www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Тесты On-line
Юридические словари
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Конституционное (государственное) право
Ивановский В. Государственное право. Известия и ученые записки Казанского университета. По изданию №5 1895 года – №11 1896 года. // Allpravo.ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 30. Обязательная сила закона.

Обязательная сила закона[1] может быть рассматриваема: в отношении 1) времени применения закона; 2) пространстве его действия и 3) лиц, на которые он распространяется.

В отношении времени наше законодательство, на ряду со всеми другими законодательствами, признает принцип недопущения обратной силы закона. Ст. 60 основных законов говорит: «закон действует токмо на будущее время. Никакой закон не имеет обратного действия и сила оного не распространяется на деяния, совершившиеся прежде его обнародования». Закон допускает, однако, исключения из этого правила, состоящие во 1) в том, что подтверждение и разъяснение смысла прежнего закона не составляет нового закона и, следовательно, применение высказанного принципа здесь не приложимо; во 2) в самом законе может быть заявлено, что сила его распространяется и на время предшествовавшее его обнародованию.

Если можно признать целесообразность первого исключения, то второе несомненно ставит в большую опасность самый принцип или правило.

Обратное действие закона допускается нашим законодательством кроме того в том случае, если закон не нарушает при этом ничьих прав и вообще не влечет за собою для кого-либо вредных юридических последствий. Наиболее рельефно принцип неприменимости обратной силы закона проявляется в уголовном праве. Значение этого принципа выражается здесь в том, что новый закон не распространяется на те совершенные деяния, которые прежними законами не были предусмотрены; отсюда формула: «nullum crimen sine lege». Деяние по новому закону преступное, но совершенное до обнародования нового закона и не предусмотренное законом прежним, не должно быть наказуемо; то же надо сказать и относительно самой меры наказания, с тем однако различимы, что закон, установляющий более мягкие меры наказания, получает обратную силу, между тем как более строгий закон обратного действия не имеет; основание для этого последнего правила чисто морального свойства; со строго же юридической точки зрения оно не может быть оправдано, так как делает новый закон более выгодным для преступника, нежели для потерпевшего.

Относительно гражданского права принцип неприменения обратной силы закона выражается в том, что новый закон не нарушает и не уничтожает прав, приобретенных на основании прежних законов; однако при этом самые права должны быть частными, гражданскими, и не должны входить в сферу публичного права. Если закон отменяет, напр. какие либо сословные привилегии, то это не значит, что он имеет обратную силу, субъект верховной власти в праве изменять организацию и права сословий, как целых общественных союзов, подобно тому как он в праве производить те или другие изменения в государственном строе вообще.

Обязательная сила закона должна быть рассматриваема, далее, в отношении пространства, т.е. того территориального района, на который закон распространяется. По общему правилу, обязательная сила закона действует на пространстве всей государственной территории. Это правило представляет однако некоторые исключения, обусловливаемые отчасти международными отношениями, отчасти различными местными особенностями. Требования международного общения вызывают необходимость признания со стороны каждого государства силы законов прочих государств, в особенности силы законов гражданских; так, напр. иностранцы, достигшие совершеннолетия, установленного законами их отечества, признаются совершеннолетними и в чужом государстве; то же самое надо сказать относительно различного рода гражданских прав. С другой стороны, в известных случаях закон не применяется и в пределах того государства, в котором он издан; так, многие законы о повинностях не могут применяться к иностранцам. Принцип распространения обязательной силы закона на пространстве всей государственной территории ограничивается, затем, как сказано, различного рода местными особенностями. В России такое ограничение имеет огромное значение, что обусловливается обширной территорией и чрезмерным разнообразием местных условий жизни, иногда до того своеобразных и исключительных, что применение к ним общих законов делается невозможным. Отсюда необходимость особых местных законов. В ст. 48 осн. зак. сказано по этому поводу следующее: «законы в Империи действуют или единообразно в общей их силе, или с местными в некоторых их частях изменениями. Пространство сих изменений, места, где они допускаются и связь их с законами общими определяются в особенных законах, учреждениях и уставах». И действительно, мы видим, что многие местности управляются на основании особых законов; так, сюда относятся: Великое княжество Финляндское, Царство Польское, Сибирь, Кавказский край и другие. Между общими и местными законами не может быть никакой коллизии, так как последние отменяют силу первых в той местности, на которую они распространяются, и общие законы применяются в местностях, управляемых на основании особых законов, лишь в тех случаях, относительно которых в местных законах не содержится никаких указаний.

Наконец, обязательная сила закона должна быть рассмотрена в отношении лиц, подчиненных закону. В нашем Законодательстве содержится требование, чтобы закон, надлежащим образом обнародованный, соблюдался всеми и каждым. Это требование, признаваемое и другими законодательствами, допускает однако известные исключения: так, действию законов страны не подчиняются: государь, по правилу «princes legibus solutus est», государи иностранные, по принципу внеземельности, основанному на взаимном признании верховенства различными представителями верховной власти; само собою разумеется, свобода иностранных государей от подчиненности законам чужого государства, на территории которого они временно находятся, не может быть безусловной, так как представитель верховной власти ее может оставаться равнодушным к нарушениям законов, кто бы ни был виновником этих нарушений.

Неподчиненность иностранных государей законам чуждого им государства, в пределах которого они находятся, имеет главной целью лишь неприкосновенность личности монарха или вообще главы государства. Принцип экстерриториальности распространяется и на дипломатических агентов, их семьи и лиц, входящих в состав посольств; самые жилища их считаются неприкосновенными.

Общеобязательная сила законов относительно лиц ограничивается также существованием привилегий, т.е. частных законов, определяющих исключительные права частных лиц или обществ. «Привилегии, говорит ст. 71 основ. законов, дарованные Верховною Самодержавною Властью частным лицам или обществам, изъемлют их от действия общих законов по тем предметам, на которые в тех привилегиях содержатся точные постановления». Затем, общие законы не распространяются или не вполне распространяются на некоторые разряды лиц: таковы инородцы, лица военного и духовного звания; сила общих законов ограничивается также обычаями; так, обычное право действует, в пределах указанных законом, в судах инородческих, крестьянских волостных судах, в коммерческих судах и других.



[1] Вопрос об обязательной силе закона весьма обстоятельно разработан А. Градовским: Начала русского государственного права. I. 1892. 97—137. См. его статью в Ж. гр. и уг. права 1873. июль.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100