www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Конституционное (государственное) право
Ивановский В. Государственное право. Известия и ученые записки Казанского университета. По изданию №5 1895 года – №11 1896 года. // Allpravo.ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 50. Современная организация сената.

Общее значение сената и по действующему законодательству осталось на прежних основаниях. Сенат и в настоящее время является высшим учреждением по делам суда и управление. Нельзя однако сказать, чтобы все вообще судебные и административные учреждения в империи были подчинены сенату; ст. I учр. правит. сената (изд. 1892 г.) говорит, что сенат является верховным местом, «которому в гражданском порядке суда, управление и исполнение подчинены все вообще места и установление в империи»; следовательно, сюда не принадлежат все установление духовного и военного ведомства; кроме того сенату не подчинены органы верховного управление — государственный совет, комитет министров и совет министров, а также министерство императорского двора, административные учреждение по ведомству императрицы Марии, канцелярия по принятию прошений подаваемых на Высочайшее имя. Таким образом государственное положение и значение современного сената далеко уступает сенату времени Петра Великого, когда в государстве не было ни одного установления, не подчиненного сенату. Но в то время сенат был как органом верховного, так и подчиненного управление, в настоящее же время органы верховного управление отделились от сената с самостоятельной ролью; сенат же остался в роли исключительно органа управление подчиненного, не могущего, следовательно, простирать свою власть на те дела и вопросы, которые подлежат решению самого представителя верховной власти.

Современная организация сената заключается в следующем. Сенат делится на департаменты и общие собрание; департаментов восемь: первый; второй, третий, четвертый, пятый, герольдии и два кассационных. До 1888 года существовало девять департаментов но в этом году третий департамент, ввиду преобразования судебной части в прибалтийских губерниях, был упразднен, а часть оставшихся предметов его ведомства была передана в департаменты четвертый и межевой[1]. Число общих собраний осталось прежнее, но значение и характер их совершенно изменились. До судебной реформы общими собраниями были: первое, состоявшее из петербургских департаментов; второе — из московских; третье — из варшавских; в настоящее время первое общее собрание составляется из департаментов первого, второго и герольдии; второе — из департаментов судебных и третье — это «общее собрание кассационных департаментов», носящее именно это название[2]. Кроме того, в определенных законом случаях составляется общее собрание первого и кассационных департаментов, от которого различается соединенное присутствие первого и кассационных департаментов; могут составляться также и отдельно соединенные присутствия первого департамента с гражданским или с уголовным кассационными. Помимо того, в состав сената входят: особое присутствие и высшее дисциплинарное присутствие. Установлениями второстепенного значение являются: канцелярия сената, хозяйственный комитет, смотрительская часть сенатского здания, сенатская типография и сенатский архив[3].

В состав департаментов сената входят: 1) сенаторы, определяемые по непосредственному избранию Государя из лиц первых трех классов как гражданского, так и военного ведомства; 2) сенаторы кассационных департаментов определяются из лиц, состоявших не менее трех лет в должностях обер-прокурора, товарища обер-прокурора или же председателя, члена или прокурора судебной палаты;[4] министры или заменяющие их товарищи и 3) главные начальники губерний во время своего пребывание в Петербурге; последние две категории лиц присутствуют в сенате по самому их званию[5]. Председательствование в сенате de jure принадлежит самому Государю: «единое лицо Императорского Величества, говорится в 4 ст. учрежд. прав. сен., председательствует в сенате». Статья эта в настоящее время является анахронизмом. Еще в отношении Петровского сената она имела значение, когда сенат был цельным учреждением и единственным органом верховного управление; но в настоящее время отношение между государственными установлениями изменились. Конечно, Император, по своему усмотрению, может председательствовать в любом учреждении; но определение в законе, что один только Государь председательствует в сенате, не может соответствовать действительности; во 1) сенат не является цельным учреждением, но действует в лице отдельных департаментов, общих собраний и различных соединенных присутствий; во 2) сенат — орган подчиненного управление и председательствование в нем Императора превратило бы его в орган верховного управление; 3) как в департаментах сената, так и в общих собраниях назначаются особые первоприсутствующие[6]. К составу департаментов принадлежат также обер-прокуроры в видах наблюдение за порядком делопроизводства и правильностью решений; те же обязанности по общим собраниям возлагаются на генерал-прокурора, т.е. министра юстиции[7]. Очевидно, постановление это не может иметь того значение, какое оно имело в старом законодательстве, когда не существовало еще министерств; в настоящее время за министром юстиции, как генерал-прокурором, остаются некоторые формальные права, тем более, что по прямому указанию закона сенату подчинены все места и установление, а следовательно и министерство юстиции; впрочем, по этому вопросу наше законодательство не чуждо противоречий. Все предметы, подлежащие ведомству сената, могут быть классифицированы по двум группам: 1) дела административные и 2) дела судебные; та и другая категория допускает, конечно, более детальную классификацию.

Первый департамент ведает дела по преимуществу административные. В частности, в сферу его компетенции входит[8]: 1) обнародование законов; 2) их толкование по предметам, относящимся к ведомству этого департамента; 3) издание распоряжений; 4) управление подчиненными установлениями; 5) административная юстиция; 6) дела по охранению и удостоверению прав и преимуществ разных состояний и 7) все вообще дела управление, превышающие степень власти министров и главноуправляющих, поскольку они могут быть решены на основании существующих законов и поскольку не относятся к ведомству других департаментов.

Каждый новый закон для его обнародования[9] препровождается на имя сената при указе Императора; сенат, с своей стороны, указом же сообщает министрам о приведении нового закона в исполнение. На сенат возложена, обязанность печатание новых законов и рассылка их во все установление; он же является и хранителем законов; на этом основании все законы, в какой бы форме они ни издавались, должны быть вносимы в сенат: исключение отсюда представляют особенные постановление, издаваемые по разным отдельным частям управления; таковы постановление по ведомствам — военному, морскому, финансовому, внутренних дел и другим[10].

Распорядительная власть 1-го департамента заключается в том, что он, при обнародовании законов, имеет право указывать порядок обнародование на месте и разрешать встречающиеся при этом затруднение или недоразумения, а также и вообще разъяснять смысл действующих узаконений и разрешать сомнение, возникающие при применении законов; однако толкование смысла законов не составляет специальной функции первого департамента; это право принадлежит и другим департаментам применительно к характеру ведаемых ими предметов. Распорядительная власть первого департамента может простираться затем, на все вообще предметы, подлежащие его ведению. Если уже министрам принадлежит право издавать распоряжения, то тем более это право должно принадлежать сенату.

Дела по управлению подчиненными установлениями заключаются: 1) в общем надзоре за действиями разных мест управления и в происходящих отсюда мерах «взыскание, понуждение и поощрения»; 2) в разрешении споров и пререканий о власти, возникающих между этими установлениями.

Право надзора осуществляется первым департаментом 1) по отношению к министрам и главноуправляющим; во 1) по отношению к местным установлением. В отношении министров первому департаменту принадлежит право рассмотрения подаваемых на них жалоб, поскольку последние имеют в виду отмену неправильных распоряжений министров; ввиду однако того, что отмена распоряжений неразрывно связана иногда с разъяснением смысла узаконений, следует признать, что и жалобы на министров могут быть подаваемы не исключительно в первый департамент, но и в другие, смотря по характеру министерских распоряжений.

По отношению к местным установлением право надзора первого департамента выражается в рассмотрении жалоб на губернские учреждение, в наложении на них административным порядком взысканий и в предании суду некоторых лиц административного ведомства, куда относятся лица занимающие должности по определению Высочайшею властью, не выше четвертого класса, а также губернские и уездные предводители дворянства[11]. В первый же департамент сената подаются жалобы органами общественного управления на постановление губернских по городским и по земским делам присутствий.

Что касается разрешение пререканий о власти, то первому департаменту принадлежит право разрешать такого рода пререкание, возникающие между административный установлениями.

По охранению и удостоверению прав и преимуществ разных состояний первому департаменту принадлежит рассмотрение дел о доказательстве прав состояния, о переходе из одного состояния в другое и некоторых других[12].

Последнюю группу дел, подлежащих ведению первого департамента, составляют вопросы административной юстиции. Предметом административной юстиции являются дела, возникающие из нарушенного или спорного права, поскольку они не подлежат рассмотрению общих судебных мест; сюда относятся: 1) жалобы частных лиц на действия чиновников или государственных установлений по поводу нарушения ими прав и интересов частных лиц, 2) жалобы должностных лиц и установлений по поводу нарушения частными лицами правил казенного управления и 3) разрешение пререканий между высшими государственными установлениями по поводу казенных интересов[13].

Второй департамент сената, учрежденный вместо упраздненного в государственном совете главного комитета об устройстве сельского состояние, ведает дела, которые были предоставлены комитету, т.е. дела по устройству и управлению всего крестьянского сословия. Таким образом, бывший второй департамент, ведавший наравне с третьим и четвертым судебные гражданские дела, получил совершенно особое специальное назначение. В частности ведомству этого департамента подлежат представления органов администрации по делам крестьянского управления, жалобы в высшей инстанции на постановление этих органов касательно поземельного и хозяйственного устройства крестьян, а также по делам, касающимся прав крестьян: личных, по состоянию, по общественному и волостному их устройству и проч.

Департаменты третий и четвертый являются судебными гражданскими для местностей, на которые не распространена реформа 1864 года[14]. Пятый ведает дела уголовные; кроме того все они ведают дела судебного управление, а равно толкование законов, касающихся судопроизводства по предметам ведомства этих департаментов. Дела судебного характера поступают в эти департаменты по апелляции, по отзывам подсудимых, по протестам прокуроров и по несоглашениям губернаторов с решениями соединенных палат уголовного и гражданского суда. Кроме того, пятый департамент является судом первой инстанции по отношению к должностным лицам, подлежащим (по ст. 619 закон. о судопроиз. угол. изд. 76 г.) непосредственному суду сената[15]. Некоторые судебные дела, рассматриваемые судебными местами в местностях, в которых судебная реформа введена в полном объеме, поступают также в четвертый и пятый департаменты; таковы дела по жалобам на неправильное толкование окружными судами указов этих департаментов сената, а также на решения этих судов, постановленные ими по прежним законам, в качестве судов второй инстанции. Ведомству этих департаментов подлежат также некоторые дела, не имеющие судебного характера, таковы; 1) дела о продаже и залоге имущества лиц, состоящих под опекой, а равно об отдаче в аренду недвижимых имений таковых лиц; 2) дела об округлении заповедных имений; 3) о залоге имений, находящихся в пожизненном владении; 4) об освидетельствовании умственных способностей и некоторые другие[16]. Таким образом, и по введении судебной реформы в полном объеме во всех местностях империи, остается еще довольно значительная, категория дел, подлежащих ведомству третьего, четвертого и пятого департаментов.

К ведомству департамента герольдии принадлежат: 1) дела о дворянстве и родословных книгах; 2) о перемене фамилий; 3) сочинение гербов; 4) дела о производстве в гражданские чины; 5) издание адрес-календаря и некоторые другие[17].

Наконец, кассационные департаменты, уголовный и гражданский, образованы в составе сената для заведывание судебной частью в качестве верховного кассационного суда для местностей, в которых введены уставы 1864 года[18]. Из этого общего правила имеется одно исключение, состоящее в том, что пререкания о подсудности между прежними и новыми судами рассматриваются в соединенном присутствии кассационных департаментов и первого. Дела, подведомственные кассационным департаментам, могут быть разделены на три категории: 1) рассмотрение кассационных жалоб и протестов, 2) дела судебные, рассматриваемые департаментами в качестве судов первой инстанции и 3) дела по надзору за судебными установлениями. К ведомству гражданского кассационного департамента относятся просьбы об отмене решений, разделяющиеся, в свою очередь, на три категории: 1) просьбы о кассации решений, 2) о пересмотре решений и 3) просьбы не участвовавших в деле лиц[19], В уголовный кассационный департамент поступают жалобы и протесты на окончательные приговоры окружных судов и судебных палат, а также представление и просьбы о возобновлении уголовных дел[20].

В качестве суда первой инстанции, кассационный уголовный департамент рассматривает дела о преступлениях по должности чиновников, стоящих выше V класса[21]. В кассационные департаменты сената подаются также и апелляционные отзывы и протесты на приговоры судебных палат, постановленные без участия присяжных заседателей; таковы дела по нарушением постановлений о печати (Уст. гр. суд. ст. 121317).

Кассационным департаментам сената принадлежит надзор за судебными установлениями и должностными лицами судебного ведомства, исключая чинов прокурорского надзора, подлежащих контролю министра юстиции[22]. Наконец, кассационным департаментам принадлежит право разъяснения точного смысла законов; все решение, касающиеся этого предмета, публикуются во всеобщее сведение для руководства к единообразному истолкованию и применению законов[23]. В виду того, что каждый департамент сената имеет право разъяснять точный смысл закона, надо признать, что и кассационные департаменты не идут в этом отношении далее круга, очерчивающего предметы их компетенции.

К предметам ведомства 1-го и 2-го общих собраний принадлежат: 1) дела, вносимые на рассмотрение общих собраний по высочайшим повелениям, вследствие всеподданнейших жалоб на постановление департаментов, составляющих каждое из общих собраний; 2) дела, переносимые из этих департаментов за разногласием; 3) дела, требующие постановление нового закона, пояснения, дополнения или отмены закона существующего. Исключение составляют законодательные вопросы по предметам генерального межевание; третий департамент входит с такого рода представлениями к министру юстиции для поднесения их на Высочайшее утверждение[24], помимо общего собрание. Постановление это страдает однако некоторый неясностью: поскольку дело касается введение нового закона, или изменение и отмены прежнего, установленный порядок согласуется с общим духом законодательства; но толкование закона, его пояснение — это дело сената, и в отношении генерального межевания такие дела должны бы решаться или в третьем департаменте[25] или во втором общем собрании. Нельзя также не указать противоречия в законе относительно вообще определение компетенции общих собраний и компетенции департаментов; пояснение и подтверждение законов относится к ведомству департаментов[26], но оно уже отнесено законом и к ведомству общих собраний. По-видимому, департаментам должно принадлежать право окончательного разъяснение смысла законов; по крайней мере относительно кассационных департаментов закон не оставляет в этом отношении никаких сомнений. Ввиду далее того, что сенат есть установление подчиненного управление, функционирующее в пределах закона, нет, по-видимому, надобности вносить на рассмотрение общих собраний сената вопросов законодательных, т.е. касающихся введение новых законов, изменение, дополнение или отмены законов существующих; для обсуждение таких вопросов есть органы верховного управление и главным образом конечно государственный совет. Если же сенату принадлежит и должна принадлежать инициатива законов, то в этом отношении достаточно участия департаментов, так как составление законодательных проектов не дело сената; департаменты, встретившись с вопросом, требующим законодательного решение, могли бы ограничиваться лишь возбуждением дела и вносить его установленным порядком в соответствующие учреждения для составление проекта закона; если законодательные дела по вопросам генерального межевание вносятся прямо, помимо общего собрание, к министру юстиции для представление их установленным порядком на высочайшее усмотрение, то законодательные вопросы по разного рода другим предметам могли бы идти непосредственно в соответствующие министерства для составления проектов и направление в законодательном порядке.

В общем собрании кассационных департаментов рассматриваются: 1) апелляционные отзывы и протесты на приговоры уголовного кассационного департамента сената по делам о преступлениях по должности[27]; 2) кассационные жалобы и протесты на приговоры особого присутствия правительствующего сената по делам о государственных преступлениях, поскольку в этих приговорах обнаруживается несогласное с законом определение преступление и рода наказание[28] 3) Пререкание о подсудности между судами гражданского и военного или духовного ведомств[29].

Кроме общего собрание кассационных департаментов составляются в определенных случаях соединенные присутствия 1-го и кассационных департаментов; так, в них рассматриваются: дела по надзору за судебными установлениями, просьбы о разрешении отыскивать убытки, понесенные вследствие неправильных или пристрастных действий председателей, членов и прокуроров высших судебных установлений[30]; дела по пререканием между судебными палатами, а также между судебными палатами и губернскими присутствиями[31]; рассмотрение представлений' о перенесении дел из старых судебных установлений в судебные установления нового устройства и разрешение пререканий между старыми я новыми (по уст. 1864 и прод) судами; вопросы о перенесении дел из одного судебного округа в другой в видах ограждение беспристрастия судебного приговора или обеспечение общественного порядка и спокойствия, а также и по другим причинам, заключающимся в удобствах судопроизводства[32]; вопросы о предании суду за преступление по должности лиц судебного ведомства, как-то: обер-секретарей и их помощников, мировых и городских судей, председателей, товарищей их и членов окружных судов, председателей и членов судебных палат, а также прокуроров, обер-прокуроров и товарищей их[33]. В общем собрании 1-го и кассационных департаментов разрешаются пререкания о подсудности между судебными и административными властями, апелляционные жалобы на решение соединенного присутствия гражданского кассационного и 1-го департаментов по поводу вознаграждение за вред и убытки, причиненные должностными лицами выше V класса; а также представление министра юстиции по вопросам, возбуждающим на практике сомнение или вызывающим неодинаковые решение разных судебных мест (Учр. суд. уст. ст. 117). В соединенном присутствии департаментов 1-го и кассационного уголовного разрешаются представление о пререканиях между административными начальствами и прокурорами по вопросу о предании суду лиц, обвиняемых в преступлении по должности[34]; в этом же присутствии производится пересмотр уголовных судебных решений губернских присутствий, в видах установление правильного и единообразного применения закона и восстановление нарушенного порядка; пересмотр в тех же видах гражданских судебных решений губернских присутствий производится в соединенном присутствии 1-го департамента и кассационного гражданского[35]; в том же присутствии рассматриваются иски о вознаграждении за вред и убытки, причиненные нерадением, неосмотрительностью или медленностью лиц, занимающих должности выше V класса[36]. Для разрешения подведомственных сенату дисциплинарных дел о должностных лицах судебного ведомства, в 1885 году было учреждено в составе сената «высшее дисциплинарное присутствие», состоящее из первоприсутствующих кассационных департаментов, всех сенаторов «соединенного присутствия первого и кассационных департаментов» и четырех сенаторов кассационных департаментов по назначению Государя. Председательствование в дисциплинарном присутствии возлагается на одного из первоприсутствующих по усмотрению Государя (Учр. суд. уст. 1194.)

По особым высочайшим повелением может быть образовано в составе сената «особое присутствие правительствующего сената» для рассмотрение дел о государственных преступлениях, влекущих за собой лишение или ограничение прав состояние и не заключающихся в общих заговорах против Верховной власти или против установленного образа правление или порядка престолонаследия[37]. В состав особого присутствия входят: по высочайшему назначению: первоприсутствующий, пять сенаторов и сословные представители: один из губернских предводителей дворянства, один из уездных предводителей, один из городских голов губернских городов Европейской Россия и один из волостных старшин С.-Петербургской губернии[38].

Кроме департаментов, общих собраний и разнообразных присутствий, в составе сената имеются еще особые учреждения, на которые возложены специальные задачи; таковы: хозяйственный комитет, заведующий всей финансовой и хозяйственной частью сената, а также приемом, хранением и распределением всех сумм, поступающих в сенат[39]; сенатский архив, ведающий хранение оконченных дел[40]: смотрительская часть сенатского здания, имеющая своей задачей наблюдать за исправным состоянием сенатских зданий[41] и сенатская типография для печатание всех-узаконений, издаваемых от сената — сенатских ведомостей, объявлений и проч.[42]

Порядок деятельности сената различается смотря по тому, идет ли речь о департаментах и других учреждениях сената, действующих на основании «учреждения» сената или же на основании судебных уставов. Таким образом, для кассационных департаментов определен особый порядок деятельности.

Все дела поступают в сенат или чрез министра юстиции, или непосредственно чрез канцелярию сената; первому пути следуют дела наибольшей важности, напр. Высочайшие повеления, утвержденные представителем верховной власти мнение государственного совета, положения комитета министров и др.[43] Раз дело принято в сенат для постановления по нему решения, то оно должно быть предварительно подготовлено к слушанию в присутствии департаментов или других учреждений сената; такое подготовление производится в канцелярии, по порядку вступление дел, за исключением тех, которые должны быть рассмотрены вне очереди; самое подготовление заключается в собирании справок и в составлении записки по делу, долженствующей заключать в себе в кратких, но ясных словах все существенное, относящееся к данному делу[44].

По изготовлении дела к докладу, производится самый доклад в присутствии сената, т.е. одного из входящих в состав сената учреждений. Для законности заседаний требуется наличность по крайней мере трех сенаторов[45]. Министры и их товарищи присутствуют в сенате по делам, касающимся их ведомств; то же надо сказать относительно главных начальников губерний; но если присутствование в сенате главных начальников губерний имеет более или менее случайный характер и вовсе не обусловливает собою того или иного способа решения дел, то присутствование министров имеет, напротив, большое значение, и некоторые дела рассматриваются не иначе, как при участии министров[46]. Наблюдение за порядком доклада дел и их обсуждение возлагается на первоприсутствующего, который, однако, пользуется голосом равным с прочими сенаторами[47]; таким же правом голоса пользуются и министры во делам их ведомств. Дела решаются в департаментах или единогласно, или большинством двух третей голосов или, наконец, простым большинством голосов. В общих собраниях дела решаются или большинством двух третей голосов[48], или простым большинством. Если сенаторы и министры по делам их ведомств пользуются одинаковым правом голоса, имеют, следовательно, одинаковое влияние на решение дел, то влияние и роль в заседании представителей прокурорского надзора оказываются, по точному смыслу нашего законодательства, гораздо более значительными. Не говоря уже о том, что обер-прокурорам в отношении решений департаментов и министру юстиции — в отношении решений общих собраний принадлежит право давать согласительные предложения в тех случаях, когда при голосовании не получается узаконенного числа голосов и при недостижении цели переносить дело из департаментов в общие собрание, а из общего собрания на Высочайшее усмотрение[49], лицам прокурорского надзора принадлежит еще и право протеста по отношению к постановлениям департаментов и общих собраний, хотя бы эти постановления и имели за себя — в соответствующих случаях — единогласное решение или большинство двух третей голосов[50]. При несогласии обер-прокуроров с постановлениями департаментов, дело переносится в соответствующее общее собрание, а при несогласии министра юстиции с резолюцией общего собрание — на Высочайшее усмотрение чрез государственный совет. Право протеста против резолюций департаментов принадлежит также и товарищу министра юстиции и такой протест влечет за собою перенос дела в общее собрание, хотя бы с таким мнением товарища министра был не согласен и сам министр юстиции[51]. Протесту, а вместе с тем и просмотру представителей прокурорского надзора не подлежат только определение первого департамента по делам о преступлениях по должности, о вознаграждении за вред и убытки, о предании за преступление должности суду, о прекращении следствий по государственным преступлениям и дела о противозаконных сообществах[52], а также определение по делам, решенным вторым общим собранием; исключение из этой последней категории дел представляют постановление о необходимости издание нового закона, пояснении, дополнении или отмене существующего[53]. Исполнение решений сената также не обходится без участия лиц прокурорского надзора; каждое определение сената, за исключением тех, которые по закону не идут на просмотр обер-прокуроров и министра юстиции, прежде поступление к исполнению, возвращается по общему собранию к министру юстиции, а по департаментам к обер-прокурорам, которые делают на них надпись «исполнить»[54]. Затем следует уже самое исполнение в виде указов и ведений, или в виде всеподданнейших докладов и рапортов, или, наконец, в виде сообщение, куда следует, копии с определений и указов[55]. Если указ по своему значению должен быть разослан для повсеместного исполнение, то печатный экземпляр его представляется для одобрения министру юстиции[56], чрез министра же юстиции поступают в указанных законом случаях постановление сената на Высочайшее усмотрение. Отсюда мы видим, что производство дел в сенате от начала до конца подлежит постоянному надзору обер-прокуроров и министра юстиции.

Порядок деятельности в кассационных департаментах основан на началах, выработанных судебными уставами 1864 года. Делопроизводство сосредоточивается здесь не в канцелярии, но в самом присутствии департаментов или их отделений. Все поступающие дела идут в главное сенатское дежурство; бумаги, подаваемые лично, принимаются или первоприсутствующими департаментов, или сенаторами, по очереди. В кассационном департаменте образуются: 1) присутствие департамента и 2) присутствие отделений; в состав первого входят не менее семи сенаторов, считая в том числе и первоприсутствующего; в состав присутствия отделений не менее трех сенаторов[57]. Присутствием департамента рассматриваются дела, по которым оказывается необходимость в разъяснении точного смысла законов, все прочие дела разрешаются присутствиями отделений департамента[58].

Заседания кассационных департаментов, согласно с общими началами судопроизводства, разделяются на три категории: 1) распорядительные, ведающие различные вопросы судебного управления, а также и те, которые неодинаково разрешаются судебными местами или возбуждают на практике сомнения[59]; 2) судебные заседание для решение судебных гражданских или уголовных дел и 3) заседание общего собрание кассационных департаментов. Распорядительные заседание и заседание общих собраний происходят при закрытых дверях[60]; напротив, судебные заседание департаментов публичны. Доклад дела производится одним из сенаторов; обер-прокурор дает свое заключение, по выслушании которого сенат постановляет определение[61]; участвующие в деле лица могут давать объяснение в видах защиты своих интересов. Решение провозглашается первоприсутствующим публично. Вообще порядок судопроизводства в судебных заседаниях кассационных департаментов имеет в своем основании общие начала, выработанные уставами 20 ноября 1864 года. Все решение и определение кассационных департаментов, которыми разъясняется точный смысл законов, публикуются во всеобщее сведение для руководства к единообразному истолкованию и применению их. Так гласят ст. 933 уст. угол, судопр. и ст. 815 уст. гражд. суд. возбуждающие до сих пор в практике недоразумение о том, являются ли такие решение обязательными для всех судов. Есть весьма серьезные соображения, по которым общая обязательность таких постановлений кассационных департаментов должна быть отвергнута. Во 1) аутентическое толкование законов принадлежит у нас государственному совету, как учреждению, участвующему в законодательной деятельности Императора; во 2) выражение закона «для руководства к единообразному истолкованию» указывает на необязательность таких постановлений для всех судов; здесь каждое слово имеет свой определенный смысл; сказано: для руководства, следовательно, не для точного исполнения; к единообразному истолкованию, следовательно, не к одинаковому; наконец постановление эти публикуются прежде всего ради единообразного истолкования закона; т.е. судебным местам предоставляется право толкования закона, не смотря на состоявшиеся по этому поводу определения кассационных департаментов, только что при таком толковании эти определения могут служить руководством; если бы определение кассационных департаментов были для всех судов обязательны, то очевидно выражение к единообразному истолкованию было бы вовсе излишне; достаточно было бы выражение к единообразному применению: выражение единообразный, как сказано, следовало бы в таком случае заменить словом одинаковый. Но если обратить внимание на то, что функция толкование законов предоставлена и всем другим департаментам сената, как высшего административного учреждение, и что сенатские постановления в этом случае обязательны для подчиненных учреждений, то и сила всех вышеприведенных соображений несколько ослабляется и самый вопрос остается не вполне ясным.

При кассационных департаментах, как и при других департаментах сената, состоят обер-прокуроры и их товарищи. Для исполнение прокурорских обязанностей при общем собрании кассационных департаментов, а также при соединенном присутствии кассационных и первого департаментов и при высшем дисциплинарном присутствии состоят особые обер-прокуроры[62]. Обязанности прокуратуры состоят здесь в даче заключений по судебным делам, следовательно, значительно отличаются от обязанностей тех же лиц по другим департаментам сената.

Чтобы вполне определить значение сената в составе русских государственных установлений, необходимо выяснить степень и пределы его власти, а также характер его отношений к другим установлением. «Власть правительствующего сената, говорит ст. 197 учрежд. прав. сен., ограничивается единою властью Императорского Величества; иной же высшей власти он над собою не имеет». Такое постановление содержалось еще и в Петровском законодательстве. В настоящее время оно имеет условный характер. Сенат не представляет из себя одного цельного учреждения, а состоит из многих самостоятельных учреждений, часто не имеющих между собою никакой связи, но действующих тем не менее от имени целого. Если по ст. 210 каждый департамент, в частности, имеет ту же власть, какая присвоена сенату вообще, то в действительности это не вполне так; общие собрание сената по степени их власти стоят все же выше департаментов; на постановление департаментов, за исключением кассационных, допускаются .жалобы[63]; на решение общих собраний жалоб не допускается[64]; жалобы на департаменты рассматриваются по Высочайшему повелению в общих собраниях; общие собрания в некоторых случаях являются в отношении департаментов апелляционными инстанциями; так, общее собрание кассационных департаментов рассматривает апелляционные отзывы и протесты на приговоры уголовного кассационного департамента по делам о преступлениях по должности[65]. Какова бы ни была власть отдельных учреждений, составляющих собою сенат, все они постановляют свои решение не иначе, как на основании законов, «не переменяя в них, как сказано в ст. 200 учр. сен., без доклада Императорскому Величеству, ни единой буквы»; поэтому сенат вовсе не приступает к решению таких дел, на которые не окажется точного закона; в этих случаях он делает представление об издании или дополнении закона в соответствующие учреждения[66]; таким образом, сенат есть учреждение подчиненного управление, поэтому важно выяснить его отношение к министерствам и в особенности к министру юстиции.

Сенат, по точному указанию нашего законодательства, признается средоточием всех тех дел, решение которых не требует нового закона. Поэтому все дела, превышающие степень власти министров и не требующие нового закона разрешаются сенатом. В частности решению сената подлежат те вопросы, которые в том или другом отношении касаются нескольких министерств или вызывают сомнение, или когда самые законы оказываются неясными[67]. Сенат имеет право отменять те распоряжение министров, которые противоречат закону[68]; в случае важных злоупотреблений со стороны министров, сенату принадлежит право доводить о том до сведение Императора[69]. Но ставя сенат выше каждого отдельного министерства, законодательство наше все же не чуждо в этом отношении некоторой двойственности. Так, министры, не смотря на свое подчинение сенату, состоят, по самому своему званию, членами сената. Министр юстиции имеет право протеста по постановлением общих собраний, право просмотра многих решений; в его полной зависимости находится канцелярия сената, он имеет право доводить до сведения Императора о тех случаях, когда кто либо из сенаторов не соблюдает установленного порядка при отправлении должности[70]. Такие обширные права министра юстиции, в качестве генерал-прокурора, объясняются чисто исторически: они представляют остаток тех еще более обширных прав, которые принадлежали генерал-прокурору по законодательству Петра I. Обязанности прокуратуры в судебных установлениях, организованных по уставам 1864 года, а в том числе следовательно и в кассационных департаментах сената, имеют определенный и специфический характер; представители прокурорской власти участвуют в гражданском и уголовном процессе наряду с судьями, истцами и ответчиками; они дают по делам свои заключения и в случае нарушения закона могут опротестовать решение суда. Совсем другое дело прокуратура по делам административным или хотя бы и судебным, но решаемым по старому порядку. В отношении этого рода дел положение прокуратуры, в особенности министра юстиции как генерал-прокурора, не может быть признано нормальным. Чтобы убедиться в этом, стоит сопоставить ст. 234 учрежд. мин и ст. 118 учреж. прав. сената. По первой сенату принадлежит право отменять незаконные распоряжения министров, а в том числе, следовательно, и незаконные распоряжения министра юстиции; по последней, министру юстиции предоставлено право не соглашаться с постановлениями общего собрание, а по ст. 247 тот же министр контролирует законность деятельности сенаторов. Противоречие, вкравшееся в законодательство, а вместе с тем и в порядок деятельности высших установлений со времени присвоение прав генерал - прокурора министру юстиции, остается, таким образом, не устраненным и до настоящего времени.

В западно-европейских государствах мы не находим учреждения, которое, по обширности и разнообразию своей компетенции, вполне соответствовало бы русскому сенату. Функции, возложенные на этот, последний, обыкновенно распределяются в западной Европе между различными учреждениями. Так, административная юстиция в некоторых государствах возложена на особые административные суды; сюда прежде всего относится Пруссия, где существует один для всего государства высший административный суд — Oberverwaltungsgericht. Все члены суда назначаются пожизненно королем[71]. Подобная же организация административной юстиции существует в Баварии; в Австрии хотя и существует высший административyый суд, Verwaltungsgerichtshof, но он функционирует скорее в качестве суда кассационного, не постановляя собственных решений, но лишь отменяя незаконные распоряжения. Во Франции высшей инстанцией по делам административной юстиции является государственный совет, хотя некоторые административные вопросы он решает и в качестве суда первой инстанции[72]. Ту же роль государственный совет играет и в некоторых других государствах (Швеция). Иногда вопросы административной юстиции решаются высшими кассационными судами; это мы видим в Италии.

Право надзора за законностью действий административных учреждений и лиц не возложено в западноевропейских государствах на одно какое-либо учреждение, как в России на сенат, но принадлежит общим судебным установлениям. Значительную помощь в этом отношении должны оказывать также общественное мнение и свобода печати, а равно значительно развитое в обществе чувство законности.

Что касается пререканий о компетенции между различными установлениями, разрешаемых у нас, как мы видели, или 1-м департаментом, или в общих собраниях кассационных департаментов, то в западноевропейских государствах они ведаются опять таки различными учреждениями. Так, в Пруссии этого рода дела ведаются в Oberlandesgericht’е[73]; в Германии существует Имперский суд, имеющий свою резиденцию в Лейпциге; он кроме разрешения: пререканий, иногда постановляет решение по поводу превышений чиновниками их власти или же по поводу бездействия; в Пруссии собственно говоря эти вопросы решаются административными судами, во где нет таких судов, там может выступить имперский суд, Reichsgericht[74]. В Баварии пререкания о подсудности ведаются высшим судом — Gerichtshof, пререкания между судебными и административными установлениями разрешались ранее королевской властью по выслушании мнения государственного совета; тот же порядок был установлен для разрешения пререканий, возникавших между установлениями административными; но по закону 1879 года пререкания между судебными и административными органами разрешаются особым установлением, «Gerichtshof fur Kompetenzconflicte, состоящим из президента и 10 советников; половина членов этого суда принадлежит к составу высшего судебного трибунала — Oberlandesgerichts’а, другая половина — к составу высшего административного суда[75]. Пререкания между судами гражданского и военного ведомства разрешаются особым сенатом при Oberlandesgerichts’е (в Мюнхене), состоящим из президента, трех членов этого суда и трех членов военного верховного суда. В Австрии пререкания меду судебными и административными установлениями разрешаются имперским судом, Reichsgericht; его же рассмотрению и разрешению подлежат пререкание о компетенции между министерствами и органами самоуправления[76]; наконец он же естественный защитник политических прав граждан против незаконных распоряжений администрации. Напротив, пререкание исключительно между судебными органами разрешаются в высшем кассационном суде, Oberster Gerichts ubd Kassationshof. В Венгрии пререкание между судебным и административным ведомствами разрешаются министрами; пререкание между одними судебными учреждениями — высшим судом, Die Konigliche Kurie[77].

Русский сенат является, как мы видели, также и чисто судебным учреждением; это высшая кассационная, а по некоторым делам и апелляционная инстанция; есть, наконец, дела, по которым сенат является судом первой инстанции. В западноевропейских государствах во главе судебной организации всюду мы также найдем особые высшие судебные органы в качестве последней — апелляционной или кассационной инстанции.

Так, во Франции кассационный суд состоит из 49 несменяемых членов, назначаемых президентом республика; кроме собственно членов, в состав этого учреждение входят: генерал-прокурор, шесть главных стряпчих и секретари. Суд делится на три департамента. Он рассматривает дела, вносимые сюда по поводу постановлений последних инстанций, при том не только судов гражданского ведомства, но также военного и морского. Кроме того, он ведает просьбы о переносе дел из одного суда в другой в виду безопасности и других соображений: он исследует, соблюден ли судом закон и, если нет, то передает дело в другой суд того же ранга. Если дело вторично подвергается протесту, то оно рассматривается в общем собрании департаментов, приговор которого обязателен для того суда, из которого дело поступило.

Общеобязательного значение для всех судов эти кассационные решение однако не имеют[78]. Организация подобная французской существует в Бельгии, где состав кассационного суда однако не столь значителен. На бельгийский кассационный суд, подобно тому как и на русский сенат, возложена обязанность разъяснение точного смысла закона; его постановление могут быть однако в свою очередь кассированы, и тогда генерал-прокурор вносит дело к министру юстиции, а этот последний о таких делах ежегодно доводит до сведение палат; последние решают такие вопросы окончательно путем аутентического толкования[79]. В Италии существует пять кассационных судов, из которых главным считается тот, который находится в Риме. Компетенция этих судов не ограничивается кассационным производством, но, подобно русскому сенату, они ведают и многие другие вопросы: споры о подсудности, жалобы о признании недействительными приговоров апелляционных судов, перенос дел из одного суда в другой, дисциплинарное производство, административную юстицию и проч.[80] В Баварии, в качестве высшего судебного трибунала, существует Oberslandesgericht[81]; в Австрии der Oberste Gericht und Kassationshof[82]; в Швеции «высший королевский суд» в Стокгольме; особенность его та, что его решение выходят за королевскою подписью и печатью. Члены этого суда подлежат конституционной ответственности[83]. Подобный же суд существует в Норвегии, в качестве последней инстанции по всем делам[84]. Высший суд в Дании состоит из ординарных и экстраординарных (неоплачиваемых) членов. Он — последняя инстанция не только по гражданским, но и по духовным делам[85].

В заключение следует заметить, что отношение министра юстиции к судебным учреждением в общем аналогичны с существующими в России. Всюду министр юстиции стоит во главе судебного управление и прокуратуры; на дела же административные власть министра юстиции не распространяется.



[1] Собр. Узак. и Распор. 1888 № 370 и 446. Новейшим законодательством межевому департаменту дано название 3-го. См. Собр. Узак. и Распор. 1894 г. ст. 180 и 424.

[2] Учрежд. Прав. Сената ст. 12 и 28.

[3] Свода Зак. 1892 ст. 249—331.

[4] Судеб. уставы. Общ. учрежд. суд. уст. ст. 208 изд. 1892.

[5] Учр. Прав. Сен. ст. 5—8.

[6] Учрежд. Правит. сен. ст. 14; Судеб. Уставы Императора Александра II, общее учрежд. судеб. установлений ст. 118 и 119.

[7] Ibid. ст. 16 и 30.

[8] Компетенция первого департамента сената весьма обстоятельно разъяснена в «Началах русского государственного права» проф. Градовского. II, стр. 292 — 411.

[9] Основ. Зак. ст. 57.

[10] Учрежд. прав. сен. прилож. к ст. 318 п. 21.

[11] Уст. Угол. Суд. ст. 1038.

[12] Учрежд. Прав. сен. ст. 19 п. 2.

[13] Ibid. ст. 19. п. 4 и 5.

[14] Собр. Узак. и Распор. 1895 г. ст. 481.

[15] Учр. Прав. Сен. ст. 22. 35.

[16] Ibid. ст. 27.

[17] Ibid. ст. 21.

[18] Судеб. уставы. Общее учр. суд. устан. ст. 114 изд. 1892 г.

[19] Судеб. уставы. Уст. гражд. суд. ст. 792.

[20] Уст. угол. суд. ст. 905 и след. 934 и др.

[21] Ibid. ст. 1075.

[22] Общ. учр. суд. уст. ст. 249. 252.

[23] Уст. гражд. судопр. ст. 815. уст. угол. суд. ст. 933.

[24] Учрежд. прав. сен. ст. 32 и 33; ст. 173.

[25] Ibid. ст. 23 и 24.

[26] Ibid. ст. 19. п. 6; ст. 23 п. 2; ст. 21 п. 7; ст. 20 п. 4.

[27] Уст. угол. судопр. ст. 1113.

[28] Ibid. ст. 10617.

[29] Ibid. ст. 237. 245.

[30] Уст. гражд. суд. ст. 1331.

[31] Уст. угол. суд. ст. 2351—2352.

[32] Ibid. ст. 248.

[33] Ibid. ст. 1080—1081. учр. суд. уст. ст. 1193. прод. 1890.

[34] Ibid. ст. 1094.

[35] Общее учрежд. судеб. уст. ст. 1195.

[36] Уст. гражд. суд. ст. 1322.

[37] Уст. угол. судопр. ст. 1030. п. 2 и 3.

[38] Ibid. ст. 10611-10615

[39]Учрежд. прав. сен. ст. 310—319.

[40]Ibid. ст. 334-343.

[41] Ibid. ст. 320-323.

[42] Ibid. ст. 324-333.

[43] Ст. 47—50; 181.

[44] Ibid. ст. 50-74.

[45] Ibid. ст. 75-78.

[46] Ibid. ст. 35; 129, 132.

[47] Ст. 85.

[48] Ст. 108.

[49] Ст. 99—103; 111—118;

[50] Ст. 105.

[51] Ст. 107; 112.

[52] Ст. 96 и 97.

[53] Ст. 158.

[54] Ст. 166.

[55] Ст. 169.

[56] Ст. 172.

[57] Общ. учрежд. суд. уст. ст. 1401.

[58] Уст. гражд. судопр. ст. 8022; уст. угол. суд. ст. 9162.

[59] Общ. учрежд. суд. уст. ст. 150 — 151.

[60] Ibid. ст. 152 и 161.

[61] Уст. гражд. суд. ст. 803—804; уст. угол. суд. ст. 918 и след.

[62] Общ. учрежд. суд. устан. ст. 127—128.

[63] Учрежд. прав сен. ст. 217. Уст. угол. суд. ст. 927.

[64] Ibid. ст. 220.

[65] Уст. угол. суд. ст. 1113.

[66] Учрежд. прав. сен. ст. 201.

[67] Учрежд. минист. ст. 211.

[68] Ibid. ст. 234.

[69] Учреж. прав. сен. ст. 203. учрежд. мин. ст. 259. п. 5.

[70] Учрежд. прав. сен. ст. 247.

[71] Schulze, Staatsrecht der preuss. Monarchie S. 162.

[72] Hauriou, Precis de droit admin. p. 744.

[73] Schulze. S. 91.

[74] Hanel, Deutches Staatsrecht I, 746.

[75] Seydel, Das Staatsrecht d. Kon. Bayern. S. 100-103.

[76] Ulbrich. Str. d. Ost.-Und. Mon. S. 65. 133 и др.

[77] Ibid. S. 166.

[78] Simon’e Traite elem. d. droit publ. et. adm. p. 149-150.

[79] Vauthier. Staatsrecht d. Konig. Belgien. S. 61, 79 и др.

[80] Brusa. Staatsrecht d. Konigr. Italien. 8. 234.

[81] Seydel. S. 100 и др.

[82] Ulbrich. S. 95 и др.

[83] Aschehoug. S. 98, 117 и др.

[84] Ibid. S. 190 и др.

[85] Gous und Hansen. S. 73. 88-129; 152 и др.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100