www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Торговое право
Торговое право. Шершеневич Г.Ф. Том I. Введение. Торговые деятели. Изд.четвертое. СПб. По изданию 1908 г. // Allpravo.Ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 14. Отчуждение торгового предприятия

Литературa: Lyon-Caen и Renault, Tratte de droit commercial, т. III, изд. 1906, стр. 191-214; Сosасk, Lehrbuch des Handelsrechts, стр. 51-57; Boutand и Chabrol, Tratte general des fonds de commerce, 1905, стр. 88-239; Удинцев, Русское торгово-промышленное право, стр. 322-327.

I. Бытовая сторона. Сделки, имеющие своим предметом торговое предприятие как целое, за последнее время заметно учащаются. Утвердившийся на Западе обычай продолжать отцовское дело под влиянием различных социальных причин сильно подорван. Торговое предприятие при нежелании сына заниматься торговлей в случае смерти предпринимателя подлежит продаже. В больших западноевропейских городах создалась особая специальность по открытию торговых предприятий с целью сбыта «верных», «доходных» дел тем многочисленным лицам, которые, скопив в деревне капиталец, переезжают в город, чтобы спокойно вести заведенное уже предприятие. Образовались специальные маклеры по продаже и покупке торговых предприятий на ходу.

II. Неприспособленность права. Законодательство стран, наиболее развитых в промышленном отношении, оказывается по этому вопрос крайне отсталым. Едва ли можно указать что-нибудь сверх тех двух-трех статей, которые посвящены отчуждению торговых предприятий в новом германском кодексе, и французского закона 1898 года о залоге их. Судебная практика нащупывает почву для правильных решений, которые согласили бы по возможности новые явления экономической жизни с установившимися правовыми воззрениями. Наука также не успела еще выяснить себе юридической сущности тех многочисленных столкновений интересов, которые не согласуются с воспринятой от римского права системою понятий.

Неудивительно, что в русском законодательстве и в русской судебной практике еще нет достаточного материала для твердых ответов на все те вопросы, которые выдвигаются вместе с отчуждением торговых предприятий. Закон 1896 года о товарном знаке предусматривает случаи отчуждения или отдачи в аренду предприятия[1]. Закон 1898 года о государственном промысловом налоге имеет в виду отдачу в аренду фабрики или завода[2]. Но и в более ранних законах предусматривался переход предприятий по сделкам[3] или по наследованию[4]. Таким образом, факт перехода признан, но правила, по которым должен производиться этот переход, не даны. Судебная практика по настоящему вопросу не чувствует под собой никакой законодательной опоры.

III. Объект отчуждения. Прежде всего возбуждается вопрос, что составляет объект сделки, имеющей своей целью отчуждение торгового предприятия в целом? Конечно, здесь открывается полный простор свободе соглашения. И так как сделка эта еще не успела оформиться в жизни, то естественно, что стороны обратят внимание на перечисление всего того, что переходит к приобретающему и что остается за отчуждающим. Возможно, что, отдавая заведение, продавец вывезет товары, уничтожит торговые книги и т.п. Однако стороны могут упустить в договоре те или иные элементы состава торгового предприятия и это тем легче может случиться, что сделка слишком еще нова.

При отсутствии противоположного соглашения следует предполагать, что отчуждение торгового предприятия имело в виду перенесение на приобретателя следующих составных частей.

a. Материальной основой предприятия является торговое заведение. Место производства торговли, с юридической стороны, есть или право собственности на недвижимость, или право найма помещения. То и другое право должно перейти, потому что иначе сдвинутая со своего места торговля утратит круг своих обычных клиентов и потеряет свою ценность. С самым помещением должно перейти и все его оборудование, потому что иначе предприятие должно будет остановиться – это уже не будет отчуждение на ходу.

b. Каждое заведение или складочное помещение должно иметь соответственную вывеску[5]. Так как вывеска есть тот внешний указатель, который служит средством привлечения потребителей, то отчуждение заведения должно включать и бывшую вывеску, в противном случае утратится тот круг обычных клиентов предприятия, который составляет его ценность.

c. Предприятие, отчуждаемое на ходу, имеет всегда в своих заведениях или помещениях товар в виде материала, или фабриката, или «чистого» товара. Конечно, не этот товар привлекает приобретателя предприятия, - он легко заменит его другим и с этой стороны готов был бы устранить товарный запас, если бы это не сопровождалось остановкой дела, которая способна оттолкнуть потребителей. Магазин, из которого вывезен весь товар, должен закрыться. Фабрика, в которой нет ни сырого, ни вспомогательного материала, останавливает работу. Но приобретатель имеет в виду именно предприятие на ходу. Поэтому при молчании договора следует предположить, что отчуждение предприятия включает и передачу товаров, связанных с непрерывным ходом предприятия.

d. Предприятие известно тем, кто вступает с ним в сношения, по его имени, т.е. по фирме. Поэтому фирма должна перейти к приобретателю, если только договором отчуждатель не исключил ее. Но без фирмы предприятие имеет мало цены и приобретение его сводится тогда к вытеснению из насиженного места или к дешевой покупке товарного запаса. В сущности, где фирма снимается, там предприятие погибает, и, следовательно, приобретение предприятия предполагает и фирму, пока противоположная воля сторон с очевидностью не доказана.

e. Судьбу фирмы должен разделить товарный знак. Публика ценила в предприятии качество выпускаемых в обращение товаров, которые она узнавала по имеющемуся на них знаку или клейму. Снять знак с продуктов предприятия все равно, что уничтожить сбыт. Между тем торговое предприятие ценится со стороны распространенности сбыта. И какая цель могла бы быть в оставлении отчуждающим за собой товарного знака? Так как заявленный знак дает право пользования только для данного рода товаров[6], то сохранение им за собой права на знак могло бы соответствовать только намерению конкурировать открытием тождественного предприятия с приобретателем старого, а это недопустимо.

f. В том же положении право на промышленное изобретение. Если изобретение заключалось в изготовлении новых товаров, то, очевидно, лишение предприятия права изготовлять эти продукты подрывает его экономическое значение. А если изобретение состояло в особом способе производства, то отнятие привилегии должно повлечь за собой остановку предприятия до тех пор, пока оно не приспособится к новым условиям производства, если вообще это возможно.

g. Сомнение возбуждают торговые книги. Против признания их за принадлежность торгового предприятия, против передачи их при отчуждении предприятия без особого соглашения выставляют принцип коммерческой тайны. Если, говорят, по особому соглашению купец не передает своих книг, значит он не желает раскрывать своих секретов. Но принцип коммерческой тайны здесь ни при чем. От приобретателя предприятия не может быть тайны, связанной с предметом сделки, а для всех остальных содержание книг останется такой же тайной. Во всяком случае для отчуждающего книги не имеют уже цены, тогда как для приобретающего они могут иметь немалое значение. Поэтому следует признать, что при молчании договора с отчуждением предприятия соединяется и передача торговых книг[7].

h. Основной вопрос возбуждается судьбою требований и обязательств, связанных с предприятием. Переходят ли на нового приобретателя сами собою, без особого соглашения, все права по обязательствам, заключенным с должниками предприятия, и все обязательства, лежащие на предприятии в отношении его кредиторов? Здесь обнаруживается все значение различных взглядов на торговое предприятие. Если это только совокупность вещей, тогда, конечно, о перенесении требований и обязательств не может быть и речи. Но если смотреть на торговое предприятие как на особое имущество, имеющее свое отдельное существование, как комплекс прав и обязанностей вроде наследства, - тогда необходимо признать, что отчуждение предприятия состоит не в передаче отдельных ценностей, а в передаче прав и обязательств, объединенных идеей предприятия. Эта последняя точка зрения и должна быть признана соответствующей жизненным воззрениям.

i. По мнению некоторых, отчуждение предприятия предполагает и передачу права на ту массу лиц, с которыми предприятие встало в сношения. Это, с одной стороны, известный круг постоянных покупателей, потребляющих товары предприятия, с другой стороны, круг поставщиков и продавцов, постоянно доставляющих предприятию товары. Но никакого права на эту клиентелу не существует. Это не более как фактическое отношение, имеющее, может быть, огромную ценность, составляющее, возможно, то именно, из-за чего приобретается предприятие, но все же это только факт, а не право. Продавая имение, дающее большой доход вследствие своей близости к городу, принимают при оценке во внимание поземельную ренту, но никакого права на поземельную ренту особо от недвижимости не существует. То же самое и торговое предприятие. Его деловые связи, его известность, район сбыта - все это учитывается при отчуждении, но не может быть речи о праве на все эти отношения.

IV. Внутренние отношения. Обращаясь теперь от рассмотрения объекта сделки к последствиям ее, мы должны посмотреть на внутренние отношения между отчуждающим и приобретателем, а затем на внешние отношения этих лиц к третьим лицам, т.е. к должникам и кредиторам предприятия.

1. Основная обязанность отчуждателя вытекает из смысла сделки. Если бы предметом ее была совокупность вещей, тогда, конечно, с передачей торгового заведения и товарного запаса обязанности продавца должны бы считаться исчерпанными. Но не в этом суть сделки. Приобретая предприятие как таковое, со всеми юридическими отношениями, в которых оно состояло, лицо рассчитывает на ту ценность, которую имеет поставленное дело. Если бы отчуждатель рядом с переданным предприятием открыл новое, однородное с прежним и, пользуясь старыми связями, отвлек бы от приобретателя к себе всю массу потребителей, сделка потеряла бы смысл - она была бы противна намерению контрагентов. Приобретатель уплатил отчуждателю потерянную выгоду, и отчуждатель знал цель приобретения. А так как договоры в случае сомнения должны быть толкуемы по намерению их и по доброй совести[8], то за отчуждателем должно быть отвергнуто право на открытие вновь по совершении сделки однородного предприятия, способного оказать конкуренцию отчужденному.

Цель ограничения определяет и его размер. В пространственном отношении - новое предприятие не может быть открываемо в таком расстоянии от старого, при котором возможно отвлечение части клиентов. Во временном отношении - ограничение это не может быть постоянным и должно отпасть по истечении того промежутка, который признается достаточным для укрепления связи между клиентами и новым владельцем предприятия. В предметном отношении - ограничение относится только к такой торговле, которая по роду своему способна оказать конкуренцию отчужденному предприятию.

2. Обязанности приобретателя сводятся к двум: к платежу условленного вознаграждения и к освобождению отчуждателя от всех лежавших на нем по предприятию обязательств.

Приобретатель обязан уплатить прежнему владельцу предприятия ту сумму денег и в то время, как это было условлено. Вознаграждение могло быть условлено или в виде единовременной суммы, или в виде периодических платежей.

Если вознаграждение будет уплачено немедленно после сделки и отчуждатель скроется, то кредиторы предприятия рискуют потерять ту ценность, которая служила им обеспечением. Поэтому во Франции, преимущественно в Париже, выработался следующий обычай, общеобязательность которого ныне не оспаривается ни в теории, ни в практике. О состоявшейся сделке по отчуждению должно быть произведено оглашение путем публикации в газетах, рассылки циркуляров, уведомления письмами. В течение некоторого времени (обыкновенно 10 дней) от оглашения приобретатель не вправе платить денег отчуждателю. Все кредиторы предприятия имеют право в этот промежуток времени потребовать удовлетворения из суммы, предназначенной к платежу.

Другая обязанность, лежащая на приобретателе, состоит в погашении всех долгов, которые лежат на предприятии и которые переходят вместе с предприятием к приобретателю. Неудовлетворение кредиторов со стороны приобретателя вызывает необходимость удовлетворения их со стороны отчуждателя. Поэтому-то последний и вправе требовать, чтобы отчуждатель очистил его и не подвергал обязанности расплачиваться со старыми своими кредиторами. Эта обязанность признана германским законодательством. Тот, кто продолжает вести приобретенное им по сделке торговое предприятие под прежней фирмой, отвечает по всем возникшим по ведению предприятия обязательствам прежнего хозяина. Возможно и противоположное соглашение, которое, однако, должно быть внесено в торговый регистр и опубликовано. Наоборот, если предприятие передается без фирмы, то приобретатель торгового предприятия ответствует по прежним обязательствам предприятия только при наличности особого соглашения[9].

V. Внешние отношения. Соглашение между отчуждателем и приобретателем о распределении между ними ответственности по долгам, даже законодательное определение этого вопроса не разрешают еще другого вопроса - о положении должников и кредиторов торгового предприятия.

Вопрос о должниках не преде кшлнегся особенно сложным. Передача прав по обязательствам допустима постльку, поскольку для должника безразлично, кому исполнять то дейстние, к которому он обязан. Если нефтепромышленник обязался поставлять ежемесячно на фабрику известное количество пудов нефти, то ему совершенно безразлично, кому принадлежит предприятие, лишь бы в точности исполнялись условия поставки.

Труднее вопрос относительно кредиторов предприятия. Приобретатель может быть обязан по договору или по закону платить по всем обязательствам предприятия, но это еще не значит, что кредиторы предприятия обязаны обратиться за удовлетворением к новому владельцу и отказаться от претензии к старому. Они вступали, говорят, в договор с прежним владельцем, ему верили и потому не могут быть принуждены к тому, чтобы допускать подстановку своих должников. Но, с другой стороны, доверие их основывалось на положении самого предприятия, а не на личности предпринимателя. От них ускользает именно га ценность, которая главным образом побуждала их к договорам. Их должник, старый владелец, не ограничен в праве отчуждения вещей, а следовательно, и всего материального состава предприятия. Должником их останется старый владелец, но основание оказанного ими кредита ускользнет на законном основании. Правда, кредиторы могли бы воспользоваться ст. 1529, п. 2, т. X ч. 1 и требовать признания сделки недействительной, но для этого им пришлось бы доказать подложность переукрепления, что совершенно не соответствует существу опровергаемого договора. Поэтому собственный интерес кредиторов ведет к такой постановке дела, чтобы они были обязаны обращаться со своими требованиями прежде всего к новому владельцу и лишь в случае неудовлетворения обращались бы к старому владельцу.

Такую постановку дела мы видим в германском законодательстве. В случае отчуждения предприятия с фирмой, силой закона все возникшие по ведению предприятия требования и обязательства переносятся на приобретателя: должники и кредиторы обязаны предлагать свое исполнение и заявлять свои требования новому владельцу. Таким образом, кредиторы имеют прямой иск к новому владельцу и в то же время сохраняют иск к старому в течение сокращенной, а именно 5-летней давности[10].



[1] Т. XI, ч. 2, Уст. пром. по прод., 1906, ст. 16116 и 16117.

[2] Т. V, Уст. о прям, нал., ст. 412.

[3] Т. XI, ч. 2, Уст. промышл., ст. 63 и 84.

[4] Т. X, ч. 1, ст. 1238, приложение.

[5] Т. V, Уст. о прям, нал., ст. 439.

[6] Т. XI, ч. 2 Уст. пром., ст. 16110 по прод., Св. Зак., 1906.

[7] Такого взгляда держится сенатская практика во Франции, см. реш. 9 ноября 1892 года.

[8] Т. X, ч. I, ст. 1539, п. 3.

[9] Герм. торг, улож., § 25.

[10] Герм. торг, улож., § 25 и 26.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100