www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Конституционное (государственное) право
Ивановский В. Государственное право. Известия и ученые записки Казанского университета. По изданию №5 1895 года – №11 1896 года. // Allpravo.ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 46. Местные органы церковного управления ведомства иностранных исповеданий

С тех пор как в России была признана свобода вероисповеданий в тех пределах, в каких это определено законом, стали возникать и органы церковного управления, так называемых иностранных, а вернее иноверных исповеданий. Признавая и допуска, по преимуществу, свободу отправления богослужения, представители государственной власти должны были установить и систему органов церковного управления, регулировать все это дело, не вмешиваясь, однако, в догматическую часть религиозных учений и воззрений, поскольку последние не противоречили интересам самого государства и отдельных лиц всех вообще вероисповеданий.

В видах контроля и руководительства всем делом церковного управления иноверных исповеданий, в министерстве внутренних дел существует, как мы видели, департамент духовных дел иностранных исповеданий. В ведении этого учреждения сосредоточиваются как высшие, так и местные органы этих исповеданий. Все они могут быть разделены на две группы: к первой принадлежат установления церковного управления христианских исповеданий; ко второй такие же установления исповеданий нехристианских. К христианским принадлежат установления римско-католического, протестантского и армяно-грегорианского исповеданий; к нехристианским — еврейского, магометанского, ламайского и языческого.

Высшим органом церковного управления римско-католического исповедания служит находящаяся в Петербурге «римско-католическая духовная коллегия». Цель этого учреждения заключается в рассмотрении и решении дел общих всем римско-католическим епархиям; в его состав входят: архиепископ митрополит, как председатель, два постоянных члена и заседатели по одному от каждой епархии, прокурор и канцелярские чины. По делам административным коллегия подчинена непосредственно министру внутренних дел; по делам судебным — сенату и министру юстиции.

Местное епархиальное управление не представляется, однако, всюду одинаковым. Все епархии римско-католической церкви разделены по двум архиепархиям — могилевской и варшавской: во главе могилевской стоит архиепископ, он же митрополит и председатель римско-католической духовной коллегии. Епархиальное управление в архиепархиях могилевской и варшавской представляет значительные различия, состоящие, между прочим, и в том, что в епархиях варшавской архиепархии весьма значительная степень власти сосредоточена в руках местной правительственной администрации. В видах местного управления, епархии в обеих архиепархиях разделяются на известное число деканатов, a эти последние, в свою очередь, разделяются на приходы. Как и в православных епархиях, и здесь во главе каждой епархии поставлен епископ, с помощниками или епископами — суффраганами. Назначение всех этих лиц духовной иерархии, не исключая и митрополита, зависит от усмотрения представителя верховной власти, который входит в этом случае в соглашение с главою всей римско-католической церкви — папой. Митрополит и епархиальные епископы, действуя в пределах присвоенной им духовной власти, обращаются чрез посредство министра внутренних дел, к римскому двору за разрешением тех случаев, которые превышают их власть. По своему характеру эти случаи должны относиться, конечно, к разряду тех, которые определяются духовною, a не светскою властью, т. е., следовательно, это вопросы канонические. Однако же, к такого же рода вопросам принадлежат в могилевской архиепархии и дела брачные, которые в последней инстанции решаются римским папой. Назначение и увольнение даже и низших чинов епархиального управления — приходских священников — зависит от согласия правительства. Никакие буллы, послания и наставления Римского Двора не могут быть приводимы в действие без разрешения представителя верховной власти.

Власть как архиепископа в его архиепархии, так и епископов в епархиях, простирается на дела административные и судебные. В частности, в сферу компетенции епархиального епископа. помимо других административных дел, входит цензура духовных книг и меры, клонящиеся к исправлению нравов.

Епископы суффраганы являются помощниками епископа в отправлении тех служб, которые требуют епископского сана. Но в качестве вспомоществующего органа выступает и целое учреждение, так называемый, кафедральный капитул, состоящий из определенного числа прелатов, каноников и викарных священников или мансионариев (mansionarii vel beneficiarii) и совершающий вместе с епископом торжественное богослужение.

В качестве административно-совещательных учреждений при епископах, образованы консистории, заключающие в своем составе, под председательством, так называемого, официала, вице-официала, визитатора монастырей и штатное число членов из духовных лиц. В круг ведомства консистории входит предварительное рассмотрение тех административных и судебных дел, которые решаются властью епископа. Последний решает многие вопросы и без предварительного рассмотрения их в консистории; вообще же консистория, по словам самого закона, только совещательное учреждение, мнение которого нисколько не обязательно для епископа. Особенность духовного судопроизводства по делам брачным и по другим духовным делам заключается здесь в том, что первую инстанцию составляет епископ, вторую архиепископ; по делам, решенным архиепископом в качестве суда первой инстанции, вторую ступень или инстанцию суда представляет епископ одной из епархий, ближайших к архиепархии, по назначению римского папы. Брачные дела переносятся из первой инстанции во вторую и без всякой апелляции и, в случае разногласия по этим делам между первою и второю инстанциями, они поступают на окончательное разрешение римского престола. В данном случае мы имеем, таким образом, возможность констатировать довольно редкое явление — подчинение органов управления, помимо субъекта верховной власти данного государства, еще и посторонней власти чуждого государства. Однако же, здесь мы не имеем дела с умалением суверенитета верховной власти; вмешательство чуждой власти объясняется здесь согласием на то со стороны представителя верховной власти и имеет исключительно административно-канонический характер, без всякого политического оттенка. Деканаты, на которые разделяется каждая епархия, находятся под управлением деканов (благочинных); непосредственное же управление каждою церковью и отправление духовных треб в каждом входящем в состав деканата приходе возлагается на приходских священников; приходы делятся на классы, и на места священников во всех приходах первого и второго класса назначаются по преимуществу лица, окончившие курс наук в римско-католической духовной академии. Предварительное же духовное образование получается в учрежденных в римско-католических епархиях духовных семинариях.

Церковное управление в архиепархии варшавской и подчиненных ей епархиях представляет некоторые особенности, состоящие, главным образом, в большей зависимости функционирующего здесь католического духовенства от светской правительственной администрации; так, прелаты и каноники капитулов назначаются по представлению местного епископа главному начальнику края и с утверждения представителя верховной власти. Деканы утверждаются в этом звании главным начальником края; то же надо сказать о настоятелях приходов, администраторах, викариях, регенсах и секретарях консисторий, профессорах семинарий и др.

Управление духовными делами христиан армяно-католического исповедания возлагается на тираспольского епископа и армяно-католическое духовное правление, находящееся в г. Тифлисе. Председатель и члены этого правления назначаются министром внутренних дел, по представлению епископа. По своим правам и обязанностям духовное правление вполне соответствует римско-католической духовной коллегии[1].

Высшим установлением по делам евангелическо-лютеранского исповедания является — «евангелическо-лютеранская генеральная консистория», подчиняющаяся по делам административным министерству внутренних дел, по делам же судебным — сенату. Особенность всех вообще установлений этого вероисповедания составляет участие в них светских лиц наравне с духовными; так, в генеральной консистории президент ее — лицо светское; вице-президент — духовное, число духовных и светских членов одинаково и все они, как и президенты, назначаются носителем верховной власти из кандидатов, избранных городскими установлениями и окружными консисториями по принадлежности.

Местное управление делами евангелическо-лютеранской церкви сосредоточивается в консисториях, состав которых носит тот же характер, что и состав генеральной консистории; тоже надо сказать и относительно самого способа назначения как президентов, так и членов окружных консисторий. Звание духовного вице-президента всегда возлагается, однако, на генерал-супер-интендента или супер интендента Они назначаются по высочайшему усмотрению из кандидатов, избираемых в одних местностях дворянством, в других городскими магистратами. В круг ведомства местных консисторий входит наблюдение за тем, чтобы евангелическо-лютеранское духовенство и все вообще подведомственные им лица, в отношениях своих к церкви, в точности сообразовали все действия свои, как с общими государственными законами, так и с постановлениями церковных уставов. На обязанности супер-интендентов возлагается способствовать точному исполнению предписаний консистории и наблюдать за правильным течением всех церковных дел округа, за деятельностью проповедников и других духовных лиц. Супер-интендентам подчинены пробсты, имеющие в своем ведении особые округи, составляемые, по соображению с местными обстоятельствами, из большего или меньшего числа приходов; они являются непосредственными начальниками принадлежащих к их округам проповедников; таким образом, это звание до некоторой степени соответствует званию католических деканов и православных благочинных.

Кроме упомянутых установлений, существуют еще особые синоды, цель которых, во словам закона, заключается «в усовершенствовании каждого чрез посредство взаимного друг другу сообщения мыслей, местных наблюдений и сведений о духовных предметах» и т. п. Эти синоды бывают трех родов: 1) созываемые пробстами и состоящие из проповедников пробстского округа; 2) созываемые генерал-супер-интендентами и супер-интендентами и состоящие из пробстов и проповедников соответствующего консисториального округа и 3) генеральные синоды, созываемые с Высочайшего разрешения министром внутренних дел и состоящие, под председательством лица, назначаемого носителем верховной власти, из депутатов от консисториальных округов, по одному от каждого, духовного вице-президента генеральной консистории, профессора богословского факультета юрьевского (дерптского) университета и попеременно светских президентов и духовных вице-президентов некоторых местных консисторий. В сферу компетенции генеральных синодов входит: разрешение вопросов, предлагаемых генеральною консисторией по предписаниям или с разрешения министра внутренних дел; разработка мер в видах наиболее точного исполнения церковных уставов; представление на высочайшее усмотрение мнений и заключений о состоянии, потребностях и управлении евангелическо-лютеранских церквей в Империи[2].

Сравнивая организацию церковного управления евангелическо-лютеранского вероисповедания с таковою же организацией римско-католического, мы видим, что первая отличается от последней, помимо участия в ней светского элемента, еще и тем, что в ней власть управления принадлежит коллегиальным установлениям, между тем как местное управление римско-католической церкви имеет организацию бюрократическую, в которой единоличное начало играет при том же в высшей степени выдающуюся роль.

Для управления духовными делами евангелическо-реформатских обществ в некоторых местностях, как например, в губерниях Царства Польского[3], существуют особые установления; то же надо сказать об управлении духовными делами немецких колонистов Закавказского края и отчасти некоторых братств и братских обществ, миссионеров и проч.

Главное управление Армяно-Грегорианскою церковью и высший надзор за ее духовенством и за точным исполнением правил и обрядов этого исповедания принадлежит эчмиадзинскому патриарху, назначаемому Императором. Он имеет право окончательно решать все чисто духовные дела, касающиеся догматов веры, богослужения и т. п. В качестве совещательного установления по таким делам при патриархе действует эчмиадзинский армяно-грегорианский синод, в состав которого, под председательством патриарха, входят: архиепископ или епископ и архимандрит. Синод ведает дела административные и судебные в качестве коллегии, в которой патриарх пользуется правами председателя; наблюдение за производством тех и других принадлежит прокурору. Этот последний в своих действиях руководствуется постановлениями о прокурорской должности вообще. Как охранитель закона, он присутствует даже при выборах эчмиадзинского верховного патриарха. Подчиняясь по делам судебным министру юстиции, по всем прочим делам министру внутренних дел, он представляет тому и другому по соответствующим делам протесты, донесения и отчеты. Весь состав чинов синодской канцелярии вполне и безусловно зависит от светской правительственной администрации.

Местное управление по делам армяно-грегорианского исповедания является в виде управления епархиального, состоящего под главенством архиепископа, назначаемого Императором. Для содействия архиепископам учреждены в каждой епархии консистории, функционирующие под председательством архиепископа и заключающие в своем составе архимандрита и трех членов из белого духовенства. В круг ведомства консисторий входит: непосредственный надзор за духовенством, попечение о благоустройстве всех духовных и духовно-учебных заведений, часть хозяйственная, некоторые судебные дела, административные и проч. В некоторых епархиях в ведомстве консисторий состоят «духовные правления» из архимандрита или протоиерея и двух священников. Во главе приходов стоят священники[4].

Местное управление по делам еврейского исповедания ведается особыми «духовными правлениями» евреев, состоящими из раввина, для объяснения сомнений, относящихся к богослужению или обрядам веры, старосты синагоги и казначея. Все эти лица избираются еврейскими обществами и утверждаются в их званиях губернскими правлениями. Духовным правлениям вменяется в обязанность ведать внутреннее устройство и хозяйство синагог, молитвенных школ и благотворительных заведений, где они существуют. Закон определяет также и специальные обязанности каждого из членов правления[5]. Высшим установлением по делам еврейского вероисповедания является раввинская комиссия при министерстве внутренних дел, состоящая исключительно из евреев и действующая не иначе, как по предписаниям министра. Комиссия функционирует два месяца[6] в году, по назначению министра. Управление духовными делами караимов покоится на особых основаниях[7].

Управление делами магометанской веры сосредоточивается в двух округах: таврическом и оренбургском. В первом духовным главою магометан является таврический муфтий, при нем помощник — кадий эскер и уездные кадии, заведующие духовными делами в подведомственных им уездах. Муфтий и кадий эскер назначаются Императором из кандидатов, избираемых магометанским обществом; уездные кадии назначаются муфтием по избранию магометанского общества и утверждаются сенатом. Присутствие, состоящее из таврического муфтия, кадия эскера и уездных кадиев, называется «таврическим магометанским духовным правлением»; наравне с другими присутственными местами, оно находится под непосредственным ведением таврического губернского правления и под высшим начальством министра внутренних дел.

Высшими духовными лицами в оренбургском округе являются оренбургский муфтий, с подчиненными ему ахунами. Духовные дела этого округа ведаются «оренбургским магометанским духовным собранием», состоящим из муфтия, как председателя и трех членов. Оренбургский муфтий назначается тем же путем, как и таврический. Положение оренбургского духовного собрания таково же, как и положение духовного правления[8].

В нашем законодательстве содержатся, наконец, некоторые, хотя и немногочисленные постановления о местном управлении духовными делами ламаитов и язычников. Калмыки, кочующие в астраханской и ставропольской губерниях и частию в области войска донского и буряты в иркутской губернии и забайкальской области исповедуют ламайскую веру. Высшим духовным лицом у калмыков является «лама», назначаемый в это звание, по представлению министра внутренних дел, носителем верховной власти из числа начальствующих в больших хурулах бакшей. Обязанности управления по делам веры разделяются между астраханским управлением государственных имуществ и ламою. Ламайское духовенство к восточной Сибири состоит из первенствующего ламы (Бандидохамба), тридцати четырех настоятелей Дацанов (Шуретцев), значительного числа, лам и других лиц. Сибирские инородцы и самоеды, живущие в архангельской губернии, если не исповедуют христианской веры, пользуются также правом свободного отправления богослужения по обрядам и обычаям своей веры. Иноверческое духовенство сибирских инородцев находится в зависимости от местной полиции, наравне с прочими инородцами. Язычники самоеды могут учреждать свои молельни без испрошения на то особого разрешения. Они подчиняются местному начальству.

Сравнивая церковное управление православного исповедания с управлением исповеданий иноверных, мы замечаем между тем и другим ту существенную разницу, что первое отличается гораздо меньшею зависимостью от светской административной власти, нежели последнее. Мы видели, что в церковном управлении и православного исповедания заметно значительное воздействие со стороны светской власти, но в сфере управления иностранных исповеданий это воздействия несравненно сильнее. Вмешательство светской власти в дела церковного управления иноверных исповеданий выражается, как мы видели, прежде всего в назначении или утверждении должностных лиц этого управления, a затем в контроле за ним и разрешении важнейших вопросов. Все высшие должности по управлению духовными делами всех вообще иноверных исповеданий замещаются не иначе, как по Высочайшему усмотрению. Сравнительно большая зависимость местных церковных учреждений некоторых иноверных исповеданий от местной правительственной власти может быть объяснена и соображениями политическими; сюда, напр., могут быть отнесены органы церковного управления римско-католического исповедания варшавской архиепархии и подведомственных ей епархий. Помимо общих политических соображений здесь могут иметь место также и соображения о зависимости органов церковного управления этого исповедания от главы католической церкви. Что касается самой организации местного церковного управления иноверных исповеданий, то в общем она представляет много сходства; всюду в христианских исповеданиях мы находим одни и те же церковно-административные деления и соответствующие им должности и учреждения, однако, установления католической церкви характеризуются авторитетом единоличной власти, чем и приближаются в значительной степени к местным органам церковного управления православного исповедания; между тем установления других как христианских, так и нехристианских исповеданий представляют тип организации, проникнутой более началом коллегиальным; единоличные должности хотя и существуют всюду, но не играют такой выдающейся роли, как в сфере управления католической церкви. Сравнивая компетенцию установлений церковного управления, мы видим, что наше законодательство регламентирует, и иногда довольно подробно, не только административную, но и судебную власть этих установлений; по крайней мере, это касается установлений христианского исповедания; напротив, в отношении нехристианских исповеданий законодательство обыкновенно очень кратко и о судебной власти установлений этих исповеданий вовсе ничего и не упоминает, так что и если можно предположить существование такой власти, то лишь в весьма ограниченных размерах и по началам обычного права.



[1] Свод Зак. изд. 1857 г. т. XI. ч. 1. Продолжения 1893 г. Прилож. к ст. 11.

[2] Свод. Зак. т. XI. изд. 1857 г. продолжения 1876, 1879, 1881, 1883 и 1893.

[3] Свод Зак. т. XI. Продолжение 1893 г. прилож. к ст. 144. Примеч. Устав евангелическо-аугсбургской церкви в губерниях Царства Польского. Прилож. к ст. 790 прим. 2. Положение об управлении делами евангелическо-реформатской церкви в губерниях Царства Польского.

[4] Ibid. XI. кн. III. Продолжения 1876 по 1893. Бердникв. И. С. Краткий курс церковного права. стр. 288—292.

[5] ibid. кн. V. Продолжения.

[6] ibid. прил. к ст. 1134. Прод. 1893 г.

[7] ibid. Прил. к ст. 1097 Продол. 1893.

[8] ibid. т XI. кн. VI.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100