www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Конституционное (государственное) право
О последних изменениях в ГПК РФ, как о намерении РФ исполнить постановления Европейского Суда по правам человека (автор: Султанов А.Р.) 2008.
Содержание   
Текст статьи

© 2008 Султанов Айдар Рустэмович

8 января 2007 года вступили в силу изменения в ГПК РФ. Данные изменения были вызваны необходимостью реформирования ГПК РФ в связи с тем, что Российская Федерация должна была в качестве исполнения Постановлений ЕСПЧ принять не только индивидуальные меры в виде восстановления нарушенных прав лиц, чьи права были нарушены Россией, но и принять общие меры с тем, чтобы исключить новые нарушения Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее Конвенция)[1].

В частности стоял вопрос о принятии общих мер в связи установлением в Постановлении ЕСПЧ по делу «Рябых против России»[2] принципа правовой определенности и «res judicata» фактом отмены вступившего в законную силу решения в надзорном порядке. В ходе контроля за исполнением Постановлений ЕСПЧ Комитет Министров Совета Европы (далее КМСЕ) принял Промежуточную Резолюцию от 8 февраля 2006 г. ResDH(2006) относительно нарушения принципа правовой определенности в результате пересмотра судебных решений в порядке надзора в ходе судебных разбирательств по гражданским делам в РФ - принятые властями меры общего характера и оставшиеся вопросы (постановления Европейского Суда по делам "Рябых против Российской Федерации" (от 24 июля 2003 г.) и "Волкова против Российской Федерации" (от 5 апреля 2005 г.). Данная промежуточная резолюция была мотивирована в том числе тем, что обязательство каждого государства выполнять в соответствии с пунктом 1 статьи 46 Конвенции постановления ЕСПЧ, включает в себя принятие мер общего характера, которые бы предотвратили новые нарушения Конвенции, схожие с установленными ЕСПЧ. В последующем КМСЕ, учитывая, что дел подобных делу Рябых было много, объединил подобные дела в одну группу.

Однако, было бы неправильно рассматривать инициативу Верховного Суда РФ по внесению изменений в ГПК РФ[3], только как исполнение данной группы Постановлений ЕСПЧ.

Полагаем, что данным проектом Верховный Суд РФ также пытался реализовать в ГПК РФ предложения, содержащиеся в Рекомендации КМСЕ от 19 января 2000 г. N R (2000) 2 по пересмотру дел и возобновлению производства по делу на внутригосударственном уровне в связи с решениями Европейского Суда по правам человека. В данной Рекомендации КМСЕ, напоминая, что обязательства стран-участниц Конвенции по исполнению Постановлений ЕСПЧ могут повлечь за собой принятие мер иных, нежели только удовлетворение присужденного ЕСПЧ в соответствии со статьей 41 Конвенции и/или общих мер, и мер, обеспечивающих, насколько это возможно, восстановление той ситуации, в которой находилось лицо до нарушения Конвенции (restitutio in integrum), указал также, что практика КМСЕ по осуществлению контроля за выполнением решений ЕСПЧ показывает, что в определенных обстоятельствах пересмотр дел или возобновление производства по делу оказываются самыми эффективными, если не единственными, мерами для достижения restitutio in integrum.

В пояснительной записке к проекту федерального закона "О внесении изменений и дополнений в ГПК РФ" Пленум Верховного Суда РФ указал о расширении перечня вновь открывшихся обстоятельств за счет указания в ГПК РФ в качестве вновь открывшихся обстоятельств постановлений Конституционного Суда РФ и ЕСПЧ, касающиеся определенных гражданских дел. Что в полной степени соответствовало намерениям РФ. В период председательствования России в КМСЕ на международной конференции "Влияние Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод на развитие правовых систем европейских стран" министр иностранных дел РФ С.В.Лавров отметил:

«В настоящее время в России ведется большая работа по реализации пяти рекомендаций КМСЕ, направленных на улучшение выполнения Европейской конвенции по правам человека. Данные рекомендации являются частью пакета решений по реформе контрольного механизма Конвенции и ЕСПЧ, принятых на 114-ой министерской сессии КМСЕ в мае 2004 г. Речь, в частности, идет о таких важных областях, как пересмотр дел по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с постановлениями, вынесенными ЕСПЧ…». [4]

Комитет Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству в заключении на проект, внесенный Верховным Судом РФ поддержал расширение перечня оснований для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам за счет включения в него принятия Конституционным Судом Российской Федерации или ЕСПЧ. Аналогичные изменения уже были внесены в УПК РФ и АПК РФ.

Однако, ознакомившись с текстом опубликованного федерального закона «О внесении изменений в ГПК РФ» мы обнаружили, что продекларированное расширение перечня оснований для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам оказалось реализованным лишь наполовину. Законодатель упустил из виду Постановления ЕСПЧ.

Нас очень заинтересовал этот факт. Причины этого оказались в наличии замечаний у Правительства РФ в официальном отзыве на законопроект. [5] Причем в данном отзыве говорилось о том, что предлагаемое законопроектом дополнение части второй статьи 392 ГПК новым пунктом, который предусматривает, что основаниями для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решения, определения суда, постановления президиума суда надзорной инстанции, вступивших в законную силу, является признание Конституционным Судом РФ закона, примененного в деле в отношении данного лица, не соответствующим Конституции РФ либо установление ЕСПЧ нарушений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом РФ данного дела, в целом не вызывает возражений.

Но Правительство РФ обратило внимание на то, что нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которые могут быть установлены ЕСПЧ, не всегда обусловлены ошибками, допущенными судом РФ при принятии решения, поэтому не могут являться безусловным основанием к отмене или изменению данного решения суда РФ. И на этом основании Правительство РФ высказало опасение, что без корректировки пункта 5 части второй статьи 392 ГПК (в редакции законопроекта), возможно их произвольное толкование их положений и соответственно допускает по формальным основаниям отмену или изменение вступивших в законную силу решений суда.

Таким образом, Правительство лишь просило скорректировать предлагаемую редакцию ст.392 ГПК РФ, а не исключить из перечня оснований для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам в случаи установления ЕСПЧ нарушений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом РФ гражданского дела. Однако, законодатель, действуя в условиях цейтнота,[6] по всей видимости, так и не поняв замечаний Правительства РФ, просто исключил данную норму. Таким образом, намерения законодателя добиться в ГПК РФ большей определенности, породили в конечном итоге еще большую неопределенность при разрешении вопроса о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам в случаях установления ЕСПЧ факта нарушения Россией норм Конвенции.

Хотя, конечно же, данная неопределенность мнимая, поскольку без принятия действенных мер по исправлению допущенных нарушений и предотвращению новых им подобных Конвенция стала бы лишь инструментом выплаты денежной компенсации, позволяющим государствам “покупать право на нарушение ее положений”.[7] Замысел основателей Совета Европы и Конвенции был в том, чтобы каждая, присоединившаяся страна, принесла себе домой права человека и обеспечила бы их выполнение.

Тот факт, что в ГПК РФ не указано такого основания для пересмотра судебных актов, как установление ЕСПЧ по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом РФ, не означает отсутствия такой возможности, поскольку, по настоящее время сохраняет свою силу толкование ч.3 ст. 46 Конституции РФ, данное Конституционным Судом РФ в Постановлении от 2 февраля 1996 г., по делу о проверке конституционности ряда статей УПК РСФСР. В котором Конституционный Суд РФ, давая толкование части 3 статьи 46 Конституции указал: это положение "означает, что решения межгосударственных органов могут приводить к пересмотру конкретных дел высшими судами РФ и, следовательно, открывают дорогу для полномочий последних по повторному рассмотрению дела в целях изменения ранее состоявшихся по нему решений, в том числе принятых высшей внутригосударственной судебной инстанцией".

В этом же Постановлении Конституционный Суд РФ также сформировал важные правовые позиции, согласно которых введение жестко ограниченного по объему понятия вновь открывшихся обстоятельств, позволяющих возобновить уголовное дело, по существу освобождает государство от обязанности обеспечивать приоритетную защиту прав и свобод в случаях судебных ошибок, не выявленных в обычном надзорном порядке, и ограничивает право каждого защищать свои интересы в таких ситуациях всеми не запрещенными законом способами (статья 45, часть 2, Конституции РФ). Какие-либо ограничения прав и свобод граждан согласно статье 55 (часть 3) Конституции РФ допустимы только на основе федерального закона и, следовательно, лишь в строгом соответствии с ним. В случаях судебных ошибок, повлекших незаконное и необоснованное осуждение, напротив, права граждан ограничиваются приговором, не основанным на законе, противоречащим его требованиям, что во всяком случае должно расцениваться как нарушение приведенных положений Конституции РФ и в соответствии с ее статьей 18 подлежит устранению правосудием. Законодатель не вправе ограничить эти конституционные прерогативы правосудия.

Некоторые ученые процессуалисты на основе анализа обязательств, вытекающих из Конвенции и анализа практики Конституционного Суда РФ приходят к выводу, что «лица, являющиеся участниками дел, послуживших поводом для обращения в Европейский Суд, безусловно, вправе требовать пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, а их дела в обязательном порядке будут пересмотрены. Более того, иные лица, полагающие, что в их делах были допущены нарушения, аналогичные установленным, также вправе обращаться с соответствующими заявлениями, однако при этом наличие либо отсутствие подобных нарушений будет определяться судом в зависимости от конкретных обстоятельств. Соответственно дела по их заявлению могут быть пересмотрены по вновь открывшимся обстоятельствам». [8]

Поскольку в гражданском процессе допустима аналогия (ч. 4 ст.1 ГПК РФ), то суд в отсутствие упоминания в ст.392 ГПК РФ такого основания, как установление в Постановлении ЕСПЧ нарушения Конвенции, вполне может применить нормы ст.311 АПК РФ и ст.413 УПК РФ.

Таким образом, действия законодателя не ухудшили положения граждан РФ, но создали определенные неудобства для суда, который будет вынужден применять аналогию процессуального закона, что предполагает высокую квалификацию суда. Хотя, конечно же, у некоторых судей может появиться искушение сослаться на якобы закрытый перечень оснований для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам, однако мы полагаем, что судебное постановление такого судьи будет безусловно отменено. Такой ошибочный подход может также породить обращение в Конституционный Суд РФ по поводу неконституционности ст.392 ГПК РФ, причем Конституционный Суд РФ может даже ограничиться вынесением «определения с позитивным содержанием», поскольку для того, чтобы прийти к выводу о том, что отрицание возможности пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с установлением в Постановлении ЕСПЧ нарушения Россией Конвенции, противоречит Конституции РФ, не нужно будет рассмотрения дела по существу.

Выше мы предположили, что законодатель не понял замечаний Правительства РФ. Проанализируем довод Правительства РФ о необходимости привести редакцию закона в связи с тем, «что нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которые могут быть установлены Европейским Судом по правам человека, не всегда обусловлены ошибками, допущенными судом РФ при принятии решения, поэтому не могут являться безусловным основанием к отмене или изменению данного решения суда РФ». Действительно не все нарушения Конвенции обусловлены деятельностью судов, большое количество Постановлений ЕСПЧ против России вынесены по факту неисполнения судебных решений. Однако, данный факт отнюдь не предполагает того, что лица выигравшие в ЕСПЧ дело в связи с неисполнением судебных актов вдруг станут их оспаривать. Признание установления нарушения ст.6 чрезмерными сроками судебного производства так же вряд ли может побудить лиц, выигравших дело в ЕСПЧ на пересмотр судебных актов. Если же предположить, что случаи, когда установление ЕСПЧ факта нарушения Конвенции было обусловлено несоответствием законов европейским стандартам, Правительство РФ рассматривает не как судебную ошибку российских судов, то такой подход противоречит ст. 15 Конституции РФ. Поскольку российские суды должны принимать во внимание, что нормы международного права имеют приоритет перед национальными законами, соответственно игнорирование данного факта, безусловно, судебная ошибка. Фактически с момента вступления в силу Конвенции для России каждый судья при применении российского законодательства обязан задаваться вопросом о соответствии его Конвенции. Конечно, было бы гораздо более удобно для правоприменителя, если бы законодатель привел все законы в соответствии с нормами Конвенции. Однако даже в отсутствие такой деятельности законодателя, правоприменитель не может быть освобожден от обязанности применять нормы Конвенции в случае несоответствия им законодательства РФ. Соответственно не применение норм Конвенции есть судебная ошибка, которая должна быть исправлена. Таким образом, мы так и не смогли найти ситуацию, при которой замечания Правительства могли бы повлиять на процедуру пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам в случае установления ЕСПЧ нарушения положений Конвенции.

Таким образом, образом мы не видим препятствий для включения в ст. 392 ГПК РФ в качестве основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам установление ЕСПЧ нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, при рассмотрении судом РФ данного дела.

Полагаем, что законодатель должен в ближайшее время исправить свое упущение. Тем более, что вопрос о внесении изменений в ст. 392 был поднят уже давно и законопроект "О внесении изменений в статьи 392 и 395 ГПК РФ" (по вопросу оснований пересмотра гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам) был принят к рассмотрению Государственной Думой РФ еще в ноябре 2005 года и по данным сайта Государственной Думы РФ все еще находится на рассмотрении. [9]

Султанов Айдар Рустэмович,
начальник юридического управления ОАО «Нижнекамскнефтехим»,
судья Третейского энергетического суда,
член Ассоциации по улучшению жизни и образования


[1] Что в частности подтверждается тем, что на 1007 заседании Комитета Министров Совета Европы, состоявшемся 15-17 октября 2007 года, Уполномоченный РФ при ЕСПЧ В.Милинчук представила проект изменений в ГПК РФ, принятый постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.07, как общую меру по исполнению постановлений Суда группы "Рябых".

[2] Постановление Европейского Суда по правам человека от 24 июля 2003 г. Дело "Рябых (Ryabykh) против Российской Федерации" (жалоба N 52854/99)

[3] Проект изменений в ГПК РФ был внесен постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.07

[4] Приветственное послание международной конференции "Влияние Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод на развитие правовых систем европейских стран", Ярославль, 28-30 июня 2006 года Председателя Комитета министров Совета Европы, Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова http://www.mid.ru/brp_4.nsf/0/3E9548F51AF8D2EFC325719C001D5A63

[5] http://asozd2.duma.gov.ru/work/dz.nsf/ByID/A4BECCAE1B301215C325735C002729C0/$File/393115%D0%BE%D1%82%D0%B7.rtf?OpenElement

[6] Что в частности подтверждается тем, что на 1007 заседании КМСЕ, состоявшемся 15-17 октября 2007 года, Уполномоченный РФ при ЕСПЧ В.Милинчук представила проект изменений в ГПК РФ, принятый постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.07, как общую меру по исполнению постановлений Суда группы "Рябых", Государственная Дума РФ 7 ноября 2007 года приняла предложенный Верховным Судом РФ проект изменений в ГПК РФ в первом чтении, а уже 14 ноября 2007 закон был принят во втором чтении, а Совет Федерации одобрил закон 23 ноября 2007.

[7] «Вопросы применения Европейской Конвенции по правам человека» Составители сборника: М.Б.Лобов, Ю.Я.Чардина цитируется по электронному варианту книги, находящейся в сети Интернет по адресу: http://www.memo.ru/hr/refugees/sem9rus/index.htm

[8] Рехтина И.В. «Исполнение Постановлений Европейского Суда по правам человека: теория и практика», «Российская юстиция», №11,2007, стр. 76

[9] Электронная регистрационная карта на законопроект № 222649-4 О внесении изменений в статьи 392 и 395 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (по вопросу оснований пересмотра гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам) http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravka)?OpenAgent&RN=222649-4&11

Содержание   




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100