www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Конституционное (государственное) право
Матвеев В.Ф. ΠΡАΒΟ ПУБЛИЧНЫХ СОБРАНИЙ Очерк развития и современной постановки права публичных собраний во Франции, Германии и Англии. С.-ПЕТЕРБУРГ. По изданию 1909 г. // Редактирование Allpravo.Ru. - 2004.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 6. Примеры применения указа 11 марта 1850 г. судом. Вопросы, возбуждавшие сомнение на практике

Говоря о законах, действовавших в Бадене и Вюртемберге, мы уже отмечали, что эти законы были применяемы на практике в духе широкого либерализма. И не может быть сомнения, что если бы в северно-германских государствах применение законов о праве союзов и собраний проникнуто было тем же направлением, то вопрос о реформе законодательства в этой области никогда не получил бы того значения, какое ему суждено было приобрести за последние годы. Мы ограничимся в дальнейшем изучением прусской практики, главным образом, конечно, в виду того преобладающего значения, какое Пруссия имеет в Германской Империи, a также и потому, что прусские условия могут вообще считаться средними, так сказать, типическими в отношении к праву союзов и собраний. Если в Баварии, например, и допускались порою некоторые облегчения от строгостей, установленных законом, то зато в Саксонии администрация успевала свести на нет и право союзов и право собраний, ухитряясь при этом нарушить даже те непомерно широкие рамки, в какие ставил ее усмотрение саксонский закон[1].

Обращаясь специально к анализу прусской судебной и административной практики, следует прежде всего вспомнить, что постановления указа 11 марта 1850 г. обставляли пользование правом собраний целым рядом формальностей, и наделяли представителя администрации на собраниях достаточно широкой дискреционной властью. Нельзя не признать, что за все время функционирования указа 11 марта и администрация и суд не уставали широко применять его постановления, наблюдая за выполнением всех формальных требований с одной стороны, и налагая кары за их неисполнение — с другой. При этом благодаря некоторой расплывчатости и неопределенности редакции отдельных постановлений, то или иное решение вопроса зависело от истолкования закона. Истолкователями его являлись в последней инстанции по жалобам на действия администрации — Oberverwaltungsgericht, по обвинениям же против частных лиц — Kammergericht.

Исчерпывающее изучение многолетней практики этих судебных учреждений в связи с применением указа 11 марта 1850 не входит в задачу настоящей работы. Нам достаточно познакомиться лишь с тем разрешением, какое получили в практике некоторые основные и принципиальные вопросы, поставленные суду самой жизнью. И уже по тому направлению, в каком разрешались эти вопросы, мы будем иметь возможность судить об общем характере применения закона на практике.

Первый вопрос, на который пришлось ответить судебной практике, поставлен был самим законодателем. Закон 11 марта должен был применяться к собраниям, на которых обсуждаются дела, представляющие публичный интерес — öffentliche Angelegenheiten. Самое это понятие не было однако точно истолковано законодателем, и сознательно предоставлялось судебной практике[2].

Точное установление этого понятия представляло, разумеется, огромную важность, так как именно от него зависело определение сферы применения закона. Чем теснее будет круг этих дел, тем шире окажется область государственного невмешательства и свободного самоопределения граждан. В судебной практике не наблюдалось, однако, стремления сколько-нибудь ограничивать понятие публичного интереса. Напротив, каммергерихт определенно высказался, что делами публичного интереса следует признавать не только дела, связанные с политическими или религиозными вопросами, но точно также все то, что может интересовать население в целом—die Gesamtheit, или отдельные классы населения, в особенности, в области социальных интересов[3].

Такое определение не только не суживало, но фактически расширяло до беспредельности понятие дел публичного интереса. Отдельными решениями и собрания, на которых показывались живые картины с объяснениями, и собрания рабочих определенной фабрики для обсуждения вопроса об изменении условий найма, признавались собраниями, на которых обсуждаются дела публичного интереса, следовательно допустимыми лишь при соблюдении всех требуемых законом формальностей[4]. Даже школьные праздники, если они устраиваются под открытым небом, и если на них могут иметь доступ взрослые подчиняются закону о собраниях и требуют предварительного разрешения. И в одном случае инспектору школы удалось избавиться от наказания лишь благодаря представлению доказательств, что устройство школьного праздника было разрешено учебным начальством, и следовательно согласно § 21 закона 11 марта, было свободно от формальностей, предписанных этим законом[5].

Лишь в самые последние годы практика каммергерихта делает попытки несколько сузить сферу применения закона.

В решении 19 октября 1903 г. по поводу обвинения одного лица в устройстве собрания для рабочих, работавших совместно в одной копи, каммергерихт признал, что хотя вопрос о повышении заработной платы, обсуждавшийся на собрании, есть вопрос общего интереса, тем не менее, так как в данном случае вопрос обсуждался не в общей постановке, a исключительно в применении к участникам собрания, то предмет собрания следует считать не представляющим публичного интереса, a самое собрание свободным от соблюдения формальностей.

Таким образом, вопрос о заработной плате вообще представляет публичный интерес, но заработная плата известной категории лиц такого интереса не представляет[6].

В этом решении каммергерихт, установил точку зрения, вполне соответствующую той, которую отстаивало правительство Второй Империи при выработке закона о собраниях 1868 г. (см. выше). В общем, конечно, прусский закон значительно либеральнее закона Второй Империи, так как он распространяет явочный порядок на политические собрания.

По поводу чтения на собрании отрывков из Библии, каммергерихт признал, что если читаемые отрывки затрагивают дела, представляющие публичный интерес, то собрания, на которых они читаются, подчиняются всем формальностям, установленным законом 11 марта. В противном случае эти собрания свободны от формальностей[7]. Позднее каммергерихт подтвердил, что общую молитву и пение религиозных песен нельзя рассматривать, как обсуждение дел, представляющих публичный интерес[8].

По поводу применения других статей указа 11 марта Высшему Административному Суду приходилось подчас принимать на себя защиту прав частных лиц от чрезмерных притязаний администрации. Так, например, в одном случае администрация не выдала удостоверения в принятии предварительного заявления в виду того, что собрание было назначено в 4 часа дня, a заявление о нем было подано накануне в 4 ч. 15 минут, следовательно, полных 24 часов не прошло. Из дела выяснилось, что устроитель собрания принес предварительное заявление в 8 ч. 15 м, накануне, но за отсутствием бургомистра должен был ждать его в течение часа, а так как бургомистр по приходе предупредил его, что до 4 ч. следующего дня остается менее 24 часов, то он тут же изменил время собрания, и назначил его на следующий день в 5 часов. Тем не менее, бургомистр отказался выдать удостоверение, ссылаясь на то, что, по имеющимся у него сведениям, помещение, в котором предположено собрание, не предоставлено в распоряжение устроителей. Высший Административный Суд признал, что заявление o собрании было в данном случае подано своевременно, так как удостоверено, что устроитель собрания явился в полицейское бюро до 4 ч. дня и о цели его прихода были осведомлены два полицейских чиновника. Заявления о собраниях должны приниматься без промедления. В противном случае устроители собраний всегда могут подвергаться опасности, что их заявления будут приниматься только тогда, когда они окажутся запоздавшими. Что же касается вопроса о помещении, то Высший Административный Суд нашел, что администрация вовсе не должна входить в рассмотрение того, действительно ли данное помещение предоставлено устроителям собрания, или нет. Если бы оказалось, что помещение в действительности не предоставлено хозяином, то собрание, конечно, не могло бы состояться. Но этот вопрос вовсе не касается администрации. По этим соображениям отказ бургомистра в выдаче удостоверения признан был незаконным[9].

Таким образом, до последнего времени местная администрация обнаруживает тенденцию превращать явочный порядок в разрешительный и отказывать в своем разрешении даже на устройство собраний в закрытых помещениях. Нет оснований удивляться тому, что по отношению к собраниям под открытым небом, устройство которых законом поставлено в зависимость от ее согласия, она постоянно проявляла еще менее благосклонности. § 9 требовал, как мы знаем, предварительного разрешения для всех публичных собраний под открытым небом, независимо от того, обсуждаются ли на них дела, представляющие публичный интерес, или нет. По разъяснению каммергерихта, публичными собраниями являются такие собрания, которые доступны публике, всем, a не только специально приглашенным. Если на собрание союза, на которое приглашены некоторые посторонние лица в качестве гостей, и проникает несколько лиц неприглашенных, собрание от этого не превращается в публичное[10].

Применяя правила закона, касающиеся собраний под открытым небом, администрация систематически обнаруживала тенденцию во-первых расширять самое понятие такого собрания, и во-вторых отказывать в своем разрешении. В одном случае Высший Административный Суд признал неправильным распущение собрания, произведенное на том основании, что двери помещения, где было устроено собрание, были открыты, и часть публики оставалась за недостатком места на дворе. Закон не требует, чтобы собрание происходило при закрытых дверях, a только в закрытых помещениях. Однако если бы кто либо из находящихся на дворе принял участие в дебатах, то собрание было бы незаконным, ибо оно превратилось бы в собрание под открытым небом, для которого по закону требуется особое разрешение[11].

По поводу тех оснований, по которым администрация может отказывать в разрешении собрания под открытым небом, интересно сопоставить два решения Высшего Административного Суда, сравнительно недавнего происхождения. Основанием для отказа, согласно закону, могло служить лишь то обстоятельство, что от устройства собрания можно было опасаться нарушения общественного спокойствия и порядка. В одном случае местный волостной начальник (Amtsvorsteher) и ландрат полагали, что собрание, которое намеревалась устроить социал-демократическая организация в сельском округе К., может угрожать общественному порядку и спокойствию, и на этом основании отказали в разрешении. Высший Административный Суд признал, что если бы основанием для отказа было желание затруднить социал-демократической партии агитацию в местности, то отказ следовало бы признать незакономерным. Социал-демократические собрания следует трактовать также, как и собрания всех других партий. Высший Административный Суд нашел, однако, что в данном случае администрация имела основание опасаться нарушения порядка и безопасности. Администрация ссылалась на опыт избирательной кампании 1903 г., когда многие собрания, на которые являлись социал-демократы, заканчивались столкновениями между приверженцами различных политических партий. Такие столкновения имели место и на собраниях, происходивших в закрытых помещениях. Тем более оснований было опасаться их в собраниях под открытым небом. Запрещая собрание, администрация, в данном случае, действовала вполне законно[12].

В решении по аналогическому делу, однако, тот же суд признал простое соображение о возможности столкновений между приверженцами различных партий недостаточным основанием для отказа в разрешении. Такие опасения, по мнению суда, возможны относительно любого большого собрания, и могут служить основанием для отказа в разрешении лишь тогда, когда на лицо имеются факты, подтверждающие опасения. И так как таких фактов местный волостной начальник не привел, то нет основания трактовать участников собрания, как лиц, которые свои политические разногласия будут разрешать насилием. В виду этого отказ в разрешении был признан неправильным[13].



[1] Применению на практике саксонского законодательства о праве союзов и собраний посвящена специальная брошюра Бебеля—Die Handhabung des Vereins- und Versammlungsrechts im Königreich Sachsen, Berlin, 1897.

[2] «Man sagte sich indessen, dass es nicht wohl zweitelhaft sein Könne was unter Einwirkung auf öffentliche Angelegenheiten zu verstehen sei, dass diese Bezeichnung auch seither zu gegründeten Zweifeln nicht Anlass gegeben habe, und dass es jedenfalls bedenklich sei hier mit einer Definition hervorzutreten die bei einen etwaigen mangelhaften Fassung dem, Zweck des Gesetzes leicht vereiteln Könne», Stenographische Berichte der II Kammer, 1850, B. V, S. 2771, Kommissionshericht.

[3] Kammergerichtsentshceidung 12 Januar 1891, Bd. 11, S. 309. Born, op. cit., S. 9.

[4] Born, ibidem.

[5] Kammergerichtsentscheidung 5 Mai 1881, Jahrbuch f. Entsch. d. Kg B. 2, S. 250.

[6] Entscheidungen des Kammergerichts, B. 26, 1904, S. 73.

[7] Entscheidungen des Kammergerichts, B. 25, S. 28. 1903.

[8] Ibidem, B. 31, S. 36.

[9] Entscheidung des Oberverwaltungsgerichts, I Senats 28 Februar 1905. Preussische Verwaltungsblatt 19 Mai 1906, S. 591.

[10] Urteil des Kammergerichts, 20, I, 1902. Goltdammers Archiv, Bd. 49, S. 343. Contra-Delius, Preuss. Verwaltungsblatt, 26 December 1903, S. 212.

[11] Entscheidungen des Königlichen Oberverwaltungsgerichls, 1905, B. 46, S. 436.

[12] Решение суда приведено в Preussisches Verwaltungsblatt, 7 April 1906, стр. 486.

[13] Entscheidungen d. Königlichen Preussischen Oberverwaltungsgerichts,: B. 46, S. 450, 1905.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100