www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Конституционное (государственное) право
Ивановский В. Государственное право. Известия и ученые записки Казанского университета. По изданию №5 1895 года – №11 1896 года. // Allpravo.ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 44. Местные установления в области церковного управления. Общие административные органы ведомства православного исповедания

Местные установления в сфере церковного управления в России различаются смотря по тому, относятся ли они к местному управлению по делам православной церкви, или же в управлению по делам других христианских и нехристианских исповеданий. Одновременное существование такой двойной системы установлений сделалось возможным, конечно, лишь с того момента, когда иноверные исповедания получили право гражданства в пределах русского государства, т. е. с момента установления хотя бы относительной веротерпимости. Административными районами, в пределах которых функционируют местные органы церковного управления ведомства православного исповедания являются епархии, совпадающие в настоящее время в большинстве случаев, с губерниями. Образование епархий относятся, однако, к древнейшим временам истории русской церкви. Они возникли с первым упрочением и упорядочением церковного управления в России. Их территориальный объем в различные времена был, конечно, различным, но всегда во главе их стояли, как стоят и в настоящее время, епископы. Таким образом, в то время как высшее церковное управление в России терпело различного рода модификации, переходя из рук митрополитов в руки патриархов, a от этих последних в ведение св. синода, местное церковное управление, не взирая на все подобного рода модификации, всегда оставалось в руках одних и тех же духовных властей-епископов. Обстоятельство это объясняется как нельзя более просто отношениями между государством и церковью в России. Высшие органы церковного управления всегда стояли в России в более или менее сильной зависимости от светской власти, получая от последней ту или другую внешнюю форму, ту или другую степень административной власти. Начавшееся было развитие самостоятельной патриаршей власти повлекло за собою уничтожение самого патриаршества и замену его св. синодом. Не вторгаясь в область церковного вероучения, не изменяя даже установленной церковью духовной иерархии, представители светской власти нашли вполне возможным организовать высшее управление делами православной церкви в том вообще виде, в каком они считали это наиболее целесообразным. Другое дело местное церковное управление; оно, как вполне зависимое от центрального, не могло вызывать особенных забот и опасений представителей светской власти; центральная организация, установленная светскою властью, должна была отражаться и на деятельности местных органов. Кроме того, было, конечно, вполне естественным сохранить власть местного церковного управления в руках епископов, ставя их во главе определенных и образуемых по усмотрению представителей светской власти административных районов — епархий. Сан епископа не был установлен носителями государственной власти; он входит в иерархию духовных властей, основанных самою церковью; уничтожение такого сана обозначало бы вторжение светской власти в область самостоятельной компетенции церкви. Вот почему всюду в государствах, не примкнувших к реформации, звание епископа сохраняется непрерывно в течении всего периода существования христианства и до настоящего времени; то же самое касается, в частности, и России, где епископы или архиереи всегда стояли во главе епархий или церковных округов.

Те или другие модификации в сфере местного церковного управления в России все же были возможны, поскольку они не касались существа духовной власти епископов; расширение или сужение их административных прав, создание тех или других вспомоществующих административных органов и т. п. все это всегда зависело от усмотрения представителей светской власти. Ныне существующая в России организация местного церковного управления имеет свои корни в законодательстве Петра Великого, внесшего и в эту область новые начала. Образовавши высшее государственное установление по делам духовным и церковным — св. синод, положивши в его основание начало коллегиальное, Петр Великий сознавал необходимость подобной же организации и в сфере местного управления; по крайней мере, идею такой организации мы находим в духовном Регламенте, который установлял, что епископ, на случай своей болезни или отлучки из епархиального города должен назначать для отправления дел особого архимандрита или игумена, умного и честного по жизни, придавая ему в помощь по нескольку человек из умных монахов или священников. Правда, коллегиальное управление указывается здесь лишь на случай болезни или отлучки епископа, но самая идея тем не менее была высказана и послужила основанием для организации в последующее время особых местных установлений, под именем консисторий. Так, уже в царствование Императрицы Елизаветы Петровны св. синодом был издан указ о том, чтобы во всех епархиях архиерейские домовые правления назывались консисториями. Состав консисторий первое время был различен: в одних местах они состояли исключительно из черного духовенства, в других как из черного, так и из белого. При Императрице Екатерине II было установлено, чтобы во всех консисториях, кроме черного духовенства, было несколько членов из числа священников. Численное отношение тех и других было определено указам Императора Павла, по которому тех и других должно было быт поровну. Некоторые начала организации духовных консисторий были установлены в царствование Императора Александра I, но первый цельный устав духовных консисторий был издав лишь 27 марта 1841 года. Устав этот без существенных изменений действовал в течении 42 лет. Конечно, отдельные постановления по делам церковного управления издавались за этот период времени, во новый устав духовных консисторий, в целом объеме определяющий церковное управление и действующий в настоящее время, был издан только 9 апреля 1883 года.

Ha основании этого устава современная организация местного церковного управления ведомства православного исповедания представляется в следующем виде.

Все государство, в отношении местного церковного управления, разделяется на епархии, которые, в большинстве случаев, совпадают, как сказано уже, с губерниями. Епархии делятся на благочиния, a эти последние на приходы. Задачи, которые закон возлагает на органы епархиального управления, заключаются в администрации и судопроизводстве, при чем, в том и другом отношении, все учреждения и должностные лица подчиняются власти епископа. К числу административных обязанностей епископа и подчиненных ему духовных властей относятся: 1) охранение и распространение православной веры путем наставления православного населения в вере и благочестии, в благонравии и послушании властям, a равно путем катехизических поучений, распространением духовного просвещения, борьбою против суеверия и раскола и т. п. 2) назначение в духовное звание и наблюдение за деятельностью духовенства, ревизия епархий и другие дела общей церковной администрации; 3) дела хозяйственные; 4) дела по опеке над детьми лиц духовного звания. Если от епархиального архиерея зависит окончательное решение разного рода административных вопросов, то самое делопроизводство по этим вопросам, подготовление дел и предварительное их обсуждение возложено на духовные консистории, состоящие из определенного штатами числа членов —архимандритов, игуменов, иеромонахов, протоиереев и священников, назначаемых и увольняемых Св. синодом, по представлению епископа. Канцелярия консистории состоит под начальством секретаря консистории, непосредственно подчиненного обер—прокурору св. синода. Епископ является, однако, ближайшим начальником секретаря Консистория имеет власть только совещательную, так как ее постановления подлежат утверждению епископа, за исключением случаев отсутствия последнего; впрочем, в видах ускорения решения дел, епископ может дозволять исполнение тех или других постановлений и без его утверждения. Фактически весьма значительная степень влияния на дела церковного управления принадлежит именно консистории и ее секретарю, хотя, впрочем, и по закону на консисторию возлагается значительное количество разнообразных обязанностей.

Самостоятельную функцию епархиальных установлений составляет также судопроизводство по делам духовным и некоторым светским; это то, что называется епархиальным судом, органами которого служат те же епархиальный архиерей и духовная консистория

Идея церковного суда заключается в религиозном воздействии на человеческую душу путем наложения тех или других церковных наказаний за преступления против веры, нравственности и церковных правил. Такому суду могут подлежать лица как духовного, так и светского звания, причем наиболее важные из таких преступлений подлежат еще и светскому суду. Лица духовного звания подлежат духовному суду: 1) по проступкам и преступлениям против должности, благочиния и благоповедения; 2) по взаимным спорам, возникающим из-за пользования церковною собственностью; 3) по жалобам на неисполнение или нарушение бесспорных обязательств. Таким образом, суд церковный, подобно суду светскому, имеет дело с проступками и гражданскими исками.

Производство следствия по проступкам и преступлениям лиц духовного звания, подлежащим епархиальному суду, возлагается властью епископа на благочинных или других духовных лиц, заслуживающих доверия и совершается применительно к правилам и формам, практикующимся в производстве следствий по делам уголовным. Наблюдение за правильностью производства следствий и проверка последних возлагаются на консисторию. Последняя является в то же время, в полном своем составе, судебным местом, действующим коллегиально и постановляющим приговоры по большинству голосов; действительную силу приговоры консистории получают, однако, по утверждении их епископом, который может дать и свою собственную резолюцию; таким образом, и в делах судебных консистория является, в сущности, совещательным органом.

Церковный суд может налагать на лиц духовного звания, признанных виновными в тех или других преступлениях иди проступках, следующие наказания: 1) лишение священнослужителей сана, a священно-монашествующих сана и монашества, с исключением из духовного ведомства; 2) лишение сана с оставлением в духовном ведомстве; З) временное запрещение священнослужения; 4) временное испытание в архиерейских домах или монастырях; 5) отрешение от места; 6) исключение за штат: 7) усиление надзора; 8) пеня или денежное взыскание; 9) поклоны; 10) строгий или простой выговор, 11) замечание. Подсудимые. приговоренные к лишению сана или исключению из духовного ведомства, пользуются правом заявления неудовольствия и подачи апелляционного отзыва, по которому дело поступает на рассмотрение св. синода; на прочие решения епархиального суда допускаются частные жалобы в св. синод. Кроме того, подсудимые могут жаловаться в тот же св. синод на медленность или неправильные действия следователей или консистории.

По делам нравственности, не заключающим в себе признаков важного преступления, производится лишь негласное дознание и судопроизводство совершается непосредственно епископом.

Что касается дел гражданских, то епархиальный суд решает собственною властью те из них, которые касаются пользования церковным имуществом; дела же по нарушению долговых или других обязательств принимаются к рассмотрению в том лишь случае, когда обязательства не подвергаются со стороны ответчиков свору или сомнению; когда же возникает спор по документам, то истцу предоставляется право вчинать иск в гражданском суде.

Лица светского звания подлежат церковному гуду по делам: 1) о незаконных браках; 2) о прекращении и расторжении браков; 3) относительно удостоверения в действительности события браков и рождения от законного брака; 4) по проступкам и преступлениям, подвергающим виновных церковной епитимии. Многие из дел, подсудных церковному суду, подлежат также разбирательству и в суде уголовном. Наказаниями, налагаемыми на лиц светского звания церковным судом, являются разного рода епитимии, из которых наиболее тяжкою служит отлучение от церкви.

Таковы собственно епархиальные административные и судебные установления, простирающие свою власть на целую епархию. Но каждая епархия делится на округи меньшего района или благочиния, заключающие в себе от 10 до 30 церквей с их причтами. Власть стоящих во главе таких округов благочинных по преимуществу наблюдательная; между прочим, они представляют епископу аттестации о поведении не только каждого члена причта, но и о поведении их жен и детей. Наряду с другими обязанностями, на благочинных может быть возлагаема цензура проповедей и катехизических поучений, произносимых священниками; важным предметом управления является также часть опекунская; вообще же благочинные обязаны наблюдать, чтобы постановления, содержащиеся в уставе духовных консисторий и в других уставах, правилах и инструкциях, a равно и распоряжения и постановления епархиальных учреждений находили бы в приходах надлежащее исполнение. Благочинным принадлежит, хотя и в слабой степени, власть судебная, в сфере духовной они до некоторой степени играют роль мировых судей: они принимают и разбирают жалобы членов причта друг на друга и стараются достигнуть примирения сторон; карательная власть их, по отношению к священникам, ограничивается внушением в присутствии причта, что, очевидно, соответствует выговору, как форме дисциплинарного взыскания в общих судебных и административных местах; в отношении же низших священнослужителей и церковнослужителей благочинные пользуются правом налагать наказания в виде поклонов в церкви.

При благочинных образованы благочиннические советы, состоящие приблизительно из трех членов по выбору благочиннического съезда[1], и под председательством благочинного. Это административно-судебные установления, выступающие со своею деятельностью, однако, лишь по мере надобности. Все, что входит в сферу компетенции благочинных, они могут предлагать на обсуждение своих советов.

Мерами взыскания, в наложении которых советы являются компетентными, служат: замечание, выговор и денежное взыскание в размере от одного до пяти рублей. Однако, советы не вооружены ни какою полицейскою принудительною властью и, в случае неподчинения виновных их приговору и штрафу, они не могут предпринять ничего иного, как передать дело на усмотрение епархиального начальства.

Низшую и наиболее мелкую административную единицу в области местного церковного управления представляют приходы — церковные общины, состоящие под управлением приходских священников. Последние являются представителями епископской административной власти в пределах прихода; объем их полномочий по управлению приходами определяется в, так называемых, «ставленых грамотах» Деятельность священников по выполнению разного рода «треб» ограничивается пределами их приходов, за немногими исключениями, указанными в законе. Одну из главных обязанностей священников, выполняемую ими при содействии причта, но под их личною ответственностью, служит ведение церковных книг и документов. Священники пользуются некоторою и судебною или, лучше сказать, карательною властью; так, они могут наказывать диаконов и причетников выговорами, последних, кроме того, и поклонами в церкви; о более или менее серьезных проступках, указанных лиц священники должны доносить благочинным или епархиальному начальству, но, в свою очередь, и низшие члены причта имеют право жаловаться на неправильные действия священников.

При отдельных церквах, в видах попечения об их имуществе и всем хозяйстве, состоят церковные старосты, избираемые прихожанами, в присутствии благочинного и с согласия причта на три года и утверждаемые в должности епископом. Способы назначения старост, впрочем, различны, смотря по характеру церквей; в этом отношении различаются церкви бесприходные, домовые, при учебных заведениях, тюрьмах и проч.[2]

Таковы собственно общие органы местного церковного управления ведомства православного исповедания, которыми вся система установлений церковного управления, однако, не исчерпывается.



[1] Благочиннические съезды состоят из местного духовенства под председательством благочинного; они собираются по мере надобности и рассматривают вопросы, касающиеся благосостояния церквей, духовенства приходских школ и попечительств, выборов на разные должности и проч. Постановления съездов представляются на усмотрение епископа. Последний может созывать и епархиальные съезды для обсуждения наиболее важных вопросов церковного управления.

[2] Устав духовных консисторий 1883 г. Собр. Узак. и Распор. 1894г. № 67. Бердников И. С. Краткий курс церковного права. 1888 г. стр. 164—172; 190—206. Его же. Дополнение к краткому курсу, стр. 344—359.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100