www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Тесты On-line
Юридические словари
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Торговое право
Торговое право. Шершеневич Г.Ф. Том I. Введение. Торговые деятели. Изд.четвертое. СПб. По изданию 1908 г. // Allpravo.Ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 11. Торговая дееспособность несовершеннолетнего лица

Литература: Boistel, Precis de droit commercial, стр. 56-67; Lyon-Caen и Renault, Tratte de droit commercial, т. I, стр. 252-279; Vivante, Trattato del diritto commerciale, т. I, стр. 161-174; Vidari, Corso di diritto commerciale, т.I, стр. 170-195; Вehrend, Lehrbuch des Handelsrechts, т. I, § 33; Сosасk, Lehrbuch des Handelsrechts, § 12.

I. Иностранные законодательства. Особых постановлений по настоящему вопросу, исключающих действие общего гражданского закона, в русском праве не существует. Напротив того, в законе прямо сказано, что существующие правила о порядке заключения обязательств несовершеннолетними относятся в полной мере и к лицам торгового состояния, как вышедшим из опеки, так и находящимся под оною[1]. Иначе поставлен вопрос на Западе. Под влиянием торгового оборота, неблагосклонного ко всем льготам, которые предоставляются лицам, вступающим в обмен, признано было полезным и возможным сократить возраст, с которого лицо становится вполне дееспособным. Общепризнанным возрастом для гражданской дееспособности в настоящее время является 21 год. По отношению к производству торговых действий отдельных или в виде промысла постановления западных законодательств несколько расходятся.

По французскому праву торговая дееспособность допускается ранее общегражданской при следующих условиях: 1) если несовершеннолетнее лицо эмансипировано, 2) если оно достигло 18 лет, 3) если оно получило разрешение (autorisation) in производство торговли со стороны отца, матери или опеки и, наконец, 4) если разрешение это было установленным образом оглашено. При наличности этих условий несовершеннолетнее лицо в производстве торговли уравнивается с совершеннолетними, становится купцом, все заключенные им в этом качестве сделки приобретают полное гражданское значение. В интересе его торгового промысла несовершеннолетнему дозволен залог недвижимого имущества, но не продажа[2]. Вступить в товарищество несовершеннолетний может только с позволения опеки. Данное на ведение торговли разрешение не может быть взято обратно[3]. Большое затруднение возникает в том случае, когда дело идет не об открытии несовершеннолетним новой торговли, а о продолжении дошедшей к нему по наследству. Если нет налицо указанных выше условий (например, возраста), несовершеннолетний сам не может вести дело, но и опекуну закон не дает на то право. Остается одно - продать торговое предприятие. Чтобы избегнуть этого последствия, часто весьма невыгодного для несовершеннолетнего, практика нашла выход в отдаче унаследованного предприятия в аренду, чаще всего родственнику.

Близко к французскому примыкает по настоящему вопросу и итальянское право. Для производства несовершеннолетними торговли и признания полной силы за принятыми ими на себя торговыми обязательствами необходимы: 1) эмансипация, 2) разрешение со стороны отца или опеки и 3) оглашение разрешения в установленном порядке. До исполнения последней формальности несовершеннолетний не вправе открывать торговли. С получением разрешения положение несовершеннолетнего становится двойственным, в своем торговом промысле он вполне дееспособен, в области гражданской он ограничен. В противоположность французскому праву, итальянское законодательство предоставляет несовершеннолетним купцам право закладывать и продавать принадлежащие им недвижимости. По отношению к лицам, не достигшим совершеннолетия и не получившим разрешения на самостоятельное производство торговли, закон постановляет, что отец или опека могут продолжать перешедшую к такому лицу торговлю с утверждения на то гражданского суда[4]. В случае обнаруженной несовершеннолетним неспособности вести дело данное ему разрешение может быть взято обратно.

Германское право также допускает для не достигших совершеннолетия купцов некоторые исключения из положения, установленного для них законом в общегражданской деятельности. Но исключения эти даны не торговым, а гражданским кодексом, потому что новейшее германское право несколько расширило вопрос, изменяя дееспособность несовершеннолетних (лиц от 7 до 21 года) не только для торговых, но и для промышленных предприятий. Опекун, с утверждения опекунского учреждения, может разрешить несовершеннолетнему самостоятельное ведение торгового или промышленного предприятия, и тогда несовершеннолетний считается неограниченно дееспособным на все сделки, которые обыкновенно спя -пинаются с подобным предприятием. Эта неограниченность стесняется, однако, для всех тех сделок, на заключение которых сам опекун должен испрашивать разрешение опекунского учреждения[5]. Во всяком случае выдавать векселя, уполномочивать проку-рою, вступать в торговое товарищество - несовершеннолетний не вправе. Если опека не признает возможным уполномочить самого несовершеннолетнего на ведение торговли, то торговое предприятие ведет опекун с утверждения опекунского установления, если дело идет об открытии торговли, и без него, если вопрос касается продолжения унаследованного предприятия.

Рассматривая приведенные постановления западных законодательств, мы замечаем общее стремление сократить общегражданский возраст для торговой дееспособности и лишить несовершеннолетних всех льгот, дошедших до настоящего времени от римского права и сохранивших еще силу в общегражданских отношениях. Едва ли, однако, можно сочувствовать этому направлению в законодательстве. Ограничение дееспособности лиц, не достигших совершеннолетия, имеет в основании желание охранить лицо, еще не достаточно зрелое, неопытное, мало знакомое с юридическими последствиями совершаемых действий и недостаточно ясно сознающее их фактическое значение для себя. Опытность несовершеннолетнего не увеличивается от того, что он открывает торговлю и вступает в торговые отношения. Напротив, торговля требует такой опытности и знания дела, такой значительной способности предвидеть отдаленные последствия, каких невозможно ожидать от несовершеннолетнего. Торговые отношения требуют большей зрелости, чем общегражданские. Следовательно, указанное направление объясняется стремлением обеспечить интересы третьих лиц из опасения, чтобы несовершеннолетие не прибегали к льготам н случае невыгодного для них оборота дела Но интересы третьих лиц были бы достаточно обеспечены, если бы самостоятельное ведение торговли в виде промысла было вовсе воспрещено несовершеннолетним лицам, а по отношению к единичным торговым сделкам положение несовершеннолетнего остается и теперь таким же, как и в гражданских отношениях[6]. Говорят, что весьма часто сын успел освоиться с торговлей отца, и было бы неразумно устранять его после смерти отца от дела, которое он хорошо понимает[7]. Но содействие опеки не может оказать вредного влияния, когда несовершеннолетний действительно знает дело, и, наоборот, оно предупредит вред, который может наступить вследствие рискованных операций сына.

II. Малолетство. Наше законодательство разделяет на два разряда лиц, не достигших совершеннолетия, именуя первых обыкновенно малолетними, а вторых - несовершеннолетними. Первый возраст продолжается до 17 лет, второй - до 21 года. Только с этого момента лицо становится вполне дееспособным. До 17 лет, в период малолетства, - полное господство опеки. Только с 17 лет открывается его дееспособность и возникает трудная задача разграничения области его самостоятельной деятельности от области, где за ним должна стоять опека. Рассмотрим каждый возраст отдельно.

В период малолетства лицо лишено, очевидно, возможности самостоятельно вести торговлю, но за него и от его имени торговые сделки, соединенные с известным промыслом, совершаются опекуном. Торговля малолетнего может возникнуть или вследствие перехода к нему по наследству, или дару торгового предприятия, или вновь быть открытой его опекуном.

a. В первом случае, если торговое предприятие перешло в организованном уже виде к малолетнему, на обязанности опекуна лежит, чтобы торги, промыслы и прочие дела и заведения малолетнего приведены были по возможности в лучшее положение[8], откуда можно заключить, что он должен не только поддерживать его в том виде, как оно дошло, но даже постепенно, с надлежащей однако осторожностью, расширять дело для приведения его в лучшее экономическое положение. Опекун вправе это делать, но требовать от него исполнения указанного предписания довольно трудно. Когда малолетние наследуют от кого-либо торговлю, опекуны или попечители обязаны взять на их, малолетних, имя свидетельство, хотя бы до сих пор они числились в купеческом свидетельстве их отца, деда или старшего брата[9].

b. Когда к малолетнему перешли только капиталы, а не организованная торговля, наше законодательство предоставляет опекуну значительную свободу действий, в которой ему отказывают везде на Западе. А именно ему разрешается деньги малолетнего не только отдавать в частные руки за проценты под верные залоги и заклады или под векселя, но также употреблять на торги, промыслы и тому подобное[10]. Таким образом опекун вправе, если найдет это выгодным, обратить капиталы малолетнего на торговлю и завести вновь от его имени торговое предприятие.

III. Несовершеннолетие. Переходя к рассмотрению торговой дееспособности лиц несовершеннолетних, мы сталкиваемся с весьма трудными вопросами как вследствие трудности предмета, так и противоречия, неясности наших законов. Рассмотрим и здесь отдельно случаи перехода торгового предприятия к несовершеннолетнему и открытию его вновь.

а. В случае безмездного перехода торгового предприятия к несовершеннолетнему посредством дарения или наследования, вправе ли он самостоятельно вести торговлю или необходимо постоянное содействие попечителя? Некоторые утверждают, что подобная деятельность вполне подходит под предоставленное ему законом управление своим имением[11]. Однако, с другой стороны, тот же закон устанавливает такие ограничения, которые крайне затрудняют ведение самостоятельной торговли. А именно, без письменного согласия попечителя несовершеннолетний не может делать долги, давать письменные обязательства и совершать акты и сделки какого-либо рода, а равно распоряжаться капиталами, где-либо в обращении находящимися, или получать таковые обратно из кредитных установлений. Сенатская практика рядом многочисленных решений установила смысл ст. 220 таким образом, что недействительны письменные обязательства, выданные несовершеннолетними, а что касается сделок, допускаемых в словесной форме, то несовершеннолетние могут заключать их без согласия попечителя. Самостоятельное заключение словесных доктором может быть достаточно для управления недвижимым имуществом, имением в житейском значении слова, но какая же сколько-нибудь значительная торговля возможна без письменных сделок? Если же для каждой такой сделки требуется согласие попечителя и последний не вправе дать общего согласия раз и навсегда, без прямого дозволения на то со стороны закона[12], то, очевидно, не может быть и речи о самостоятельном производстве торговли. Всякое такое обязательство, взятое на себя несовершеннолетним, без скрепления акта подписью попечителя, будет недействительно[13].

b. Открытие вновь торговли несовершеннолетним без согласия попечителя также невозможно, потому что для этой цели ему придется вынуть капиталы, находящиеся в кредитных установлениях, или распорядиться капиталами, где-либо в обращении находящимися, что он может сделать не иначе, как с разрешения попечителя. А так как попечитель может дать согласие лишь на отдельные сделки, а не на открытие и ведение торговли, сопряженной с целым рядом иногда крайне рискованных операций, то, очевидно, для несовершеннолетнего лица нет никакой возможности стать купцом иначе, как по дошедшей к нему путем наследования торговле.

Что касается поступления несовершеннолетнего в торговое товарищество в качестве полного товарища, т.е. купца, то, принимая в соображение, что это представляет собой то же ведение торговли, только сообща, а не единолично, мы должны, на основании сказанного, отвергнуть за ним это право, хотя бы даже при условии согласия попечителя, и признать подобный договор недействительным по отношению к несовершеннолетнему[14]. Если участие в товариществе на правах полного товарища перешло к несовершеннолетнему по наследству, то придется или выделить ему его имущественную долю и составить новый договор между остальными товарищами, или подчиниться вмешательству попечительства. В этом случае товарищи могут протестовать против участия члена, не предусмотренного договором, имеющим чисто личный характер. Но может случиться, что товарищ, воспользовавшись предоставленным ему по закону[15] правом назначать лицо, долженствующее заступить, в случае смерти, его место, назначило лицо, оказавшееся несовершеннолетним в момент смерти наследодателя? Если назначение было сделано с ведома товарищей, они обязаны допустить попечителя к участию в торговых делах[16], в противном случае они могут протестовать против участия несовершеннолетнего.



[1] Т. Х ч. 1, ст. 223.

[2] Франц. торг, улож., § 2; франц. гражд. улож., § 487, 1308.

[3] Последнее положение спорно: за Lyon-Caen и Renault, т. I, стр. 260; против Тhа1lеr, стр. 94.

[4] Итал. торг, улож., § 9-12.

[5] Герм, гражд. улож., § 112, 1822, п. 3, 1827.

[6] Итальянское торговое уложение § 10 желает распространить общее постановление о купцах и на отдельные торговые действия, но кто же будет рисковать вступать в сделку с несовершеннолетним при затруднительности определения, действительно ли данная сделка торгова или нет?

[7] Laurin, стр. 990; Vidiri, I, стр. 173

[8] Ст. 270, п. 4, т. X ч. 1.

[9] Т. IX, ст. 544; инструкция о порядке выдачи промысловых свидетельств и билетов 22 ноября 1898 г, § 11, п. 3.

[10] Ст. 268, т. X ч. 1.

[11] Ст. 220, т. X ч. 1; Башилов, I, стр. 81; Цитович, Учебник, стр. 55. Последний утверждает, что «для торгового права есть малолетство и нет несовершеннолетия в собственном смысле слова»; Азаревич, стр. 80; Удинцев, стр. 61.Гальперин видит противоречие в том, что малолетние в лице опекунов могут открывать торговлю, а те же лица сами, достигнув 17 лет, с расширением своих прав, этого права лишаются (Учебник, I, 44). Противоречия нет: оно было бы лишь тогда, если бы малолетние сами могли открывать торговлю. Но этого нет.

[12] Такое общее согласие совершенно не отвечало бы цели опеки, потому что разрешение вести торговлю не предусматривает степени рискованности отдельных операций; см. Веhrend, I, стр. 158; реш. гражд. кас. деп., 1872, № 1092.

[13] Того же мнения Гольмстен, Очерки, стр. 36; Федоров, стр. 11. Напротив, Нерсесов-Гусаков, Торговое право, стр. 50, держатся того взгляда, что право несовершеннолетнего продолжать (самостоятельно?) ведение торгового предприятия, переходящего к нему по наследству, не подлежит сомнению. При этом делается ссылка на ст. 79 Полож. о пошл. (т. V, ст 300), но в ней не содержится никакого подтверждения отстаиваемому ими взгляду.

[14] Поэтому считаем неправильным реш 4 деп. Прав. Сен. за 1876 г., № 947, по д. Соколова; особенно несостоятельны мотивы. Гальперин с этим не согласен, основываясь на том, что прямого запрещения нет, а что не запрещено, то дозволено (Учебник, I, 45). На этом принципе можно, конечно, далеко уехать, особенно в русском законодательстве.

[15] Т. XI ч. 2; Устав Торг., ст. 64.

[16] Ст. 17 и 18 прил. к ст. 1238 т. X ч. 1.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100