www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Тесты On-line
Юридические словари
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Конституционное (государственное) право
Право на обращение в межгосударственные органы и последствия для России (автор: Султанов А.Р.) 2007.
Содержание   
Текст статьи

© 2007 Султанов Айдар Рустэмович

«…История не хочет остановиться. Она ставит на очередь вопрос о правовой организации всего человечества и общечеловеческого суда… Наступит момент, когда на этом форуме… сможет выступить в качестве истца против своего государства и отдельный человек… Через оболочку государства протянет свои руки личность ко всему человечеству, на государственную совесть будет апеллировать к совести общечеловеческой, и в этой апелляции неотъемлемые права личности найдут себе наивысшую санкцию, которая только возможно для них здесь – на нашей грешной, но правды ищущей и по правде тоскующей земле».

И.А. Покровский «Государство и человечество», 1919. [1]

Эти пророческие слова великого цивилиста, к сожалению, долгое время не могли воплотиться в действительность для жителей России. Появление различных межгосударственных органов в XX веке породило в СССР лишь широко известную формулу: «Пишите хоть в ООН…».

Для жителей стран Европы возможность обращения с иском[2] против государства в межгосударственные органы появилась в связи созданием Европейского Суда по правам человека, но в разное время в разных странах- участницах Совета Европы.

В настоящее время, можно часто услышать мнение, что право на обращение в межгосударственные органы для граждан России стало доступно лишь после принятия в 1993 году Конституции РФ, и что такая возможность стала реальной только лишь после ратификации Европейской конвенции о правах человека и основных свобод (далее Конвенции) в 1998 году.

Ничуть не приуменьшая значения Конституции РФ и факта ратификации Конвенции все же полагаем необходимым напомнить о том, что право на обращение в межгосударственные органы для граждан СССР возникло с 1 января 1992 г., когда для СССР вступил в силу Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах.

Весьма симптоматичным является тот факт, что предложение о присоединении Союза ССР к Факультативному протоколу к Международному пакту о гражданских и политических правах поступило в Верховный Совет СССР от Комитета конституционного надзора СССР.

В Постановлении Комитета конституционного надзора СССР от 4 апреля 1991 г. N 21 "О присоединении СССР к Факультативному протоколу к Международному пакту о гражданских и политических правах" было указано, что одной из важнейших задач формирующегося правового государства является всемерная охрана прав и свобод человека: «Присоединение Советского Союза к Факультативному протоколу дало бы советским гражданам возможность обращаться в Комитет ООН по правам человека, когда исчерпаны все средства правовой защиты, предусмотренные законодательством СССР. Предоставление гражданам СССР такой возможности не только на деле продемонстрировать открытость советского общества, его приверженность общечеловеческим ценностям, ориентацию на международные стандарты в области прав человека, укрепит доверие к нашей стране, но и повысит ответственность государственных органов и должностных лиц за свои действия, затрагивающие права и свободы граждан».

Верховный Совет СССР недолго рассматривал внесенное Комитетом конституционного надзора СССР предложение и Постановлением от 5 июля 1991 г[3]. постановил присоединиться к Факультативному протоколу к Международному пакту о гражданских и политических правах. Факультативный протокол вступил в силу для СССР 1 января 1992 г.

Поскольку Россия объявила себя правопреемникам по международно-правовым обязательствам СССР, то соответственно возможность обращения в Комитет по правам человека продолжает существовать для жителей России. Хотя возможность обращения в данный межгосударственный орган существует уже давно, обращений[4] из России не так много, более популярным для граждан России стал Европейский Суд по правам человека – орган Совета Европы. Возможно, это произошло не потому, что Страсбург, где располагается Европейский Суд по правам человека, ближе территориально, а потому, что «… у Страсбургского Суда имеются зубы»[5] и благодаря юридически обязательной природе Постановлений Европейского Суда.

Россия стала членом Совета Европы в 1996 году и в 1998 году ратифицировала Европейскую Конвенцию «О защите прав человека и основных свобод» (далее Конвенция). После ратификации Конвенции у жителей России появилась реальная возможность обращения в Европейский Суд по правам человека (далее ЕСПЧ).

Надо отметить, что жители России этой возможностью активно пользуются. На начало 2007 года общее число жалоб (остающихся не рассмотренными Европейским судом), поданных в суд против Российской Федерации, составляло около 22% от общего числа обращений (в абсолютном выражении - около 20 тысяч). Рост количества обращений против России в 2006 году составил 38%.

Председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин полагает, что эти цифры говорят «о системном кризисе нашей правовой системы. О том, что существуют серьезные изъяны в российской судебной системе, в деятельности правоохранительных органов, власти в целом»[6].

Полагаем, что с такой оценкой Председателя Конституционного Суда РФ можно согласиться.

Возможно, одной из причин является, что для большинства российских правоприменителей, причем не только для чиновников, но и для судов, человек остался объектом права.

Хотя подход к человеку, как субъекту международного права, заложен в Конституции РФ, применение формулы «пишите хоть в ООН» по-прежнему имеет место, что свидетельствует о том, что подход к человеку как субъекту международного права не стал нормой в российской правовой системе[7].

Надо отметить, что еще до ратификации Конвенции проф. В.А. Карташкин, отмечая, что Всеобщая декларация прав человека наделяет правами и обязанностями именно отдельных лиц, писал, что "индивид стал непосредственным субъектом международного права»[8]. В ст. 6 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., записано, что "каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности". Конвенция была принята в качестве первых шагов на пути обеспечения коллективного осуществления некоторых из прав, изложенных во Всеобщей декларации[9]. Соответственно только подход к своим гражданам, как субъектам международного права позволит изменить ситуацию с нарушениями прав и свобод человека в России, и снизит поток жалоб в ЕСПЧ.

Многие русские авторы еще в конце XIX, начале XX веков высказывали мнение, что не только государства, но и частные лица являются субъектами международного права: «Уже Каченовский причисляет к субъектам международного права, кроме государств, их органы и их подданных ("Курс". Ч.1. С.20). Казанский ("Учебник". С.1, 74, 96) признает субъектами ("лица публичного права народов") государства, подданных и общества. По мнению Камаровского, субъектом международного права является не государство, а "человечество, политически организованное в государства", но и "человек является субъектом права сам по себе, а не только в качестве гражданина того или другого государства" ("Международное право", 1908. С.28-29). Взгляды Камаровского разделяет А. Треплин ("К вопросу о правах государств". М., 1906). Аналогичного мнения держится и Ященко ("Международный федерализм". С.231): "международное право, - говорит он, - есть право человечества"; "субъектами международного права являются не только государства, но и отдельные общественные классы и даже индивиды". Уляницкий тоже не считает возможным признать теорию правосубъектности одних только государств научно правильной, так как "в известных случаях субъектом международного права могут быть и отдельные общества и лица, поскольку они находятся в международном обороте и пользуются защитой международного права" ("Международное право", 1911. С.38). Наиболее решительным противником господствующего взгляда на международную правосубъектность является П.А. Покровский, который посвятил этому вопросу специальное исследование ("Изв. МИД", 1912. Т.VI. С.177-210). Он признает субъектами международного права всех тех лиц, в интересах которых созданы его нормы, органы государства и частные лица»[10].

Правильность такого подхода отражена в правовых позициях Конституционного Суда РФ: «В преамбуле Международного пакта о гражданских и политических правах закреплено, что признание достоинства, присущего всем членам человеческого сообщества, является основой свободы, справедливости и всех неотъемлемых прав личности. В соответствии со статьей 21 Конституции Российской Федерации государство обязано охранять достоинство личности во всех сферах, чем утверждается приоритет личности и ее прав (статья 17, часть 2, и статья 18 Конституции Российской Федерации). Из этого следует, что личность в ее взаимоотношениях с государством выступает не как объект государственной деятельности, а как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами (статья 45, часть 2, Конституции Российской Федерации) и спорить с государством в лице любых его органов. Никто не может быть ограничен в защите перед судом своего достоинства, а также всех связанных с ним прав»[11].

Говоря о Европейском Суде по правам человека (далее ЕСПЧ), не нужно забывать, что ЕСПЧ всего лишь контрольный орган, созданный для обеспечения соблюдения обязательств, принятых на себя Высокими Договаривающимися Сторонами подписанием Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее Конвенции). Причем ему подсудны лишь те дела, в которых идет речь о нарушении Конвенции и лишь те, по которым исчерпаны все эффективные средства внутренних национальных средств правовой защиты. Соответственно когда идет речь о большом количестве жалоб в ЕСПЧ из России, нужно понимать, что это является следствием неудовлетворенности внутренними средствами защиты, которая может быть вызвана, как их неэффективной работой, так и наличием несоответствия законов России европейским стандартам. Действительно из 356[12] Постановлений ЕСПЧ, вынесенных по жалобам против России, большее количество Постановлений устанавливает факты нарушений норм Конвенции.

ЕСПЧ лишь устанавливает факты нарушений Конвенции, которые могли быть обнаружены и урегулированы российским властями. Причем не только судами, но и законодательной и исполнительной ветвями власти. Исполнительные органы также должны в своей деятельности обеспечивать соблюдение прав и свобод человека, гарантированных Конституцией РФ и Конвенцией. К сожалению, зачастую исполнительные органы власти и являются одним из поставщиков жалоб в суды. Как не удивительно, но иногда предложение обратиться в суд за защитой своих прав, исходящее от органов исполнительной власти, при требовании соблюсти требования Конституции РФ и Конвенции, звучат как эвфемизм.

Пока все органы не станут ставить во главу угла своей деятельности права и свободы человека, проблема с ростом обращений в суды и в том числе межгосударственные не будет решена. В качестве одного из побуждений к этому могло бы быть применение санкций[13] к чиновнику, который мог защитить права и свободы, но нарушил их и тем самым породил судебный спор, в ходе которого Россия была признана нарушителем Конвенции. Ведь порой действия исполнительных органов, преграждающие реализацию прав и свобод, даже не основаны на законе. Так, например, в Постановлении по делу «Саентологическая Церковь города Москвы против России» от 05.04.2007[14] ЕСПЧ указал:

«Суд обращает внимание на противоречие в подходе Управления юстиции г. Москвы, которое, с одной стороны, признало свою компетенцию по признанию заявления неполным, но с другой стороны, отрицало свою компетенцию по указанию предполагаемых отсутствующих элементов. Такой подход не только лишил заявителя возможности исправить предполагаемые недостатки заявления и вновь представить его, но и противоречил прямому требованию национального законодательства о том, что любой отказ должен быть обоснованным. Не указав четких причин для отказа в принятии заявления на перерегистрацию, Управления юстиции г. Москвы действовало произвольно. Соответственно, Суд считает, что данное основание для отказа «не соответствовало закону».

Что же касается роли законодателя, то, зная о системных ошибках, и не принимая своевременно меры для их исправления, он должен понимать, что именно его бездействие порождает факты нарушения норм Конвенции. Среди известных задач пред законодателем уже давно стоят задачи по совершенствованию процедуры судопроизводства, причем совершенствование надзорного производства, лишь один из наиболее известных аспектов этой задачи. Среди одной из старейших задач является приведение в соответствии с европейскими стандартами законодательства «О религиозных объединениях и свободе совести», несоответствие, которого Конвенции было известно в момент его принятия[15].

Наибольшая же ответственность за контроль и пресечение нарушений Конвенции ложится на суды, которые впрочем, также порой своей деятельностью порождают нарушение норм Конвенции. Так в Постановлении по делу «Кузнецов и другие против РФ» от 11.01.2007[16] ЕСПЧ установил факт нарушения Конвенции в связи с игнорированием российскими судами аргументов заявителей.

На основании вышеизложенного, можно сделать вывод, что всем ветвям власти в России есть над, чем поработать, чтобы права и свободы были реализованы и защищены в России.

Таким образом, для того чтобы уменьшить поток жалоб в ЕСПЧ, нужно уменьшить количество нарушений Конвенции и в первую очередь быстро реагировать на выявление проблемных областей и предпринимать меры по восстановлению нарушенных прав и предотвращению нарушений прав и свобод человека. Только это делает Россию сильной державой.

Только сильная держава сможет быстро реагировать и устранять нарушения прав человека и в ответ получать поддержку и признание своих граждан.

Султанов Айдар Рустэмович,
начальник юридического управления ОАО «Нижнекамскнефтехим»,
судья Третейского энергетического суда,
член Ассоциации по улучшению жизни и образования 


[1] Покровский И.А. «Государство и человечество», М., 1919, цит. По книге Покровский И.А. «Основные проблемы гражданского права» М., 2003, стр. 29

[2] Возможность применения термина «иск» к обращению в Европейский Суд по правам человека, не противоречит российской доктрине, см. Дробзякина И.В. «Обращение в Европейский Суд по правам человека как исковая форма защиты права» // в кн. «Иск в гражданском и арбитражном процессах» под ред. Абовой Т.Е. и Виноградовой Е.А., М.2006, стр.179- 183

[3] Постановление ВС СССР N 2304-I "О присоединении СССР к Факультативному протоколу к Международному пакту о гражданских и политических правах"

[4] Переводы на русский язык некоторых решений и заключений Комитета по правам человека доступны в сети Интернет: http://www1.umn.edu/humanrts/russian/hrcommittee/Rdecs&views.html

[5] Так пишет судья Европейского Суда по правам человека проф. Б. Зупанчич в статье «Об универсальной природе прав человека»// «ПРАВА ЧЕЛОВЕКА практика Европейского Суда по правам человека», №6, 2007, стр.26.

[6] В.Д. Зорькин «Судебная защита между глобализацией и суверенитетом», "Российская газета" (Федеральный выпуск) N4416 от 18 июля 2007 г.

[7] Но данный подход разделяется учеными-международниками: Каргополов С.Г., Юшкарев И.Ю. «Человек - субъект не только международного частного, но и международного публичного права//Международное публичное и частное право. 2002. N 3. С. 26.», Захарова Н.В. Индивид - субъект международного права//Советское государство и право. 1989. N 11. С. 112-118.

Хотя существуют и другие подходы, так Лукашук И.И. полагает, что «Человек выступает не как субъект, а как бенефициарий международного права» //Современное право международных договоров. Том I. Заключение международных договоров - "Волтерс Клувер", 2004 г., цит по СПС «Гарант»

[8] «Общая теория прав человека». М., 1996. С. 489.

[9] См. Преамбулу к Конвенции

[10] Грабарь В.Э. Материалы к истории литературы международного права в России (1647-1917). Москва: издательство "Зерцало", 2003 г., цит. по СПС «Гарант».

[11] Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. N 4-П "По делу о проверке конституционности статей 220.1 и 220.2 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна"

[12] Данные на 31 июля 2007

[13] Возможно, предложения сделанные в конце 80-х доктором юридических наук Э.М. Аметистовым покажутся уж очень радикальными, но безусловно они могли бы быть эффективными: «Если можно было бы и у нас вчинить бюрократу иск в десятикратном размере его жалования. И взыскать именно с него, а не за счет министерства или ведомства. Это было бы очень эффективным средством». Статья «О правах человека в правовом государстве», опубликованная в «Советская культура", 19 декабря 1989 года., доступна в сети Интернет: http://www.terralegis.org/terra/ind_news.html

[14] Полный текст Постановления доступен по адресу: http://www.sclj.ru/court_practice/detail.php?ID=1336

[15] К такому выводу придти легко, ознакомившись с текстом вето Президента РФ на данный закон. См. письмо Президента РФ от 21.07.1997 №Пр-1201 об отклонении федерального закона «О свободе совести и религиозных организациях» в связи с противоречием его норм Конституции РФ и нормам международного законодательства

[16] Полный текст Постановления доступен по адресу: http://www.sclj.ru/court_practice/detail.php?ID=1541

Содержание   




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100