www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Конституционное (государственное) право
Матвеев В.Ф. ΠΡАΒΟ ПУБЛИЧНЫХ СОБРАНИЙ Очерк развития и современной постановки права публичных собраний во Франции, Германии и Англии. С.-ПЕТЕРБУРГ. По изданию 1909 г. // Редактирование Allpravo.Ru. - 2004.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 3. Общий характер революционного законодательства

Преследования, которым подвергались всякие проявления политической самодеятельности населения, должны были, очевидно, прекратиться с наступлением нового порядка вещей. Взятие Бастилии 14 июля 1789 г. и в этом отношении должно было явиться поворотным пунктом.

Публичные собрания граждан с этого момента становятся, несомненно, одним из важнейших факторов политической эволюции, фактором, влияние которого на все дальнейшее течение событий, поистине, неизмеримо. Нас интересует, главным образом, отношение к этому фактору со стороны законодательства, то юридическое положение, которое занимали публичные собрания в эпоху революции.

История изучаемого нами института в эпоху революции представляется весьма сложной. Его регулирование в законодательстве подвергалось постоянным изменениям, зависевшим отчасти от причин и обстоятельств временного и случайного характера, отчасти же от колебаний во взглядах сменявшихся законодателей на ту роль, которая приличествует населению, гражданам, в новом политическом строе.

Эволюция, которую пережило право собраний в революционный период, может в самых общих чертах быть формулирована так: деятели первой эпохи, деятели Учредительного Собрания смотрели на право собраний, главным образом, с точки зрения организации общественного мнения и политического воспитания населения.

В этом смысле право собраний не дифференцировалось от права создания постоянных политических организаций, права союзов. То и другое право должны были лечь в основу созидавшегося политического строя, и исполнительной власти предоставлялось лишь наблюдение за тем, чтобы проявления самодеятельности граждан не нарушали общественного порядка, и сохраняли вообще, мирный характер. Для выполнения этой функции наблюдения за администрацией сохранялись некоторые полномочия по отношению к собраниям, формулированные в несколько общих выражениях, и тесно связанные с общими полномочиями администрации по охране порядка и безопасности. Правильное пользование этими полномочиями со стороны администрации обеспечивалось прежде всего тем, что по мысли деятелей Учредительного Собрания, местная администрация подлежала коренному преобразованию на основе выборного начала.

Обеспечивая гражданам широкое пользование правом собраний, деятели Учредительного Собрания в то же самое время должны были принять меры и против возможных злоупотреблений этим правом. Мероприятия в этом направлении вызывались потребностями данного момента, чрезвычайными обстоятельствами, и главным образом, тем возбужденным состоянием, в котором постоянно пребывало население Парижа в эпоху революции.

Главной задачей, которую ставило себе Учредительное Собрание, было установление конституционного строя, и переход к мирным путям развития политической жизни. Органические мероприятия Учредительного Собрания были рассчитаны на нормальные условия, на применение их в правовом государстве. Совершенно иной характер имеют все мероприятия Конвента. Управление Конвента по существу являлось революционной диктатурой. Эта диктатура могла держаться лишь при наличности постоянной и активной поддержки со стороны местных организаций, активной в прямом смысле, т.е. в смысле поддержки силой, в исключительных случаях не отступающей перед непосредственным захватом власти, и устранением с политической арены всех «несогласно мыслящих».

Сообразно с этим, пределы права собраний раздвигались необычайно широко, отдельные собрания граждан приобретали функции носителей власти, но, разумеется, о праве всех граждан, без различия образа мыслей, созывать публичные собрания для обсуждения политических вопросов в этом периоде не может быть и речи.

Наступившая за падением Робеспьера «термидорианская реакция» отразила все крайности Конвента. Лук перегнули в противоположную сторону.

Всякие политические организации, всякие публичные собрания вообще оказались излишними. Население было слишком пресыщено политической жизнью. Революция закончилась, дорога для цезаризма была открыта.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100