www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Тесты On-line
Юридические словари
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Конституционное (государственное) право
Матвеев В.Ф. ΠΡАΒΟ ПУБЛИЧНЫХ СОБРАНИЙ Очерк развития и современной постановки права публичных собраний во Франции, Германии и Англии. С.-ПЕТЕРБУРГ. По изданию 1909 г. // Редактирование Allpravo.Ru. - 2004.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 12. Политические банкеты в эпоху реставрации

Постановления уголовного кодекса, направленные против неразрешенных обществ, получили применение не сразу. Хотя с падением Империи и водворением Бурбонов все оппозиционные элементы начинают группироваться в кружки и союзы, главное внимание правительства устремлено не на них, a на периодическую печать, против которой в законодательном порядке принимаются различные меры. Случаи же преследования неразрешенных обществ по 291 статье представляются крайне редкими. Так в 1819 г. правительство, после неудачного исхода общих выборов, решилось возбудить преследование против societe des Amis de la Presse, в числе учредителей которого были Брольи, Лафайэт, Лафит и другие политические деятели. Дело это кончилось штрафом в 200 фр., наложенным на собственников помещения, где происходили собрания[1]. Другое тайное общество, известное под именем Aide toi, le ciel t'aidera, имевшее крупное политическое значение; несмотря на свое резко оппозиционное отношение к правительству, вовсе не навлекло на себя преследований.

Заслуживает быть отмеченным то обстоятельство, что во главе последнего общества в качестве его председателя стоял Гизо, впоследствии министр Июльской монархии, выступивший в 1834 г. защитником специального закона об усиленных наказаниях за участие в тайных обществах.

Необходимость прибегать к таким приемам борьбы, как тайные общества, конспиративные кружки, расплодившиеся в эпоху Реставрации в большом количестве, объяснялось, конечно, отсутствием для оппозиции легальной возможности организоваться открыто. Всякая попытка распространять свои идеи посредством агитации в публичных собраниях встречала со стороны правительства резкий отпор. Историк той эпохи, Viel Castel, как о выдающемся событии, рассказывает о банкете, устроенном в 1816 г. в Париже 400 избирателями, в честь 14 депутатов оппозиции, среди которых был Казимир Перье. Уже одно известие о предстоящем банкете вызвало в публике опасения, Во избежание всяких беспорядков, устроители решились не допускать на банкете не только речей, но даже тостов. Как и следовало ожидать, банкет прошел спокойно, но с известной холодностью. Несколько подобных же банкетов в честь депутатов оппозиция было устроено в провинции, при чем на них провозглашались тосты за короля, королевскую семью, и «за полное осуществление Хартии»[2].

Интересно отметить, что пример в устройстве банкетов исходил с правой стороны. Именно первый банкет был устроен роялистами 31 марта 1816 г., по случаю годовщины того дня, когда они, воспользовавшись присутствием иностранных войск, проникли в Париж и провозгласили на бульварах восстановление Бурбонов. Оппозиция только следовала ее примеру, так как устройство банкетов, по-видимому, не вызывало особых протестов со стороны администрации, хотя бы уже потому, что эти банкеты были доступны лишь строго ограниченному кругу лице, и самая программа их устанавливалась заранее. Между тем, публичные собрания далеко не считались нормальными явлениями политической жизни в этот период, и попытки устройства их вызывали неизбежные столкновения с администрацией.

В тех случаях, когда являлась необходимость столковаться по поводу предстоящих выборов в Палату Депутатов, устраивались, обыкновенно, частные собрания, в частных квартирах, и без огласки. Администрация, по-видимому, не ставила препятствий к устройству таких немноголюдных и закрытых собраний. Когда же во время частичных выборов в 1828 г. оппозиционные избиратели устроили подготовительное собрание в общественном месте, в помещении, известном под названием Ротонды, в Елисейских полях, и на собрании около 1000 человек, выслушали речи кандидатов оппозиции, то реакционные газеты подняли тревогу. Несмотря на то, что собрание прошло вполне спокойно, на следующий же день La Quotidienne и Gazette de France объявили, что в Париже открылся якобинский клуб и революция возобновилась. По мнению реакционной прессы подобные собрания избирателей сами по себе являлись незаконными, так как противоречили ст. 8 избирательного закона 1817 г., в силу которой избирательные коллегии (les Colleges electoraux) созываются королем и распускаются по окончании выборов, причем никакие дебаты на собраниях этих коллегий не допускаются. Таким образом, реакционная печать совершенно отрицала право самих граждан созывать собрания, право, которое столько раз торжественно провозглашалось в эпоху революции. Такие собрания представлялись для реакционной прессы не нужными и даже вредными. Несомненно, писала Gazette de France, что в Париже избирательный округ в 1000 граждан подавлен тремястами избирателей. Несомненно, что подготовительные собрания фальсифицируют мнение избирателей. На другой же день, после описанного выше собрания в Елисейских полях, происходившего 31 марта, герцог де-Сабран выступил в палате пэров с заявлением, что политическое собрание, которое само выбирает председателя, выслушивает речи кандидатов на выборах, принимает от них обязательства, и т. п., не может быть допущено. Правительство не должно позволять, чтобы разрушились самые основы общественного мира (les fondements de la paix publique).

Правительство немедленно приняло меры. Уже 4-го апреля в «Moniteur» появилось правительственное сообщение, в котором указывалось, что предвыборные собрания могут происходить лишь в частных помещениях, и что собрания, подобные тому, какое было устроено оппозицией 31-го марта, не будут более допущены. Это собрание, говорилось в правительственном сообщении, хотя и не сопровождалось беспорядками, но пробудило печальные воспоминания и вызвало серьезные беспокойства.

Либеральная печать истолковала это распоряжение как узаконение собраний закрытых, устраиваемых в частных помещениях. Попытки устраивать публичные собрания в эпоху реставрации стали после этого еще более редкими[3].



[1] См. Weil Le droit de reuuion et d'association devant les Chambres et le tribuuaux, Paris 1893. стр. 49.

[2] Viel Castel «Histoire de la Restauration», t. 6, p. 516—518.

[3] Описание всего этого эпизода см. Viel Castel Histoire de la Restauration, t. 17 p. 333—6. См. также Weil, Le droit de reunion et d'association devant les chambres et les tribunaux, p. 75 et suiv.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100