www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Торговое право
Торговое право. Шершеневич Г.Ф. Том I. Введение. Торговые деятели. Изд.четвертое. СПб. По изданию 1908 г. // Allpravo.Ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 27. Общий обзор

Литература. Наиболее видные труды, посвященные торговым товариществам: Arthuуs, Tratte des societes commerciales, 2 т., 1906; Rousseau; Des societes commerciales francaises et etrangeres, 2 т., 1902; Vavas -seur, Tratte des societes civiles et commerciales, 2 т., 1897; Manara, Delle societä e delle associazioni commerciale, i. 2, 1904, 1905; Lindley, A treatise on t he law ofpartnerships, 2 т., изд. 7, 1906; Pollосk, A. Digest ofthe Law ofpart-nerships, 1905. Из курсов: Lyon-Caen и Renault, Tratte de droit commercial, т. III; Thaller и Pic, Tratte general de droit commercial, в. l и 2, 1907, 1908; Сosасk, Lehrbuch des Handelsrechts, изд. 1903, стр. 485 - 681; Lehmann, Lehrbuch des Handelsrehts, 1907, стр. 274-497; Vidari, Corso di diritto commerciale, т. I, стр. 451-781, т. II, стр. 1-534; Vivante, Trattato del diritto commerciale, т. II. Об экономическом значении товариществ: Schaffle, Die Anwendbarkeit der verschiedenen Unternehmungsformen («Z. f. g. Stw.», r. XXV, стр. 261); Kleinwachte r, в Handbuch der politischen Oekonomie Шёнберга, т. I, гл. V, 3. О юридической личности товарищества: Воnelli, La personalitä giuridica delle societä di commercio, 1887; его же статья в «Rivista di diritto commerciale», 1903; Vighi, La personalitä giuridica delle societä commerciale, 1900. Историческое развитие товариществ: Adler, Zur Entwickelungslehre und Dogmatik des Gesellschaftsrechts, 1895; Lescoeur, Essai historique sur la legislation des societes commerciales en France et ä l'etranger, 1874; Poisnel, Recherches sur les societes universelles chez les Romains («Nouv. R. hist. de droit», 1870, стр. 431); Sсhmoller, Die Handelsgesellschaften des Alterthums («Jahr, f. Gesetzg.», 1892); De Medio, Contributo alla storia del contratto di societä in Roma, 1901; Weber, Zur Geschichte der Handelsgesellschaften des Mittelalters, 1889; Sсhmoller, Die Handelsgesellschaften des Mittelalters und der Renaissancezeit («Jahrb. f. Gesetzg.», т. XVII, 1893, стр. 359). Из русской литературы можно указать: Горенберг, Акционерное общество, товарищество и артель, опыт разграничения понятий («Ж. Спб. Юр. Общ.», 1896, декабрь); Pивлин, О договоре товарищества вообще и полного в особенности («Ж. Спб. Юр. Общ.», 1897, февраль); Садовский, О товариществе как юридическом лице («Ж. М. Ю.», 1897, ноябрь и декабрь).

I. Экономическое значение. Экономические условия настоящего времени, как было уже указано, благоприятствуют возникновению и развитию крупных предприятий, обеспечивая победу хозяйству, наиболее снабженному всеми техническими средствами последнего изобретения и обладающему наибольшим оборотным капиталом. Развитие кредита дает возможность предпринимателю распоряжаться, кроме собственного имущества, средствами других лиц, которые ссужают его за известный процент принадлежащим им капиталом. Но это благодетельное действие кредита парализуется всеобщим его распространением. Предприниматель уже не может отказываться от кредита, он принуждается к тому силой обстоятельств. Вместе с тем расширение предприятия и пользование кредитом представляют значительные опасности, совершенно непредвидимые и независимые от личной предусмотрительности предпринимателя.

Единственным средством скопления в одних руках значительных капиталов и сложения с одного лица всей тяжести риска является соединение имущественных средств нескольких лиц. При такой форме предприятия достигается большее обеспечение его от случайностей, связанных с личностью единичного предпринимателя, риск не концентрируется на одном хозяйстве, а распределяется между рядом хозяйств. Опытность и знание одного соединяются с капиталом: один знает, как получить доход, но не имеет нужных к тому средств, другой имеет средства, но не умеет ими пользоваться.

Такое соединение может представляться тесным личным и имущественным союзом небольшого числа лиц, исполненных взаимного друг к другу доверия, потому что эти лица рискуют всем своим состоянием.

Опасность подобного соединения, основанного всецело на доверии к способностям и честности друг друга, вызывает необходимость форм соединения, в которых лицо ограничивает свою ответственность лишь определенной долей своего имущества, оставляя остальную часть вне риска. Очевидно, что для достижения подобным соединением экономических целей необходимо участие гораздо большего числа лиц, нежели в указанной выше форме. Кредит, основанный на доверии к имущественной состоятельности членов товарищества, должен быть заменен кредитом к величине складочного капитала. Действительно, настоящее время представляет образцы соединения такой массы лиц, что теряется всякое значение индивидуальности и сохраняется только сила имущественная, составленная из небольших взносов громадного числа лиц. При помощи этих соединений создаются грандиозные предприятия в деле путей сообщения, банков, страхования, освещения и т.п. Такое массовое соединение, уничтожающее всякое значение личности, взаимного доверия и надзора, полно опасностей, которые могут явиться следствием злоупотреблений со стороны людей более ловких на счет более простодушных и доверчивых. Опыт возбудил сомнение в удовлетворительности либеральных принципов и вызвал вмешательство государства в жизнь и деятельность тех крупных соединений, которые носят акционерную форму. Гражданские нормы товарищеского права проникнуты мерами полицейского характера.

II. Юридическое понятие. Торговое товарищество есть договорное соединение личных и имущественных сил с целью извлечения дохода путем совместного производства торгового промысла. Торговое товарищество совершает торговые сделки в виде промысла. Нельзя не видеть в этом определении близкого сходства с определением купца, и действительно торговое товарищество есть не что иное, как коллективный купец. Рассмотрим ближе признаки, заключающиеся в данном нами определении.

1. Прежде всего мы видим, что соединение является не случайным обстоятельством, а результатом предварительного соглашения, что в основании его лежит договор. Этим признаком товарищество отличается от случайного общения, каковое может наступить, например, вследствие наследования имущества со стороны нескольких лиц. Конечно, и общее владение может образоваться путем договора, например, вследствие продажи части имения, но это состояние есть результат сделки, а не цель ее, как в товариществе[1]. Отличительный характер настоящего договора заключается в том, что он не служит сам себе целью, как это замечается в отношении других договоров, например купли-продажи, займа, но имеет своей задачей заключение других договоров. Товарищество составляется именно ввиду заключения сообща сделок[2]. В то время, как во всех других договорах интересы контрагентов противоположны, например покупщика и продавца, здесь они тождественны.

Так как всякое товарищество образуется посредством договора, то к нему прилагаются все общие правила о составлении, совершении, исполнении и прекращении договоров[3]. Ввиду этого вступление в товарищество возможно только для лиц дееспособных. Лица, неспособные вообще ко вступлению в договоры, не могут составить товарищества или вступить в существующее уже, например лица несовершеннолетние. Однако участие несовершеннолетнего в договоре не делает договор ничтожным во всем его объеме в том случае, когда и помимо несовершеннолетнего в договоре участвуют другие лица, вполне дееспособные; в подобном случае за устранением из договора лица несовершеннолетнего договор в отношении дееспособных контрагентов остается действительным[4]. Что касается несовершеннолетнего наследника, то он приобретает все имущественные права наследодателя, но не личные по управлению торговым предприятием[5]. Участие несовершеннолетнего лица дает право как ему, так и товарищам требовать уничтожения договора, потому что несправедливо было бы держать их постоянно под страхом исключительно личной ответственности. Сила этого положения почти теряет значение в тех договорах товарищества, где личный элемент заглушается имущественным.

2. Товарищество предполагает, далее, соединение личных и имущественных сил. Из самой идеи о товариществе вытекает необходимость для каждого участника содействовать достижению общего дела личными силами или тем и другим вместе. Имущественный вклад может заключаться в известном количестве денег или других вещей, нужных для предполагаемой торговли, материала, орудия, зданий. Передавая все эти вещи товариществу, участник может иметь в виду предоставление одного только пользования или совершенное отчуждение права собственности. В большинстве случаев договор товарищества определяет действительное значение передачи. Но за молчанием договора является необходимость разрешить этот важный вопрос, который зависит как от предмета переданного, так и от сопутствующих передаче обстоятельств. Если передаются вещи потребляемые или заменимые, вполне основательно предположить намерение со стороны передающего установить право собственности на них в лице товарищества. Какая же может быть другая цель передачи денег, материала, как не такое употребление их, которое исключает возможность сохранения их индивидуальности, а следовательно и права собственности? Напротив, передача вещей непотребляемых, например здания, фабрики, дома, дорогих машин, не дает основания для предположения, сделанного выше, и потому правильнее думать, что участник, передававший их, имел в виду предоставить товариществу лишь пользование ими, но не право собственности.

Личное участие лежит на обязанности каждого товарища. Составляя его обязанность, оно вместе с тем является и его правом, которого он может быть лишен только с собственного согласия. Понятно, что личное участие, столь необходимое в соединениях небольших, становится невозможным при больших соединениях, в которых личное участие повлекло бы к полному беспорядку и расстройству дел. В подобных соединениях личность участника почти совершенно стушевывается перед его имущественным вкладом. Личное участие там, где возможно, выражается в управлении внутренними делами товарищества (конторской частью) или в представительстве на внешней стороне, в сношениях с третьими лицами, наконец в исполнении технических работ.

Необходимость личного или имущественного участия исключает возможность признать за товарищество такое соединение, в котором бы некоторые лица совершенно освобождались от той и другой обязанности, т.е. не внесли бы никакого вклада и не принимали личного участия[6].

3. Товарищество ставит своей задачей извлечение дохода. Товарищи вносят свои имущественные вклады, предоставляют свой опыт, знания, связи именно в видах совместного образа действий, который привел бы к получению прибыли для участников соединения. Эта основная цель торгового товарищества отличает его от соединений, не преследующих прибыли. Этим признаком товарищество отличается от общества и союза, нормированных у нас законом 4 марта 1906 года. Понятие об обществе строится на чисто отрицательном признаке, на противопоставлении его товариществу, «имеющему задачей получение для себя прибыли от ведения какого-либо предприятия»[7]. То, что есть сходного у товарищества и общества - это «совокупная деятельность», соединение сил, направленных к «определенной цели». Но товарищество ставит своей задачей получение прибыли - общество этой задачи не имеет в виду. Отсюда не следует, чтобы обществу чужды были материальные интересы. Оно может нуждаться в материальных средствах для достижения своих нематериальных целей, например клуб для доставления своим членам удобства совместного препровождения времени прибегает к извлечению дохода от карточной игры. Но здесь извлечение дохода не есть цель, а только средство. Общество может даже ставить основной своей целью улучшение материального положения своих членов. Например, профессиональные общества торговых служащих, задающиеся целью воздействовать своей сплоченностью и организованностью на условия найма, на высоту платы. Все же и здесь нет извлечения дохода из совместной деятельности, нет организации, направленной к постоянному периодическому получению прибыли.

4. Основная цель товарищества - извлечение прибыли - достигается путем торгового промысла. Для понятия торгового товарищества необходимо производство торговых сделок. Товарищества, говорит закон, почитаются торговыми, когда предмет их есть производство торговых сделок[8]. Какие сделки должны быть признаны торговыми - это вопрос, рассмотренный в системе торговых сделок. Торговые сделки должны быть совершаемы в виде промысла, а не как единичные операции[9]. Только то соединение имеет основание называться товариществом, которое учреждается с целью продолжительной промысловой деятельности[10].

Постановления о товариществах находятся в Уставе Торговом (ст. 55-93) и в Своде Законов Гражданских (ст. 2126-2198). Это разделение является совершенно искусственным, потому что те и другие определения заимствованы из одного и того же источника - из манифеста 1 января 1807 года о дарованных купечеству новых привилегиях. Самое заглавие источника указывает, что, издавая определения товарищеских отношений, законодатель имел в виду торговые товарищества, и постановления о гражданских товариществах лишь подтверждают тот факт, что нормы, создавшиеся под влиянием торгового оборота, сливались с нормами общего гражданского права ввиду отсутствия дуализма в праве[11]. Положение об акционерных товариществах 6 декабря 1836 года вошло в Гражданские Законы, хотя акционерные общества признаны видом торгового товарищества[12]. Отсюда видна недостаточность юридического отличия между торговыми и гражданскими товариществами[13]. Это отличие сводится к следующему.

а. Торговое товарищество как договор требует письменной формы[14], гражданское товарищество не обусловливается письменной формой[15].

b. Дальнейшее отличие обнаруживается в подсудности. Споры, возникающие по торговому товариществу, как между товарищами, так и по искам к товариществу, подсудны коммерческому суду, споры же, основанные на гражданском товариществе, подсудны гражданскому суду. Это отличие имеет силу только в отношении тех немногих мест, где существуют еще коммерческие суды.

Небезынтересным представляется соотношение между торговым и гражданским товариществом в том историческом развитии вопроса, как представляет нам Франция за XIX век.

Первоначально французская юриспруденция усматривала отличие торгового товарищества от гражданского в формальном моменте. Для торговых товариществ в Code de commerce установлены особые формы, чуждые гражданским товариществам. Но вскоре юриспруденция перешла к материальному моменту и признала, что отличительный признак следует видеть в том, что торговые товарищества имеют своей задачей получение прибыли, а гражданские товарищества чужды этой цели. Торговые товарищества - юридические лица, а гражданские - нет. Но в 1891 году гражданский кассационный сенат, вопреки взгляду, твердо установившемуся в литературе и прежней практике, признал, по практическим соображениям, юридическую личность и за гражданскими товариществами. Закон 1893 года признал торговый характер за всеми акционерными товариществами, хотя бы задача их не имела ничего общего с торговыми целями.

С полной очевидностью обнаруживается тенденция сближения между торговыми и гражданскими товариществами, обусловливаемая, в свою очередь, тенденцией распространения на гражданский оборот норм торгового права.

III. Юридическая личность товарищества. Некоторые законодательства Западной Европы признают за торговыми товариществами характер юридического лица. На этот путь прямого признания юридической личности становятся главным образом новейшие законодательства[16], побуждаемые к тому продолжительным опытом, который обнаружил вред колебаний по этому вопросу в литературе и судебной практике, а также несомненные тенденции жизни. Во Франции законодатель не высказал своего взгляда ни в торговом, ни в гражданском кодексе. Судебная практика этой страны, как и теоретическая литература ее без колебаний признали во всех торговых товариществах юридическую личность и разделились во взглядах только относительно гражданских товариществ. Обошло молчанием вопрос и новейшее германское уложение, которое, признав за торговыми товарищами положение самостоятельных субъектов прав и обязанностей[17], не решилось назвать их юридическими лицами. Литература же германская упорно отказывается видеть здесь юридическое лицо, соглашаясь только признать это свойство за одним акционерным товариществом[18].

Каково же положение вопроса у нас? Нельзя и ожидать, чтобы наше законодательство, столь бедное общими положениями, содержало категорический ответ. Необходимо поэтому выяснить взгляд нашего законодателя путем сопоставления различных мест законодательства.

Законодательство признает наличность имущества у компании и товарищества[19], считая его принадлежащим «сословию лиц». Употребление этого термина и признание имущественной самостоятельности согласуется только со взглядом на товарищества как на особые субъекты прав. К обязательствам с казной по подрядам могут быть допускаемы и товарищества, из нескольких лиц состоящие, причем если товарищество составилось до торгов, то оно рассматривается в отношении к торгу как «одно лицо»[20]. Только исходя из представления о товариществе как самостоятельном субъекте, можно было допустить, что оно действует под общим именем[21]. С таким только представлением согласуется признание за товариществом особого местопребывания, отличного от места жительства товарищей[22], особых представителей, заключающих обязательства на общее имя товарищества[23].

В нашей литературе вопрос является спорным[24]. Главное обстоятельство, возбуждающее сомнение в возможности признать свойство юридического лица за товариществами полными и на вере, состоит в невозможности провести совершенно отчетливо границу между имуще-ствами товарищества и отдельных товарищей. За долги товарищества привлекается к ответственности имущество товарищей, и, наоборот, задолженность товарища ведет к выделению его долга из товарищеского имущества. Однако из этого вытекает только юридическая связь между тем и другим имуществом, которая, как и всякая связь, предполагает самостоятельность связуемых. В раздельности имущества товарищества, с одной стороны, и товарищей, с другой стороны, никто не сомневается, и граница между ними на практике проводится без всякого затруднения. И если в лице товарищества устанавливаются права и обязанности отдельно от товарищей, то перед нами, несомненно, самостоятельный субъект права, вступающий в юридические отношения через голову своих членов. Это и есть самое характерное для юридического лица.

Наша судебная практика весьма последовательно держится взгляда на товарищества как на юридические лица и даже постоянно называет их этим именем[25].

Признание за торговыми товариществами юридической личности приводит последовательно к следующим положениям.

1. Посредством взносов товарищей образуется особая имущественная масса, собственником которой являются не члены товарищества, а само товарищество[26]. Пока последнее существует, члены не имеют права на это имущество; здесь нет общей собственности, потому что при одном объекте нет нескольких субъектов, члены не вправе требовать раздела в силу ст. 550 т. X ч. 1. Они вступают в свои права только по прекращении существования товарищества. Отдельный член, выходящий из товарищества, не имеет права непосредственно на известную часть товарищеского имущества, а может только требовать вознаграждения за оставленное им право участия в выгодах общего предприятия. При несостоятельности его доля должна быть продана, а не выделена[27].

2. Если имущество, образованное из взносов, а потом увеличенное дальнейшими операциями, составляет собственность самого товарищества, то, очевидно, кредиторы последнего имеют исключительное право на удовлетворение из этой массы и устраняют требования частных кредиторов отдельных членов[28].

3. Если торговое товарищество является юридическим лицом, то, как самостоятельный субъект прав, оно может заключать сделки от своего имени, независимо от отдельных товарищей, даже более, оно может вступать в договоры с самими товарищами[29].

4. При раздельности имуществ товарищества и составляющих его членов немыслим зачет долгов частных и общих. Должник товарищества не вправе зачитывать свой долг с требованием, которое он имеет по отношению к одному из членов, так же как и должник одного из членов не вправе зачитывать свой долг с требованием, которое он имеет по отношению к товариществу.

5. Как самостоятельный субъект прав товарищество является самостоятельным лицом и на суде, иски предъявляются к третьим лицам от имени товарищества и третьими лицами к самому товариществу, а не к отдельным его членам. Таков логический вывод, вытекающий из признания юридической личности товарищества. Однако не только наша судебная практика[30], но и западные законодательства допускают возможность выбора при предъявлении иска - или к самому товариществу, или к отдельным товарищам. Направление практики находит оправдание в смысле 68-й статьи Устава Торгового, в силу которой товарищи торгового дома ответствуют за все долги оного вообще и порознь. Но это положение не распространяется на вкладчиков и акционеров.

IV. Виды товариществ. Существующие в современных торговых уложениях формы товариществ являются следствием продолжительного исторического развития. Некоторые виды их сформировались под своеобразным воззрением средневековой эпохи, наконец, иные обязаны своим происхождением экономическим условиям последнего времени. Отсутствие свободного труда, недостаточность конкуренции не благоприятствовали развитию в римском быту товарищеских отношений. Римская societas, представляющая собой подобие полного товарищества, далеко, однако, отстоит от современного юридического представления об этом договоре. В то время, как в римском праве успели развиться лишь внутренние отношения между членами товарищества, современное право обращает главное внимание на внешнюю сторону, на отношения товарищества к третьим лицам.

Средние века, благодаря преследованию лихвы со стороны Церкви, вызвали существование особой формы товарищеского соединения, послужившей образцом для коммандиты. Если Церковь запрещала процентный заем, то она не могла ничего сказать против такого соединения, в котором одно лицо, получая имущественные вклады от других, производило самостоятельно торговлю, являясь перед третьими лицами единственным обязанным лицом. Действительно, Церковь терпела, хотя и неохотно, это подобие товарищества, известное под именем participatio. В то же время средиземная морская торговля развила особую форму товарищества, в которой некоторые лица поручали свои капиталы другим, управлявшим всем торговым предприятием от своего имени. Эта форма под именем accomenda, перешедшая потом в сухопутную торговлю, получила особенное распространение в Италии и Франции. Из нее вышло современное коммандитное товарищество в настоящем его виде.

В начале новых веков появляется новая форма соединения, рассчитанная на большие капиталы, - акционерная. В том виде, какой имело акционерное товарищество в первое время своего существования, оно носило преимущественно публичный характер, являясь как бы органом административного управления. Поэтому каждое такое товарищество нуждалось в специальном утверждении правительства. Стеснительность этой формальности с распространением акционерной формы заставила французского законодателя (Code de commerce) допустить смешанный вид товарищества - акционерную коммандиту, освобожденную от необходимости правительственного разрешения. Подобное освобождение способствовало необыкновенному распространению этой формы, а вместе с тем вызвало крупные злоупотребления. Торжество либеральных принципов сняло с акционерных компаний тяготевшее над ними правительственное разрешение и ввело акционерное товарищество в систему частного права.

Новейшему времени обязаны своим существованием промышленные ассоциации, получившие значительное распространение на западе Европы и образовавшие особую форму соединения, ставшую рядом с прежде известными.

Современные торговые законодательства обращают главное внимание на три формы товарищества: полное, коммандитное и акционерное, признавая за прочими видами второстепенное значение.

Соединение в форме товарищества известно давно русскому быту как вполне согласное с духом народа. Конечно, при бедности или, лучше сказать, отсутствии капиталов, соединения эти носили чисто личный характер подобно столь излюбленной русским народом артели. Зная о существовании таких соединений в Древней Руси, мы ничего не знаем о юридическом их строении. В Псковской Судной Грамоте встречается упоминание о «сябрах», что дает некоторое основание предполагать небезызвестность товарищеского договора в то время. Столь же мимоходное замечание о нем находим и в Уложении Алексея Михайловича (X, 276), относящееся к взаимным расчетам товарищей между собой по поводу неожиданных потерь (ограбления). Очевидно, формы имущественного соединения не получили развития в русском быту, а личные соединения оставались под действием обычая. От внимательного глаза Петра I не ускользнуло экономическое значение торговых товариществ и их отсутствия в России. Указом 27 октября 1699 года предписывалось «Московского Государства и городовым всяких чинов купецким людям торговать так же, как торгуют иных государств торговые люди, компаниями, и чинить отпуски товарам в компаниях». Понятно, что указ этот не в состоянии был вызвать к жизни институт, в котором не чувствовалась еще потребность. В манифесте 1 января 1807 года о дарованных купечеству новых выгодах, отличиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых предприятий впервые появились нормы, регулировавшие отношения товариществ полного и на вере. С 20-х годов XIX столетия акционерная форма нашла себе доступ в Россию, причем каждый раз требовались полный просмотр и утверждение уставов. Ввиду этого 6 декабря 1836 года вышло Положение об акционерных компаниях. Этими тремя формами соединения ограничивались постановления нашего законодательства до последнего времени; только в издании Торгового Устава 1887 года в число торговых товариществ включены были артели (ст. 55).

Таким образом, нашему законодательству известны следующие формы соединения:

1. Артельное товарищество представляет собою соединение лиц с целью совместного производства работ или промыслов, с круговым друг за друга ручательством. Артели предполагают непременно личное участие членов, имущественный же элемент не имеет почти никакого значения, хотя члены отвечают обыкновенно всем своим имуществом.

2. Полное товарищество является соединением нескольких лиц, отвечающих друг за друга всем своим имуществом. Личное участие не составляет существенного признака, но в большинстве случаев бывает.

3. Товарищество на вере представляет соединение лиц, отвечающих всем своим имуществом, и лиц с ответственностью, ограниченной известным вкладом. Личное участие предполагается на стороне первых, а вторая группа вовсе устраняется от управления торговым предприятием. Товарищество на вере, а также полное товарищество называются еще торговыми домами.

4. Акционерное товарищество состоит исключительно из лиц, имущественная ответственность которых ограничивается известным вкладом. Личное участие членов вовсе не предполагается, управление делами предоставлено нескольким по выбору или даже совершенно посторонним лицам.

Рассматривая торговые товарищества в приведенном порядке, нельзя не заметить постепенного сокращения личного участия и размера имущественной ответственности соответственно увеличению объема товарищеского капитала.

Указанными формами ограничивается договор товарищества торгового по русскому праву. Указывая известные формы, закон отвергает тем самым другие. Это относится главным образом к товариществу с ограниченною ответственностью и к акционерной коммандите[31].



[1] Весьма остроумно замечает Тhадller, Tratte elementaire de droit commercial, стр. 150: la societe est un etat cherche, l'indivision est un etat subi.

[2] Это-то обстоятельство оправдывает изложение учения о товариществах в отделе о субъектах торговых действий, а не в отделе торговых сделок; см. R o g u i n, La regle de droit 1889, стр. 404.

[3] Ст. 2132т. Х ч. 1.

[4] Реш. Гражд. кас. деп. 1872, № 642, по д. Тимашева.

[5] Реш. Гражд. кас. деп. 1875, № 554, по д. Григорьева.

[6] Реш. Спб. ком. суда 19 апр. 1879 г., под. Гитшова и К°.

[7] Т. XIV, Уст. о пром. по прод. 1906, ст. 1181, приложение, ст. 1.

[8] Ст. 56 Уст. Торгового.

[9] Реш. 4 деп. Прав. Сен. 1877, № 882.

[10] Реш. 4 деп. Прав. Сен. 1878, № 1839.

[11] Искусственность выразилась в определении цели гражданских товариществ, данном в ст. 2127 т. X ч. 1.

[12] Ст. 55 Уст. Торгового.

[13] Цитович считает, напротив, различие это коренным (Учебник, стр. 93).

[14] Т. XI ч. 2; Уст. Торговый, ст. 59; реш. 4 деп. Прав. Сен. 1895, № 1327, по д. Семенова.

[15] Реш. Общ. Собр. 1, 2 и Деп. Гер. 19 янв. 1877 г., по д. Коротковых.

[16] Итал. торг, улож., § 77; исп. торг, улож., § 116; белы, закон 18 мая 1873 года, § 2; рум. торг, улож., § 78.

[17] Герм. торг, улож., § 124.

[18] Lehmann, стр. 288; Соsасk. стр. 490; Heilfron, стр. 286 и 313. Gareis , Das deutsche Handelsrecht, 7-е изд. 1903, стр. 115, 145-147, пытается установить идею относительных юридических лиц, которая отвергнута всеми. Также отрицательно относятся к признанию за всеми товариществами юридической личности и австрийские ученые, например R a n d a , Das oestreichische Handelsrecht, т. II, стр. 28. Замечательно, что судебная практика Германии идет мимо теоретических препятствий. Так, в одном решении германского рейхсгерихта вопрос ставится следующим образом: «учреждением торгового товарищества создается если и не юридическое лицо, то несомненно субъект права с самостоятельным имуществом, и таким образом товарищество существует рядом с товарищами» (Entsch. des deutsch. R. G. XVI, 4, стр. 16 и след.).

[19] Т. Х ч. 1, ст. 415 и 698, п. 10.

[20] Т. X ч. 1, Полож. о каз. подр. и пост., ст. 3.

[21] Т. X ч. 1 ст. 2126; ср. Т. XI ч. 2, Уст. торг., ст. 62.

[22] Т. XVI ч. 1; Уст. Гражд. Суд., ст. 35 и 220; Уст. Суд. Торг., ст. 158.

[23] Т. Хч. 1, ст. 2133.

[24] Относительно акционерных товариществ никто не сомневается в юридической личности - исключение Нефедьев, Учебник торгового права, в. 2, 1904, стр. 62. Относительно товариществ полного и на вере отрицательный взгляд высказали: Eвецкий, О юридических лицах, 1876, стр. 41, 49; Победоносце в, Курс, т. III, стр. 533; Васьковский, Учебник, в. 1, стр. 74; Квачевский («Ж. гр. и уч. пр.», 1880, № 4, стр 12, 22, 43); Пахман, О задачах предстоящей реформы акционерного законодательства, стр. 57; Персесов-Гусаков, Торговое право, стр. 87; Горенберг («Ж. Спб. Юр. Общ.», 1896, № 10, стр. 122); Удинцев, Русское торгово-промышленное право, стр. 369. Напротив, признают за всеми товариществами юридическую личность: Кавелин, Права и обязанности, стр. 21; Анненков, Система, т. I, изд. 2, стр. 234; Садовский («Ж. М. Ю.», 1897, № 10, стр. 76); Pивлин («Ж. Спб. Юр Общ.», 1897, № 2, стр. 45); Писемский, Акционерные компании, стр. 32; Гордон, Представительство в гражданском праве, стр. 114; Гальперин, Учебник, в. 1, стр. 74. Наконец, некоторые становятся на переходный путь, так, Башилов, следуя за Гарейсом (Ж. М. Ю.», 1894, № 1, стр. 4), признает относительное юридическое лицо, против чего основательные возражения сделал Садовский («Ж. М. Ю.», 1897, № 9, стр. 5). Гольмстен, Очерки, стр 86, видит в торговом товариществе «лишь кое-какие черты» юридического лица. Но среднего тут ничего не может быть, или товарищество особый субъект, или нет.

[25] Реш. 4 деп. Прав. Сен. 1893, № 35, по д. Борисовских, Гражд. кас. деп. 1887, № 42. В инструкции министра финансов 24 ноября 1898 года о порядке выдачи промысловых свидетельств товарищества прямо названы юридическими лицами.

[26] Реш. 4 деп. Прав. Сен. 3 марта 1882, по д. Нарышкиных. Противоположное решение 4 деп. 1891, № 1769, хотя в реш. 1893, № 35 допущены юридические отношения между товариществом и товарищами. Против идеи самостоятельности товарищеского имущества высказывается особенно Удинцев, Русское торгово-промышленное право, стр. 366 и след.

[27] Т. XI ч. 2; Уст. Судопр. Торг., ст. 477, ср. т. X ч. 1, ст. 2136.

[28] Это принято в англ, законе Bankrupcy Act, 1882, § 40, п. 3; швейц. обяз. пр., § 566; венг. торг, улож., § 77, п. 1.

[29] Реш. 4 деп. Прав. Сен. 30 октября 1880 г., по д. торгового дома «Гитшов и К°»

[30] Реш. Спб. ком. суда 30 марта 1878 г., по д. Ульмана, и 9 июля 1878 г., по д. Эдельмана.

[31] Профессор Цитович полагает, что учреждение акционерной коммандиты без разрешения правительства не противоречит русскому праву (Очерк, стр. 92). Впрочем, позднее г. Цитович отступил, кажется, от этого взгляда (Учебник, стр. 176). См. мнение комиссии, составлявшей проект положения об акционерных товариществах, «Прав. Вестник» за 1872 год, № 148. Точно так же и Башилов («Ж. М. Ю.», 1894, № 2, стр. 83) полагает, что такого рода товарищества возможны и у нас, и даже приводит пример, который, однако, не подтверждает его мысли.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100