www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Конституционное (государственное) право
Конституционное право России: Советское конституционное право от 1918 года до Сталинской конституции // Allpravo.ru - 2003
<< Назад    Содержание    Вперед >>
1.1 Российское конституционное право до 1918 года

Императору Всероссийскому принадлежит Верховная Самодержавная Власть. Повиноваться власти Его не только за страх, но и за совесть Сам Бог повелевает. (ст.4 гл.1 акта ОСНОВНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ЗАКОНЫ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ. 23 апреля 1906г.)

Идея конституции в обществе созревает как идея ограничения государственной власти правом (в иных правовых системах — законом) в целях ее упорядочения, связанности с интересами как индивида, так и больших и малых социальных общностей, т.е. плюрализма власти. Суть конституционного механизма в том, чтобы поставить систему властных субъектов на службу личности, общественным потребностям, социальной безопасности. Собственно правовым средством достижения этой цели служит такая форма права, как закон. Именно через закон особой, самой высокой юридической силы общество добивается официального признания публичного договора (компромисса) о том, что самая сильная и влиятельная система социального регулирования — государственная власть — должна быть не хаотичной, а предсказуемой, не безграничной и произвольной, а упорядоченной. Границы и характер последней устанавливаются как законодательные нормы и принципы о том, что государственная власть: а) осуществляется только определенными, а не иными субъектами (граждане, обладающие избирательным правом; представительные и иные органы, название, структура и порядок образования которых описаны в Основном Законе); б) осуществляется только определенными, а не иными методами и средствами (демократизм, правовой характер власти; суверенитет народа; политический плюрализм и др.); в) распространяется только в пределах определенного территориального, воздушного и водного пространства (государственный суверенитет), внутри которого определяется территориальная и предметная юрисдикция субъектов власти (федерализм или унитаризм); г) не вправе вторгаться туда, где начинается рожденная и признанная обществом свобода индивида, выраженная в его правах и обязанностях. Права человека, провозглашаемые конституционным законом и являющиеся неотъемлемым элементом его содержания, очерчивают ту область социальных отношений, где заканчивается власть государства и начинается суверенитет личности, в пределы которого государственная власть вправе вмешиваться лишь по воле (просьбе) самого индивида.

Этим конституционным принципам был придан фундаментальный характер, значение источника права на длительную историческую перспективу. Упорядочивая отношения власти и придавая им стабильный характер, конституция давала возможность решать властные проблемы предсказуемым образом, правовыми методами, без насилия, хотя и с использованием законного принуждения, заставляла государство не только повернуться лицом к человеку, но и стать механизмом защиты личности от любого насилия.

Такой механизм одновременно предотвращает узурпацию, незаконный захват самой конституционной власти, обеспечивает ее преемственность. В целом же конституционная идея в обществе призвана «работать» на социальную стабильность и безопасность, обеспечивая одновременно единство и целостность системы права, направляя «эшелон власти» на правовые рельсы.

Какое же отношение к Конституции складывалось в России?

Конституционное правосудие в России возникло не на пустом месте. Первая волна конституционных идей и проектов возникла еще у декабристов и либеральных конституционалистов конца XIX – начала XX веков. Их можно считать политико-правовыми истоками, предысторией всей последующей конституционной юстиции.

В российской правовой мысли одним из первых наиболее отчетливо идеи верховенства Конституции обосновал М.М. Сперанский, мечтавший о «доброй монархической конституции». В записке об устройстве судебных и правительственных учреждений в России (1803г.) он различал законы (акты законодательной власти) и учреждения (акты исполнительной власти), а среди первых – «три рода законов»: 1) закон государственный (конституционный); 2) закон гражданский; 3) закон (уголовный). «Главные правила, — писал он, — относятся к закону государственному и им определяются». При этом учреждение, по мнению великого реформатора, должно «по необходимости быть сообразно государственному закону, а, следовательно, и способы, коими оно приводится в исполнение, должны быть на нем же основаны».

Идея обеспечения соответствия всех законов «коренным законам», имея в виду Конституцию, красной нитью проходит по тексту проекта М.М. Сперанского, на чем он неоднократно акцентирует внимание. «Во всяком благоустроенном государстве, — повторяет он, — должны быть начала законодательства положительные, постоянные, неподвижные, с коими бы все другие законы могли быть соображаемы. Сии положительные начала суть коренные государственные законы… Предмет и свойство государственных коренных законов есть определить образ, коим силы государственные сопрягаются и действуют в своем соединении».

В разных кругах Российского общества в конце 19 – начале 20 вв. разрабатываются проекты Конституции России. В частности, можно выделить "проект Русской Конституции" (Основной Государственный Устав Российской Империи), изданный в 1894 году в Лондоне Комитетом Фонда Вольной Русской Прессы; проект движения Освобождения, называемый «проект Геллерта (1904 г.)»[1] и др.

Не будем подробно останавливаться на всех этих проектах, тем более что один из них в конечном итоге, в силу разных причин, не был реализован. В то же время необходимо сказать как о том, что инициаторами такого рода разработок выступали российский самодержцы, так и о том, что отдельные идеи и некоторые части этих документов все же были реализованы. Дело в том, что в России время от времени принимались акты, которые в своей совокупности можно воспринимать как отдельные элементы предполагаемой в будущем неписаной конституции по английскому образцу.

В связи с ожидаемой конституционной реформой в России уже в 1905 году отдельные авторы обратились к американскому и европейскому опытам конституционализма. В сравнительно-правовых исследованиях прямо, а чаще всего косвенно, выводились определенные «рецепты», «модели», «комбинации» реконструирования государственного строя в стране.

Несмотря на то, что в Имперской России не было Конституции, как таковой, действовал целый комплекс актов, которые можно охарактеризовать как конституционные. И, если исходить из положения, что конституция – это такой акт государства, в котором закрепляются политический строй, система государственных органов, их компетенция и порядок комплектования, территориальное деление и организация отношений между центром и регионами, основы правового положения граждан, включая набор предоставляемых им прав и свобод, то в начале ХХ в. в Российской империи были приняты акты, которые без всяких натяжек можно назвать первой, однако, неписаной конституцией России. К их числу относятся[2]:

Высочайший манифест от 17 октября 1905 г. “Об усовершенствовании государственного порядка”. Разработанный С.Ю. Витте, он, во-первых, впервые провозглашал “незыблемые основы гражданской на началах действительной неприкосновенности личности. Свободы совести, слова, собраний и союзов”. Во-вторых, устанавливал правило, в соответствии с которым “никакой закон не мог воспринять силу без одобрения Государственной Думы и чтобы выборным от народа обеспечена была возможность действительного участия в надзоре за закономерностью действий поставленных от нас властей”. Тем самым царь ограничивал свою власть в пользу Государственной думы, которая наделялась законодательными функциями и превращалась в высший законодательный орган государства;

Указ от 11 декабря 1905 г. “Об изменении Положения о выборах в Государственную Думу”6), который, в отличие от Положения о выборах в Государственную думу 1905 г. 7), увеличил число курий с трех (землевладельческая, городская и крестьянская) до четырех (рабочая) и расширял число избирателей городской курии. В то же время выборы в Думу не были всеобщими, из числа избирателей исключались женщины, военнослужащие действительной службы, ряд национальных меньшинств и молодежь до 25 лет, а также кочевые народы (бродячие инородцы). Выборы были двухступенчатые, а для рабочих и крестьян трех- и четырехступенчатые. Всего по новой системе избиралось 524 депутата, от 53 губерний европейской части России – 488 депутатов и 36 – от национальных окраин в соответствии с местными условиями, традициями и т.д.;

Манифест “Об изменении учреждении Государственного совета и пересмотре учреждения Государственной думы, а также Указы от 20 февраля 1906 г. “О переустройстве учреждения Государственного совета” 8) и “Учреждение Государственной Думы”

В этих документах определялись порядок учреждения и выборов членов Государственного совета, а также внутренне устройство и компетенция Государственной думы. В результате был создан российский парламент, состоящий из двух равноправных палат: Государственной думы и Государственного совета, преобразованного из законосовещательного органа при царе в верхнюю законодательную палату с правом вето на решения нижней палаты – Государственной думы. Государственный совет состоял из 98 членов, из которых 50 членов избирались от губернских земств, по шесть- от православной церкви и от Академии наук и университетов, 12 – от биржевых комитетови комитетов торговли и мануфактур;

Указ “О временных правилах об обществах и союзах” от 4 марта 1906 г. Этот документ развивал идеи Манифеста 17 октября 1905 г. Он явился первым в истории Российской империи законодательным актом, допускавшим деятельность различных, в том числе и оппозиционных, политических образований.

В 1906 году в России принимаются Основные законы Российской империи, которые уже в научной среде воспринимались и воспринимаются если не как конституция, то, во всяком случае, актами, отличающимися по юридической силе от обыкновенных законов. По крайней мере, до революции 1917 г. Основные законы целым рядом известных государствоведов рассматривались в русской доктрине государственного права как конституция в целом либо в определенной части. Даже в 20-х годах В.Н.Дурденевский называл их «очень умеренной конституцией индивидуалистического типа, подражанием в тексте Пруссии и Японии и в принципах французской Хартии 1814г.». Хотя по этой проблеме еще в дореволюционной литературе была дискуссия, более полный обзор, которой дал тогда М.А.Рейснер.

Позднее, после февральской революции 1917 г., была создана Особая Комиссия по составлению проектов основных законов при Временном Правительстве. В целях работы комиссии значилась не только разработка Конституции, но и судебная защита будущей Конституции Российской республики. На первом заседании Комиссии 11 октября 1917 года в приблизительной программе вопросов, подлежащих разработке, под номером 16 значился «Порядок пересмотра конституции. Гарантии Конституции». На следующем заседании 14 октября 1917 г., вторая часть этого вопроса была уточнена и называлась «Судебная гарантия конституции».

Октябрьская революция 1917 г. не позволила реализоваться этим намерениям, и первая конституция России была принята уже при советской власти.

Попробуем выяснить значение первой российской Конституции в становлении отечественного конституционализма.



[1] Амирбеков С. К вопросу о конституционности строя России в начале XX в. // Право и Жизнь. –1999. - № 24.

[2] Амирбеков С. К вопросу о конституционности строя России в начале XX в. // Право и Жизнь. –1999. - № 24.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100