www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Торговое право
Торговое право. Шершеневич Г.Ф. Том I. Введение. Торговые деятели. Изд.четвертое. СПб. По изданию 1908 г. // Allpravo.Ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 17. Фирма

Литературa: Le Fort, Le registre du commerce et les raisons de commerce, 1884; Thaller, Le registre du commerce en Allemagne et en Suisse («Bul. Soc. соmр.», 1902); Haab, Beitrag zur Gerschichte und Dogmatik der Handelsfirma, 1889; Späung, Handelsregister und Firmenrecht, 1884; Ehrenberg, lieber das Wesen der Firma («Z. f. H. R.», 1882, t. 28); Schmauser, Das Recht an der Handelsfirma, 1892; Fürst, Die Fortführung einer Firma bei dem Erwerbe eines bestehenden Handelsgeschäfts, 1897; Loewerthal, Das Firmenrecht nach dem neuen Handelsgesetzbuch, 1899; Opet, Beiträge zum Firmenrecht («Z. f. H. R.», 1900, t. 49); Olshausen, Verhältniss des Namenrechts zum firmenrecht, 1900; Vidari, Corso di diritto commerciale, t. I, crp. 248-293; Vivante, Trattato del diritto commerciale, t. I, стр. 191-209; Nowakowski, Prawo przygotowawcze do prawa o rejestrze ßrmowym, 1887, 2 тома; Башилов, Русское торговое право, т. I, стр. 126-143; Колумбу с, Фирмы по нашим торговым законам («Ж. гр. и угол, пр.», 1882, кн. I); Колумбус, Фирма и ее значение в торговле («Счетоводство», 1888); Гольмстен, Охраняется ли право на фирму нашим законом («Юрид. иссл. и статьи», 1894, стр. 227-331).

I. Юридическая природа. Фирма есть название торгового предприятия[1]. Ее задача заключается в индивидуализации предприятия, в противопоставлении его другим меновым хозяйствам, соучаствующим в конкуренции. Эта задача достигается тем, что публика приучается слышать одно и то же имя в разговорах, видеть одну и ту же подпись в актах[2].

По мнению других, фирма есть торговое имя купца, то имя, под которым он ведет свое торговое дело и которым подписывается[3]. С этим взглядом согласиться невозможно. Фирмой индивидуализируется предприятие, а не купец, которому для этой цели служит его гражданское имя. Как имя купца, фирма не только не способствует его индивидуализации, а, наоборот, затемняет ее. Одно и то же лицо может явиться одновременно обладателем нескольких имен, совершенно различно звучащих и не совпадающих с его гражданским именем: одно он приобрел по наследству, другое - покупкой, третье - арендой. Сколько предприятий - столько имен.

Только признав фирму именем предприятия, а не купца, мы достигаем одного понятия о фирме, общего как предприятию единичного купца, так и коллективного, каким является товарищество. В противном случае следовало бы установить два различные и несовпадающие понятия о фирме. В пользу нашего взгляда говорят также названия гостиниц, которые во всяком случае не могут считаться именем купца[4]. Если смотреть на фирму как на торговое имя купца и соответственно тому признать право на фирму личным правом, то следует или вовсе отвергнуть передаваемость ее, или допустить ее передаваемость независимо от предприятия. Но тот и другой вывод не согласуются с положительными законодательствами, а это лучше всего обнаруживает ошибочность конструкции фирмы как торгового имени купца[5]. Если же фирма представляет собой название предприятия, а не имя купца, то она оставляет принадлежность первого и следует его юридической судьбе, - с прекращением (несостоятельность) уничтожается, с отчуждением переходит к другому лицу. Раз данное предприятию имя может долго сохраняться, несмотря на целый ряд сменивших друг друга хозяев.

Внешним образом фирма должна выразиться: а) в подписи, которую употребляют на документах, исходящих от предприятия, b) на бланках бумаг, на которых пишется корреспонденция, и может выразиться: а) в вывеске, указывающей публике, какого рода сделки совершаются в данном торговом заведении[6], b) в товарном знаке, облегчающем потребителю нахождение продуктов известного предприятия.

II. Экономическое значение. Экономическое значение фирмы представляется в той ценности, какую приобретает пользующееся известностью предприятие. Экономическая природа фирмы та же, что и поземельной ренты она дает излишек дохода, который обусловливается усиленным спросом на продукты данного предприятия. Как мы уже указывали, клиенты заведения могут не знать его собственника, но они замечают место нахождения и имя предприятия, известность которого с течением времени распространяется среди все большего круга потребителей. Таким путем ценность предприятия заключается не столько в помещении, находящемся, может быть, на самом бойком месте, не в количестве сложенных в его подвалах и складах товаров, сколько в известности фирмы. Эта ценность всегда обнаруживается при продаже торгового предприятия, цена которого значительно превзойдет стоимость материального состава его, помещения, обстановки, товаров, - очевидно, разность обусловливается ценностью фирмы. Если юридическая защита вызывается жизненными интересами, то необходимость права на фирму обусловливается всецело той ценностью, какую имеет торговое предприятие как таковое. Сам купец заинтересован не в том, чтобы его не смешивали с другими купцами, а чтобы его предприятие не смешивалось публикой с другими предприятиями.

III. Историческое развитие. В историческом своем развитии фирма весьма сходна с дворянским гербом. Как средневековые бароны вывешивали свои гербы, отличающие их дворянский род от других, на воротах замка, так и купцы вывешивали над своим заведением какую-нибудь фигуру, легко запоминаемую, вроде льва, медведя, Бахуса, для отличия его от других заведений. Как дворяне клеймили своим гербом свои щиты, копья, мечи, ливреи слуг, чапраки, так и купцы клеймили свои товары изображением той фигуры, которая красовалась над их заведением. Как с развитием грамотности среди дворянства и уничтожением замков потребность вывески-герба заменилась потребностью указать при подписи свое дворянское происхождение, так и в торговом быту с развитием письменных сделок, документов потребность указания в подписи фирмы отодвинула на второй план потребность в вывеске. Отсюда современное разделение фирмы, клейма и вывески, бывших прежде в неразрывной связи.

Потребность в фирме для подписи обнаружилась прежде всего в делах товарищества, которое, по современному представлению, в отличие от римского, является самостоятельным субъектом, особым от отдельных товарищей. Оного юридическое понятие о фирме развивалось прежде всего на этой почве и некоторые законодательства, как французское, знают фирму только в этом виде, как имя товарищества (raison sociale); фирма единичных купцов осталась во Франции без всякого законодательного развития. И только в последнее время ввиду огромного бытового значения имени предприятия возбужден вопрос о необходимости законодательного нормирования того, что в жизни носит название nom commercial, а в последнее время firme. Германское торговое уложение 1861 года впервые дало фирме определенную постановку, твердую защиту. Оно установило начало истинности фирмы при открытии нового предприятия, т.е. необходимость совпадения фирмы с гражданским именем купца, но в то же время допустило переход предприятия с сохранением фирмы, т.е. отступило от начала истинности. Пользование фирмой составляло право купца. Торговое уложение 1897 года отступило от старого в том отношении, что пользование фирмой из права превратилось в обязанность. Ввиду жалоб от купечества на неблаговидные приемы в пользовании фирмой новое уложение старалось более точной редакцией предупредить восхваления и ложные заявления, делаемые в самой фирме (§ 18).

Вторым законодательством, нормировавшим право на фирму, было швейцарское 1883 года. В противоположность германскому уложению оно твердо стоит на начале истинности, не допуская никаких отступлений от него: предприятие, меняя своего хозяина, должно менять свою фирму (§ 874).

Помимо венгерского торгового уложения 1875 года, принявшего германские постановления о фирме, ряд стран вынужден был издать специальные законы по этому вопросу, принимающему в жизни все большее и большее значение. Таковы шведский закон 13 июля 1887 года, норвежский 17 мая 1890 года, финляндский 2 мая 1895 года.

IV. Торговая регистрация. Юридическое значение фирмы и обеспечение ее защиты тесно связаны с порядком торговой регистрации[7]. Если торговые регистры так существенны для охраны фирмы, то нельзя сказать, чтобы роль их исчерпывалась служением фирме. Торговый регистр имеет более широкое значение: он предназначен удостоверять факты, особо важные для торгового оборота, он влияет на распределение доказательств в процессе.

В Германии торговый регистр (Handelsregister) ведется при низшем суде, каким является Amtsgericht. Всякому предприятию предоставляется в регистре особый лист. Записи в торговый регистр подлежат: 1) фирмы единоличных торговцев, 2) фирмы торговых товариществ, 3) неограниченная доверенность (прокура). Содержание торгового регистра доступно всем. Гласность выражается: а) в возможности осмотра регистра в присутственные часы, b) в возможности получить выпись по интересующему вопросу, с) в оглашении содержания записей через посредство определенных газет.

Внесение фирмы в торговый регистр предоставляет купцу исключительное на нее право, в том смысле, что все впоследствии вносимые в регистр того же места или той же общины[8] фирмы должны отличаться от прежде внесенной фирмы, хотя бы фамилии заявителей и были тождественны. Таким образом, регистрация фирм имеет характер предупредительный, устраняющий случайное или намеренное совпадение фирм. Согласно новому уложению Германии регистрация охраняет не только интересы конкурентов, но отчасти и интересы потребителей и кредиторов предприятия, запрещая вносить в регистр фирмы, которые содержат указания, способные ввести в заблуждение относительно свойства или объема предприятия или отношения хозяина предприятия.

V. Русское право. Если законодательство такой страны, как Франция, не дает прочной основы для защиты интересов, связанных с фирмой, то тем труднее ожидать сколько-нибудь удовлетворительной постановки вопроса в русском законодательстве, менее всего приспособленном к торговому обороту.

Под влиянием своего образца и наше законодательство признавало товарищескую фирму[9]. В судебных уставах фирма также применяется к товариществам[10]. Только новейшие законы, закон о товарных знаках 26 февраля 1896 года и Устав о векселях 21 мая 1903 года, имеют в виду фирму в более широком смысле[11]. Первый из указанных закон впервые дает и точку зрения нашего законодателя на природу фирмы. В одной статье имя, отчество и фамилия владельца предприятия противополагаются наименованию фирмы, а в другой - фирма прямо признается именем предприятия: «В случае отчуждения или отдачи в аренду промышленного или торгового предприятия, право исключительного пользования товарным знаком, предоставленное прежнему владельцу этого предприятия, может быть передано новому его владельцу не иначе, как при условии сохранения за предприятием прежнего наименования».

В судебной практике взгляд на природу фирмы и на основание ее защиты мало выдержан. В одном решении встречаем определение фирмы как «имени, даваемого лицом, производящим торговлю, своему торговому делу или предприятию»[12]. Другое решение разъясняет, что «кроме производства торговли на общем основании под собственным именем и фамилией, торговый быт знает и торговлю под фирмою, т.е. или под известным названием, или под каким-либо именем и фамилией, не зависящими от имени или фамилии хозяина торгового предприятия»[13]. Этим решением отвергается наличность фирмы в том случае, когда торговец ведет торговлю под своим гражданским именем, т.е. в том случае, который, согласно принятому принципу истинности, является наиболее нормальным. Наконец, имеются решения, когда фирма признавалась прямо за «название, имя, под которым купец ведет свое предприятие»[14]. Если к этому присоединить случаи, в которых наша практика смешивала фирму с самым предприятием или с представительством предприятия, то станет очевидным, что вопрос о сущности права на фирму не стоит твердо в судебной практике.

Если может быть спорной сущность права на фирму, то совершенно бесспорным представляется у нас самое право. Ни в одном судебном решении мы не встретим отрицания права на фирму. Оно может считаться общепризнанным. Но основания признания права представляются также сомнительными. В ряде решении таким основанием выдвигается житейская потребность, экономическая ценность. При этом упускается, что как бы ни была очевидна потребность в охранении данного интереса, как бы ни была велика ценность, связанная с таким интересом, но, если обыкновенное право не дает своей охраны данному интересу, не возводит его на степень защищаемого юридически интереса, - права нет[15]. Также неправильно искать основания в ст. 684 т. X ч. 1. Признавая пользование чужой фирмой «неправильным и нарушающим интересы» настоящего собственника, суд, на основании указанной статьи, признает право на вознаграждение[16]. Но ст. 684 сама по себе не дает права на защиту, так как она дает вознаграждение за нарушение права, а следовательно, еще нужно доказать, что пользование фирмой есть право, и уже тогда, согласно ст. 684, присуждать к возмещению убытков за пользование фирмой со стороны того, кто неправильно ею пользуется. С юридической точки зрения, «неправильность» - это противоправность.

В действительности основание субъективного права на фирму следует видеть в обычном праве, которое возводит интерес, связанный с фирмой, на степень юридически защищенного интереса.

VI. Выбоp фирмы. Рассмотрим, каким образом определяется фирма торгового предприятия в зависимости от субъекта права на него.

1) Какова должна быть фирма, которую может дать своему предприятию купец, торгующий единолично? Мы видели, что некоторые законодательства требуют соблюдения принципа истинности безусловно (Швейцария), другие настаивают на нем только при открытии торговли, допуская отступление в случае перехода предприятия (Германия). Те страны, в которых законодательным путем не разрешается этот вопрос (Франция, Италия), дают основание юристам исходить из того положения, что торговое имя купца не может без прямого законного разрешения отступать от гражданского[17]. Принцип истинности не заслуживает, однако, той поддержки, какую он встречает в законодательстве и в практике. Он суживает круг наименований, даваемых предприятиям, и тем затрудняет задачу индивидуализации, которой собственно и служит фирма. Там, где много однозвучных фамилий, принцип способствует смешению имен лиц, ответственных по делам предприятий. Заставляя ограничивать выбор фирмы гражданскими именами, принцип истинности благоприятствует неблаговидной конкуренции на сходстве фирм. Исходя из тождества торгового имени с гражданским, принцип приходит к самоотрицанию и заставляет отступать от соответствия для того, чтобы предупредить созвучие. Широкое развитие фирм, не имеющих ничего общего с фамилиями, лучше всего служило бы делу индивидуализации. Для этого, однако, необходимо отказаться от взгляда, что фирма есть торговое имя купца, и признать, что она есть название предприятия.

Если русское обычное право признает фирму, то каков возможный выбор при отсутствии регистрации? Необходимо ли соблюдение принципа истинности? Та самая практика, которая удостоверила существование обычного права на фирму, признала допустимость передачи фирмы вместе с предприятием[18], которая теперь признана уже и нашим законодательством. Следовательно, замужняя женщина не обязана изменять фирмы предприятия, открытого ею до замужества. Но необходимо ли соблюдение принципа истинности при самом открытии. Обязан ли купец дать своему предприятию непременно то имя, которое составляет его фамилию? Закон такого обязательства не знает, судебная практика выяснила, какой фирма может быть, но не какой она должна быть.

Мы имеем, однако, в законе прямое указание, что фирма есть наименование предприятия[19], и с этой точки зрения нет основания настаивать на принципе истинности даже при открытии предприятия. Если предприятие выступало в обороте под известным наименованием, то владелец предприятия заинтересован в том, чтобы никто не пользовался таким же наименованием, и этот-то интерес и составляет содержание того права, которое признано у нас обычаем. Отказать в защите фирмы, не совпадающей с гражданским именем купца, звучащей, может быть, фантастично, - было бы совершенно произвольно.

2) Полное товарищество ведет торговлю под общим именем всех[20]. Это вполне естественно и, если товарищей не более двух, фирма обыкновенно содержит оба имени, например: «Алаторцев и Горюнов». Если предприятие принадлежит нескольким родственникам-однофамильцам, тогда можно обобщил, фирму, хотя бы собственников было много, например: «Пароходство бр. Каменских». Но поименование всех товарищей является совершенно неудобным, когда товарищей больше, положим, три, четыре. Все законодательства, а в случае их молчания - практика и обычай, допускают сокращение, именно обозначение имени одного или двух товарищей с присоединением указания на существование товарищества. То же самое должно быть допущено и у нас[21].

3) Товарищество на вере составляется под именем товарищей и компании[22]; следовательно, в самую фирму могут войти имена товарищей, но не вкладчиков. Подобно тому, как и в полном товариществе нет необходимости перечислять всех товарищей, но по крайней мере одного из них с указанием на товарищество. Следовательно, фирма товарищества на вере может ничем не отличаться от фирмы полного товарищества.

4) Акционерное товарищество должно быть учреждаемо под определительным именованием, заимствованным от предмета или свойства его предприятия[23]. Имена акционеров, учредителей или иных лиц не допускаются в фирме акционерного товарищества, она должна быть заимствована от предмета предприятия, например: «Общество пароходства на Волге», или может выражать какое-либо фантастическое название, не затрагивающее ничьей личности, например: «Саламандра», «Надежда», «Самолет». Личные имена не допускаются потому, что выйти из акционерного товарищества очень легко, между тем третьи лица могли бы увлечься в новом предприятии собственно известностью имени, помещенного в фирме, состоятельностью того лица, которому принадлежит имя.

VII. Защита права. Спрашивается теперь, в чем выражается охранение права на фирму? Несомненно, что в торговом быту существует сознание о праве на фирму, и практика не раз являлась выразительницей подобного воззрения. Практикой признано, что с фирмой связана торговая репутация купца, и потому для каждого торгующего с исключительностью его права пользования принятой им фирмой связаны материальные интересы; это право пользования фирмой может быть нарушено со стороны третьих лиц принятием по однородному предприятию фирмы, по однозвучию или внешнему виду тождественной, и в таком случае может быть восстановлено посредством суда тем, что, по требованию собственника фирмы, суд может воспретить другому пользование фирмой первого[24]. Предупреждение употребления уже существующей фирмы со стороны других лиц затрудняется отсутствием у нас регистрации. Установления, на обязанности которых лежит выдача торговых документов, казенные палаты и казначейства, не обязаны наблюдать за интересами частных лиц и предупреждать совпадение фирм[25], задача их деятельности ограничивается фискальным интересом казны. С другой стороны, признанное судебной практикой право исключительного пользования фирмой не имеет территориальной определенности, - ограничивается ли оно уездом, губернией или распространяется на всю Империю - вопрос существенной важности и требующий законодательного разрешения. Очевидно, столкновение юридических отношений возможно лишь при столкновении экономических интересов. Не может быть нарушения фирменного права вне области известности фирмы и деятельности торгового предприятия.

Защиту права на фирму наша практика находит, и совершенно основательно, в смысле ст. 684 т. X ч. 1. В силу постановления этой статьи, всякий обязан вознаградить за вред и убытки, причиненные кому-либо его деянием или упущением, хотя бы это деяние или упущение и не составляли ни преступления, ни проступка. Пока нет права на одной стороне, не может быть речи о его нарушении, а следовательно, об убытках, причиненных ему. Наше законодательство говорит только о праве на фирму товарищества, а право на фирму единоличных купцов признано нашим обычным правом и потому применение ст. 684 уместно. Лицо, пользующееся чужой фирмой, вторгается в чужую сферу права и несомненно обязано прекратить правонарушительные действия, а также вознаградить за убытки, причиненные им в этой сфере. Для достижения первого требования даст средство ст. 685 т. X ч. 1, которая постановляет, что если вред и убытки составляют необходимое последствие какого-либо устроенного ответчиком заведения и оное продолжает причинять вред и убытки, то ответчик обязан уничтожить устроенное. Затруднение заключается в определении размера убытков, возможных от употребления фирмы лицом, которому не принадлежит на нее право. Убытки эти состоят не в положительном ущербе, а в потере некоторых выгод, вследствие отвлечения части клиентов от заведения. Судебной практикой разъяснено, что под убытком закон (ст. 684 г. X ч. 1) разумеет не только положительный ущерб (damnum emergens), но и лишение возможной выгоды (lucrum cessans). Остается затруднение чисто процессуального свойства. По германскому праву суд сам может определить размер убытков, если истец затрудняется обозначить цифру[26]. Между тем наша практика требует точного указания размера убытков, считая иначе невозможным присудить вознаграждение, чем сильно затрудняет защиту фирменного права. Количество понесенных убытков может быть определено с приблизительной точностью сравнением доходов последнего времени с предшествовавшими годами, хотя противная сторона не лишена возможности объяснить это явление другими обстоятельствами[27].



[1] Endemann, стр 62, Mommsen, Archiv Busch'a XXXII, стр. 201 и след.; Völderndorf в Handbuch Эндсманна, I, стр. 192; Vаlеrу, Maison de commerce et fonds de commerce («Arm. dr com .», 1902, стр. 236); Calamandrey, Teoria del azienda commerciale, стр. 27, Нерсесов-Гусаков, Торговое право, стр. 56; Федоров, Курс, II, стр. 29.

[2] Эти два момента, звуковой и зрительный, лучше всего уловлены итальянцами, которые пользуются двумя выражениями для обозначения фирмы: ditta - звучит, firma - выглядит в подписи.

[3] Тhо1, I, 194; Веhrend, I, 250; Соsасk, 73; Lehmann, 150-151; Vivante, I, 194; Vidari, I, 249: Marghieri, I, 263; Thaller, 70; Удинцев, 226-228. Профессор Цитович признает фирму одновременно за «имя торговца и его торговли» (Учебник, стр. 61).

[4] Что название гостиниц не составляет только вывески, а настоящую фирму, обнаруживается из той разницы, какая существует между вывеской, служащей для нахождения данного заведения среди других в городе, и именем гостиницы, получающим все большую известность среди посетителей города. Германское торговое уложение 1861 года сознавало такое фирменное значение названия гостиницы, а вместе с тем несогласуемость его с понятием «имени купца» и потому исключало имена гостиниц из фирменного регистра.

[5] Германское торговое уложение приняло оспариваемый взгляд, признав фирму именем, под которым купец ведет свое торговое дело (§ 17). В то же время закон не допускает передачи фирмы отдельно от предприятия (§ 23). Германская точка зрения принята и другими законодательствами: венг. торг, улож., § 10; шведским законом, § 8; норвежским законом, § 8; финляндским законом, § 9.

[6] Фирма состоит при торговом предприятии, вывеска - при торговом заведении. Соединение фирмы и вывески есть случайность, хотя и нередкая. Но они могут быть и разъединены: вывеска «Музыкальный магазин», очевидно, не есть фирма. По мнению Vidari , I, 259, вывеска для заведения то же, что клеймо для товара.

[7] Торговая регистрация в настоящее время имеет правильную организацию, кроме Германии, в Австрии, Венгрии, Швейцарии, Испании, Португалии, Румынии.

[8] Пространство, в пределах которою фирма пользуется защитой, является слабым местом германского права Старое уложение говорило (§ 20), что каждая новая фирма должна отличаться от существующих уже в том округе (Ort) или в той же общине (Gemeinde). Но пространство это очень незначительно, особенно для крупных фирм, пользующихся большой известностью, которые больше всего нуждаются в защите, ввиду наиболее частых покушений на пользование ими со стороны посторонних лиц. Новое уложение повторяет прежнее правило (§ 30), но присоединяет, что правительству союзных государств предоставляется определить, что соседние места или общины должны считаться одним округом или одной общиной.

[9] Т. XI ч. 2, Уст. Торг., ст. 62, 71.

[10] Т. XVI ч. 1, Уст. гражд. суд., ст. 26, 220.

[11] Т. XI ч. 2, Уст. пром. по прод., 1906, ст. 1615 и 16116.

[12] Указ 4 деп. Прав. Сен. 8 дек. 1883 г., по д. Дурунча.

[13] Реш. 4 деп. Прав. Сен. 1891, по д. Амлонга (Гр. II, № 34).

[14] Реш. Спб. ком. суда 13 дек. 1882 г., по д. Исакова.

[15] И в литературе представлен такой неправильный взгляд: «Право на фирму существует как право на вещь в торговом обороте. Поэтому должна существовать и охрана этого права, ибо по нашему закону всякое право должно быть охраняемо» (Гальперин, Учебник русского торгового права, I, 60).

[16] Реш. 4 деп. Прав. Сен. 1882, № 886; Hосенко, V, № 69.

[17] Vivantе, I, 194-196.

[18] Реш. Спб. ком. суда 12 окт. 1872 г., по д. Гертеля.

[19] Т. XI ч. 2, по прод. 1906, ст. 16116.

[20] Ст. 62 Уст. Торгового.

[21] Башилов, I, стр. 130; Цитович, Учебник, стр. 94; Гольмстен, Очерки, стр.50

[22] Ст. 71 Уст. Торгового.

[23] Ст. 2148 т. X ч. 1. Старое германское право придерживалось этого же взгляда (§ 17 и 22). Новое торговое уложение дочиоляет акционерному товариществу включать в свою фирму собственные имена, но под условием присоединения указаний на акционерную фирму, например: «Акционерное товарищество Шмидт» (§ 20 и 22).

[24] Реш. 4 деп. Прав. Сен. 1883, № 2499; см также реш. 1882, № 886, по д. Лаваллэ; 1891, № 1526, по д. Амлонга.

[25] Как это полагают Башилов, I, стр. 131 и 133; Гольмстен, Очерки, стр. 60-63.

[26] По германскому законодательству фирма охраняется в уголовном порядке угрозой штрафа в 150-5.000 марок или тюрьмы до 6 месяцев и денежной пеней в пользу потерпевшего до 10.000 марок, которая уже заменяет иск об убытках.

[27] Слова проф. Гольмстена, Очерки, стр. 56, что «у нас закон дает гораздо больше средств охранения фирменного права, чем там, где право это прямо признается», могут быть приняты только как шутка.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100