзя при этом упускать из виду, что каждому общественному деятелю, преданному своему делу и сколько-нибудь энергичному, присуще желание провести задуманное им дело и для достижения этой цели употребить свое влияние, где то окажется возможным. Поэтому всякий городской голова, даже самый благонамеренный, председательствуя в городском собрании, едва ли мог бы быть до такой степени беспристрастным руководителем прений, чтобы совершенно отрешиться от своих воззрений и отказаться от естественного желания провести их в собрании. Вообще едва ли соединимы в одном лице две роли — главного защитника рассматриваемого представления и беспристрастного руководителя прений при обсуждении этого представления»[5].

Министр внутренних дел Тимашев высказался также против соединения и, между прочим, сослался на Земское Положение 1864 г., введшее разделение должностей председателей земского собрания и земской управы[6]. Государственный Совет, однако, согласился с мнением большинства экспертов. Мотивы Государственного Совета приведены в официальном издании Городового Положения, выпущенном Хозяйственным Департаментом, a потому приводить их здесь не будем. Они повторяют те же соображения, которые были высказаны экспертами. А. А. Головачев в своем труде «Десять лет реформ» подробно разбирает эти мотивы. Доказав весьма убедительно всю несостоятельность этих мотивов, г. Головачев высказывает догадку, что основанием для создания господствующего положения городского головы, имеющего, кроме председательства в думе и управе, блюсти и за законностью их постановлений, было «опасение, что представители города вследствие увлечения могут вступить в оппозицию и выйти из пределов предоставленного им круга действий»[7], и желание иметь для подобных случаев прямое ответственное лицо. Догадка г. Головачева оказывается совершенно справедливою. Сличая выписки из журнала общего собрания Государственного Совета, приведенные в помянутом официальном издании под ст. 48 Городового Положения, в них находим пропуск как раз затрагивающий вопрос именно с этой точки зрения. Вот что говорится в этом пропущенном месте журнала, повторяющем доводы эксперта кн. Черкасского:

«Совмещение председателя думы и управы в одном лице представляется важным и для самого правительства, в интересах которого необходимо, чтобы во главе городского управления стояло лицо, значение коего давало бы ему способы вовремя сдержать увлечения и надлежащим образом направить общество; такое значение головы есть лучшее ручательство против незаконных постановлений как в думе, так и в управе. При разделении же властей, правительство поставило бы себя в необходимость иметь дело с двумя представителями городского общества, из которых один, сделавшись почти правительственным чиновником, не имел бы по известным вопросам надлежащего в глазах общества веса, тогда как другой, побуждаясь, напротив, желанием казаться вполне независимым от всякого влияния административной власти, мог бы нередко преследовать не вполне согласные с видами правительства цели» (Журн. общ. собр. Госуд. Совета 11-го мая 1870 г.)[8].

Полицейские опасения, коими внушено было соединение должностей председателя думы и управы, как показал многолетний опыт, не имели, никакой реальной почвы, a между тем практические неудобства этого постановления, открывшие широкий простор для произвольных действий и самодурства городских голов, одержимых крайним самомнением и относившихся враждебно к критике со стороны гласных действий их, как председателей управы, принесли не мало вреда правильному развитию городского хозяйства на началах самоуправления. При наших нравах, далеко не поощряющих стойкое отстаивание мнения и далеко не благоприятствующих борьбе с фактическими носителями власти на почве законности, заранее предсказанные А. Д. Шумахером и др. неудобства такого нежелательного совмещения, не только с избытком; оправдались, но были и превзойдены, напр., во время пресловутого «Алексеевского режима» в Москве.



[1] Материалы, I, 212.

[2] Распорядительная дума, будучи подчиненною общей, могла приостанавливать ее постановления и протестовать пред администрациею.

[3] Материалы, I, 222.

[4] Материалы, III, 252.

[5] Там же, III. 259.

[6] Там же, 458.

[7] Головачев — «Десять лет реформы», 243.

[8] Материалы, III, 501.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100