www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Торговое право
Торговое право. Шершеневич Г.Ф. Том I. Введение. Торговые деятели. Изд.четвертое. СПб. По изданию 1908 г. // Allpravo.Ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 26. Фабричные рабочие

Литература: Hubert-Valleroux, Le contrat de travail, 1895; Pasсaud, Le contrat de travail an point de vue economique et juridique, 2-е изд., 1903; Morillon, Le droit de greve et le contrat de travail, 1906; L o t m a r, Arbeitsvertrag, т. I, 1903; Поль Луи, Рабочий и государство (два русс, перев., 1906 и 1907); Туган-Барановский, Русская фабрика в прошлом и настоящем, 2-е изд., 1900; Канель, Рабочий договор, ч. I, 1907; Озеров, Политика по рабочему вопросу в России за последние годы, 1906; Пажитнов, Положение рабочего класса в России, 1906.

I. История фабричного законодательства на Западе. Изменения, происшедшие в конце XVIII столетия в условиях производства, выдвинули на особо важное место тот класс сотрудников капиталистического предприятия, который носит название фабричных рабочих. В течение XIX века все страны издали ряд специальных норм, определяющих положение рабочих в предприятии, отношение их к работодателю. В совокупности эти нормы составили фабричное законодательство, частноправовая сторона которого обращает теперь на себя наше внимание.

Причины, вызвавшие фабричное законодательство, сводятся к следующему. Скученность рабочих, антисанитарные условия труда на фабриках и заводах создали опасность распространения эпидемических болезней, способных составить угрозу и для обеспеченных слоев городского населения. Непосильный труд, поставленный в неблагоприятные для организма условия, вызвал серьезную опасность физического вырождения народа, угрожающего государству военного типа ослаблением его военной силы. Это относится особенно к детям, работающим на фабриках и заводах. Ночная совместная работа обоих полов, оставление женщинами домашней обстановки на целые сутки представляли опасность для нравов огромной части населения, которая, распространяясь, могла угрожать всему обществу, построенному доныне на семейной основе. Необходимость государственного вмешательства в отношения между рабочими и работодателями обусловливалась тем давлением на законодательные сферы, какое оказывает все сильнее организованный пролетариат. Поддержку вмешательству оказывали и те гуманно настроенные капиталисты, которые без законодательного уравнения условий производства не в состоянии были поставить своих рабочих в лучшее положение ввиду давления конкуренции.

Защита рабочих началась с детей и женщин и постепенно, с ослаблением идеи экономического либерализма, была перенесена на взрослых.

Фабричное законодательство открывается в Англии законом 1802 года, направленным против эксплуатации детей-сирот, которые продавались на фабрики приходскими попечительствами. Целый ряд законов, изданный в Англии в течение XIX столетия в интересах фабричного труда, был сведен трижды, в 1878, 1891 и 1901 годах, в так называемые консолидированные законы. Затем в Пруссии инициатива защиты фабричных рабочих исходила из военного ведомства, а в Германии Бисмарк, стоя во главе консервативного правительства, в борьбе с либеральной буржуазией стремился привлечь на свою сторону рабочий класс защитой его против капиталистов. В 1890 году император Вильгельм II созвал международную конференцию по вопросу о законодательной охране труда. Правда, порыв императора вскоре остыл, но все же рабочее законодательство Германии занимает видное место среди законодательств других европейских стран. Особенную отсталость доныне обнаруживает Франция.

II. История фабричного законодательства в России. Совершенно иного рода были причины, вызвавшие у нас необходимость законодательного вмешательства в отношения фабрикантов к рабочим. На Западе фабричное законодательство появляется в то время, когда фабричный рабочий был лично свободен. В России потребность фабричного законодательства была вызвана именно недостатком вольнонаемного труда. Фабрики работали при помощи или приписанных к ним крепостных, или посредством найма отпущенных их господами на оброк. Последняя категория вызывала столкновение интересов фабрикантов и помещиков. Первые, нуждаясь в вольном труде, протестовали против права помещика отрывать своих крепостных по своему усмотрению, вторые считали это право своей неотъемлемой привилегией.

На почве этих столкновений уже в 1811 году появляется проект положения об учреждении особого состояния свободных мастеров, которое отдавало этих последних в полную кабалу фабрикантам тем, что возвращение мастеру паспорта ставило в зависимость от воли хозяина. Только в 1835 году появляется закон под именем «Положения об отношениях между хозяевами фабричных заведений и рабочими людьми, поступающими на оные по найму». Этот первый фабричный закон состоял из 10 статей. Он был введен сначала в С.-Петербурге и Москве, а потом распространен на другие промышленные губернии России. Охраняя интересы фабриканта против помещика, закон запрещает помещику требовать обратно рабочего до истечения срока договора. Охраняя интересы фабриканта против рабочих, закон постановлял, что рабочий не вправе оставлять работы до срока договора, тогда как фабрикант мог отпустить рабочего и до срока по причине невыполнения им обязанностей или дурного поведения.

Несмотря на то что в 1840 году русское правительство в ответ на запрос английского посла заявило, что в России нет законов о малолетних рабочих ввиду недостаточного развития фабричной промышленности, - в 1845 году появился первый чакон о груде малолетних, вызванный злоупотреблениями на фабриках. Закон этот запрещал ночную работу на фабриках не достигшим 12 лег. Однако закон этот не получил практического применения прежде всего за отсутствием санкции запрещения. Он был забыт, не попал в Свод Законов и оставил следы только в Полном Собрании Законов[1].

В половине 80-х годов в Московской и Владимирской губерниях происходили значительные рабочие волнения, вызванные массовым увольнением рабочих, которое в свою очередь было вызвано пережитым в это время промышленным кризисом. Рост рабочего класса и его усиливающееся беспокойство понудили к изданию ряда законов, направленных к охране его интересов.

Прежде всего закон 1 июля 1882 года взял под свою защиту детский труд, запретив пользование им в ночное и праздничное время и признав недопустимым наем рабочих сил, не достигающих 12-летнего возраста. Одновременно учреждена была фабричная инспекция, которая должна была наблюдать за точным выполнением закона. Закон 3 июня 1885 года распространил охрану на женский труд. Наиболее важным из серии фабричных законов этого времени является закон 3 июня 1886 года о найме рабочих на фабрики, заводы и мануфактуры, поставивший некоторые границы свободному соглашению работодателя и рабочего при определении их взаимных частноправовых отношений.

Выдвинутый этими законами принцип государственного вмешательства и беспристрастная деятельность фабричных инспекторов первого призыва вызвали резкую оппозицию со стороны фабрикантов. В результате энергичного натиска последних сторонник государственного вмешательства министр Бунге должен был уступить место поклоннику экономического либерализма Вышнеградскому. Законодательная политика по фабричному вопросу резко переменилась. Законы 1890 и 1893 годов ослабили действие фабричного законодательства 80-х годов, конечно, в пользу фабрикантов. Особенно сильно отразилось на постановке всего дела изменение политики фабричной инспекции: из органа защиты интересов рабочего класса против эксплуатации со стороны фабрикантов она превратилась в орган полицейского надзора за благонадежностью рабочих.

Ряд рабочих беспорядков в 1896 и 1897 годах, преимущественно в С.-Петербурге, снова подействовал на наше фабричное законодательство. Закон 3 июня 1897 года направлен уже к охране труда взрослых рабочих - это закон о продолжительности и распределении рабочего времени в заведениях фабрично-заводской промышленности. Но закон этот обнаружил отсутствие принципиальной точки зрения у законодателя: устанавливая одной рукой норму продолжительности рабочего дня, весьма большую (111/2 часа), другой рукой он свободно допускает отступления от нее.

III. Совершение договора. С частноправовой стороны фабричное законодательство представляет интерес главным образом с точки зрения того, как оно нормирует рабочий договор.

Наем рабочих в заведениях фабричной промышленности совершается на основании общих постановлений о личном найме (т. X ч. 1), с дополнениями, изложенными в специальных законах (т. XI ч. 2, Уст. пром.). Следовательно, прежде всего применяются специально фабричные законы, а за молчанием их общие гражданские законы[2].

Наем рабочих есть договор, в силу которого рабочий обязывается за вознаграждение временно предоставить свою рабочую силу в распоряжение фабриканта, направляющего ее по своему усмотрению на цели фабричного производства. Основными элементами данного договора являются: а) дееспособность сторон, b) свободное согласие, с) срок и d) вознаграждение.

а. Договор найма рабочих, как и всякий договор, предполагает дееспособность сторон, его заключающих. Дееспособность работодателя фактически не представляет интереса. Что касается рабочего, то специальный закон постановляет, что дети, не достигшие 12 лет от роду, к работам не допускаются, а малолетние в возрасте от 12 до 15 лет допускаются под условием 1) работы не свыше восьми часов в сутки и 2) работы не ночной[3]. Однако следует иметь в виду, что наем, заключенный вопреки этим требованиям закона, не может быть признан недействительным, иначе рабочий не мог бы требовать вознаграждения. Последствия противозаконного найма малолетних сводятся к тому, что, во-первых, договор во всякое время может быть расторгнут рабочим и, во-вторых, фабрикант подвергается уголовному наказанию. Таким образом, только с 12 лет (условно) и с 15 лет (безусловно) может быть заключен договор найма малолетнего от имени родителей его или опекунов[4]. При этом необходимо согласие самих малолетних[5]. Впрочем, не достигшим совершеннолетия, если они имеют отдельный вид на жительство, позволения родителей или опекунов не требуется[6].

Жены без разрешения своих мужей наниматься не могут[7]. Однако жены, имеющие отдельный вид на ж иге лье то, могут заключить договор найма на фабрику или завод и без позволения мужа[8].

По общему правилу договор заключается между фабрикантом или его доверенным, с одной стороны, и отдельным рабочим - с другой. Но такому индивидуальному договору в последнее время все чаще противопоставляется коллективный договор, в котором условия найма определяются не самим рабочим, нанимающимся на фабрику, а синдикатом рабочих или профессиональным союзом. Такой коллективный договор не следует смешивать с практикующимся у нас нередко наймом артели: это только совокупный договор. Сама артель вступает на работу на одинаковых условиях и отвечает солидарно перед нанимателем. Коллективный же рабочий договор вовсе не предполагает найма союза рабочих, а союз рабочих диктует те условия, на которых рабочий и работодатель могут заключить договор. Возможны и обратные случаи: коллективность оказывается на стороне фабрикантов. С юридической стороны, это не более как нормальные условия индивидуальных договоров, соблюдение которых поддерживается внесудебными силами (стачка, например). Но гражданская сила договора, заключенного отдельным рабочим или отдельным фабрикантом, не ослабляется от того, что договор совершен вопреки нормальным условиям, потому что суд при разрешении гражданских столкновений обязан руководствоваться общим законом, а не постановлениями синдикатов или союзов[9].

b. Всякий договор основывается на взаимном согласии[10], а согласие должно быть свободно[11]. Свобода нарушается принуждением, которое бывает, когда кто-либо, быв захвачен во власть другого, принуждается ко вступлению в обязательство страхом будущего зла, могущего его постигнуть[12]. С этой точки зрения договоры фабрикантов с рабочими, вынужденными страхом голода принять самые тяжелые условия найма, могли бы быть рассматриваемы как недействительные. Против этого выставляется общий принцип современного строя, который в основу взаимных отношений частных лиц ставит свободу соглашения. Не отрицая самого принципа, можно признавать недействительность отдельных договоров, когда из совокупности обстоятельств, при которых они были заключены, обнаружится, что у одной из сторон не было возможности обсудить и оценить условия, на которых заключался договор. Принцип оценки обстоятельств, разрушающих предположение свободы, дает сам закон, уничтожающий договор о процентах при займе в том случае, если обнаружится, что заемщик был вынужден своими стесненными обстоятельствами, известными заимодавцу, принять условия займа, крайне обременительные или тягостные по своим последствиям. Перенося этот же принцип с договора займа на договор найма, подставляя соответственно термины, мы получим юридическое основание для признания расторжимости договора, заключенного рабочим в столь стесненных обстоятельствах, известных фабриканту, что он не в состоянии был оценить всю тягостность последствий.

c. Так как по договору личного найма рабочая сила предоставляется лишь во временное пользование, то необходим срок. Согласно закону, наем рабочих производится: 1) на определенный срок, 2) на срок неопределенный (бессрочно) и 3) на время исполнения какой-либо работы, с окончанием которой прекращается самый наем[13]. Во всяком случае срок договора не может превышать 5 лет[14].

d. К существенным элементам договора наш закон относит определение вознаграждения: «при заключении найма договаривающиеся стороны обязаны определить цену оного»[15] Однако закон с упущением условия о высоте вознаграждения не соединяет для фабричных рабочих тех невыгодных последствий, какие он установил для приказчиков.

Условия, на которых совершен наем рабочего, должны быть означены в рабочей книжке, выдаваемой нанятому лицу управлением фабрики или завода. Какое значение имеет рабочая книжка для силы договора? Когда закон говорит, что «договоры о найме рабочих могут быть заключаемы выдачею им расчетных книжек»[16], можно было бы думать, что действительность договора ставится в зависимость от книжки; пока книжка не выдана - договора нет. Но тот же закон постановляет, что «каждому рабочему, не позднее семи дней но допущении к работе на фабрике, должна быть выдана расчетная книжка»[17]. Отсюда следует, что исполнение по договору может предшествовать моменту выдачи книжки, а следовательно, действительность договора не зависит от книжки. Рабочая книжка составляет одно из доказательств договора, не исключающее возможности и других, а выдача ее поддерживается лишь уголовными взысканиями[18].

Образец рабочей книжки утверждается губернским по фабричным делам присутствием, которое обязано наблюдать, чтобы содержание не противоречило закону и обеспечивало бы законные интересы рабочего.

IV. Обязанности рабочего. Фабричное право имеет своей главной задачей определить обязанности хозяина, потому что хозяин имеет и без того достаточно экономической силы, чтобы заставить рабочего исполнить возложенные на него по договору обязанности.

1. Прежде всего на обязанности рабочего лежит точное исполнение работы. Рабочий не вправе уклоняться от нее, пока она согласуется с условием договора или с той функцией, к исполнению которой он приставлен. Решающую роль играют или соглашение, или характер должности[19]. Нельзя требовать от рабочего, нанятого для слесарных работ на фабрике, чтобы он содержал в чистоте фабричный двор или бегал на посылках. Исполнение основной принятой на себя обязанности, т.е. предоставление своей рабочей силы в распоряжение работодателя, обязательно для рабочего только в течение рабочего времени. Рабочим временем или числом рабочих часов в сутки для каждого рабочего считается то время, в течение которого, согласно договору найма, рабочий обязан находиться в промышленном заведении в распоряжении заведующего оным для исполнения работы[20]. Ввиду стремления фабрикантов к возможно большему удлинению рабочего времени некоторые законодательства установили наибольшую допустимую продолжительность рабочего дня. Так, например, в Австрии по закону 1885 года установлен 11-часовой рабочий день для взрослых. В России по закону 2 июня 1897 года также установлен для взрослых рабочих максимальный рабочий день в 111/2 часа, кроме суббот, когда норма понижается до 10 часов[21]. Та же 10-часовая норма принята для работающих ночной сменой. Работа не полагается в воскресенье и праздничные дни. Если, однако, принять во внимание, что главному по фабричным и горнозаводским делам присутствию предоставлено допускать отступления от указанных норм, то придется заключить, что никакой законной нормы рабочего времени в России не существует. Действительность вполне подтверждает это положение.

2. Рабочий обязан возместить вред, причиненный работодателю по небрежности, а тем более умышленно[22]. Если вред причинен неумелой работой нанявшегося, то обязанность возмещения стоит в зависимости от заявленной им подготовленности к данной работе. Если заведующий фабрикой поставил рабочего к такому делу, к которому он не подготовлен и знакомства с которым он не утверждал, то ущерб, причиненный неспособностью или неопытностью в данной работе, падает на хозяина, а не на рабочего. Чаще всего возмещение вреда производится путем штрафов, допускаемых, впрочем, законом при наличности известных условий.

3. От рабочего требуется почтительность к хозяину и его семье[23], а также к лицам, принадлежащим к составу фабричного управления. Почтительность фабричного рабочего имеет в законе специальное значение. Нарушением ее будет дерзость или дурное поведение, которое угрожает имущественным интересам фабрики или личной безопасности кого-либо из лиц фабричного управления или наблюдающих за работами[24].

IV. Обязанности хозяина. Главной обязанностью работодателя является точная и своевременная выдача вознаграждения рабочим. Эта обязанность представляется центральным пунктом гражданских норм фабричного права. Здесь, как показал опыт, возможны наиболее грубые злоупотребления условиями фактического преобладания хозяина над рабочим, которые влекут за собой недовольство рабочих, обострение их отношений к работодателям и опасность для общественного порядка. Поэтому законодательства, как некоторые западные, так и русское, обращают особенное внимание на этот вопрос.

а. Чтобы выдачей платы через большие промежутки времени не поставить рабочих в необходимость входить в долги, закон устанавливает краткие периоды выдачи заработной платы[25]. Если договор заключен на срок неопределенный, то плата должна выдаваться не реже двух раз в месяц; при договоре на срок более месяца - не реже одного раза в месяц[26]; при найме на время исполнения какой-либо определенной работы, за исключением поштучной, плата производится по окончании работы, если соглашением не установлены особые сроки. В Австрии и Норвегии закон предписывает выдачу жалования еженедельно, но допускает отступающее от того соглашение. Ни во Франции, ни в Германии сроки выдачи платы законодательным порядком не определены - это дело обычаев.

Рабочий, не получивший в срок причитающейся ему платы, имеет право, по русскому законодательству, требовать судебным порядком расторжения заключенного с ним договора[27]. Конечно, для рабочего, ищущего помещения своему труду, это право не представляет много заманчивого. Правда, требование о расторжении договора может осложниться требованием особого вознаграждения с фабриканта. А именно по заявленному в течение месяца иску рабочего в его пользу присуждается, сверх должной ему фабрикантом суммы, еще пеня в размере, не превышающем: при срочном договоре двухмесячного его заработка, а при договоре на срок неопределенный - двухнедельного заработка.

b. Практика обнаружила стремление работодателей расплачиваться с рабочими вместо денег различными иными вещами, что, очевидно, является злоупотреблением. При расплате купонами, особенно досрочными, рабочий теряет время на размене и ценность на учете. В случае выдачи вместо денег товаров рабочий принужден отыскивать покупателя и сбывать за полцены доставшиеся ему вещи. Эта система расплаты, известная под именем Truck-System, встречает в нашем законодательстве противодействие в постановлении, что расплата с рабочими вместо денег купонами, условными знаками, хлебом, товаром и иными предметами воспрещается[28]. В силу этого запрещения расплата подобными вещами не должна признаваться заменяющей действительную уплату и не может служить возражением против требования рабочего о платеже.

Формой натурального платежа являются вычеты за пользование различными выгодами или услугами. В предупреждение этого закон воспрещает взимание с рабочих платы: 1) за врачебную помощь, 2) за освещение мастерских, 3) за пользование при работах для фабрики орудиями производства[29]. Рабочие, пользующиеся от фабрик квартирами, баней, чайными, столовыми и т.п., могут быть облагаемы за это особыми платежами не иначе, как по таксе, утверждаемой фабричной инспекцией[30].

Но существует еще другой способ натуральной расплаты с рабочими - это при помощи лавок, торгующих предметами потребления. Если рабочий и получает плату деньгами, то только для того, чтобы возвратить их немедленно за все товары, забранные в лавке, которую содержит фабрикант лично или через подставное лицо. В этом случае фабрикант одной рукой дает, чтобы сейчас же взять другой рукой. Когда лавка принадлежит самому фабриканту, то последний склонен зачитывать «дебет» по фабрике с «кредит» по лавке. И закон наш нисколько не предупреждает возможных на этой почве злоупотреблений. «При производстве рабочим платежей не дозволяется делать вычеты на уплату их долгов; к числу таких долгов не относятся, однако, расчеты, производимые фабричным управлением за продовольствие рабочих и снабжение их необходимыми предметами потребления из фабричных лавок»[31].

с. Имеется еще способ сократить следуемую рабочему плату или даже вовсе лишить его вознаграждения. Эта цель достигается при помощи штрафов. Замечено было, что фабриканты, широко пользуясь системой штрафов, доводили рабочего до того, что он не только не получал платы за свой труд, но еще оставался должен фабриканту. Путем штрафов фабриканты обходились без оборотного капитала, не нуждаясь в деньгах для расплаты с рабочими. Закон пытается положить предел пользованию штрафами, ограничивая случаи их применения и давая штрафам особое назначение.

Заведующим фабриками предоставляется налагать на рабочих собственной властью денежные взыскания: 1) за неисправную работу, 2) за прогул и 3) за нарушение порядка. Никакие изыскания не могут быть налагаемы по другим поводам[32].

Неисправной работой считается производство рабочим по небрежности недоброкачественных изделий, порча им при работе материалов, машин и иных орудий производства. «Взыскания за неисправную работу определяются соответственно свойству неисправности»[33]. Последняя фраза составляет чисто платоническое пожелание закона, потому что штрафы в пределах таксы, утвержденной фабричной инспекцией, зависят вполне от усмотрения фабричной администрации. Очевидно, рабочий не лишен права возражать против наложенного на него взыскания доказыванием, что порча материала или выделка недоброкачественного изделия обусловливается не его виною, а плохими орудиями, предоставленными ему для работы, пример - нередкий в действительности. Но и это право чисто платоническое, потому что рабочему пришлось бы доказывать это обстоятельство не суду, а самой же фабричной администрации, которой оно и без того известно.

Прогулом, в отличие от несвоевременной явки на работу или самовольной отлучки с нее, считается неявка на работу в течение не менее половины рабочего дня. Взыскание за прогул налагается соответственно заработной плате рабочего и количеству прогульного времени в течение одного месяца в размере, не превышающем, однако, суммы шестидневного его заработка. Сверх того у рабочего удерживается заработная плата за все прогульное время. Для рабочих, получающих задельную плату, взыскание за прогул определяется в размере не свыше одного рубля за прогульный день и не свыше трех рублей в общей сложности[34].

Нарушением порядка признаются: несвоевременная явка на работу или самовольная отлучка с нее; несоблюдение в заводских или фабричных помещениях установленных правил осторожности при обращении с огнем[35]; несоблюдение в заводских или фабричных помещениях чистоты и опрятности; нарушение тишины при работах шумом, криком, бранью, ссорой или дракой; непослушание; приход на работу в пьяном виде; устройство недозволенных игр на деньги; несоблюдение правил внутреннего на фабриках распорядка. Взыскание за отдельное нарушение порядка не может превышать одного рубля.

Рассматривая допускаемые по закону взыскания с рабочих, мы видим, что они имеют двоякий характер: уголовный и гражданский. С одной стороны, это денежные взыскания, налагаемые фабричной администрацией в дисциплинарном порядке, например, за брань, с другой - это возмещение ущерба, причиненного действиями рабочего, например, за выделку недоброкачественного изделия. С этой точки зрения недопустимо соединение домашнего взыскания, имеющего гражданский характер, с судебным взысканием возмещения убытка. Между тем наш закон допускает совмещение одного с другим[36].

Чтобы штрафы не составляли предмета обогащения для фабрикантов, чтобы путем взысканий они не могли возвращать обратно всю причитающуюся рабочему плату, закон не допускает обращения штрафов в пользу фабриканта, а дает им особое назначение. Взыскания с рабочих обращаются на составление особого при каждой фабрике капитала, состоящего в заведовании фабричного управления. Капитал этот может быть употребляем с разрешения фабричной инспекции только на удовлетворение нужд самих рабочих, согласно правилам, издаваемым министром торговли и промышленности по соглашению с министром внутренних дел[37].

d. Другого рода опасность, угрожающая материальной устойчивости рабочего - это задолженность его фабриканту и посторонним лицам, нередко действующим от имени первого. В предупреждение первой опасности закон запрещает заведующим фабриками или заводами взимать проценты на деньги, выдаваемые рабочим заимообразно, и вознаграждение за ручательство по их денежным обязательствам[38]. Для устранения второй опасности фабричной администрации запрещается при производстве рабочим платежей делать вычеты на уплату их долгов. В случае предъявления частными лицами исполнительных листов на рабочего, а равно при расчетах за взятые рабочим вперед деньги с рабочего может быть удерживаемо при каждой отдельной расплате не более одной трети причитающейся ему суммы, если он холост, и не более одной четверти, если он женат или вдов, но имеет детей[39].

e. Частые случаи внезапного понижения заработной платы, вызывавшие волнение среди рабочих, побудили законодателя предписать работодателям точное исполнение обязанности по уплате вознаграждения в условленном размере до истечения договорного срока. При договоре, заключенном на срок неопределенный, воспрещается понижать заработную плату без предупреждения рабочих за две недели[40]. Такое понижение закон видит в установлении новых оснований для ее исчисления, в сокращении числа рабочих дней в неделю или числа рабочих часов в сутки, в изменении правил урочной работы и т.п. Санкцией этого постановления закона является угроза содержателям фабрик, заводов и мануфактур денежным взысканием от 100 до 300 рублей, а если проступок их вызвал на фабрике или заводе волнение, сопровождавшееся нарушением тишины или порядка и повлек принятие чрезвычайных мер для подавления беспорядков, - арестом на время до трех месяцев, и, сверх того, возможностью быть лишенным права заведования фабриками или заводами на время до 2 лет[41].

V. Прекращение договора. Наше законодательство различает прекращение и расторжение договора. Прекращение имеет место в тех случаях, когда договорная связь между рабочим и работодателем наступает в силу обстоятельств, не зависящих от односторонней воли одного из контрагентов. Напротив, расторжение есть прекращение договора волей одной из сторон при наличности данных в законе условий. При этом расторжение в применении к рабочему существенно отличается от расторжения в применении к работодателю: последний расторгает исключительно своей волей, первый же - только с утверждения суда.

А. Прекращение договора найма рабочего с фабричным или заводским управлением наступает в следующих случаях[42]:

1) когда состоялось взаимное соглашение сторон;

2) когда истек условленный срок найма, а при бессрочном договоре - когда прошло две недели со дня заявления одной из сторон о желании расторгнуть договор;

3) когда рабочего постигает смерть[43];

4) когда рабочего по распоряжению административной власти высылают из места исполнения договора;

5) когда рабочий присужден к заключению на срок, делающий исполнение договора невозможным;

6) когда рабочий призывается на военную или общественную службу;

7) когда установление, выдающее рабочему срочный вид на жительство, отказывает в возобновлении этого вида;

8) когда работы на фабрике или заводе приостанавливаются в течение более семи дней вследствие пожара, наводнения, взрыва паровика и тому подобного случая.

Последний пункт заслуживает более внимательного рассмотрения. По первому впечатлению, сопоставляя его с остальными пунктами той же статьи 104, можно было бы заключить, что фабрикант освобождается от своей обязанности вследствие случайного обстоятельства. Но решение, даваемое п. 8 ст. 104, не соответствует общим началам права, потому что устраняется возможность доказывания со стороны рабочих, что наступившее препятствие имеет не случайный характер, например, когда взрыв паровика обусловливается неосмотрительностью фабричного управления.

Такая постановка вопроса в самом законе дала повод судебной практике пойти еще далее по этому пути[44]. На фабрике приостановлены работы по распоряжению фабричного управления из опасения насильственных действий со стороны рабочих, забастовавших на этой или на других фабриках, между тем как рабочие данной фабрики или часть из них предлагает продолжать работу. Спрашивается, имеют ли рабочие право на получение платы за семь дней с момента остановки работ? Сенат ответил на этот вопрос отрицательно, исходя из того соображения, что приостановление работ на фабрике в течение свыше семи дней при вышеозначенных обстоятельствах является случаем, вполне подходящим под действие п. 8 ст. 104. Сенат забыл только выяснить, как влияет случай на обязанности сторон. Признав, что опасность забастовки есть случай, Сенат вывел, что фабрикант свободен от своей обязанности. Тут-то и заключается логический дефект всего рассуждения. Влияние случая необходимо рассматривать отдельно по отношению к каждой стороне. Если рабочий не предоставляет фабриканту свою рабочую силу вследствие случая, то это будет его убыток - налицо прогул, хотя с его стороны и нет вины, - он не получит условленной платы за пропущенное время[45]. Если же рабочий предлагает свою рабочую силу, т.е. выполняет со своей стороны все, к чему он обязан по договору, то невозможность для фабриканта использовать эту силу вследствие случайного обстоятельства составляет его, фабриканта, убыток. Он обязан уплатить условленное вознаграждение, все равно, не хочет он или не может извлечь выгоды из предоставленной в его распоряжение силы.

В. Договор найма может быть расторгнут заведующим фабрикой или заводом в следующих случаях:

1) вследствие неявки рабочего на работу более 3 дней сряду или в сложности более 6 дней в месяц без уважительных причин;

2) вследствие неявки рабочего на работу более двух недель сряду по уважительным причинам[46];

3) вследствие привлечения рабочего к следствию и суду по обвинению в преступном действии, влекущем за собою наказание не ниже заключения в тюрьме;

4) вследствие дерзости или дурного поведения рабочего, если оно угрожает имущественным интересам фабрики или личной безопасности кого-либо из лиц фабричного управления или наблюдающих за работами;

5) вследствие обнаружения у рабочего заразительной болезни.

Если всякая заразительная болезнь есть основание к расторжению договора, даже заключенного на продолжительный срок, то, очевидно, медицинская помощь в фабричных больницах большого значения не имеет.

С. В указанных законом случаях фабрикант расторгает договор своею волею. Напротив, рабочий в указанных законом случаях может лишь просить суд или, как громко выражается закон, требовать судебным порядком о расторжении договора. До того момента, как суд вынесет свое решение, рабочий должен оставаться на фабрике у своего дела под угрозой, в противном случае, подвергнуться уголовному взысканию за самовольное прекращение работы. Случаи, когда рабочему предоставляется просить или требовать расторжения договора, следующие[47]:

1) вследствие побоев, тяжких оскорблений[48] и вообще дурного обращения со стороны хозяина, его семейства или лиц, коим вверен надзор за рабочими;

2) вследствие нарушения условий по снабжению рабочих пищей и помещением;

3) вследствие работы, разрушительно действующей на здоровье рабочего;

4) вследствие смерти мужа или жены, а равно других членов семейства, если эти последние доставляли оному средства к существованию;

5) вследствие обязательного поступления на военную службу члена его семейства, доставлявшего последнему средства к существованию;

6) вследствие, наконец, неполучения рабочим в срок причитающейся ему платы[49].

VI. Вознаграждение потерпевших от несчастных случаев рабочих. По примеру других законодательств и наше издало 2 июня 1903 года закон о вознаграждении потерпевших вследствие несчастных случаев рабочих и служащих, а равно членов их семейств в предприятиях фабрично-заводской, горной и горно-заводской промышленности[50]. Этот закон не распространяется ни на предприятия казенных управлений, ни на мастерские и иные промышленные заведения частных железнодорожных и пароходных предприятий.

Сущность нового закона заключается не в том, что он возлагает на владельцев предприятий обязанность вознаградить рабочих за ущерб, причиненный им и их семьям утратой работоспособности или смертью от повреждений, причиненных при работах. Такая ответственность устанавливалась общими гражданскими законами. Значение нового закона выражается в детальной разработке условий осуществления со стороны потерпевших их права требовать вознаграждения.

Прежде всего закон устраняет возможность всяких соглашений между рабочим и работодателем, направленных к тому, чтобы вперед до несчастного случая освободить владельцев предприятий от законной ответственности. Всякие соглашения, клонящиеся к ограничению права на вознаграждение или размеров его, закон признает недействительными[51]. Но после происшедшего несчастного случая потерпевшим рабочим и членам их семейств предоставляется входить с владельцем предприятия в соглашение о виде и размере причитающегося им вознаграждения[52]. Соглашение это облекается в письменную форму, подписывается обеими сторонами и свидетельствуется фабричным инспектором, который может, однако, и отказать, если признает его явно и существенно нарушающим правила, преподанные на этот счет в законе.

Если такое соглашение, приравниваемое законом к судебной мировой сделке, не состоится, то потерпевшему предоставляется искать вознаграждения в административном или судебном порядке. В первом случае дело направляется к фабричному инспектору, во втором - к суду. Предъявивший иск на суд, минуя фабричного инспектора, лишается права на получение с ответчика судебных издержек[53]. Иски о вознаграждении предъявляются к владельцу предприятия, который не может отговариваться тем, чтобы работы по производству предприятия, вызвавшие несчастный случай, были сданы с подряда третьему лицу[54]. Для предъявления исков о назначении вознаграждения полагается двухлетний срок, исчисляемый для потерпевшего - со дня несчастного случая, а для членов семейства умершего - со дня его смерти[55].

Вознаграждение потерпевших производится в виде а) пособий и b) пенсий.

Пособия назначаются со дня несчастного случая по день восстановления трудоспособности или признания утраты ее постоянной в размере половины действительного заработка потерпевшего[56]. Пособия выплачиваются в сроки, установленные в предприятии для выдачи заработной платы рабочим. Независимо от пособия владелец предприятия, если потерпевший не пользовался от него бесплатной врачебной помощью, обязан возместить потерпевшему расходы по лечению впредь до излечения или до прекращения лечения[57].

Пенсии назначаются в случае постоянной утраты трудоспособности: при полной утрате ее - в размере 2/3 годового содержания потерпевшего, а при неполной - в уменьшенном размере, определяемом соответственно степени ослабления трудоспособности потерпевшего. Для исчисления годового содержания рабочего закон дает весьма сложные основания[58]. Сроки выдачи пенсий определяются соглашением сторон, а при отсутствии соглашения выдача производится за каждый месяц вперед.

В случае смерти рабочего от несчастного случая пенсия идет в пользу его семьи, т.е. тех лиц, которые находились на иждивении умершего: жене, детям, законным, узаконенным, усыновленным и внебрачным, даже воспитанникам и приемышам, родителям, малолетним братьям и сестрам[59].

Выданные потерпевшим рабочим или их семьям пособия и пенсии пользуются особой привилегией: они не могут быть обращаемы на пополнение казенных и частных взысканий[60].

Владельцы предприятий могут освободиться от лежащей на них ответственности перед рабочими за несчастные случаи. Для этого им следует застраховать своих рабочих в действующих в России страховых обществах и учреждениях, лишь бы условия страхования были не менее благоприятны для рабочих, чем предусмотренные законом. В таком случае обязанности переносятся на страховые общества, к которым уже и должны быть обращены требования и иски[61]. Понятно, что владельцы предприятий предпочитают освободиться от личной ответственности путем страхования, и таким образом закон 2 июня 1903 года послужил сильным толчком для развития этого рода страховой операции.



[1] П. С. 3., т. XX, №19262.

[2] Т. XI ч. 2; Устав о пром., ст. 86.

[3] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 108-110. Примечания к последней статье, устанавливающие ряд изъятий для детей в возрасте 12-15 лет, почти совершенно уничтожают общее правило.

[4] Т. Х ч. 1, ст. 2202.

[5] Т. Х ч. 1, ст. 2203.

[6] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 90.

[7] Т. Х ч. 1, ст. 2202.

[8] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 90.

[9] Planiоl, Tratte elementaire de droit civil, т. II, 1907, стр. 590, замечает, что коллективный договор не есть контракт в гражданском смысле, а скорее трактат о мире, останавливающий враждебные действия воюющих сторон на известных условиях.

[10] Т. Х ч. 1, ст. 1528.

[11] Т. Х ч. 1, ст. 701.

[12] Т. X ч. 1, ст. 702. Если я отступаю в толковании «быв захвачен во власть другого» от буквального смысла, то следую примеру Прав. Сената (см. Гражд. деп. реш. 1906, № 1).

[13] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 94.

[14] Т. Х ч. 1, ст. 2214.

[15] Т. Х ч. 1, ст. 2218.

[16] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 92.

[17] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 134.

[18] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 153.

[19] Т. XI ч. 1, ст. 2228.

[20] Т. XI ч. 2; Уст. о пром. по прод. 1906, ст. 1562

[21] Т. XI ч. 2; Уст. о пром. по прод. 1906, ст. 156'-1569.

[22] Т. Хч. 1, ст. 2233 и 2234.

[23] Т. Х ч. 1, ст. 2230.

[24] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 105, п. 4.

[25] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 97.

[26] Совершенно правильно указывает проф. Удинцев, Русское торгово-промышленное право, стр. 196, что закон «без достаточных оснований поставил частоту получения от определенности или неопределенности срока найма».

[27] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 98.

[28] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 99; ср. т. X ч. 1, ст. 2222.

[29] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 102.

[30] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 140.

[31] Т. XI ч. 2; Уст. пром., ст. 100. Некоторым ограничением фабрикантов является то, что расценка или такса предметов, продаваемых из лавок, утверждается фабричной инспекцией и вывешивается в лавке (ст. 141).

[32] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 143.

[33] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 144.

[34] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 145.

[35] В этом случае фабричной администрации представляется на выбор или штрафовать рабочего на основании ст. 146, или расторгнуть договор на основании ст. 105, прим. 1. Но соединение обоих последствий незаконно.

[36] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 143, прим.

[37] Т. XI ч. 2; Уст. о пром. по прод. 1906, ст. 152.

[38] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 101.

[39] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 100.

[40] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 96.

[41] Уложение о наказаниях, ст. 1359 и 13592.

[42] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 104.

[43] Специальный закон не говорит об этой причине, а потому вступает в силу общее правило, содержащееся в ст. 1544 и 2238 т. X ч. 1.

[44] Реш. Гражд. кас. деп. 1906, № 1.

[45] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 145.

[46] Неявка рабочего на работу в течение не свыше двух недель вследствие общей забастовки и ввиду могущих последовать насильственных действий со стороны стачечников не может служить для фабриканта поводом к нарушению договора найма без предупреждения за две недели (Реш. Гражд. кас. деп. 1906, № 1). Но, конечно, рабочий не получит и вознаграждения за эти дни.

[47] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 106.

[48] К тяжкому оскорблению должны быть отнесены практикующиеся на фабриках обыски рабочих.

[49] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 98.

[50] Т. XI ч. 2; Уст. о пром. по прод. 1906, ст. 15619, приложение.

[51] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 15619, по прод. 1906, прил., ст. 4.

[52] Т. XI ч. 2; Уст. о пром., ст. 156", по прод. 1906, прил. ст. 31.

[53] Т. XI ч. 2; Уст. о пром. по прод. 1906, ст. 15619, прил. ст. 40.

[54] Т. XI ч. 2; Уст. о пром. по прод. 1906, ст. 15619, прил. ст. 39 и 3.

[55] Т. XI ч. 2; Уст. о пром. по прод. 1906, ст. 15619, прил. ст. 36.

[56] Т. XI ч. 2; Уст. о пром. по прод. 1906, ст. 15619, прил. ст. 6.

[57] Т. XI ч. 2; Уст. о пром. по прод. 1906, ст. 15619, прил. ст. 6.

[58] Т. XI ч. 2; Уст. о пром. по прод. 1906, ст. 15619, прил. ст. 7, 16.

[59] Т. XI ч. 2; Уст. о пром. по прод. 1906, ст. 15619, прил. ст. 12-15.

[60] Т. XI ч. 2; Уст. о пром. по прод. 1906, ст. 15619, прил. ст. 53.

[61] Т. XI ч. 2; Уст. о пром. по прод. 1906, ст. 15619, прил. ст. 52.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100