www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Конституционное (государственное) право
Учебник государственного права. Профессора Казанского Университета В.В. Ивановского. Издание четвертое. 1913 год. // Allpravo.Ru - 2004.
<< Назад    Содержание   
§ 8. Первые представители новоевропейской науки о государстве.

Первыми наиболее выдающимися политическими писателями нового времени были Макиавелли и Жан Боден. Макиавелли, написавший два главных труда—«Государь» и «Рассуждение по поводу первых десяти книг Тита Ливия» — является вполне освободившимся от всякого теологического влияния. Хотя политика преобладает в его сочинениях, но он далеко не чужд теоретических понятий. Изучая историю и наблюдая современные ему государства, Макиавелли приходит к некоторым теоретическим выводам относительно, напр., происхождения государства, его развития, смены одних государств другими, отношений между различными группами населения и той роди, какую они играют в государственной жизни. Но в гораздо большей степени выступает Макиавелли как политик, стремящийся, подобно древним, создать идеал государственного устройства. Его можно уже с полным правом назвать представителем реальной политики, так как он не довольствуется фантастическими построениями, но ищет ответов для будущего государства в отношениях и психологии современных ему народов; для изучения или наблюдения этой общественной психологии богатый материал давали ему итальянские республики и монархии его времени. Его политические взгляды кажутся проникнутыми противоречиями, так как он одновременно высказывается и за монархию и за республику. На самом деле, однако, противоречия здесь нет. Истинным идеалом для него служит республика, народовластие; он указывает на мнения преимущества этой формы правления сравнительно с монархией; и тем не менее для его времени он стоит за монархию, потому что итальянские республики его времени были весьма далеки от его идеала, и чтобы дойти до этого последнего, они должны были пройти еще стадию монархии, должны были объединиться под сильной монархической властью, чтобы положить предел кровавой борьбе партий и обеспечить себя против иноземного вторжения. Таким образом, Макиавелли смотрел на монархию, как на средство достижения народовластия. Сначала требо валось объединение и успокоение, а затем уже при этих условиях могли развиться демократические республиканские учреждения. В этом стремлении к упрочению монархии Макиавелли снабжает монархов советами в скорейшему достижению цели, рекомендует им мероприятия, проникнутые исключительно принципом целесообразности, не заботясь о соответствии их требованиям морали.

Во второй половине XVI столетия приобрел известность французский ученый Жан Боден, написавший несколько сочинений, из которых наибольшею известностью пользуются его «шесть книг о государстве» (1576). Если на воззрения Макиавелли оказали влияние политические условия жизни в его отечестве—Италии, то, в свою очередь, и Жан Боден всецело должен был подчиняться влиянию условий, определявших политическую жизнь во Франции. До XVI столетия во Франции постепенно развивалась и упрочивалась феодальная система со всеми его отрицательными явлениями—кулачным правом баронов, их произволом и угнетением, как в отношении крестьянского, так и до известной степени и городского населения. Королевской власти в союзе с городами и церковью удается постепенно ослаблять политическое могущество феодалов; той же задаче считают своим долгом содействовать и ученые, видевшие в сильной и объединенной королевской власти единственное средство избавиться от средневековой феодальной анархии. Жан Боден принадлежал к числу таких ученых, и хотя монархическая власть при нем уже достаточно упрочилась, он стремится обосновать ее юридически и доказать целесообразность и разумность этой власти; хотя Боден по условиям своего времени был политиком и смотрел на монархическую власть как на средство достижения общего благосостояния для современной ему Франции и для каждого государства, находящегося в таком же положении, тем не менее он возвышается и до теоретических понятий, определял природу государства и свойства государственной власти. Государство, по его мнению, есть совокупность семейств под суверенной властью, которая, хотя и не ограничена, но основана на законах, одинаковых для всех граждан. Суверен, или носитель государственной власти, не ограничен и безответствен; пределы его власти установляются Богом и законами природы.

Суверенитет может принадлежать одному лицу, народу или аристократии. Суверенитет есть высшая власть в государстве и характеризуется признаками неделимости; разделяться могут функции власти, но не самый суверенитет. Формами государственного устройства являются монархии в разных ее видах, аристократия и народное государство, Замечательную черту в суждениях и построениях Жана Бодена составляет его стремление строить свои положения не отвлеченным путем, но на основании изучения истории и наблюдения действительной жизни. Если его метод и не может еще быт назван позитивным или социологическим, то ему, во всяком случае, присуща значительная доля реализма.

Средние века и заменивший их период постепенного развития в большинстве европейских государств монархического абсолютизма были той исторической стадией, когда материальная сила сконцентрировалась в руках общественного меньшинства и дала ему возможность подчинить себе неимущее трудящееся население. Эпоха абсолютизма имела в этом отношении лишь упорядочивающее влияние. Абсолютные государи, подчинивши себе феодалов, сконцентрировали в своих руках политическую власть, но не лишили бывших феодальных баронов и сеньоров их экономического могущества, которое давало им возможность и при абсолютной власти эксплуатировать земледельческое население. Напротив, положение низших трудящихся классов в эпоху абсолютизма еще более ухудшилось, в виду увеличившихся поборов, установленных для поддержания и упрочения полицейского и абсолютного государства. В этом отношении трудящиеся низшие слои населения во всей Европе в рассматриваемый период времени находились в одинаково плачевном положении. Сила привычки и инерции, с одной стороны, отсутствие каких бы то ни было способов и средств выйти из такого угнетенного положения, с другой, способствовали тому, что такой порядок вещей сохранился целыми веками. Но уже в ХVІ столетии были люди, которые возвышались над установившимися привычками, видели в крайнем экономическом неравенстве людей величайшее зло, считали развившийся порядок вещей результатом злоупотребления правом сильного и строили планы более совершенного политического строя. К числу таких людей принадлежал Томас Мор, написавший в начале XVI столетия свое знаменитое сочинение «De optimo reipublicae statu deque nova insula Utopia», в котором он, подвергая критике существовавший в его время политический и социальный строй, рисует идеальный прядок жизни, в котором господствуют начала коммунизма, отсутствует институт частной собственности, организация власти покоится на демократических началах, хотя и не без единоличного главы государства. Материальные блага в Утопии распределяются между трудящимся населением соответственно потребностям каждого. Взгляды Мора для его времени были исключительными, и ему пришлось поплатиться за них даже своею жизнью; он в своей Утопии идет гораздо дальше философов древности, для которых идея равенства людей и, в частности, равенства экономического, была совершенно чуждой. Но если сравнить Утопию Мора с позднейшими политическими построениями, то многое в ней является не только не идеально совершенным, но и отставшим от действительной жизни. Государственная власть в Утопии, правда, демократична, имеет свой источник в народе, но индивидуальная свобода и личные права весьма ограничены; так, в его Утопии ее допускается свобода собраний, свобода слова, передвижения. Таким образом, с современной точки зрения предлагаемый Мором политический идеал далеко уже не так заманчив, каким он мог казаться его современникам. При оценке взглядов людей следует, однако, стоять на исторической почве, так как каждый писатель или мыслитель является, в огромном большинстве случаев, сыном своего века и народа.

<< Назад    Содержание   




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100