www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Торговое право
Торговое право. Шершеневич Г.Ф. Том I. Введение. Торговые деятели. Изд.четвертое. СПб. По изданию 1908 г. // Allpravo.Ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 23. Внутренняя сторона деятельности приказчиков

Литеpатуpа: см. § 20.

Отношения между приказчиком и хозяином определяются договором личного найма, исключая тех сравнительно немногочисленных случаев, когда эти отношения основываются на праве родителей[1]. В силу этого договора одна сторона (приказчик, доверенный) обязывается предоставить в распоряжение другой (хозяина) свой труд, направленный в настоящем случае па юридическую деятельность, а противная сторона обязывается взамен к вознаграждению. Та часть договора личного найма, которая имеет целью определить направление и границы юридической деятельности приказчика, является поручением, доверенностью, и может быть составлена особо ввиду сношений с третьими лицами[2].

I. Заключение договора. По нашему законодательству, для договора о найме, заключенного между хозяином и приказчиком, требуется письменная форма[3]. Требование это, давно исключенное из торговых уложений[4], является результатом формализма, которым проникнуто все русское гражданское право. Тяжесть этого требования оказывается тем более ощутительной, что торговый оборот положительно противится его выполнению, а судебная практика не находит возможным идти прямо против ясного смысла закона[5]. Чем ниже стоит приказчик в торговой иерархии, тем менее в состоянии он понудить хозяина к заключению письменного договора, а между тем несоблюдение этой формальности обрушивается всецело на него, лишая его возможности требовать своего заработка. Только членам семейства, записанным в купеческое свидетельство, выданное на имя начальника семейства, дозволяется управление торговыми делами и без (письменного) договора о найме[6].

Несоблюдение письменной формы влечет за собой важные гражданские последствия нарушения указанного закона, которые выражаются в том, что приказчик лишается права требовать вознаграждения[7], торговый обычай не в состоянии заменить в настоящем случае закона[8]. С другой стороны, и хозяева лишаются права требовать отчет у приказчиков в израсходованных суммах[9]. Заметим, что отсутствие письменного договора, имеющее столь важное значение для внутренних отношений, не имеет никакого влияния на права третьих лиц, на внешнюю сторону.

Договоры о найме приказчиков могут быть совершаемы по усмотрению сторон, порядком или домашним, или нотариальным[10]. Для охранения сторон от взаимных недоразумений, возможных вследствие неведения законов, требуется чтение действующих постановлений о приказчиках и упоминание о том в договоре[11]. В действительности подобного чтения никогда не бывает, да и упоминание не имеет никакой санкции.

Срок договора зависит от взаимного соглашения сторон. Ограничение этой свободы соглашения является в запрещении нашего законодательства, чтобы срок личного найма простирался долее пяти лет[12]. Однако договор, заключенный на срок более продолжительный, не становится от того недействительным и сохраняет полную силу в течение 5 лет, по истечении которых сила его прекращается[13]. Другое ограничение заключается в том, что срок личного найма, если нанимающийся отпущен по паспорту или по другому узаконенному на отлучку виду, не может простираться долее времени, определенного паспортом или видом. В противном случае договор считается недействительным[14], но, как и в вышеуказанном случае, недействительность наступает не с момента заключения его, а с истечения срока, на который был выдан паспорт[15].

II. Исполнение поручения. Переходим к рассмотрению прав и обязанностей обеих сторон, которые возникают из договора личного найма приказчиков или торговых доверенных. Главной обязанностью приказчика представляется точное исполнение возложенного на него поручения[16]. Он обязан строго руководиться данными ему инструкциями, безразлично, были ли они выражены в форме письменной или устной. В случае отсутствия каких-либо специальных инструкций приказчик обязан руководствоваться обычным в данной торговле порядком, и с этой целью английское право возлагает на него обязанность ознакомиться с обычными условиями его торгового промысла[17].

Инструкции, которыми должен руководиться приказчик, могут быть выражены в особом[18] акте, называемом доверенностью, кредитивом, кредитным письмом[19]. Доверенность на производство торга и управление торговыми делами бывает частная или общая[20], а) Общая доверенность предоставляет приказчику право управлять торговым предприятием, вообще отправлять торговые дела верителя и входить во все с оными сопряженные соотношения[21]. Здесь обнаруживается важность для приказчика знакомства с порядком данного рода торговли, чтобы не выйти из ряда обычных соотношений; не обязывая такими действиями своего хозяина, он подвергается личной ответственности перед третьими лицами. b) Частная доверенность возлагает на приказчика отправление известного какого-либо в самой доверенности означенного торгового поручения или целой торговой операции[22].

Всякая частная доверенность является в то же время и ограниченной. Напротив, общая доверенность, предоставляющая в общих выражениях управление или заведование торговым предприятием, называется а) полной доверенностью или неограниченной, хотя объем полномочия, предоставляемый такой доверенностью, определяется производством действий, соединяемых обыкновенно с подобной торговлей. Общая доверенность будет b) ограниченной, когда, предоставляя приказчику управление торговым предприятием, доверитель в то же время лишает его права вступает в те или другие сделки, которые обыкновенно входят в сферу данного промысла.

Деятельность приказчика, выходящая за пределы данного ему полномочия, хотя и сохраняет в некоторых случаях силу по отношению к третьим лицам, является нарушением договора со стороны приказчика и влечет за собой обязанность вознаградить хозяина за причиненный ему вред.

На обязанности приказчика лежит исполнение только торговых поручений; дела домашние хозяина и неторговые не могут быть на него возложены[23], например управление домом хозяина или его имением, если только об этом не было у словлено явно в договоре.

Уклонение со стороны приказчика от обязанности исполнять приказания и поручения своего хозяина является по русскому праву не только нарушением договора, но и уголовным проступком, влекущим за собой по жалобе хозяина арест на время от 7 дней до 3 месяцев[24].

III. Запрещение самостоятельной торговли. С целью сосредоточения деятельности приказчика на интересах его хозяина общепризнано[25] необходимым запретить ему производство торговли за собственный или чужой счет[26]. Это запрещение посторонних занятий обусловливается или мыслью о конкуренции, или опасением, что при раздроблении деятельности приказчика окажется недостаток внимания к делам хозяина. Запрещая приказчику вести какое-либо торговое предприятие, германское право, очевидно, исходит из второго мотива, а запрещая отдельные сделки по той отрасли торговли, которой занимается хозяин, принимает во внимание, по-видимому, первый мотив. Следует предположить, что наш законодатель, запрещая приказчику управление чужими делами или продажу чужих товаров, имел в виду не только производство торговых действий, но вообще всякое постороннее занятие, например управление домом постороннего лица. Понятно, что указанное запрещение, установленное исключительно в интересах хозяина, может быть им снято с приказчика. Дозволение производства торговли, независимой от хозяйской, должно быть явно выражено. Предположение согласия, допускаемое иностранными законодательствами в том случае, когда хозяин при найме приказчика знал о производимой им торговле и тем не менее молчал, не может быть допущено по отношению к русскому праву. Напротив, хозяин во всякое время может воспользоваться своим правом, если нет письменного дозволения[27].

Запрещается ли по нашему законодательству производство приказчиком собственной торговли? Преграждена ли для него возможность открытия и ведения самостоятельной от хозяина торговли? Закон наш не дает на это прямого ответа. Если приказчику запрещается производить торговлю на имя хозяина своими товарами[28], то отсюда еще не вытекает, что ему запрещена торговля от своего имени. Когда приказчик откроет торговлю, однородную с хозяйской, то запрещение может быть выведено из того, что чакон вменяет приказчику в обязанность отвращать от хозяина убытки. Но если торговля приказчика не имеет ничего общего с торговлей хозяина, нет возможности найти в нашем законе основание для запрещения приказчику открыть и вести самостоятельную торговлю помимо и даже вопреки воле хозяина.

Последствием производства посторонней торговли является а) право для хозяина требовать от приказчика вознаграждения за убытки, особенно в том случае, если эта торговля конкуренцией оказала подрыв хозяйской; b если приказчик производил торговлю чужими товарами, право конфискации найденных у приказчика чужих товаров. Последнее право не может быть оправдано никакими соображениями, ни юридического, ни нравственного характера. Наш закон говорит только о конфискации наличных товаров, но ни слова о сделках, заключенных приказчиком в интересе посторонней торговли: имеет ли право хозяин признать их с согласия третьего лица совершенными от его (хозяина) имени? Следует думать, что да, ввиду более полного права конфискации оваров; с) кроме этих последствий приказчик, производивший торговлю чужими товарами, подвергается уголовному взысканию в виде штрафа до 100 рублей или ареста от 3 недель до 3 месяцев. В случае производства торговли за собственный счет от имени хозяина он подвергается только штрафу, установленному за производство торговли без надлежащего свидетельства[29].

IV. Отчетность. На приказчиках лежит обязанность представления ежегодного отчета[30]. Необходимость отчетов объясняется многочисленностью сделок, поручаемых в течение года приказчику, уследить за результатом которых в отдельности хозяин не в состоянии. Как бы ни было значительно доверие его к приказчику, проверка действий последнего необходима для составления правильного представления о состоянии дел предприятия. Она является полезной для самого приказчика, которого периодически освобождает от тяжелой ответственности.

Обязанность представления отчетов падает на всех вообще приказчиков, которым вверена какая-либо «отдельная часть» в торговом предприятии. Приказчики, которым не предоставлено вовсе самостоятельности, которые ежедневно находятся под наблюдением хозяина и исполняют непосредственно его распоряжения, - не обязаны годовой отчетностью, потому что им не в чем отчитываться[31]. Обязанность эта основана на законе и потому совершенно не зависит от того обстоятельства, входила ли она в условия договора найма или нет[32].

Отчет должен быть представлен в течение месяца по прошествии года. Только основательные причины могут извинить несвоевременное представление. Закон берет на себя труд перечисления этих причин: тяжкая болезнь, отлучка по приказу хозяина из города и отлучка по повелению правительства[33]. Едва ли этим исключается возможность других не менее основательных причин, как, например, отсутствие самого хозяина. Последствием непредставления своевременно отчета будет то, что, если к приказчику впоследствии предъявит хозяин иск, - «он подвергается за сие ответственности» или, как выражено было в редакции до 1903 года, «он во всем, на него показанном, обвиняется». Не следует, однако, понимать это постановление в том смысле, будто никакие возражения приказчика не будут приняты против заявлений хозяина. Смысл тот, что в этом случае с хозяина снимается обязанность доказывания неправильных действий приказчика, недостатка товаров, сумм, а на приказчика возлагается тяжесть доказывания правильности своих действий[34].

Требование отчета имеет свою давность, годовую, считая со дня окончания делового, оборотного года или срока служения[35]. С истечением этой давности хозяин лишается права требовать недостающих товаров или сумм. Месячный срок для отчета является, таким образом, предостережением для приказчика, а затем хозяину остается 11 месяцев для понуждения приказчика к представлению отчета и для предъявления к нему иска при облегченных доказательствах.

Отчет должен быть составлен с возможной подробностью и точностью. Простая сдача товара, денег или торговых книг не заменяет отчета, который является представлением всех действий приказчика, дающим возможность для хозяина произвести оценку деятельности своего доверенного. Совершенно неосновательно требовать, чтобы отчет был непременно письменный, если хозяин довольствуется устным. Законом строго охраняется добросовестность отчета. Приказчик за ложные своему хозяину по отправлению вверенных ему дел представления и счеты подвергается лишению всех особенных прав и преимуществ, лично и по состоянию присвоенных, и заключению н тюрьму на время от 2 до 4 месяцев[36].

Для облегчения отчета и устранения по возможности недоразумений между хозяином и приказчиком закон постановляет, что приказчик не должен принимать от хозяина своего в свое распоряжение ни денег, ни товара, не расписавшись в книге, равным образом не должен отдавать ничего без расписки в книге хозяину[37], - формальность крайне стеснительная и тем менее выполнимая, чем мельче торговля[38]. Притом хозяева для соблюдения этого предписания обязаны держать особые книги, относительно которых по необходимости должен быть нарушен общий принцип коммерческой тайны.

Кроме периодического ежегодного отчета, приказчик обязан давать надлежащие отчеты по востребованию хозяина, которые не освобождают его, однако, от обязанности представления общего отчета за истекший год[39].

V.Возмещение вреда. Так как приказчик, управляя торговыми делами своего хозяина, должен отвращать, по мере возможности, всякие убытки[40], то тем более на обязанности его лежит возмещение вреда, причиненного не только умышленно, но и по небрежности[41]. Такая обязанность вознаграждения за убытки возникает, например, вследствие недостачи товаров, раздачи их, вопреки условию, в кредит, вследствие несвоевременного исполнения поручения, продажи товара по цене, дешевле назначенной ему[42], употребления хозяйских денег на собственные дела. Иск хозяина к приказчику может явиться результатом представленного отчета или помимо его, даже именно по причине непредставленного отчета[43].

VI. Поведение приказчика. Оставаясь верным старому времени, закон требует от приказчика почтительности к самому хозяину и его семейству и исправного поведения[44]. Приказчика, ведущего беспорядочную и развратную жизнь, дозволяется хозяину унимать домашней строгостью; а если тем не исправится, хозяину предоставляется право подавать в суд жалобу[45], которая может иметь своим последствием арест на время от 7 дней до 3 месяцев[46]. Нигде, может быть, не обнаруживается так ярко архаический характер нашего законодательства, как в приведенных сейчас постановлениях. Неудивительно, что законодатель XVIII столетия смотрел на эти отношения с такой чисто семейной точки зрения, - удивительно то, что эта точка зрения все еще лежит в основании права, продолжающею действовать при совершенно иных бытовых условиях.

VII. Промысловые личные свидетельства. В числе обязанностей, лежащих на приказчиках, следует указать на фискальные повинности, падающие на них. Для них установлены особого рода личные промысловые свидетельства, цена которых разнообразится в зависимости от разряда, местности и рода предприятия. Невзятие надлежащего свидетельства угрожает штрафом как самому приказчику, так и владельцу предприятия[47], допустившего его к исполнению обязанностей, но на юридическую силу торговых сделок упущение не может иметь никакого влияния.

VIII. Право на вознаграждение. Торговый оборот всегда предполагает возмездность, акты дарственного характера не имеют в нем места. Естественно, что взамен труда, предоставляемого хозяину приказчиком, последний имеет право на вознаграждение, хотя бы оно не было, по каким-либо причинам, условлено в договоре. Отсутствие договорного соглашения может быть восполнено заведенным в данной торговле обычным порядком. Но русское право иначе смотрит на этот вопрос, - если в письменном договоре о найме насчет рядной платы и содержания ничего не сказано, приказчик не вправе того требовать[48]. То же последствие должно наступить в случае отсутствия письменного договора.

Относительно формы вознаграждения следует заметить, что она может быть столь же разнообразна, как и рабочая плата. Главной формой, самой употребительной, является определенное, установленное на известный срок жалование, чаще всего годовое. Оно может также выражаться в предоставлении приказчику (commis Interesse) известного процента из прибыли без постоянной платы[49], и это нисколько не уничтожает наемного отношения и не превращает в отношение товарищества[50]. Вознаграждение труда приказчика процентом с прибыли не делает его товарищем хозяина, потому что а) хозяин вправе рассчитать приказчика, чего он не может в отношении товарища; b) приказчик не отвечает за долги предприятия; с) хозяин сохраняет полностью право распоряжения по своему собственному усмотрению. Поэтому приказчик не имеет права требовать открытия ему купеческих книг. При прекращении отношений ранее истечения оборотного года удаленный приказчик вправе рассчитывать на процентное вознаграждение применительно к прибыли, определившейся к концу года, а не к моменту прекращения договора. Вознаграждение может представлять соединение той и другой формы, постоянной платы с известным процентом из прибыли.

Закон устанавливает особую сокращенную давность для иска приказчика к его хозяину о выдаче вознаграждения, именно месячную. Если в течение месяца по окончании срока служения[51] приказчик не потребует от своего хозяина заслуженного жалования, то теряет право на иск[52].

IX. Право на возвращение расходов. Приказчик имеет несомненное право на возвращение издержек, произведенных им при отправлении данного ему поручения[53]. Приказчик обязался предоставить в распоряжение хозяина свой труд, но он не обязан делать расходы в его пользу. Потому все такого рода издержки, явившиеся вследствие непредвиденных обстоятельств, как, например, путевые, должны быть ему немедленно возвращены. В случае задержки возврата до общего расчета приказчик вправе требовать процентов[54]. Приказчик нередко употребляет собственные суммы, за неимением в данный момент хозяйских. Однако возмещение расходов имеет место только до тех пор, пока они обусловливаются нуждами торговли. Издержки прихотливые, вызванные роскошью приказчика, несоответственные его состоянию, на счет хозяина не принимаются[55].

X. Право на свидетельство. По представлении приказчиком удовлетворительного отчета хозяин обязан выдать ему в том свидетельство[56], которое не только ограждает его от требований хозяина, но и необходимо ему для поступления на ту же службу к другому хозяину[57]. За отсутствием письменного свидетельства он не имеет права ссылаться ни на свидетельские показания, ни на книги хозяина или собственную присягу[58]. Требование выдачи свидетельства не ограничивается по закону никаким сроком, кроме общей 10-летней давности. Отказ в выдаче свидетельства может повлечь за собой обязанность вознаграждения убытков, понесенных от этого приказчиком, если последний успеет доказать их наличность и определить их размер[59].

Содержание такого свидетельства законом не предусмотрено. Между тем оно далеко не безразлично. Обязан ли хозяин ограничиться в выдаваемом свидетельстве одним указанием на время служения или он вправе дать в нем характеристику поведения приказчика? Вправе ли сам приказчик настаивать на оценке своего поведения? Второй вопрос решается отрицательно, потому что а) закон такой обязанности на хозяина не возлагает и b) вообще никого нельзя понудить к оценке. Но первый вопрос остается открытым, и для приказчика, получившего неблагоприятное по оценке свидетельство, нет юридических средств настаивать на его изменении иначе, как возбудив дело о клевете, если только имеется налицо состав преступления.

XI. Прекращение договора. Различные причины могут влиять на окончание договорных отношений личного найма.

1. Прежде всего договор оканчивается истечением срока, установленного в нем. Ничто не препятствует продолжению личных отношений, и по прошествии этого срока новый договор будет заключен безмолвно и будет отличаться от прежнего своею бессрочностью.

2. Договорные связи могут быть порваны взаимным соглашением сторон[60]. Сила договора основана на взаимном соглашении; насколько оно способствовало созданию договори, настолько же оно способно к разрушению его.

3. В некоторых случаях и односторонняя воля может прекратить действие договора.

а. При отсутствии срока в договоре отношения личного найма могут быть прекращены каждой из сторон в любой момент, причем, конечно, приказчик не освобождается от обязанности представить отчет за истекшее время. Нетрудно себе представить, однако, неудобство подобных неожиданностей, когда хозяин внезапно может остаться без доверенного, даже допустив предварительное уведомление последним о своем намерении[61], или когда приказчик неожиданно остается без места, не успев еще приискать другое. Английское право, при отсутствии в договоре указания на срок найма, предполагает его годовым. Германское законодательство вышло из этого затруднения, установив некоторые условия, ограждающие взаимные интересы сторон при бессрочном договоре. В этом случае договор может быть прекращен только с истечением каждой четверти года и притом с предупреждением о своем намерении не менее как за 6 недель[62]. Таким образом, договор может быть прекращен к 31 марта, 30 июня, 30 сентября и 31 декабря; соответственно тому предупредительное заявление должно быть сделано не позже 17 февраля, 19 мая, 19 августа или 19 ноября. К сожалению, наше законодательство еще не восприняло германского принципа. По мнению нашей судебной практики, обычай, в силу которого увольнение служащих в торговом учреждении лиц без предварительного уведомления и вознаграждения не допускается, не может иметь применения, потому что обычай применяется только тогда, когда нет закона, данный же вопрос разрешается прямым указанием закона[63].

б. При существовании срока прекращение договора не может быть предоставлено произволу одной из сторон[64]. Оно может быть допущено только при существовании уважительных причин, оценка которых также не может быть оставлена на волю контрагентов, но лишь суда. Подобными причинами являются существенные упущения при исполнении возложенного на приказчика поручения, нежелание согласоваться с данными ему инструкциями, недобросовестность приказчика[65], незнакомство с порученным ему делом[66], то же последствие может иметь продолжительная болезнь приказчика, лишающая его способности выполнять взятое на себя дело. Германское уложение для устранения недоразумений относительно продолжительности болезни назначает 6-недельный срок, в течение которого болезнь не разрушает договора и за приказчиком сохраняется его жалование. С другой стороны, могут быть причины, заставляющие приказчика удалиться раньше срока, например неуплата жалования, грубость обращения. Дело суда - взвесить в каждом случае основательность причин, на которые ссылаются стороны для уничтожения силы договора. Ввиду личного характера рассматриваемого договора нельзя предполагать, чтобы договор фактически мог быть разрушен только по признании судом основательности приводимых причин. Напротив, следует допустить, что договор может быть прекращен во всякое время каждой из сторон, а суд решает только вопрос, должно ли обязать сторону, нарушившую договор, к вознаграждению или ввиду основательных причин, на которые она ссылается, освободить ее от этой обязанности[67].

4. На прекращение личных договоров имеет влияние смерть одной из сторон[68]. Но по отношению к торговым предприятиям это начало изменяется ввиду опасности расстройства их, которое может наступить по смерти хозяина, если все приказчики будут считать оконченными свои договорные отношения. Мы уже указывали на современное значение торгового предприятия и его преобладание над личностью собственника. Поэтому закон постановляет, что после смерти хозяина торгового предприятия все служившие при нем приказчики обязаны непременно оставаться при своих должностях впредь до представления каждым по своей части надлежащих отчетов[69]. Смерть хозяина возлагает на них даже особые обязанности. При отсутствии другого товарища или душеприказчика главный приказчик обязан в течение трех дней после смерти хозяина объявить суду, имеются ли и в каком положении находятся установленные по разряду торговли книги[70]. С другой стороны, само собой понятно, что смерть, сумасшествие приказчика прекращают силу договора и не переходят на его потомство.



[1] Ст. 5 Уст. Торгового.

[2] Вопрос об отношении доверенности к личному найму продолжает быть спорным как в литературе, так и в нашей судебной практике. Последняя иногда отождествляла эти два договора, иногда старалась установить между ними различие вроде того, что предметом доверенности является юридическая деятельность, предметом найма – материальные работы. Статья 5 Устава Торгового разрушает последнее отличие, признав, что приказчики исполняют торговые поручения по договору о найме.

[3] Ст. 6 Уст. Торгового.

[4] Только английское право требует письменной формы, если договор между хозяином и приказчиком заключается на срок свыше года.

[5] Реш. 4 деп. Прав. Сен. 1897, № 1143; Носенко, Устав Торговый, ст. 8, § 2.

[6] Ст. 8 Уст. Торгового.

[7] Ст. 7 Уст. Торгового.

[8] Реш. Гр. кас. деп. 1868, №; 674, по д. Баранова; 1890, № 1021, по д. Харичкова.

[9] Реш. Спб. ком. суда 1870, под. Томсона.

[10] Ст. 10 Уст. Торгового.

[11] Ст. 9 Уст. Торгового.

[12] Ст. 2214т. X ч. 1.

[13] Реш. 4 деп. Прав. Сен. 27 марта 1873 г., № 580, по д. Марикса.

[14] Ст. 2216т. X ч. 1.

[15] Реш. Спб. ком. суда 14 янв. 1880 г., по д. Элухена.

[16] Ст. 11 Уст. Торгового.

[17] Тоwnsend, p. 147-148.

[18] Статья 39 Уст. Торг., очевидно, смешивает доверенность с договором личного найма, потому что первый акт вовсе не должен содержать условий о жаловании, содержании, отчетности.

[19] Ст. 33 и 40 Уст. Торгового.

[20] Ст. 35 Уст. Торгового.

[21] Ст. 37 Уст. Торгового.

[22] Ст. 36 Уст. Торгового.

[23] Ст. 13 Уст. Торгового.

[24] Ст. 1185 Улож. о наказаниях.

[25] Герм, торг улож., § 60; итал. торг, улож., § 372; исп. торг, улож., § 288; относительно англ, права см. Тоwnsend, p. 148.

[26] Ст. 15 Уст. Торгового; ст. 2232 т. X ч. 1.

[27] Ст. 15 Уст. Торгового.

[28] Ст. 16 Уст. Торгового; Улож. о наказ., ст. 1186.

[29] Ст. 1186 Улож. о наказ.

[30] Ст. 22 Уст. Торгового.

[31] Реш. 1903 по Сборнику Вильсона (I, 70 и 71).

[32] Реш. Спб. ком. суда 14 июля 1870 г., по д. Новиковой; реш. 4 деп. Правю Сен. 1 мая 1875 г., по д. Кушнаревых.

[33] Ст. 25 Уст. Торгового.

[34] Реш. 4 деп Прав. Сен. 1889, № 1819,1894,№ 586, по д. Линдеса.

[35] Ст. 24 и 27 Уст. Торгового.

[36] Ст. 1190 Улож. о наказ.

[37] Ст. 14 Уст. Торгового.

[38] Практика нашла, впрочем, выход в пользу приказчика: «Закон, требуя, чтобы всякая передача денег или товара от хозяина приказчику или обратно была записана в книги, и признавая тем, что подобные книги при споре могут служить единственным доказательством полученных денег, тем самым требует от торгующих лиц иметь для сего книгу, а так как обязанность ведения нужных торговых книг лежит на хозяине, то на хозяине лежит обязанность представить в суд расчетную книгу для доказательства своего иска к приказчику, а за непредставлением книги сей иск не заслуживает уважения» (реш. 4 деп. Прав. Сен. 1883. №72).

[39] Реш. 4 деп. Прав. Сен. 1892, № 237, по д. Мейленсона.

[40] Ст. 17 Уст. Торгового.

[41] Ст. 1188 Улож. о наказаниях.

[42] Ст 18 Уст. Торгового.

[43] Реш. Моск. ком. суда 14 февраля 1873 г., по д. Бавыкина, реш. Одесского ком. суда 20 января 1877 г., под. Доломанова.

[44] Ст. 11 Уст. Торгового.

[45] Ст. 12 Уст. Торгового.

[46] Ст. 1185 Улож. о наказ.

[47] Т. V Уст. о прям, нал., ст. 526 и 527.

[48] Ст. 7 Уст. Торгового; Башилов, I, стр. 237; Цитович, Учебник, стр. 81; реш. 4 деп. Прав. Сен. 1892, № 1710, по д. Сутугина; 1895, № 1091, по д. Абрамова.

[49] Ст. 2219т. X ч. 1.

[50] См. противоположное решение Одесского ком. суда 17 февраля 1881 г., по д. Исакевича, а также Lyon-Саen et Renault, Tratte, т. I, стр. 272, 273.

[51] Реш. Моск. ком. суда 21 мая 1874 г, по д. Мейснера.

[52] Ст. 29 Уст. Торгового.

[53] Ст. 20 Уст. Торгового.

[54] Ст. 641 т. Х ч. 1.

[55] Ст. 20 Уст. Торгового.

[56] Ст. 28 Уст. Торгового. Подобное же свидетельство (certificat) устанавливают французский закон 2 июля 1890 года и герм, улож 1897 года, § 73.

[57] За несоблюдение этого предписания принимающий без свидетельства хозяин может быть подвергнут штрафу до 15 рублей (ст. 1183 Улож. о наказ.).

[58] Реш. Таганр. ком. суда 7 ноября 1877 г., по д. Давыдова; реш. 4 деп. Прав. Сен. 20 марта 1875 г., по д. Энгеля.

[59] Реш. Общ. Собр. 4, 5 и Меж. деп. Прав. Сен. 19 февраля 1882 г., по д. Кабанова.

[60] Реш. Спб. ком. суда 14 января 1880 г., по д. Кабанова, и 27 апреля 1881 г., по д. Франка.

[61] Ст. 2333 т. X ч. 1.

[62] Герм. торг, улож., § 61; исп. торг улож., § 302 требует предупреждения за месяц; см. французский закон 27 дек. 1890 года.

[63] Реш. 4 деп Прав. Сен. 1895, № 1091, д. Абрамова.

[64] Ст. 2238 т. X ч. 1.

[65] Реш. Спб. ком. суда 18 января 1873 г., по д. Крышовского; реш. 4 деп. Прав. Сен. 19 мая 1875 г., по д. Моландера; 4 окт. 1879 г., по д. Савельева.

[66] Реш. 4 деп. Прав. Сен. 19 окт. 1878 г., по д. Мельцера, 1891, № 230, по д. Воте.

[67] Реш. Спб. ком. суда 8 ноября 1877 г., по д. Уткина.

[68] Ст. 1544 и 2238 т. X ч. 1.

[69] Ст. 19прил. кет. 1238т. X ч. 1.

[70] Ст. 13 прил. к ст. 1238 т. X ч. 1.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100