www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Конституционное (государственное) право
Ивановский В. Государственное право. Известия и ученые записки Казанского университета. По изданию №5 1895 года – №11 1896 года. // Allpravo.ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 17. Порядок престолонаследия по действующему русскому праву.

Определяя порядок престолонаследия, основные наши законы прежде всего указывают на то, что «Императорский Всероссийский престол есть наследственный в ныне благополучно царствующем Императорском Доме»[1]. Закон прибавляет при этом, что с Императорским Всероссийским престолом неразрывно соединены престолы Царства Польского Великого княжества Финляндского[2]. Это добавление имеет однако не столько современное, сколько историческое значение; разве только относительно Финляндии[3], пользующейся широкими правами автономии такое выражение имеет значение и в настоящее время. Выражение же «престол Царства Польского» представляется уже анахронизмом, так как и самого царства уже не существует; в настоящее время о нем столько же можно говорить, сколько и о царстве Казанском или Астраханском. В начале нынешнего столетия такое выражение еще имело смысл, но под влиянием бывших в Польше в 1831 и 1863 восстаний политическая самостоятельность этой области была уничтожена, а вместе с тем было положено основание к полному слиянию Царства Польского с Российской Империей не только в отношении политическом, но и административном. Правда, выражение «Царство Польское» и до настоящего время употребляется, как в законах, так и правительственных распоряжениях, но оно имеет значение лишь условное.

Определяя существенный характер престолонаследия, 5 ст. основных законов упоминает прежде всего о том, что право на занятие престола принадлежит членам Царствующего Дома, как мужского так и женского поколения, с тем однако, что мужскому полу отдается предпочтение. Таким образом, на основании нашего действующего законодательства, престол могут занимать и лица женского пола. Такой порядок преемства власти был выработан самою жизнью и только при императоре Павле формулирован в законодательстве. Наша история дает нам несколько примеров занятия престола лицом женского пола. В удельный период и в Московском государстве, при господстве частновладельческих воззрений на власть, во главе отдельных княжений стояли иногда и женщины, получавшие, на ряду с своими братьями, уделы от своих отцов; по летописным сказаниям известно, что такие уделы назначались и женам великих князей. Иван Калита разделил свой удел между наследниками, в числе которых были и женщины — его жена и дочери. По смерти Калиты в небольшой территории московского уезда возникло четыре отдельных княжения, при которых одно состояло под властью женщины[4]. Жена Дмитрия Ивановича, внука Калиты, также имела свой удел[5]. Императорский период также дает примеры занятия престола лицами женского пола; таковы Императрицы Екатерина I, Анна Иоанновна, Елизавета Петровна, Екатерина II. Однако примеры эти лишь с большой осторожностью могут быть принимаемы за историческое основание для ныне существующей системы престолонаследия, так как восшествие на престол каждой из поименованных императриц совершалось при исключительных условиях. Екатерина I была возведена на престол высшими государственными учреждениями в то время, когда по наследованию престол должен был перейти к Петру II; Анна Иоанновна была возведена на престол верховным тайным советом; Елизавета Петровна вступила на престол посредством coup d’Etat, свергнувши с престола Иоанна Антоновича; таким же путем заняла престол и Екатерина II, устранивши своего мужа Петра III. Таким образом, наша история не знает ни одного случая нормального и соответствующего правильному течению государственной жизни занятия престола лицом женского пола, Отсюда все же нельзя еще заключить, что переход престола в женскую линию представляется чем-либо несогласным с существом самодержавной власти и с характером условий государственной жизни. Уже самое то обстоятельство, что и исключительный способ занятия престола лицами женского пола не вызывал никакого народного неудовольствия, никаких смут и неурядиц, свидетельствует, что занятие престола лицами женского пола не противоречит народному миросозерцанию, лишь бы эти лица находились в близком родстве с мужскими представителями верховной власти в России.

Заметим здесь кстати, что в отношении права лиц женского пола на занятие престола существуют три системы: 1) система совершенного исключения женщин от престолонаследия, развившаяся прежде всего во Франции, откуда и название этой системы салической. В настоящее время она существует в Пруссии, Италии, Бельгии и в Скандинавских государствах. Относительно Пруссии впрочем не существует единогласия даже между немецкими учеными: многие из них допускают право лиц женского пола на занятие престола как субсидиарное, могущее осуществиться лишь за прекращением мужских представителей династий;[6] 2) система условного допущения к престолонаследию лиц женского пола, состоящая в том, что лица женского пола пользуются правом занятия престола за совершенным отсутствием лиц мужеского пола в мужских поколениях царствующей династии. Эта система принята в Австрии, Греции, Голландии, Баварии, Вюртемберге и других германских государствах и в России; 3) система когнатическая или английская, по которой мужеский пол предпочитается женскому только в одной и той же линии, но не в целом роде. Такая система престолонаследия практикуется в Испании, Португалии, Англии; по последней стране она получила и название свое.

Таким образом, по существующей в России системе престолонаследия, престол переходит по преимуществу в мужское поколение, по началу первородства; за пресечением же последнего мужского поколения он переходит в поколение женское по праву заступления. Отсюда видно, что наследует престол прежде всего старший сын царствующего императора, а затем и все его мужское поколение; по пресечении этого поколения престол переходит в род второго сына императора и в его мужское поколение; затем в род третьего сына и т. д. Когда пресечется последнее мужское поколение сыновей императора, престол переходит в женское поколение последнее царствовавшего с предпочтением и здесь мужского пола женскому. По пресечении этого рода наследство переходит в род старшего сына императора родоначальника, в женское поколение, в котором наследует ближайшая родственница последнее царствовавшего рода этого сына; по пресечении и этих родов наследство переходит в женское поколение прочих сыновей императора родоначальника; а потом в род старшей дочери императора-родоначальника, с предпочтением и здесь мужского пола женскому; затем, в том же порядке престол переходит в род второй дочери императора-родоначальника, третьей и т. д.[7].

Есть однако один случай, не предусмотренный нашими законами о престолонаследии и характеризующийся тем, что право на наследование престола в данный момент не может быть определено с точностью. Это бывает именно тогда, когда после смерти императора, не имевшего детей мужеского пола, супруга его останется беременною. Случай этот разрешается однако манифестом 22 августа 1826 года Императора Николая I. «Если бы, сказано в манифесте, по кончине Нашей и по кончине наследника в несовершеннолетии, не оставалось другого сына Нашего, а любезная супруга Наша Государыня Императрица Александра Феодоровна осталась бы в беременности, то до разрешения Ее Величества от бремени, любезный брат Наш Великий Князь Михаил Павлович да будет правителем государства,. После же разрешения, если Бог благословит Ее Величество сыном, то новорожденный вступает по законам в права наследного государя и до совершеннолетия его правителем государства остается любезный брат Наш, Великий Князь Михаил Павлович. Если же разрешение последует Великою княжною, то в права наследного государя вступает по законам любезный брат Наш В. К. Михаил Павлович»[8].



[1] Ст. 3 Осн. Зак.

[2] Ibid.. ст. 4.

[3] Более подробно о Финляндии будет сказано ниже.

[4] Сергеевич. Русские юридические древности. стр. 52, 55, 67.

[5] ibid. стр. 65.

[6] Такого мнения держатся: Рённе, Гельд, Мейер (Георг), Мирус, отчасти Шульце. См. L. Ronne. Das Staatrecht der Preussisehen Monarchie. 1-tr В,IV-te Aufl. S. S. 164 и 165. Некоторые, как Валькер, считают занятие престола лицами женского пола и с теоретической точки зрения не целесообразным. См. его Grundriss des allgemeinen Staatrechts. s. 56— 57.

[7] Основ. Зак. ст. 3—11.

[8] В. В. Сокольский, Краткий учебник русского госуд. права. 1890. стр. 119. Указанный случай предусмотрен и другими законодательствами. Ср. Schulze, Lehrbuch des Deutchen Statsrecht I, 245.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100