www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Конституционное (государственное) право
Мухамет-Ирекле А. Юридические аспекты природопользования. – М.: НИА-Природа, 2002. – 340 с.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 10

В Российской Федерации, то есть в большинстве ее субъектов, которые не принимали своих «водных» законов, юридическая ответственность субъекту правонарушения водного законодательства определена в соответствии со ст. 130 Водного кодекса Российской Федерации: «Лица, виновные в нарушении водного законодательства Российской Федерации, несут административную и уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Штрафы за административные правонарушения налагаются должностными лицами специально уполномоченного государственного органа управления использованием и охраной водного фонда в пределах их компетенции, установленной законодательством Российской Федерации».

Следует отметить, что при всей своей «нарочитой приближенности», настоящее исследование, как хочется надеяться, строго следует заданной методологической линии. Последняя состоит в том, что весь кризис российской государственности в неком приближении может быть рассмотрен через условия «экологического кризиса»; в свою очередь, последний – через исполнение государством приписываемой ему юридической наукой так называемой экологической функции государства; которая осуществляется посредством законодательства и его применения; что является прерогативой органов государства, прежде всего, специально уполномоченных государственных органов в сфере природопользования. Так вот последние, как будет показано далее по тексту, в своей работе по применению мер юридической ответственности предпочитают из всех возможных именно меры административного воздействия. На них и остановим внимание россиян более подробно.

На момент написания, в основном, и подготовки к изданию настоящего исследования Кодекс РСФСР «Об административных правонарушениях» от 20 июня 1984 г. (в последней действовавшей редакции Федерального Закона от 20 марта 2001г. №26-ФЗ) [1] должен был 1 июля 2002 г., быть заменен на новый Кодекс Российской Федерации «Об административных правонарушениях» от 30 декабря 2001 г. №195-ФЗ [2], о чем говорилось в Федеральном Законе от 30 декабря 2002 г. №196-ФЗ «О введении в действие Кодекса Российской Федерации «Об административных правонарушениях» [3]. Так как перед исследованием стоит задача показать, что действующее российское законодательство не являет собой законодательства, соответствующего принципу правового государства (принципу формального равенства субъектов правоотношений) – воспользуемся возможностью обзора обоих административных законов. При этом, естественно, о новом административном Кодексе будем вынужденно кратки (сможем сказать всего пару слов). Первое слово общего плана, что новый Кодекс идет «правильной дорогой» в сторону правового государства.

В его ч. 1 ст. 1.3 говорится, что «к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление: 1) общих положений и принципов законодательства об административных правонарушениях;

2) перечня видов административных наказаний и правил их применения;

3) административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации;

4) порядка производства по делам об административных правонарушениях, в том числе установление мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях;

5) порядка исполнения постановлений о назначении административных наказаний».

В ч. 4 той же статьи, что «в соответствии с установленной структурой федеральных органов исполнительной власти настоящий Кодекс определяет подведомственность дел об административных правонарушениях, предусмотренных настоящим Кодексом, федеральным органам исполнительной власти».

Второе же частного плана. Бросилось в глаза следующее: непонятно почему в ст. 23.23 Кодекса определено, что органы, осуществляющие государственный контроль за использованием и охраной водных объектов, рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 7.20 (о самовольном подключении к централизованным системам питьевого водоснабжения и (или) системам водоотведения городских и сельских поселений). Может быть, на это и не обратили бы внимание, но приведенный далее пример о возможных последствиях непонимания юридического смысла определения «воды, водный объект», а также «водные отношения», когда в продвинутом в плане законотворчества субъекте Российской Федерации, путем такого рода упрощений тот, кто спустил воду в унитазе стал водопользователем, то есть субъектом водных отношений, не дает оснований проходит мимо подобных вольностей в действующем законодательстве.

Итак, в соответствии с действовавшим до 1 июля 2002 г. Кодексом РСФСР «Об административных правонарушениях» от 20 июня 1984 г., за действия, образующие собой состав административного правонарушения, предусмотренного, к примеру, его ст. 47 «Нарушение права государственной собственности на воды» (то есть за самовольный захват водных объектов, за самовольное водопользование, за переуступку права водопользования, а также за совершение других сделок, в прямой или скрытой форме нарушающих право государственной собственности на воды), водопользователь во многих субъектах Российской Федерации, где не были приняты свои «водные» законы, мог быть подвергнут административному штрафу в размере: гражданин – до пятидесяти рублей, а должностное лицо – до ста рублей.

Указанные суммы штрафов были бы не окончательными, так как следует их пересчитать в соответствии с еще двумя законами: во-первых, в соответствии с Законом Российской Федерации от 14 июля 1992 г. №3293 «О порядке перерасчета размеров штрафов, предусмотренных Кодексом РСФСР «Об административных правонарушениях», который говорил в ст. 1, что «впредь до принятия Основ законодательства Российской Федерации об административных правонарушениях руководствоваться следующим порядком перерасчета размеров штрафов, выраженных в твердых суммах: если верхний предел штрафа не превышает – пятидесяти рублей, считать его равным одной второй минимального размера оплаты труда, при этом размер налагаемого штрафа не может быть ниже одной десятой минимального размера оплаты труда;

если – ста рублей, то считать его равным одному минимальному размеру оплаты труда, при этом размер налагаемого штрафа не может быть ниже одной третьей минимального размера оплаты труда» [4].

Во-вторых, в соответствии со ст. 5 Федерального Закона от 19 июня 2000 г. №82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда» [5], с 1 января 2001 г. была установлена базовая сумма, равная 100 рублям для исчисления налогов, сборов, штрафов и иных платежей, осуществляемых в соответствии с законодательством Российской Федерации в зависимости от минимального размера оплаты труда.

Значит, гражданин за указанный в примере проступок мог быть оштрафован в ряде субъектов Российской Федерации, где не были приняты «водные» законы, на сумму от 10 до 50 рублей, а должностные лица – от 30 до 100 рублей.

Эти штрафы, в соответствии с Водным кодексом Российской Федерации, должны были налагаться должностными лицами специально уполномоченного государственного органа управления использованием и охраной водного фонда, каковым являются территориальные органы МПР России, в составе которого действует Государственная водная служба. Компетенция МПР России как специально уполномоченного государственного органа управления использованием и охраной водного фонда определена Положением о Министерстве природных ресурсов России, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 25 сентября 2000 г. №726 [6]. Однако то, что вопрос об административной ответственности был «перепоручен» водным законодательством административному, привело к изменению статуса управомоченного органа. В соответствии со ст. 219 Кодекса РСФСР от 20 июня 1984 г. «Об административных правонарушениях» ими стали органы государственного контроля в области использования и охраны водных объектов (коротко – госводконтроля). Следует сказать, что этот орган был образован в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 16 июня 1997 г. №716 «Об утверждении Положения «Об осуществлении государственного контроля за использованием и охраной водных объектов» [7].

При этом, инспектора госводконтроля разного уровня имели разный объем прав. Рядовой госводинспектор, который и есть основной работник, имел право по старому административному закону наложить взыскание в сумме от 10 рублей (после пересчета в соответствии с Законом Российской Федерации от 14 июля 1992 г. №3293 «О порядке перерасчета размеров штрафов, предусмотренных Кодексом РСФСР «Об административных правонарушениях» – 0,1 минимального размера оплаты труда, но не менее 25 рублей) на граждан и до 30 рублей (0,3 минимального размера оплаты труда, но не менее 50 рублей) на должностное лицо. Значит, обнаружив факт самовольного водопользования, он должен был составить протокол об административном правонарушении, собрать все бумаги, а так же написать еще одну – главному территориальному госводинспектору о привлечении к ответственности правонарушителя и т.д. Не плох ли тот закон, если для того, чтобы наказать одного нарушителя на 100 рублей, необходимы взаимосвязанные усилия, как минимум, трех (главный госводинспектор не может без секретаря) чиновников?

Относительно же мнений о том, что возможно было применение мер административной ответственности согласно ст. 84 Закона РСФСР от 19 декабря 1991 г. №2060-1 «Об охране окружающей природной среды»: «В Законе об охране окружающей природной среды закреплено более 15 экологических правонарушений. Водные правонарушения – это во многом экологические правонарушения, поэтому можно применять ст. 84 Закона об охране окружающей природной среды» [8], наше мнение было – нет, не следует. О причинах будет сказано подробнее ниже по тексту.

В соответствии с Законом Республики Татарстан от 14 июля 1999 г. №2280 «Об административной ответственности за правонарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» такое деяние как «самовольное водопользование» может быть квалифицировано в соответствии с его ст. 60 «Пользование природными ресурсами без разрешения (лицензии)» (пользование природными ресурсами без разрешения (лицензии), за пользование которыми законодательством предусмотрено получение разрешения (лицензии), что влечет наложение штрафа на граждан до десяти минимальных размеров оплаты труда (до 1000 рублей), на должностных лиц – до двадцати минимальных размеров оплаты труда (до 2000 рублей), а на индивидуальных предпринимателей и юридических лиц – до ста минимальных размеров оплаты труда (до 10000 рублей). Штрафы налагаются от имени Министерства охраны окружающей среды и природных ресурсов Республики Татарстан его должностными лицами на уровне главного государственного инспектора Республики Татарстан по охране природы и его заместителями (ст. 78) [9].

В соответствии со ст. 12 «Административная ответственность юридических лиц за нарушение требований настоящего Закона» Закона Ставропольского края от 6 июня 1997 г. №15-кз «Об организационной, экономической и финансовой основах функционирования водохозяйственной системы края» за то же самое (пользование водными объектами без лицензии), на юридическое лицо может быть наложен штраф в размере от 50 до 100 минимальных размеров оплаты труда (от 5000 до 10000 рублей). Штрафы налагаются должностными лицами специально уполномоченного государственного органа управления использованием и охраной водного фонда по Ставропольскому краю (ст. 11).

В Республике Башкортостан, в соответствии со ст. 123 «Административная ответственность за нарушение водного законодательства» ее Водного кодекса, граждане и должностные лица, виновные в аналогичном нарушении водного законодательства (отсутствии лицензии на пользование водными объектами; самовольном пользовании водными объектами) несут административную ответственность: граждане – от одного до десяти минимальных размеров оплаты труда (от 100 до 1000 рублей), а должностные лица – от трех до двадцати минимальных размеров оплаты труда (от 300 до 2000 рублей). Штрафы за нарушения водного законодательства налагаются в административном порядке органами, осуществляющими государственный контроль в области использования и охраны водных объектов.

Относительно отличий органов государства в разных субъектах Российской Федерации, управомоченных налагать административные взыскания (в одних – это специально уполномоченный государственный орган управления использованием и охраной водного фонда на данной территории, а в Республике Башкортостан – это орган более узкой компетенции). Образно скажем, что все инспектора госводконтроля – работники МПР России и его территориальных органов, но не всякое должностное лицо в МПР России и его территориальных органах – инспектор госводконтроля (равно как и других – экологического, лесного, геологического, контролей).

Касательно подобного примера из «водного» закона Свердловской области можно сказать, что в результате непонятных трюков, предусмотренный в ст. 16 действующего Областного Закона Свердловской области «О регулировании водных отношений на территории Свердловской области» состав рассматриваемого нами административного правонарушения (как самовольное водопользование) применен быть не может – в ч. 2 данной статьи сказано, что «условия и порядок применения отдельных видов юридической ответственности устанавливаются административным законодательством Российской Федерации и административным законодательством Свердловской области». В последнем такого состава нет; среди органов, управомоченных применять меры административного воздействия, специально уполномоченного государственного органа управления использованием и охраной водного фонда Свердловской области – тоже нет. Вопрос: «Зачем надо было, как говорится, городить весь этот огород?». Значит, в подобном случае необходимо применять российское административное законодательство.

По новому же Кодексу Российской Федерации «Об административных правонарушениях» подобное рассмотренному примеру правонарушение, в соответствии со ст. 7.6 «Самовольное занятие водного объекта или пользование им без разрешения (лицензии)», начиная с 1 июля 2002г., повлечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех до пяти минимальных размеров оплаты труда (в указанных базовых ставках в размере 100 рублей от 300 до 500 рублей); на должностных лиц от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда (от 500 до 1000 рублей); на юридических лиц от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда (от 5000 до 10000 рублей). А рассматривать дела об административных правонарушениях будут, в соответствии со ст. 23.23 Кодекса, органы, осуществляющие государственный контроль за использованием и охраной водных объектов (госводконтроля). Что, в свете уже отмеченной ст. 1.3 о претензии нового административного Кодекса Российской Федерации быть головным актом российского административного законодательства, вселяет некую надежду, что в скором времени отмеченные как неправовые указанные административные акты субъектов Российской Федерации будут приведены в соответствие с ним. Однако выскажемся, по поводу: относительно возможной ответственности так называемых должностных лиц. Можно высказать сомнение в эффективности такой квазиюридической конструкции (как очередного рудимента советского права). Думается, что в основе сказанного лежит отмеченная еще Кантом юридическая природа, когда правонарушителю, «не как свободному существу» не может быть вменено совершенное им правонарушение [10]. В коммерческой организации, то есть в юридическом лице, основной целью которого является извлечение прибыли, не может быть никакой иной воли, даже у самого первого руководителя. Значит, не следует обольщаться, что должностные лица как субъекты возможной юридической ответственности (в данном случае, административной) будут строго следовать диспозиции нормы права, что делает, в итоге, необходимым усложнение правоприменения, может быть, в виде обязательного одновременного привлечения к административной ответственности и самого юридического лица.

В этом месте исследования о правоприменении действующих «водных» законов, когда тенденции обозначены и закреплены, думается, что можно прерваться и не говорить далее о том, что в виде санкции за неисполнение нормы законодательства могут быть применены не только меры административного воздействия (как уже описывалось в юридической литературе самим автором, за правонарушения могут быть применены и меры других видов юридической ответственности, например, уголовной, гражданской, налоговой, экологической и т.д.) [11].

Среди прочих последствий, вызванных несовершенством закона как верховного нормативного акта отрасли законодательства, следует отметить, что в российском законодательстве обилие подзаконных нормативных актов, порой, прямо попирающих сам закон. Однако следует отметить, что для правильного понимания места подзаконных нормативных актов в системе общей правовой регуляции, необходимо определиться с их юридической природой. Например, зачем они вообще нужны?



[1] Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. №13. 26 марта. Ст. 1140.

[2] Российская газета. 2001. №256. 31 декабря.

[3] Там же. 2001. №256. 31 декабря.

[4] Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. №34. 27 августа. Ст.1970.

[5] Российская газета. 2000. №118. 21 июня.

[6] Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. №40. 2 октября. Ст.3971.

[7] Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. №25. 23 июня. Ст.2938.

[8] Комментарий к Водному кодексу Российской Федерации. М.: Юридический Дом Юстицинформ, 1997. С.259.

[9] Республика Татарстан. 1999. №174. 28 августа.

[10] Кант И. Соч. в 6 т. Т.4. Ч.2. С.244.

[11] Мухамет-Ирекле А. Правовая охрана вод в Российской Федерации. Монография. М.: Изд-во Московского государственного университета природообустроойства, 2001. 198 с.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100