www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Торговое право
Торговое право. Шершеневич Г.Ф. Том I. Введение. Торговые деятели. Изд.четвертое. СПб. По изданию 1908 г. // Allpravo.Ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 38. Прекращение товарищества

Литература: Montegu, Essui sur la liquidation des societes en droit franc.ais; Sraffa, La liquidazione delle societä commerciali, 1891; Francken, Die Liquidation der offenen Handelsgesellschaft in geschichtlicher Entwickelung, 1891; Nöldeсke, Der Fortdauer der offenen Handelsgesellschaft während der Liquidation, 1887; Siquet, Die Liquidation der offenen Handelsgesellschaft, 1896; Bourguet, Dи caractere juiridique d’une societe commerciale, 1900.

I. Причины прекращения Товарищество, в основании которого лежит договор, прекратимся, подобно всякому договору, по взаимному соглашению. Однако ввиду образования путем соединения особого, самостоятельного, обыкновенно довольно сложного частного хозяйства экономические условия его существования допускают лишь постепенное, медленное окончание жизни этого хозяйственного организма. Кроме того, моменту смерти еще предшествует период разложения его, когда он оказывается уже не способным к новым жизненным процессам, а потребляет то, что необходимо для некоторого поддержания жизни, приближающейся к концу, - это период ликвидации.

Причины, которые вызывают разложение товарищества, заключаются или в воле товарищей, или в обстоятельствах, не зависящих от воли отдельных членов.

1. Прежде всего общее согласие всех товарищей - совершенно достаточное основание для прекращения силы договора, основанного на взаимном соглашении тех же лиц. В согласии должна выразиться воля всех членов, а не большинства только. В основании такого решения может лежать смерть товарища, имевшего важное значение для успеха, несостоятельность одного из товарищей или просто утрата уверенности в благоприятном исходе дальнейшей деятельности.

2. Если договор товарищества заключен с установлением предельного срока его деятельности, то истечение срока само собою прекращает товарищество. Если члены продолжают общее дело, это будет новый договор, заключенный безмолвно и подверженный всем последствиям неформального договора. Следует заметить, однако, что договор товарищества по своему экономическому назначению редко допускает установление предельного срока.

3. Товарищество образует особое частное хозяйство, обладающее особым имуществом и имеющее задачей достижение известной цели. Несостоятельность товарищества лишает его материальной основы, препятствует достижению преднамеченной цели, а потому делает его существование экономически бесполезным и юридически невозможным. Несостоятельность товарищества подлежит особому конкурсу, независимо от состояния имущества отдельных товарищей, а потому последние не могут подлежать всем последствиям торговой несостоятельности, пока требования не будут обращены к ним лично и они не будут объявлены несостоятельными[1]. Несостоятельность товарищества может наступить по признанию товарищей-распорядителей в неоплатности или по оказавшейся при взыскании недостаточности имущества на удовлетворение долгов.

4. Прекращение товарищества может наступить на основании судебного решения, каждый из товарищей может потребовать судом уничтожения в случае наличности обстоятельств, делающих невозможным достижение цели, предполагавшейся при составлении товарищества, каковы недобросовестное представление отчетов, пользование в своем интересе средствами и фирмою товарищества со стороны распорядителя, неисполнение другими товарищами принятых на себя обязанностей. Товарищу предоставляется на выбор или выйти, или требовать разрушения товарищества.

5. Когда товарищество составляли только двое товарищей, то всякое обстоятельство, устраняющее одного из них, прекращает договор вследствие потери существенного условия - за отсутствием личного состава; так, например, в случае смерти, сумасшествия, несостоятельности, лишения всех прав состояния, выхода одного из членов. При большем составе товарищества смерть, несостоятельность одного члена не могут влиять на существование товарищества, которое продолжает свою жизнь и деятельность, если только товарищи по общему согласию не найдут более полезным прекратить договор.

II. Формальные условия. Прекращение товарищества требует соблюдения тех же условий гласности, как и возникновение его. Западные законодательства требуют непременно заявления подлежащему учреждению (суду) о прекращении для отметки в торговом регистре и публикации[2]. Наше законодательство говорит о публикации только по поводу возникновения товарищества, но, очевидно, третьи лица заинтересованы в публикации о прекращении торгового дома не менее, чем в оглашении учреждения его, поэтому остается сочувствовать стремлению нашей практики распространить предписание закона на случай прекращения товарищества[3]. Следовательно, на обязанности товарищей-распорядителей лежит заявление управе об окончании деятельности товарищества и опубликование этого обстоятельства путем циркуляров.

Если это начало признано, то оно не может иметь характер совета, а должно обладать юридическою силою. Следует предположить, что товарищество, возникшее по публикации, продолжает существовать до опубликования о прекращении и третьи лица пират- вступать с ним в сделки, обыкновенно совершаемые его представителями, а товарищи продолжают нести круговую ответственность за подобные действия каждого из них.

Если публикация имеет целью довести до сведения третьих лиц о столь важном для них обстоятельстве, то она является излишнею, когда факт прекращения должен был быть и без того им известным, а именно в случае открытия несостоятельности. Напротив, публикация необходима во всех других случаях.

Когда товарищество прекращается по односторонней воле одного из товарищей, требование его должно быть обращено к лицу товарищей, но не товарищества[4], потому что требование вытекает из внутренних отношений товарищей между собой, а не из сделок товарищества с третьими лицами, где оно является самостоятельным субъектом прав.

III. Ликвидация. Прекращение товарищества имеет в своем результате раздел его имущества между членами. Но подобный раздел возможен только после выяснения дел товарищества, после очищения имущества от лежащих на нем долгов. Этот процесс очищения, предшествующий разделу, называется ликвидацией. Процесс заключается а) в уплате долгов товарищества, вообще в исполнении принятых им на себя обязательств, b) во взыскании с третьих лиц должного товариществу, с) в реализации, т.е. в превращении ценности всех вещей, принадлежащих товариществу, в деньги, d) в составлении примерного расчета. Из рассмотрения указанной задачи ликвидации видно, что она не может ограничиться одним окончанием заключенных обязательств, но в ее понятие входит совершение новых сделок, насколько это необходимо для целей ликвидации.

Ликвидация является необходимым процессом, который должно пройти умирающее товарищество; единственный случай прекращения его без ликвидации представляется при открытии несостоятельности товарищества, так как конкурс имеет ту же цель, что и ликвидация, а потому заменяет последнюю.

В течение ликвидации товарищество не прекращает своего существования, а потому моментом прекращения торгового дома должно признать окончание ликвидации, а не обращение к ней, как это предполагает наша практика[5]. Если допустить последний взгляд, то следствием его явится вывод, что с момента обращения к ликвидации товарищество как таковое уже не существует, а потому падает солидарная ответственность товарищей - кредиторы окажутся обманутыми в своих ожиданиях. Если товарищество прекратилось, то оно не может иметь представителей, а потому возникает вопрос, кому принадлежит право взыскания от имени товарищества, что является необходимым для целей ликвидации. Все это заставляет отвергнуть приведенный взгляд практики и признать, что товарищество как юридическое лицо продолжает свое существование во время ликвидации, но только что деятельность его принимает более узкие границы[6]. Выводом из этого положения будет: 1) что во время ликвидации кредиторы продолжают иметь исключительное право на имущество товарищества; 2) что подсудность остается тою же, как и во время деятельности, в противном случае она должна была бы определяться местом жительства товарищей; 3) права товарищества осуществляются ликвидаторами как его представителями.

Если товарищество не прекратило своего юридического существования, если оно должно входить при ликвидации в новые сделки, оно, очевидно, нуждается в представителях. Таковыми будут, как мы сказали, ликвидаторы, которые осуществляют все действия, вызываемые требованиями ликвидационного процесса. Ликвидаторами в полном товариществе являются прежде всего лица, специально избранные всеми товарищами для этой цели и объявленные таковыми в циркулярах. В случае отсутствия выборов или неоглашения избранных ликвидаторами должны признаваться те, которые управляли делами товарищества в цветущую эпоху его жизни, т.е. товарищи-распорядители[7]. Наконец, если товарищество не имело особых распорядителей, то ликвидаторами следует считать всех товарищей. На Западе имеются специалисты по ликвидационной части, к которым обращаются товарищи. В Париже организованы две корпорации ликвидаторов, одна при коммерческом, другая при гражданском суде, которые выполняют ликвидационные задачи по приглашению самих товарищей или по предложению суда, так как за отсутствием в договоре прямых указаний на ликвидаторов суд считает себя вправе назначить таковых по своему усмотрению.

Обязанности ликвидаторов те же, что и распорядителей: та же степень внимания, то же устранение возможных убытков, только область действий, дозволенных им, уже, чем у распорядителей. Последние признаются уполномоченными на совершение всex действий, обыкновенно соединяемых с производством данной торговли. Так как назначение ликвидаторов - не производство торговли, а окончание дел торгового предприятия, то этим самым обусловливается и объем их полномочия, так что они признаются уполномоченными на совершение всех действий, вызываемых условиями ликвидации. Все сделки, заключенные ими, выходящие из этого круга и являющиеся совершенно новыми, не связанными с ликвидационным процессом, остаются на ответственности ликвидаторов как частных лиц. Как представители товарищества ликвидаторы не могут не считаться с волей товарищей, выраженной в согласном постановлении всех. Первый акт, которым ликвидаторы приступают к выполнению своей задачи, - есть составление инвентаря имуществу прекращающегося товарищества.

IV. Pаздел. Раздел имущества между товарищами представляется конечной целью ликвидации и предполагает перевес актива над пассивом. В противном случае, если товарищи не намерены доплатить недостающую сумму из своего частного имущества, открывается несостоятельность товарищества. При разделе имущества прежде всего должны быть возвращены товарищам те вещи, которые были переданы только в пользование, а не в собственность. Эти вещи как не принадлежавшие товариществу не могли быть проданы при ликвидации. Остальное имущество, превращенное в деньги, разделяется между товарищами пропорционально вкладу, определенному последним балансом[8].

С прекращением товарищества всякие иски к нему представляются невозможными за отсутствием ответчика. Но в полном товариществе товарищи отвечают не только вообще, но и порознь. Следовательно кредитор может не предъявить своего требования к ликвидируемому товариществу, а обратиться с ним потом к одному из товарищей, который продолжает быть ответственным до истечения давности по каждому из заключенных обязательств. Иностранные законодательства, принимая во внимание тяжесть подобной ответственности, ограничивают ее более кратким сроком давности, обыкновенно 5-летним[9].



[1] Реш. 4 деп. Прав. Сен. 3 марта 1882 г., по д. Нарышкиных. Противоположный взгляд высказывался прежде как 4 деп. (реш. 17 мая 1876 г., по д. Соколова), так и Гражд. кас. деп. (реш. 1877, № 364, по д. Матановых); Цитович, Учебник, стр. 118. Contra Башилов и «Ж. М. Ю.», 1894, № 1, стр. 29.

[2] Герм. торг, код., § 148, 157; итал. торг, код., § 197,198,199.

[3] Реш. 4 деп. Прав. Сен. 13 января 1876 г., по д. бр. Туляковых.

[4] Реш. 4 деп. Прав. Сен. 6 мая 1876 г., по д. Юсупова.

[5] Реш. 4 деп. Прав. Сен. 20 ноября 1878 г., по д. Шевалдышева.

[6] Тhаller, Cours, стр. 245; Valabregue, стр. 203; Lyon-Caen et Renault, II, стр. 242; Lehmann, Lehrbuch, стр. 323; бельг. закон 1873, § 111 решает этот вопрос положительно.

[7] Реш. Спб. ком. суда 7 июня 1879 г, по д. Чуракова.

[8] Реш. 4 дел. Прав. Сен. 8 января 1879 г., по д. Кочбетлиевых.

[9] Франц. торг, улож., § 64; герм. торг, улож., § 159; итал. торг, улож., § 919; швейц. обяз. пр., § 585; белы, закон 1873, § 127.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100