www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Торговое право
Торговое право. Шершеневич Г.Ф. Том I. Введение. Торговые деятели. Изд.четвертое. СПб. По изданию 1908 г. // Allpravo.Ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 34. Возникновение товарищества

Литература: см. § 27 и 33.

I. Договор об учреждении товарищества. В истории возникновения полного товарищества замечаются два момента: а) момент соглашения, устанавливающий обязательственные отношения между самими товарищами, и b) момент оглашения, устанавливающий юридическую личность товарищества.

Обыкновенно договор об учреждении торгового товарищества заключается в письменной форме нотариальным или домашним порядком. Трудно предположить, чтобы такой важный договор, соединенный со столь важными последствиями для всего имущества каждого члена, не был облечен в письменную форму, а основывался единственно на словесном соглашении или на фактической совместности в производстве торговли. Тем не менее упущение письменной формы возможно, и действительность свидетельствует о случаях подобною упущения. Если договор о товариществе обыкновенно совершается в письменной форме, то в какой форме, спрашивается, он должен быть совершен, чтобы повлечь за собой все юридические последе гния?

Иностранные законодательства расходятся в этом вопросе. Романские законодательства[1] требуют, чтобы договор об учреждении товарищества был заключен на письме. Напротив, по германскому праву[2] договор может быть совершен в любой форме, словесной или письменной.

В нашей литературе[3] и в судебной практике[4] господствует воззрение, что по русскому праву договор об учреждении полного товарищества обязательно должен быть облечен в письменную форму. Правда, нигде в законодательстве нашем не высказано такое требование. Однако оно вытекает из обязанности товарищей представить в городскую или купеческую управу в целях оглашения «выписку» из своих взаимных постановлений о товариществе[5]. Выписка предполагает, очевидно, письменный акт, из которого делается извлечение. Однако против этого довода можно выдвинуть то соображение, что сама выписка, а следовательно, и тот письменный акт, из которого она производится, необходимы настолько, насколько товарищи предполагают прибегнуть к оглашению и использовать его выгоду. Если же они не имеют в виду оглашения? Та же практика признает, что упущение оглашения, влияя на отношения товарищей к третьим лицам, не оказывает влияния на взаимные отношения товарищей между собой[6]. То, что может быть делом упущения, может быть и делом намерения. Очевидно, последствия будут те же в том и другом случае, и также очевидно, что договор оказывается действительным. Однако нельзя не принять во внимание, что законодатель наш смотрит на процесс оглашения не только с точки зрения заинтересованных в нем лиц. Он настаивает на оглашении угрозой уголовного наказания и закрытия торгового заведения[7]. С его точки зрения, оглашение неизбежно, а следовательно необходимо представление выписки, а следовательно необходим и письменный акт об учреждении товарищества.

Если договор полного товарищества должен быть облечен в письменную форму, то какие, спрашивается, последствия упущения оформить договор на письме? Невозможность оглашения уже сама собою разумеется. Последствием отсутствия письменного акта об учреждении товарищества может быть только недействительность товарищества, фактически возникшего без письменного договора. Эту недействительность следует понимать не в смысле ничтожества, так как для такого вывода нет данных в законе, но в смысле недопустимости свидетельских показаний в подтверждение таких обстоятельств, которые оспариваются товарищами в их взаимном споре[8].

П. Оглашение товарищества на Западе. Ввиду важного экономического значения торговых товариществ как юридических лиц западные законодательства стремятся определить с возможно большею точностью наружный вид этих самостоятельных хозяйств, придать им видимое однообразие и обеспечить путем гласности знакомство третьих лиц с существом каждого товарищества. Третьи лица, вступающие в сделки с товариществом, мало заинтересованы в том, как определяют свои внутренние между собой отношения товарищи, но им весьма важно знать те обстоятельства, которые влияют на силу и последствия сделок, заключаемых от имени товарищества.

Эта цель гласности достигается на Западе посредством торговой регистрации. Коммерческие суды или иные учреждения обязаны вести особые книги для записи торговых товариществ. При образовании каждого товарищества члены-уполномоченные обязаны представить суду для внесения в торговый регистр некоторые данные из своего договора, именно фирму и местонахождение товарищества, род торговли, фамилии товарищей, указание распорядителей. Все эти данные не только вносятся в регистр, доступный для обозрения интересующихся, но и публикуются во всеобщее сведение через определенные органы печати.

Не везде, однако, порядок оглашения принял вполне ясный вид. Французский торговый кодекс 1808 года, стоя на почву Ordonnance de commerce 1673, требовал представления n коммерческий суд выписки (extrait) из товарищеского договора относительно наиболее существенных для третьих лиц постановлений. ')та выписка хранилась в канцелярии суда и выставлялась в течение 3 месяцев в зале суда. Закон 1867 года изменил прежний порядок: выставка в зале суда была уничтожена, представление выписки заменено было представлением копии, организована была публикация через газеты наиболее важных данных. Закон этот мало улучшил положение регистрации. До сих пор во Франции остается сомнительным, доступно ли публичному рассмотрению содержание копий, хранящихся в канцелярии суда. Практика разрешила этот вопрос в положительном смысле[9]. Все же извлечение интересующих данных из копии довольно затруднительно и рискованно, а пользование старыми газетами не всегда доступно.

Гораздо лучше было поставлено дело оглашения товарищества в германском торговом кодексе 1861 года, развитое далее отдельными германскими законодательствами. В регистр вносятся только те данные, которые имеют значение для внешних отношений товарищества. Регистр, доступный обозрению интересующихся, представляет сразу полную и ясную картину юридического положения товарищества. Всякие изменения должны быть заявлены в том же порядке и, соответственно тому, одни данные заменяются в регистре другими. Старые данные обыкновенно не перечеркиваются, а подчеркиваются красными чернилами. Заявление делается в следующей форме:

В королевский мировой суд (Amtsgericht) такого-то участка

Берлин, 1 февраля 1907 года

Заявляем для внесения в торговый регистр следующее:

Мы, Карл Шмидт, Иоганн Миллер и Фридрих Крайц, производим, под общим именем Шмидт и К°, книжную торговлю.

Место нахождения товарищества в Берлине. Торговое заведение находится в Берлине, по Фридрихштрассе, 173.

Товарищество наше есть полное товарищество и учреждено договором от 15 января 1907 года.

Представителем товарищества уполномочен Карл Шмидт. Товарищи Иоганн Миллер и Фридрих Крайц от представительства устранены.

Следуемый с нас налог за 1908 год внесен полностью, что удостоверяется прилагаемой квитанцией.

Я, Карл Шмидт, уполномоченный на представительство товарищества, подписываюсь так: Карл Шмидт и К°.

Карл Шмидт

Заявление подписано членами-товарищами:

Карл Шмидт

Иоганн Миллер

Фридрих Крайц

В том же порядке подаются заявления о всех изменениях, происшедших в жизни товарищества, поскольку они касаются внешних отношений. Соответственно отмечаются в регистре изменившиеся данные.

IV. Оглашение товариществ в России. Русскому праву неизвестна регистрация товариществ в том виде, как она установлена в западных законодательствах, но зачатки ее французского происхождения все же не чужды и русскому законодательству.

Лица, открывающие торговый дом на правилах полного товарищества, обязаны внести в городскую управу, а в городах С.-Петербурге, Москве и Одессе в купеческую управу, выписку из своих взаимных постановлений о товариществе[10]. В представляемой выписке должны быть обозначены следующие обстоятельства[11].

1. Род товарищества, в данном случае полного. Этим указанием третьим лицам дана гарантия размера имущественной ответственности, падающей на участников образовавшегося соединения.

2. Имя, отчество, прозвание, звание и жительство всех товарищей. Такое указание предупреждает возможность ошибки третьих лиц, вызванной созвучием фамилий, и облегчается возможность разыскания ответчика в случае, если бы контрагент товарищества пожелал искать удовлетворения от одного из товарищей.

3. Подпись и печать тех товарищей, которые уполномочены непосредственно править и распоряжать делами. В этом указании содержится предостережение третьих лиц не вступать в сделки с теми, за чьи действия товарищество не принимает на себя ответственности.

4. Количество капитала, составленного товарищами, указывающее третьим лицам имущественную основу товарищеского предприятия[12].

Закон наш не требует указания на род торговли, хотя это имеет значение при определении объема полномочия представителей товарищества; упускает указание фирмы, хотя она и может найти себе место при обозначении подписи уполномоченного на распоряжение.

Какое значение имеет представленная в управу выписка? Городские и купеческие управы по окончании каждого года, не далее января следующего, представляют в Отдел торговли ведомости о торговых домах в той подробности, с какою сами извещены[13]. Нельзя, однако, допустить, чтобы выписка имела одно только статистическое значение. Закон имеет несомненно иностранное происхождение. Впервые требование о выписке предъявлено было в манифесте 1 января 1807 года, когда законодательство наше было под сильным французским влиянием. Если в то время в самой Франции еще не успела достаточно выясниться юридическая природа регистрации, все же и тогда не было сомнения, что она имеет своею целью охранение интересов третьих лиц путем гласности. Едва ли можно предполагать, чтобы русский законодатель, заимствуя постановление, предполагал дать ему иное назначение, чем то, которое дано было ему на родине. Если в действительности намерение нашего законодателя было удовлетворить юридической, а не статистической потребности, то нельзя допустить, чтобы управы могли довольствоваться «тою подробностью, с какою сами извещены». Напротив, следует признать, что управа вправе и обязана отказаться от принятия выписки, не содержащей тех указаний, какие даны в законе.

Надо удивляться, однако, как мало воспользовалась практика управ тем материалом, который дан ей законом. Если бы управы завели особые книги для регистрации товариществ, требовали бы от товариществ только тех сведений, которые указаны в ст. 60 Устава Торгового, и разносили бы их по графам, то такие книги, сделавшись доступными для обозрения всех заинтересованных в присутственные часы, удовлетворяли бы требованиям торговой регистрации. Вместо того договоры чаще всего представляются целиком в копиях и укладываются в хронологическом порядке в папки. Заинтересованное лицо должно потратить немало времени на то, чтобы прочесть весь договор полностью, и все же останется неуверенным, правильно ли оно поняло сложные условия договора по занимающему его вопросу[14].

Закон нигде не указывает на т, чтобы данные, содержащиеся в представленных выписках, подлежали гласности. Может возникнуть сомнение, вправе ли и обязаны ли управы допускать заинтересованных лиц к обозрению представленных товариществами документов? К такому выводу можно прийти только в том случае, если признать за выписками исключительно статистическое значение. Но, отвергнув этот последний взгляд, мы должны отвергнуть и возможный из него вывод. Если бы содержание выписки было недоступно для третьих лиц, то и само представление выписки в управу не имело бы никакого смысла. Поэтому необходимо признать, что выписки могут быть обозреваемы интересующимися их содержанием в присутственные часы.

IV. Санкция оглашения. Какова же санкция выставленного законом требования о представлении выписки? Эта санкция двоякая: уголовная и гражданская.

С уголовной стороны закон угрожает за неисполнение требования а) денежным штрафом в 500 рублей и b) закрытием торгового дома[15]. С гражданской стороны закон поражает недействительностью попытку присвоить товариществу характер юридического лица. Торговый дом не может быть открыт и не иначе получает «гражданское и торговое знаменование», как по внесении в управу выписки[16]. Следовательно, до внесения выписки полное товарищество как юридическое лицо не существует. Но товарищи остаются взаимно связанными заключенным между собой договором и обязаны к взаимному расчету по совершенным сделкам на основании условий этого договора[17]. В отрицании существования товарищества как юридического лица наиболее заинтересованными являются частные кредиторы отдельных товарищей, потому что в случае признания юридического лица им пришлось бы конкурировать с кредиторами товарищества. Пока товарищество не существует как юридическое лицо, все сделки, заключенные одним из товарищей, хотя бы от имени товарищества, могут быть признаны только его сделками, и потому третьи лица не вправе обращаться со своими требованиями к лицу несуществующего товарищества или к кому-либо из товарищей кроме того, с кем была заключена сделка. Поэтому осторожность коммерческого человека удержит его от сделок с лицом, в праве представительства которого он не уверен, пока не удостоверится в действительном существовании товарищества как юридического лица. Понятно, как вредно должна отражаться подобная неуверенность третьих лиц на кредите товарищества и как заинтересованы товарищества в оглашении посредством выписки.

При столь важном значении выписки следует в случае несоответствия заключающихся в ней сведений с постановлениями договора отдать безусловное предпочтение содержанию выписки, иначе нарушалось бы всякое значение последней. Такого взгляда держится совершенно справедливо наша практика[18]. Постановления, содержащиеся в договоре, обязательны для самих товарищей, потому что для них «договор имеет силу, равную закону»[19], но для третьих лиц обязательно знание оглашенного в выписке.

Кроме выписки, закон требует соблюдения еще одной формальности. При открытии торгового дома на обязанности товарищей лежит «оповестить о том купечество печатными листами»[20], которые известны в торговом мире под именем циркуляров и представляют собой, так сказать, первую визитную карточку, которою торговый дом оповещает о состоявшемся своем открытии и возникновении[21]. Хотя в законе ничего не говорится о содержании циркуляров, но из общего смысла постановлений можно вывести заключение, что оно должно быть сходно с содержанием выписки. Возможно, однако, такое же несоответствие в содержании циркуляра и выписки, как и договора с выпиской. Которому из двух документов должно быть отдано предпочтение? Рассылкою циркуляра товарищи связали себя в отношении третьих лиц, получивших этот документ в свои руки[22]. Третьи лица имеют право выбора между выпиской и циркуляром и могут считаться с тем содержанием, которое представляется для них наиболее выгодным. Товарищи не могут ничего возразить, если третьи лица опираются на документ, исходящий от самих товарищей.

V. Регистрация происшедших изменений. Если существование товарищества тесно связано с внесением выписки в управу, то, очевидно, оно не прекратится до заявления о том той же управе в том же порядке. И каждое обстоятельство, занесенное в выписку, сохранит свое значение в отношении третьих лиц, пока третьи лица не будут поставлены в известность, что обстоятельства эти изменились. Между собой товарищи могут согласиться об изменении того или иного пункта первоначального договора, но это соглашение будет иметь силу для них самих, но не для третьих лиц.

Совершенно последовательно иностранные законодательства требуют оглашения не только данных учредительного договора, но и всех происшедших позднее, по соглашению, изменений[23]. До заявленного установленным порядком изменения прежние данные сохраняют полную силу в отношении третьих лиц.

Наше законодательство обходит полным молчанием обязательность заявления о происшедших изменениях. Это молчание подало повод признать, что оно необязательно, так как без прямого закона не может быть налагаема на кого-либо обязанность[24]. С таким взглядом нельзя согласиться. Если закон и не упоминает об обязанности заявки изменений, то она логически вытекает из обязанности заявки первоначальных данных. Устранение этой обязанности было бы равносильно устранению всякого значения за первоначальным заявлением, т.е. привело бы к отмене действия закона. Если, в самом деле, в представленной выписке уполномоченным от товарищества признается один товарищ, а последующим через несколько дней договором он заменяется другим, мыслимо ли, чтобы против третьих лиц, вступивших в сделку с первым представителем, было допущено возражение об отсутствии у этого лица полномочия? Тогда оглашение через выписку не только не способствовало бы твердости оборота, не только не обеспечивало бы интереса третьих лиц, но, напротив, служило бы средством обмана.

Поэтому необходимо, исходя из цели, которой предназначена служить выписка, признать, что все данные, заявленные через выписку управе, сохраняют свою силу для третьих лиц, связывают товарищей, пока о состоявшемся соглашении в смысле изменения того или другого из условий договора не будет заявлено вновь управе посредством выписки из последовавшего договора. В этом духе высказалась у нас и судебная практика[25].



[1] Франц. торг, код., § 39; итал. торг, код., § 87; исп. торг, код., § 125.

[2] За германским правом венг. торг, код., § 64.

[3] Цитович, Учебник, стр. 99; Башилов («Ж. М. Ю.», 1894, № 1, стр. 22); Удинцев, Русское торгово-промышленное право, стр. 373; Гальперин, Учебник, 1, стр. 85.

[4] Реш. Гражд. кас. дел. 1871, №162; 1872, 617; 1873, № 580.

[5] Т. XI ч. 2; Уст. Торг., ст. 59.

[6] Реш. 4 деп. Прав. Сен. 25 июля 1874 г., по д. Тарелкина; реш. Спб. ком. суда 11 сентября 1881 г., по д. Кочкурова; реш. Общ. Собр. 4, 5 и Меж. деп. Прав. Сен. 13 февраля 1881 г., по д. Племянникова.

[7] Улож. о наказ., ст. 1197.

[8] Уст. Гражд. Судопр., ст. 409.

[9] Тhаller, Tratte de droit commercial, стр. 208.

[10] Т. XI ч. 2; Уст. Торг., ст. 59.

[11] Т. XI ч. 2; Уст. Торг., ст. 60.

[12] Французское право (закон 1867, § 57) требует оглашения капитала, германское же право не выставляет такого требования (Торг, код., § 106).

[13] Т. XI ч. 2, Уст. Торг., ст. 61.

[14] Впрочем, в Купеческой Управе г. Москвы регистрация товариществ ведется более правильно. Управа не принимает копии договора, а требует выписки относительно четырех указанных в законе пунктов. Заявленные изменения вносятся в особую книгу, так что желающий знать о юридическом состоянии товарищества принужден обратиться к двум источникам.

[15] Угол, улож., ст. 1197.

[16] Т. XI ч. 2; Уст. Торг., ст. 59.

[17] Реш. 4 деп. Прав. Сен 25 июля 1874 г., по д. Тарелкина; реш. Спб. ком. суда 11 сентября 1881 г., по д. Кочкурова; реш. Общ. Собр. 4, 5 и Меж. Деп. Прав. Сен. 13 февраля 1881 г., под. Племянникова.

[18] Реш. Спб. ком. Суда 22 февраля 1873 г., по д. Рабенека.

[19] Т. XI ч. 2; Уст. Торг., ст. 67.

[20] Т. XI ч. 2; Уст. Торг., ст. 59 и 76.

[21] Барац, Курс коммерческой корреспонденции, стр. 13.

[22] Выc. утв. мн. Госуд. Совета 2 марта 1874 г., по д. Колосовского.

[23] Франц. закон 1867, § 61, п. 1; итал. торг, код., § 96; герм. торг, код., § 107; швейц. обяз. закон, § 554, п. 1.

[24] Реш. Гражд. кас. деп. 1890, № 94.

[25] Реш. 4 деп. Прав. Сената 13 января 1876 г., по д. 6р. Туляковых; 30 апреля 1881 г., по д. торгового дома Спартали и К°; реш. 2 Общ. Собр. 1895, № 31.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100