www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Конституционное (государственное) право
Матвеев В.Ф. ΠΡАΒΟ ПУБЛИЧНЫХ СОБРАНИЙ Очерк развития и современной постановки права публичных собраний во Франции, Германии и Англии. С.-ПЕТЕРБУРГ. По изданию 1909 г. // Редактирование Allpravo.Ru. - 2004.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 9. Митинги на площадях и на улицах. Их противоправность. Отношение к ним правительства. Специальные полномочия полиции в Лондоне и в других городах по отношению к митингам

В предыдущей главе мы познакомились с понятием «незаконного собрания» по английскому праву, и с теми полномочиями, которыми обладают по отношению к собраниям этого типа органы исполнительной власти. Мы видели, что термин «незаконное собрание» имеет в английском праве чисто техническое значение. Данное собрание может явиться противоправным, может представлять собой нарушение закона, не будучи в то же время собранием незаконным в техническом смысле, не преследуя незаконной цели, не вызывая страха в окружающих спокойных и разумных гражданах и т. д.

Такой случай не представляет собой ничего исключительного, необычайного. В положении собраний противоправных (contrary to law), но, однако, не незаконных в техническом смысле, оказывается большая часть всех митингов, устраиваемых на площадях, на улицах и дорогах, и в общественных парках.

Подобные митинги, как известно, составляют нормальное явление в политической жизни Англии. Нет необходимости доказывать, что улицы и площади назначены для передвижения, a общественные парки — для гулянья. Если и тут и там устраиваются митинги, то этим, без всякого сомнения, может быть затруднено уличное движение, могут быть нарушены права и интересы лиц, желающих пользоваться парками для гулянья. Оставаясь на строго-законной почве, полиция всегда может воспрепятствовать устройству митингов на улицах, на площадях, или в общественных парках. Как совершенно правильно замечает Дайси, мнение, что существует право собираться в общественных местах, является последствием многих ошибочных предположений и многих недоразумений. Право публичных собраний, т.е. принадлежащее каждому гражданину права сойтись с другими в месте, где он имеет по закону право быть для какой-нибудь цели, и в частности, для обсуждения политических вопросов, смешивается постоянно с совершенно иным. мнимым правом всякого гражданина занимать для митинга всякое место, открытое для публики[1]. Судебная практика, говорит по тому же поводу Haycraft[2], установила, что претензия какой-нибудь группы лиц собираться на дороге, и оставаться на месте в течение долгого времени (аs long as they please) в ущерб остальной публике, непримирима с правом свободного прохода. Лицо, которое собирает толпу на дороге и тем создает препятствия для прохода, может подлежать ответственности на основании специального дорожного законодательства, или же вообще за вредные действия (nuisances). Haycraft признает, что помимо властей, заведующих дорогами (highways authorities) полиция, собственно, не имеет права разгонять собрание на дороге, если оно само по себе не является незаконным. Однако если собрание умышленно устраивается на дороге, чтобы помешать движению, или воспрепятствовать полиции исполнять ее обязанности, такое собрание является незаконным, и может быть разогнано силой, a участники его могут быть задержаны. Следует иметь в виду, что полномочия полиции на улицах, вообще, значительно шире прав частных лиц. В то время как частное лицо имеет только право свободного прохода для себя самого, и не может требовать, чтобы ему дали возможность ходить взад и вперед по дороге, через толпу, обязанность полиции, наоборот, и заключается в том, чтобы двигаться по одиночке, или отрядами по дороге, между прочим, для того, чтобы очистить путь для тех, кто желает пройти.

Таким образом, de jure полиция вполне может воспрепятствовать устройству уличных митингов. De facto, однако, такие митинги устраиваются очень часто, в особенности, во время избирательной кампании, и не вызывают протестов со стороны администрации. «Устроители,—замечает по этому поводу криминалист Shirley, — должны только соблюдать приличия, и заранее извещать местную полицию о своем намерении нарушить закон»[3].

С точки зрения юриста, митинги на улицах и дорогах не перестают быть противоправными, как бы ни относилась к ним администрация. Они представляют собой «nuisance», т.е. действие, причиняющее вред, и следовательно, отношение администрации к таким митингам всегда может измениться, если окажется нежелательным допускать их в дальнейшем[4]. Все полномочия полиции по отношению к уличным митингам вытекают из общей обязанности ее иметь наблюдение за порядком на улицах. Все эти полномочия основываются на «общем праве» (common law). Независимо от этого, в некоторых местностях полиция имеет в силу специальных законов особые полномочия для того, чтобы препятствовать скоплению народа.

Такие специальные полномочия предоставлены начальнику лондонской полиции, который может издавать обязательные постановления, регулирующие уличное движение, для предупреждения каких бы то ни было замешательств на улицах и площадях, во время публичных процессий, развлечений и иллюминаций. Кроме того он может давать предписания констеблям относительно поддержания порядка, и предупреждения всякого загораживанья пути в непосредственном соседстве с королевскими дворцами, с правительственными учреждениями, с парламентом, судами, театрами и другими публичными местами, a так же везде, где улицы или проходы могут быть сделаны трудно проходимыми вследствие скопления народу. Закон об организации лондонской полиции, Metropolitan Police Act 1839 г. (2 α Vict. c. 47) предоставляет ей право не только требовать выполнения этих предписании, но даже задерживать их нарушителей. Последним угрожает ответственность в форме штрафа до 40 шиллингов[5]. Аналогичные полномочия предоставлены на основании закона о городской полиции Town Police Clauses Aсt 1847 г. (10 α 11 Vict. c. 89) органам, полиции в тех городах, где этот закон введен в действие. И здесь полиция может воспрещать и рассеивать уличные митинги, если она имеет основание бояться, что митингом будет нарушен «общественный мир», или затруднено уличное движение[6].

Последствия этого запрещения митинга заключаются в том, что если суд признает его затем незаконным собранием, участники его не будут иметь права ссылаться на то, что они не были осведомлены о незаконности митинга. Публичные процессии находятся в таком же положении, что и митинги. Публика имеет право гулять в мирных процессиях, какой бы то ни было длины, имея в виду, что этим она только осуществляет свое право свободно ходить по улицам. Если же процессия загораживает дорогу, так что лица, не участвующие в ней, не могут дорогой пользоваться, то в таком случае процессия представляет собой вредное явление, (nuisance), и лица, участвующие в ней, подлежат ответственности на общем основании[7].



[1] Дайси, ор. cit., стр. 522.

[2] Нaycraft, Executive powers iu rebation to crime and disorder, London, 1897 стр. 116.

[3] Shirley, A selection of leading cases in the criminal law, London 1888, стр. 6.

[4] По поводу собраний на улицах ср. очень характерную речь сказанную на суде шерифом в Dunday, Irish Law Times 9 Nov. 1889. Речь эта заслуживает того, чтобы привести из нее отрывок. Городские улицы, говорил шериф, обращаясь к обвиняемым, не составляют собственности должностных лиц. Они принадлежат всем жителям, и предназначены для общеизвестного способа пользования, для прохода и проезда людей, животных и экипажей. Они не предназначены для того, чтобы служить местом для диспутов, или для манифестаций толпы и ее способностей к устрашению или к разрушению. Никто, под предлогом просвещения или убеждения толпы; не может преграждать путь другим. Всякий, кто собирает толпу на улице, будет ли это странствующий торговец рыбой, или отчаянный политик, или безумный сальвационист (член Армии Спасения) ответствен за нарушение закона, ибо он не пользуется своим правом, a нарушает права других, мешая им пройти, раздражая их шумом, который они могут не желать слышать. Никто, ни частные люди, ни должностные лица, не имеют права устраивать митинги на улице. Обязанность должностных лиц — только регулировать пользование улицами в интересах всего населения, a не превращать их в арену для публичных митингов, так как это значило бы уже не регулировать уличное движение, a извращать пользование улицами, предоставлять улицы для совершенно посторонних, не отвечающих их прямому назначению целей.

[5] ) Blagg, op. cit., стр. 64. Haycraft, op. cit., стр. 118.

[6] Haycraft, loc. cit.

[7] Ibidem.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100