Распечатать

<На главную страницу портала>
<На главную страницу библиотеки>




Влияние решений Конституционного Суда РФ на рассмотрение дел об оспаривании нормативных актов в арбитражных судах (автор: Султанов А.Р.) 2009.



Текст статьи / Влияние решений Конституционного Суда РФ на рассмотрение дел об оспаривании нормативных актов в арбитражных судах (автор: Султанов А.Р.) 2009.


© 2009 Султанов Айдар Рустэмович

Данная статья отражает не столько теоретический взгляд на обозначенную проблему, сколько описывает попытку разрешить, возникшую проблему при оспаривании нормативного акта в Высшем Арбитражном Суде РФ. Проблема была в частности обусловлена тем фактом, что после того, как было подано заявление об оспаривании нормативного акта, федеральный орган, принявший оспариваемый акт, получив наше заявление, отменил оспариваемый акт.

В аналогичной ситуации, когда дело по оспариванию акта было прекращено в связи с отменой акта лицом, его издавшим, послужила для признания Европейским Судом по правам человека (далее ЕСПЧ) в деле «Ганчи против Италии» нарушения Италией права на справедливый суд (нарушение ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Конституционный Суд РФ также рассматривал подобную ситуацию и в Определении Конституционного Суда РФ от 12 июля 2006 г. N 182-О[1] выразил правовую позицию о том, что «прекращение производства по делу о признании недействующим нормативного правового акта на основании одного лишь факта утраты им юридической силы фактически приводило бы к отказу заявителю в судебной защите его прав и свобод, с нарушением которых он связывает свое обращение в суд, и не отвечало бы имеющей место в производстве по делам, возникающим из публичных правоотношений, публичной потребности в разрешении спора о законности оспариваемого нормативного правового акта по существу, - утрата оспариваемым нормативным правовым актом силы имеет иные, отличные от признания его недействующим в судебном порядке, юридические последствия, вытекающие, в частности, из положений частей 4 и 5 статьи 195 АПК Российской Федерации, и не является основанием для восстановления нарушенных прав заинтересованного лица (статья 13 ГК Российской Федерации). Поэтому суд, имея в виду, что в делах, возникающих из публичных правоотношений, приоритетные задачи судопроизводства определяются интересами законности, защиты прав и свобод граждан, при оценке значения факта утраты силы оспариваемым нормативным правовым актом для дальнейшего движения дела не может быть связан этим фактом. Применительно к конституционному судопроизводству такой подход закреплен в части второй статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". Сформулированное в названной норме - исходя из конституционного принципа приоритета прав и свобод человека и гражданина в правовом государстве - правило, предполагающее возможность прекращения Конституционным Судом Российской Федерации производства по делу в связи с утратой оспариваемым нормативным правовым актом юридической силы, за исключением случаев, когда имеются основания полагать, что соответствующим нормативным правовым актов нарушены права и свободы, соотносится и с основными принципами и задачами судопроизводства в арбитражных судах».

Однако, первое же слушание по делу выявило проблему восприятия судьями ВАС РФ, позиций ЕСПЧ и данного Определения Конституционного Суда РФ и сомнение в том, что суд может рассмотреть дело по существу, поскольку по мнению судебного состава, суд может признать нормативный акт недействующим лишь на будущее время. Поскольку оспариваемые нормы, с нашей точки зрения, воспроизводили, нормы, уже признанные Конституционным Судом РФ неконституционными,[2] нами были приведены дополнительные доводы о том, что ВАС РФ может также рассмотреть вопрос о признании норм недействующими с момента их принятия.

Надо отметить, что в соответствии с положениями п.5 ст. 194 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании нормативных правовых актов арбитражный суд не связан доводами, содержащимися в заявлении об оспаривании нормативного правового акта, и проверяет оспариваемое положение в полном объеме. На наш взгляд, данное указание в АПК РФ вызвано желанием законодателя исключить из правового поля «незаконные» акты даже в том случае, когда заявитель не увидел противоречия оспариваемого акта, какому-либо иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, а также не оспорил полномочия органа или лица, принявших оспариваемый нормативный правовой акт.

По общему правилу арбитражные суды рассматривают дела на основании Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации и нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, конституций (уставов), законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, актов органов местного самоуправления ( ч.1 ст.13 АПК РФ).

Хотя ст.194 АПК РФ не предусматривает проверку оспариваемого акта или его отдельного положении на соответствие Конституции РФ часть 3 ст.13 АПК РФ предусматривает, что если при рассмотрении конкретного дела арбитражный суд придет к выводу о несоответствии закона, примененного или подлежащего применению в рассматриваемом деле, Конституции Российской Федерации, арбитражный суд обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности этого закона. Тем самым, арбитражные суды при рассмотрении споров об оспаривании нормативных правовых актов в пределах своей компетенции обеспечивают требования ст.15 Конституции РФ о том, что «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации».

Однако, помимо обязанности обращения в Конституционный Суд РФ, в российском законодательстве предусмотрена еще и другая мера реализации верховенства Конституции РФ. Так в ч. 3 и ч. 4 ст. 87 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" предусмотрено, что «Признание не соответствующими Конституции Российской Федерации федерального закона, нормативного акта Президента Российской Федерации, нормативного акта Правительства Российской Федерации, договора или отдельных их положений является основанием для отмены в установленном порядке положений других нормативных актов либо договоров, основанных на признанных неконституционными полностью или частично нормативном акте либо договоре либо воспроизводящих их или содержащих такие же положения, какие были признаны неконституционными. Положения нормативных актов либо договоров, указанных в частях второй и третьей настоящей статьи, не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами».

Полагаем, что это порождает обязанность арбитражного суда, рассматривающего дело об оспаривании нормативного акта, также осуществлять проверку на предмет того, не являются ли оспариваемые нормы, воспроизводящими или содержащими такие же положения, какие были признаны неконституционными.

Причем Конституционный Суд РФ, давая толкование ч. 3 и 4 ст. ст. 87 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" указал о праве судов подтверждать аналогичность норм нормам уже ранее признанным Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации и устанавливать тем самым их недействительность[3]. Давая данное толкование Конституционный Суд РФ также указал, что данное правомочие судов[4] служит обеспечению исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации в силу того, что признанные противоречащими Конституции Российской Федерации в порядке конституционного судопроизводства положения не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами, а аналогичные им предписания должны быть лишены юридической силы в установленном законом порядке.

Исходя из данных толкований Конституционного Суда РФ, полагаем, что арбитражные суды вправе принимать решения о недействительности норм которые являются аналогичными уже признанными Конституционным Судом РФ неконституционными.

Надо отметить, что данный вывод не столь уж нов, поскольку в Определении Конституционного Суда РФ от 12 июля 2006 г. N 182-О было указано помимо прочего: «…положения пункта 1 части 1 статьи 150 АПК Российской Федерации во взаимосвязи с его статьей 192 и частью 5 статьи 195 - по их конституционно-правовому смыслу в системе действующего арбитражного процессуального регулирования - предполагают, что суд не может прекратить производство по делу об оспаривании нормативного правового акта в случае, когда данный нормативный правовой акт решением принявшего его органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица признан утратившим силу либо в случае, когда срок действия этого нормативного правового акта истек после подачи в суд соответствующего заявления, если в процессе судебного разбирательства будет установлено нарушение оспариваемым нормативным правовым актом прав и свобод заявителя, гарантированных Конституцией Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами. Принимая решение по делу об оспаривании нормативного правового акта в соответствии со статьей 195 АПК Российской Федерации, арбитражный суд должен учитывать правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженные в постановлениях от 18 июля 2003 года N 13-П по делу о проверке конституционности положений статей 115 и 231 ГПК РСФСР, статей 26, 251 и 253 ГПК Российской Федерации, статей 1, 21 и 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" и от 27 января 2004 года N 1-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 27, 251 и 253 ГПК Российской Федерации».

Более того, учитывая тот факт, что правовые позиции, содержащие толкование конституционных норм либо выявляющие конституционный смысл закона, на которых основаны выводы Конституционного Суда Российской Федерации в резолютивной части его решений, обязательны для всех государственных органов и должностных лиц (статья 6 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации")[5], можно предположить о возможности постановки вопроса перед арбитражными судами о недействительности норм, находящихся в противоречии с правовыми позициями Конституционного Суда РФ.

На наш взгляд, вышеизложенные подходы не просто имеют право на существование, а должны быть восприняты, как обеспечивающие принцип верховенства права и реализацию прямого действия Конституции РФ и приоритет ее норм перед остальными нормативными актами.

Султанов Айдар Рустэмович,
начальник юридического управления ОАО «Нижнекамскнефтехим»,
член Ассоциации по улучшению жизни и образования,
судья Третейского энергетического суда.


[1] Определение Конституционного Суда РФ от 12 июля 2006 г. N 182-О "По жалобам гражданина Каплина Александра Евгеньевича, открытого акционерного общества "Кузбассэнерго", общества с ограниченной ответственностью "Деловой центр "Гагаринский" и закрытого акционерного общества "Инновационно-финансовый центр "Гагаринский" на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 1 части 1 статьи 150, статьи 192 и части 5 статьи 195 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации"

[2] Допускали привлечение к публичной ответственности независимо от времени совершения или обнаружения нарушения правил публичного правопорядка.

[3] Постановление Конституционного Суда РФ от 18 июля 2003 г. N 13-П "По делу о проверке конституционности положений статей 115 и 231 ГПК РСФСР, статей 26, 251 и 253 ГПК Российской Федерации, статей 1, 21 и 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" в связи с запросами Государственного Собрания - Курултая Республики Башкортостан, Государственного Совета Республики Татарстан и Верховного Суда Республики Татарстан"

[4] Суды общей юрисдикции пользуются данным правомочием, например см. Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 ноября 2005 г. N 30-Г05-6; Решение Верховного Суда Республики Татарстан от 31 марта 2004 г. N Зп-1-23/2004

[5] Определение Конституционного Суда РФ от 7 октября 1997 г. N 88-О "О разъяснении постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1996 года по делу о проверке конституционности статьи 418 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края"



http://allpravo.ru/library/doc117p0/instrum7099/print7100.html
"ВСЕ О ПРАВЕ" © :: Информационно-образовательный юридический портал ::
Аllpravo.Ru 2017г. По всем вопросам пишите:info@allpravo.ru
TopList Rambler's
Top100 Rambler's Top100