www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Торговое право
Торговое право. Шершеневич Г.Ф. Том I. Введение. Торговые деятели. Изд.четвертое. СПб. По изданию 1908 г. // Allpravo.Ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 12. Торговая дееспособность замужней женщины

Литературa: Lyon-Caen и Renault, Tratte de droit commercial, т. I, стр. 280-314; Thaller, Tratte elementaire de droit commercial, стр. 97-112; Vidari, Corso di diritto commerciale, т. I, стр. 204-226; Vivante, Trattato del diritto commerciale, т. I, стр. 153-174; Сosасk, Lehrbuch des Handelsrechts, стр. 37-44; Шершеневич, О праве замужней женщины на производство торговли («Ж. гр. и уг. права», 1888, № 7).

I. Иностранные законодательства. Все юридические постановления, которые касаются купца, относятся в равной степени и к женщинам, если только они не замужем, т.е., следовательно, к девушкам, вдовам и разведенным женам. Они приобретают таким же образом звание купчих, как мужчины купцов, несут все сопряженные с этим состоянием обязанности, но не пользуются всеми правами, как, например, выбором в члены коммерческих судов[1]. Купеческие и промысловые свидетельства берут они на свое имя. Конечно, если девушка или вдова является лицом несовершеннолетним, то она подчиняется тем же ограничениям, которые установлены вообще для несовершеннолетних.

Иначе поставлен вопрос но о i потению к замужним женщинам на западе Европы ввиду сохранившейся еще идеи личного преобладания мужа над женой, власти над ее личностью и затем ввиду тесной материальной связи, возникающей вследствие системы общения имущества между супругами. Как ни ограничена торговая дееспособность замужней женщины, все же она представляется расширением ее общегражданской дееспособности. Замужняя женщина во Франции нуждается для совершения сделки в особом всякий раз разрешении со стороны мужа, и это положение относится как к каждой гражданской, так и ко всякой отдельной торговой сделке. Когда же дело идет о промысловой торговле, то данное раз согласие на ведение торговли распространяется уже на все сделки, соединенные с ее торговым промыслом[2]. Но согласие мужа необходимо, без этого условия она не может быть купчихой, т.е. ни стать вновь, ни оставаться против его воли. Разрешение мужа не должно быть непременно выражено с очевидностью, совершенно достаточно безмолвное согласие, когда муж знает о ведении его женой торговли и не возражает, может быть, даже содействует ей в качестве доверенного. Но, с другой стороны, он во всякое время может взять назад свое разрешение и потребовать, чтобы жена ликвидировала свои дела, и никакие предбрачные соглашения не могут лишить его этого личного права. Отказ мужа в своем согласии должен быть опубликован установленным порядком, и только тогда приобретает он силу по отношению к третьим лицам. Конечно, все обязательства, принятые на себя замужней женщиной, должны быть исполнены в точности. Суд не вправе вмешиваться в отношения супругов, и жена не может обращаться к нему с протестом[3]. Когда имеется согласие со стороны мужа, замужняя женщина становится купчихой со всеми правами и обязанностями, присвоенными купцам, но только по отношению к ее промыслу, - за этими пределами ее дееспособность остается в пределах общегражданских. Пользуясь материальной дееспособностью в пределах своего промысла, замужняя женщина превращается в недееспособную, как только дело переходит на почву процесса. Ни предъявить иска, ни выступать ответчицей по своим делам она без согласия мужа не в состоянии[4]. В этом последнем вопросе итальянское законодательство уклонилось от своего образца, считая несообразным предоставлять жене право без разрешения мужа заключать сделки и в то же время отнимать у нее право самостоятельно защищать в суде эти сделки. Процессуальная дееспособность должна следовать за материальной[5].

Интересную эволюцию совершило германское право. Стоя на той же исторической почве, подчинявшей жену mundiumy мужа, германское торговое уложение 1861 года постановляло, что замужняя женщина без согласия мужа открыть торговли не может и что данное согласие не лишает мужа права положить конец торговле жены. Сделавшись купчихой (Handelsfrau), она пользовалась процессуальной дееспособностью.

Таким образом, уложение 1861 года дало первый толчок эмансипации женщины в праве: данное согласие открывало для женщины возможность заключать [сделки] в пределах своего промысла, не спрашивая каждый раз разрешения у мужа, без чего она не могла обойтись в гражданской области. Судебные уставы 1877 года сделали дальнейший шаг: процессуальная льгота купчих была распространена на всех вообще женщин[6]. Торговое уложение 1897 года не содержит ни слова о дееспособности замужней женщины. Гражданское же уложение разрешает вопрос в том смысле, что для замужней женщины нет более препятствий к открытию и ведению торговли - в согласии мужа, чтобы стать купчихой, она не нуждается[7].

II. Русское законодательство. Как ни темно историческое прошлое личных и имущественных отношений между супругами по русскому праву, как ни отрывочны дошедшие до нас сведения об этих отношениях, однако можно сказать, что с самого древнего времени замужняя женщина в России пользовалась большею имущественною самостоятельностью, чем на Западе. Иначе трудно объяснить появление в Своде Законов института полной раздельности имущества между супругами при господстве на Западе системы общения. По русскому праву, имущество жены представляется совершенно особой массой, которой ей дозволено распоряжаться от своего имени, независимо от мужа, не испрашивая на то ни дозволительных, ни верющих писем[8]. Следовательно, замужняя женщина вступает в гражданский оборот, заключает гражданские сделки независимо от мужа, без его согласия, как совершенно самостоятельное, вполне дееспособное лицо. А так как для торгового оборота не сделано в законе никакого исключения, то такую же независимость, свободу должно признать и в совершении торговых сделок. Следует идти далее и признать, что замужняя женщина совершенно вправе открыть и вести самостоятельную торговлю, не только не испрашивая на то согласия мужа, но даже прямо вопреки его воле, так как открытие и ведение торговли несомненно подходит под понятие распоряжения собственным своим имуществом. Без ясного, очевидного постановления закона по этому вопросу невозможно ограничивать дееспособность целой категории лиц, как это, к сожалению, пытались сделать некоторые русские юристы[9]. Муж не имеет никаких юридических оснований воспротивиться торговле жены. Если бы он решился прибегнуть к традиционному воззванию о совместном жительстве[10] и потребовать, чтобы жена оставила свое торговое заведение и последовала за ним во вновь избранное местожительство, торговля от этого не нарушится. Контора предприятия может перейти в новое местожительство жены, на месте может быть оставлен торговый доверенный для заведования ходом дел, что нередко делается купцами и что могла бы сделать и сама жена без настаивания со стороны мужа. Ответственность за сделки, заключенные женой в интересе ее промысла, падает, конечно, только на ее имущество, исключая случаи несостоятельности, когда имущество мужа также привлекается к ответственности, однако в пределах, указанных законом[11].

Если замужняя женщина совершенно свободна в производстве от своего имени торговых сделок, как отдельно, так и в виде промысла, то вопрос изменяется, когда она намеревается производить их от чужого имени, в качестве приказчицы. Так как приказчики исполняют торговые поручения по договору о найме[12], а жены без позволения мужей наниматься не могут[13], то муж всегда вправе воспротивиться торговой деятельности жены и прекратить отношения найма. Если договор был скреплен неустойкой, то к платежу ее не может быть принуждена жена, потому что неисполнение обязательства наступило помимо ее воли; не может быть принужден и муж, потому что он не участвовал в договоре. Третье лицо выказало неосторожность, заключив договор и не испросив предварительно разрешения мужа. Если же последнее было дано, муж не лишается оттого права воспротивиться дальнейшему служению жены в качестве приказчицы, так как от принадлежащих ему личных прав муж не может отказаться по договору, но зато он может быть принужден к вознаграждению убытков, последовавших от нарушения обещания.

При совершении одной только сделки замужняя женщина нуждается в позволении мужа, а именно не может давать на себя векселей и передавать их с возвратом на себя[14]. Но это требование закона простирается лишь на отношения общегражданские и единичные торговые сделки, только векселя, выданные по поводу этих отношений без согласия мужа, будут признаны недействительными. Но если женщина производит самостоятельную торговлю, является купчихою, то все векселя, выдаваемые ею в интересе ее торгового промысла, не нуждаются в позволении мужа.

В случае несовершеннолетия замужней женщины к ней должны быть применены указанные выше правила относительно несовершеннолетних, хотя бы попечителем ее был муж. Таким образом, открытие вновь торговли является для нее невозможным даже при его согласии, потому что ограничение это основано не на авторитете мужа, а на стремлении закона оградить интересы еще не вполне зрелых лиц. В случае наследования торгового предприятия управление им должно принадлежать попечителю, будет ли им муж или постороннее лицо.

Западноевропейские торговые законодательства обыкновенно запрещают замужней женщине, даже купчихе, вступать в торговое товарищество в качестве полного товарища[15], ниилу личного характера договора, тесных личных отношений между товарищами, неприятных, может быть, для мужа. Наше законодательство запрещает только договор личного найма в тех же видах и ни слова не говорит о товариществах. Поэтому мы должны признать, что замужняя женщина свободна вступить в торговые товарищества, не испрашивая на то согласия мужа.

Замужнюю купчиху не следует смешивать с женой купца. Муж открывает торговлю от своего имени, а жена ему при этом помогает: продает в магазине, ведет торговые книги, корреспонденцию. Случаи весьма частые в жизни. В сущности жена-сотрудница должна быть рассматриваема как приказчица. Такова именно точка зрения нашего законодательства. Жене, записанной в купеческое свидетельство, выданное на имя мужа, дозволяется заниматься торговыми делами его и исполнять по оным «обязанности приказчиков» первого или второго класса, по данной ей от мужа доверенности без свидетельства на производство личных промысловых занятий и без договора о найме[16]. Она не только свободна от промыслового налога, но она не ответственна своим собственным имуществом по обязательствам того предприятия, в котором соучаствует. Возможен, конечно, и обратный случай - когда муж помогает жене в ее торговом деле.



[1] Во Франции, по закону 23 января 1898 г., женщины пользуются правом (активного) избрания членов коммерческого суда.

[2] Постановления по вопросу о торговой дееспособности замужней женщины довольно сходны во всех романских торговых уложениях; см. франц., торг, улож., § 4, 5 и 7; итал. торг, улож., § 12-20; исп торг, улож., § 6, 7.

[3] По этому вопросу между французскими юристами разногласие. Тhа1ler полагает, что при раздельности имущества отказ мужа может быть восполнен судом (стр. 102); напротив, Lyon-Caen и Renault отрицают возможность судебного вмешательства (стр. 288).

[4] Франц гражд. кодекс, § 215.

[5] Итал. торг улож., § 14.

[6] Герм. торг, улож., § 9 и Civilprocessordnung § 1.

[7] Герм, гражд. улож., § 1405. Новая постановка вопроса успела вызвать немало сомнений.

[8] Т. X, ч. 1,стр. 114.

[9] Цитович, Лекции, стр. 206, Очерк основных понятий, стр. 36. См. также реш. Спб. ком. суда 6 окт. 1886 года, по д. Троянер, с совершенно неправильными мотивами. Башилов (I, 79-80) утверждает, что хотя но нашему законодательству и не требуется согласия мужа для открытия торговли, но что заведенная женой торговля может быть во всякое время прекращена по произволу мужа. Впрочем, в последнее время взгляд наших юристов изменился в противоположную сторону, см. Цитович, Учебник, стр. 56; Победоносцев, Курс, II, стр. 11 (последнее издание); Hеpсесов-Гусаков, Торговое право, стр. 51; Гольмстен, Очерки, стр. 37; Азаревич, Очерки по торговому праву, стр. 83. Из прежних: Оршанский, Личные и имущественные отношения супругов («Суд. журн.», 1884, март-апрель, стр. 93); Кавелин, Очерк юридических отношений, возникающих из семейного союза, стр. 61.

[10] Ст. 103т. X ч. 1 (п. 2).

[11] Ст. 554-558 Уст. Судопр. Торгового.

[12] Ст. 5 Уст. Торгового.

[13] Ст. 2202, т. X ч. 1.

[14] Ст. 2 Уст. о векселях.

[15] Итал. торг, улож., § 14, п. 4; румынск. торг, улож., § 15; с этим согласны теория и практика во Франции и Германии; см. Lyon-Caen и Renault, I, стр. 295.

[16] Т. IX, изд. 1899, ст. 538.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100