www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Конституционное (государственное) право
Правовые основы системы ювенальной юстиции. Учебное пособие. Исмаилов Б.И. (Ташкент) - 2002.
<< Назад    Содержание   
2.3 Проблема соотношения международных стандартов правосудия в отношении несовершеннолетних и Узбекского уголовного законодательства

Со вступлением Узбекистана в новый этап социально-экономических и политических реформ необходимость интенсификации правовой реформы ощущается сегодня как никогда остро. Правоприменительная практика показывает, что реформы должны коснуться и проблем ювенальной юстиции. Проблема актуализируется тем, что сегодня Республика является участницей более 60 международно-правовых соглашений в области защиты прав человека, значительная часть которых регламентируют процесс уголовного правосудия в отношении несовершеннолетних в числе которых Международный пакт о гражданских и политических правах 1966г.,Конвенция ООН «О правах ребёнка 1989г., Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984г., Всемирная Декларация об обеспечении выживания, защиты и развития детей 1990г., Основное соглашение между ЮНИСЕФ и Правительством Республики Узбекистан 1991г., Гаагская конвенция о гражданских аспектах похищения детей в другие страны 1992г. и др[1].

Следует отметить, что работа в данном направлении уже началась – Принято Постановление Правительства, 15 сентября 2000г. принято Постановление Пленума Верховного суда «О судебной практике по делам несовершеннолетних», воссозданы комиссии по делам несовершеннолетних. Но как показывает практика –это первые шаги.

По сложившейся практике, государства ратифицировавшие Конвенцию о правах ребёнка работу в сфере имплементации норм указанного документа начинают с принятия специального закона, в котором закрепляются основные приоритеты в данной сфере правового регулирования. Далее, идет процесс собственно имплементации когда нормы международных документов начинают внедряться в национальные законодательные акты.

Обычно в сфере закрепления и реализации экономических, социальных, культурных прав ребёнка особых проблем не появляется, иная ситуация в блоке законодательных актов в сфере правосудия в отношении несовершеннолетних.

Сопоставительный анализ отечественного уголовного и уголовно-процессуального законодательства показывает, что уголовное законодательство Республики всё еще сохраняет элементы «социалистического» подхода к проблеме осуществления уголовного правосудия в отношении несовершеннолетних. Особенно это заметно в практике ювенальной юстиции поскольку, допуская определенные послабления для несовершеннолетних (например, недопустимость возложения на них более тяжелого наказания, нежели лишение свободы на десятилетний срок; возможность применения к ним принудительных мер воспитательного воздействия; разрешение применять к ним заключение под стражу в качестве меры пресечения "лишь в исключительных случаях" и т.п.), не рассматривает судопроизводство по делам подростков как процедуру, коренным образом отличающуюся по своему предназначению и формам от разбирательства уголовных дел взрослых обвиняемых. Предварительное расследование и судебное разбирательство уголовных дел несовершеннолетних, а также постановления уголовного закона, касающиеся этой категории лиц, представляют собой лишь частные случаи общих процедур и норм, что находит свое выражение, в частности, в названии шестого раздела Уголовного Кодекса Республики Узбекистан: "Особенности ответственности несовершеннолетних". В логике "особенностей" процессуального статуса несовершеннолетнего изложена и глава 60 Уголовно-процессуального кодекса Республики Узбекистан.

Сопоставляя положения Минимальных стандартных правил Организации Объединенных Наций, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних ("Пекинских правил"), утвержденных резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи ООН 29 ноября 1985 г., с одной стороны, и, с другой стороны, нормы Уголовного и Уголовно-процессуальных кодексов Республики Узбекистан можно найти множество расхождений. В этой связи сложной и важной проблемой является приведение в соответствие к требованию международно-правовых стандартов норм уголовно-процессуального права.

Работу в данном направлении можно начать с пересмотра ведомственных актов (преимущественно МВД) регламентирующих вопросы организации уголовного процесса в отношении несовершеннолетних (содержание, конвоирование, охрану подсудимых). К примеру, железные решетки для содержания осужденных в залах судов, как нам кажется, особого уважения к правосудию не прививают.

Требованием времени является специализация судов. Анализ судебной практики показывает, что сегодня количество и сложность рассматриваемых судами дел возрастает. Отправление реального правосудия требует от судей наличия специальных знаний и значительного практического опыта. К сожалению сегодня судьи республики вынуждены рассматривать единовременно различные категории дел. Зачастую бывает, что судьи перегружены делами различной категории сложности. В этой связи оптимальным решением является расширение специализации судов, предлагается введение в судебную систему республики специальных норм предусматривающих создание в Узбекистане системы ювенальной юстиции.

Сегодня когда приоритеты уголовно-исправительной политики страны обретают контуры демократической наличие указанных судов является велением времени, тем более, что создание указанных судов предполагают нормы Минимальных стандартных правил Организации Объединенных Наций, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних ("Пекинских правил"), утвержденных резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи ООН 29 ноября 1985 г., Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984г., Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка 1979г., и др.

Не менее сложной и важной проблемой является и приведение в соответствие к требованию международно-правовых стандартов норм и уголовно-процессуального права, работу в данном направлении можно вести в направлении исключения норм процессуального права в той или иной степени несоответствующих современным требованиям. Так, уже сегодня без всякого ущерба можно отказаться от ч.7,ч.9 ст. 19 УПК, ст. 132-134 УПК. Допускающих возможность потенциального нарушение прав участников уголовного процесса и особенно несовершеннолетних. Институт выездных заседаний судов как считает ряд ученых устарел [2]. Ч.7. ст.19 УПК допускающий возможность выездных судебных заседаний в некоторой степени вступает в конфликт с требованием ст.17 УПК, ибо любой судебный процесс дело конфиденциальное и вынесение его на всеобщее обсуждение потенциально допускает игнорирование требований как международно-правовых стандартов так и норм национального законодательства требующих уважение чести и достоинства личности.

Далее, ч.9.ст.19 УПК допускает осуществление фото-видеосъёмки в зале суда с разрешения судьи в то время как п. 8.2 Пекинских правил содержит рекомендацию, согласно которой "В принципе не должна публиковаться никакая информация, которая может привести к указанию на личность несовершеннолетнего правонарушителя". Узбекское законодательство никаких ограничений на сей счет не содержит; в ходе предварительного следствия и судопроизводства распространение такой информации органами уголовного преследования и даже посторонними лицами зависит от усмотрения судьи, следователя или прокурора. Думается пришло время отменить данную норму как несоответствующей требованиям международных стандартов судопроизводства. В этой связи интересен опыт США, так Правила судопроизводства штата Пенсильвания (Свод законов Пенсильвании- титул 234) содержат ст.328 «Фотографирование и радиовещание в зале суда» в соответствии с которой : «Запрещается фотографирование в зале суда или поблизости от него, радио-телевещание из зала суда или поблизости от него во время любого судебного процесса. Местом, находящимся поблизости от зала суда, считается ближайшая территория у входа и выхода из зала суда»[3].

В республике отсутствуют специальные программы поддержки примирения несовершеннолетнего обидчика и жертвы, организации общественного надзора за освобожденным от наказания несовершеннолетним, необходимость принятия которых вытекает из пункта 11.4 Пекинских правил[4]. Изучение проблем восстановительного правосудия также практически не ведется.

Согласно п. 13.1 Пекинских правил, к несовершеннолетним "содержание под стражей до суда применяется лишь в качестве крайней меры и в течение кратчайшего периода времени". Узбекское законодательство позволяет содержать под стражей несовершеннолетних на протяжении тех же сроков, что и взрослых. Не ограничен законом и срок содержания под стражей несовершеннолетних подсудимых.

Уместно указать и на расхождение международных рекомендаций и положений Уголовного кодекса Республики Узбекистан. "Несовершеннолетнего правонарушителя не следует лишать личной свободы, если только он не признан виновным в совершении серьезного деяния с применением насилия против другого лица или в неоднократном совершении других серьезных правонарушений", - гласит подпункт "с" пункта 17.1 Пекинских правил. Несовершеннолетие считается в Узбекистане смягчающим наказание обстоятельством (п. «ж» ч.2 ст.55 УК ), но лишение свободы на срок до 10 лет может быть применено к подросткам за совершение любых преступлений, в том числе - небольшой тяжести. При этом по делам несовершеннолетних особого, отличного от придаваемого по другим делам, юридического значения не имеет криминологическая характеристика деяния: насильственное оно или нет, впервые совершено или при рецидиве. Такое отношение к несовершеннолетним правонарушителям свойственно не только Узбекистану, но и государствам - членам СНГ: Модельный уголовный кодекс, принятый Межпарламентской Ассамблеей 17 февраля 1996 г., также игнорирует рассматриваемое положение Пекинских правил. Это тем более прискорбно, так как Узбекистан, как и многие государства СНГ, придерживается при изложении санкций уголовно-правовых норм устаревшей законодательной техники. Если в европейских государствах приводятся лишь верхние границы санкций этих норм, то в государствах СНГ типично указание еще и нижней границы санкции. В результате суды, не усмотрев в деле каких-либо исключительных обстоятельств, дающих право назначить наказание "ниже низшего" предела санкции, вынуждены применять к несовершеннолетним в типовых случаях длительные сроки лишения свободы за такие довольно распространенные в молодежной среде деяния, как грабеж, разбой, угон автотранспортных средств.

Указанные расхождения норм отечественного законодательства и Пекинских правил представители власти, ученые и чиновные, охотно оправдывают тем, что Правила носят лишь рекомендательный характер и потому не являются частью нашей правовой системы. Это правда, хотя намерение вступить в семью цивилизованных народов предполагает добровольные ограничения репрессивного настроя государственной машины и гуманизацию ее деятельности.

Обыкновения правоприменительной практики формируются вне жесткой зависимости от наличия нормы, предписывающей определенное поведение, а подчас - вопреки содержанию такой нормы. Поэтому гуманные принципы, отраженные в Пекинских правилах, могли бы внедряться в практику до их закрепления в узбекском законодательстве, если бы они не отторгались воспитанными в духе социалистического правосознания отдельными судьями, прокурорами, следователями, оперуполномоченными.

К сожалению уголовное законодательство республики материальное и процессуальное, использует рамки и механизмы карательной юстиции, работающей во имя воздаяния и устрашения. Задачами уголовного судопроизводства являются "быстрое и полное .раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый, совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию..." (ч.1 ст.2 УПК Республики Узбекистан). А в соответствии с общими принципами правосудия наказание в нашей стране .применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений. Фактически, размах и качественные характеристики уголовного преследования находятся под большим влиянием ведомственных показателей; так, не последнюю роль при возбуждении уголовного дела играет оценка его "судебной перспективы", легкости раскрытия данного преступления, влияния на отчетность о "состоянии законности" на данной территории (увеличится ли до недопустимых пределов уровень преступности при регистрации деяния данной категории); государственные обвинители в суде практически всегда настаивают на виновности обвиняемого, заключенного под стражу, стремятся не допустить оправдания арестованного подсудимого, как и направления дела для производства дополнительного расследования. Что касается "целей наказания", то из них достигаются в той или иной степени цели мести преступнику, восстанавления картины "справедливого мира" в глазах жертвы или ее правопреемников, а также "общей и специальной превенции", то есть запугивания правонарушителя и окружающих. Надо также подчеркнуть, что законодатель и взятая им на вооружение правовая доктрина исходят из представления о преступлении как о "деянии", имевшем место в прошлом и подлежащем установлению средствами уголовного судопроизводства; последующему развитию ситуации, если в деянии к некоторому моменту уже имелись "все элементы состава преступления", как и позиции жертвы и обидчика по поводу случившегося, придается ничтожно малое значение. Таковы в самых общих чертах содержательные характеристики отечественного карательного правосудия, в равной мере касающиеся взрослых и несовершеннолетних.

Пекинские же правила рассчитаны на иные, кураторские, начала деятельности юридической системы хотя бы по делам несовершеннолетних. В силу пункта 5.1 Правил "Система правосудия в отношении несовершеннолетних направлена в первую очередь на обеспечение благополучия несовершеннолетнего"; "судебное разбирательство должно отвечать интересам несовершеннолетнего и осуществляться в атмосфере понимания" (п. 14.2 Правил); "при рассмотрении дела несовершеннолетнего вопрос о его или ее благополучии должен служить определяющим фактором (подпункт "d" п. 17.1 Правил). Иными словами, по замыслу авторов Пекинских правил, несовершеннолетний - это объект заботы государства и общества, субъект процесса, по возможности очищенного от мертвящих формальностей; благополучие подростка, даже подвергаемого наказанию, ставится во главу угла. Отечественная же правовая доктрина видит в раскрытии преступления, изобличении правонарушителя самодовлеющую ценность. Допуская освобождение его от уголовной ответственности лишь по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести, закон ставит решение этого вопроса в зависимость от воли следователя, прокурора, суда, то есть государственных чиновников и органов.

Не менее сложной проблемой, является и определение мер правового воздействия на несовершеннолетних В соответствии с п. 18.1 Пекинских правил: "В целях обеспечения большей гибкости и во избежание по возможности заключения в исправительные учреждения компетентный орган власти должен располагать при разрешении дела широким комплексом мер воздействия. Такими мерами, которые могут осуществляться в сочетании друг с другом, являются:

а) постановления об опеке, руководстве и надзоре;

b) пробация;

с) постановления о работе на благо общины;

d) финансовые наказания, компенсация и реституция;

е) постановления о принятии промежуточных и других мер;

f) постановления об участии в групповой психотерапии и других подобных мероприятиях;

g) постановления, касающиеся передачи на воспитание, места проживания или других воспитательных мер;

h) другие соответствующие постановления.". Думается, есть, что можно использовать уже сегодня. Тем более, что указанные меры воздействия широко применяются в большинстве демократических стран. Применение в отношении несовершеннолетних видов наказания альтернативных лишению свободы в значительной степени способно повлиять на криминогенную ситуацию в целом.

Анализ показывает, что модели отечественной карательной и "пекинской" кураторской юстиции органически несовместимы. Переход Узбекистана к соблюдению международных стандартов в области прав человека, в том числе - несовершеннолетних правонарушителей, не может быть осуществлен только лишь за счет специализации персонала правоохранительных органов и судов, который поневоле будет воспроизводить подходы карательной юстиции на отданном в их власть уязвимом человеческом материале. Лишь существенное изменение уголовного законодательства в сочетании с формированием обособленных судебных органов по делам несовершеннолетних, персонал которых должен подбираться по специальным правилам, включая образовательный ценз, и в рамках нетривиального штатного расписания, могут дать желаемый эффект.

Отправление правосудия в отношении несовершеннолетних правонарушителей

С принятием Конвенции признание потребности лучшей защиты, поддержки и реабилитации несовершеннолетних становится все более очевидным. Реалии последних лет демонстрируют тот факт, что в условиях перехода к рыночным отношениям более всего страдают социально уязвимые группы населения дети, инвалиды, пенсионеры. Чем довольно часто пользуются разного рода деструктивные силы. В результате «активной» пропагандисткой работы и специальных PR технологий дети вовлекаются в сферу влияния криминалитета. Что не может не волновать демократическую общественность.

Именно поэтому особое внимание проблеме правосудия для детей уделено в нескольких статьях Конвенции о правах ребёнка: статья 40 устанавливает нормы для отправления правосудия, статья 37 касается защиты детей, лишенных свободы, а статья 39 касается мер, необходимых для реабилитации и реинтеграции. Положения Конвенции не являются исчерпывающими и дополняются более детальными нормами, изложенными в других правилах и положениях ООН, касающихся правосудия для несовершеннолетних, это: Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), 1985г.; Правила Организации Объединенных Наций, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, 1990г.; Руководящие принципы Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Руководящие принципы, принятые в Эр-Рияде) 1990г.

Общей для всех международных стандартов в области защиты несовершеннолетних является норма, предписывающая государствам заменять содержание под стражей малолетних правонарушителей до суда другими альтернативными мерами: «необходимо избегать, насколько это возможно, содержание под стражей несовершеннолетних до суда и прибегать к нему только в исключительных случаях. В тех случаях, когда такая мера, как превентивное содержание под стражей все же применяется, суды должны уделять первоочередное внимание максимально быстрому рассмотрению дел, с тем, чтобы период содержания под арестом был как можно менее продолжительным»

Следует отметить, что в последние годы в Узбекистане ведётся планомерная работа по приведению национального законодательства в соответствие со стандартами ООН правосудия в отношении несовершеннолетних, именуемых чаще «системой ювенальной юстиции». В результате осуществляемых реформ сокращены формальные основания привлечения несовершеннолетних к уголовной ответственности, воссозданы Комиссии по делам несовершеннолетних, налаживается работа по профилактике преступности среди несовершеннолетних. Несмотря на успехи, достигнутые в приведении законодательств в соответствие с Конвенцией, в реальной жизни довольно много проблем. Так несмотря на то, что в Узбекистане самый низкий уровень подростковой преступности среди государств СНГ, в последние годы наблюдался некоторый рост преступлений несовершеннолетних. В последние годы были созданы организационные основы системы ювенальной юстиции Республики Узбекистан - Постановление Кабинета Министров Республики Узбекистан «О совершенствовании деятельности комиссий по делам несовершеннолетних» от 21 сентября 2000г. № 360.,– Разъяснения Пленума Верховного Суда Республики Узбекистан о судебной практике по делам несовершеннолетних» от 15 сентября 2000г.. И нет сомнений, что использование опыты демократических стран по формированию национальных систем ювенальной юстиции поможет Узбекистану сформировать собственную систему способную уберечь детей от совершения преступлений.



[1] Права человека и предварительное заключение. -Нью-Йорк .: 1994.137с.

[2] Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии.-М.: Дело,2000.-270 с.

[3] США.Конституция и законодательные акты.-М.:Прогресс-ЮНИВЕРС.1993.-С.757.

[4] Общественные работы как альтернатива тюремному заключению -М.: PRI. 1999.26.

<< Назад    Содержание   




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100