www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Торговое право
Торговое право. Шершеневич Г.Ф. Том I. Введение. Торговые деятели. Изд.четвертое. СПб. По изданию 1908 г. // Allpravo.Ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 46. История акционерных товариществ

Литература: Lehmann, Die geschichtliche Entwickelung des Actienrechts bis zum Code de commerce, 1895; Lehmann, Das Recht der Actienge-sellschaften, т. I, 1898, стр. 4-131; Lуon - Сaen и Renault, Tratte de droit commercial, т. II, стр. 462 — 483; Thaller, Les societes par actions dans l'ancienne France («Ann. Dr. com.» 1901, т. XV); Bonnassieux, Les grandes companies de commerce, 1892; Сhailleу - Bert, Les companies de colonisa-tion sous l'ancien regime, 1898; Каминка, Акционерные компании, т. I, 1902, стр. 46-394; Семенов, Изучение исторических сведений о российской внешней торговле и промышленности с половины XVII века по 1858 год, 1862; Фиpсов, Русские торгово-промышленные компании в первую половину XVIII столетия, 1896; Лаппо-Данилевский, Русские промышленные и торговые компании в первой половине XVIII века, 1899.

I. Исходные моменты. «История акционерных товариществ едва намечается, их происхождение остается все еще темным»[1]. До сих пор продолжает быть спорным, где следует искать исходные пункты развития акционерной формы. Преклонение перед римским правом заставляло сводить к римским началам юридическую форму соединения, столь распространенную в новое время. Проникнутые национальною точкою зрения, некоторые немецкие ученые стремятся утвердить за акционерной формой чисто германский характер и зачатки ее видят в том историческом периоде, когда закладывались основы современного германского права[2].

В римском праве некоторые находят первообраз акционерного товарищества в известных societates vectigalium publicanomm, которые составлялись для откупа государственных доходов. Главное управление сосредоточивали в своих руках magistri societatis, жившие в самом Риме, которых в провинции заменяли promagistri. Имущественная ответственность и степень личного участия были различны, откуда два разряда членов - socii и affines. Не говоря уже о том, что до нас дошли весьма отрывочные сведения об этой форме соединения, двоякая ответственность, отсутствие настоящего единства, не дают основания сопоставить ее с современным акционерным товариществом. Если бы даже и возможно было отыскать сходство d том или другом отношении, все же несомненно по самому ходу исторического развития права, что между римскою societas и нынешними капиталистическими соединениями нет никакой внутренней, преемственной связи[3].

Так же мало основания усматривать внутреннюю связь между акционерными товариществами и теми средневековыми соединениями, которые создаются на юге Франции в XII столетии с целью производства мукомольного промысла или в Германии около того же времени - с целью производства горных работ. Мельницы в Тулузе эксплуатировались на паевых началах (suches). Управление делами находилось в руках избранного пайщиками органа, под контролем общего собрания. Паи могли быть свободно отчуждаемы. Горно-заводские товарищества в Германии также строились на паевых началах. Паи, или куксы, подлежали свободному отчуждению, но рассматривались как недвижимость. Во главе управления стоял шахтмейстер, назначаемый правительством и пред ним ответственный. То и другое явления имеют в истории эпизодическое значение и не к ним могли обратиться в то время, когда возбужден был впоследствии вопрос о форме организации для заатлантической торговли.

Серьезнее является попытка установить связь между акционерными товариществами, с одной стороны, и средневековыми морскими товариществами или итальянскими соединениями государственных кредиторов - с другой.

Задолженность итальянских государств привела к корпоративной организации их кредиторов с целью совместной эксплуатации государственных доходов в виде процента и погашения долга. Такие союзы получают название maonae[4], или montes. Первое упоминаемое соединение этого рода — хиосское 1346 года. Но особенную известность приобрел возникший таким же путем генуэзский банк Св. Георгия (Casa di San Giorgio). B конце XIV века под влиянием внешних войн и внутренних неурядиц генуэзское правительство задолжало значительные суммы некоторым богатым гражданам. Первоначально долг уплачивался самим правительством из государственных доходов. Долги государства внесены были в особую книгу (cartularium). Но потом, с 1407 года, кредиторы образовали кредитное учреждение, основной капитал которого составился из суммы, должной правительством, и был разделен на 20,400 паев (loca). Банк взимал собственными средствами государственные налоги, принимал вклады, учитывал векселя, даже выпускал билеты. Общее собрание (consiglio generale) состояло из 480 членов, из которых каждый должен был иметь не менее 10 паев, а управление было в руках protettori, которые владели не менее как 100 паями каждый. Банк этот просуществовал до конца XVIII столетия. Наподобие генуэзского банка позднее организовался в Милане банк Св. Амвросия.

С этими-то кредитными учреждениями Италии некоторые связывают современные акционерные товарищества[5]. Не отрицая того влияния, какое оказывали итальянские обычаи и торговые воззрения на склад всего западноевропейского оборота, мы все же не можем видеть в этих кредитных учреждениях исходных моментов акционерного соединения. Торговые предприятия, отыскивая новые формы организации, обращают внимание не столько на юридическую структуру, сколько на экономическую задачу. Между тем не обнаруживается никакого сходства в задачах этих собраний кредиторов государства с соединениями для эксплуатации заатлантической торговли.

В средние века весьма часты были соединения с целью совместного приобретения и эксплуатации корабля, а иногда и груза. Морское товарищество (Rhederei) являлось коллективным судохозяином, а иногда и грузохозяином. Стоимость корабля, для того времени весьма значительная, разбивалась на доли, паи. Во главе дела стоял его организатор, называвшийся патроном. Эксплуатация корабля требовала оборотного капитала на снаряжение его, на расходы, связанные с плаванием и починками. Обладатели паев, участники в товариществе, обязаны были делать дополнительные взносы, соответствующие нуждам плавания, и возвращаемые им при получении прибыли от предприятия. Как ни далека эта форма от той, в которую облекаются ныне акционерные предприятия, нельзя отрицать, что при возникнонении настоящих акционерных компаний могло быть обращено внимание на эти морские товарищества, столь близкие по своей цели[6].

II. Появление акционерных предприятий. Настоящее развитие акционерною мена начинается со времени тех замечательных событий, которым суждено было повлиять на перемену всего экономического строя Европы. Открытие совершенно новых стран, ввоз неизвестных до тех пор товаров, усиление торговли, изменение средств передвижения, общая переоценка ценностей, - все это повлияло на замену натурального хозяйства денежным и тем самым вызвало потребность и дало возможность соединить значительные капиталы для совместного производства торговли. Заатлантическая торговля, манившая такой прибылью, о которой нельзя было и мечтать в Европе, потребовала сооружения больших морских судов, содержания военной силы в торговых местах - отсюда необходимость огромного капитала и в то же время публичный характер новых соединений. Каждому хотелось приобщиться к открывшимся богатствам, каждый готов был поставить на карту свои запасы. Как новизна образования соединений, так и необыкновенные размеры вызвали ближайшее соучастие правительства.

В марте 1602 года учреждена была Ост-Индская Компания, просуществовавшая до конца XVIII столетия. Она получила монополию торговли по ту сторону мыса Доброй Надежды. Основной капитал компании состоял из 6 1/2 миллиона флоринов. Каждая акция была не ниже 500 флоринов, причем передача производилась простою отметкою в книгах, делаемою директором в присутствии обоих участников сделки. Высшее управление состояло из лиц, назначаемых правительством Генеральных Штатов из числа акционеров, имевших известное количество акций. Права акционеров были только имущественные, - личное участие, при вмешательстве правительства, оказывалось совершенно излишним. Эта компания вызвала подражание как в самой Голландии, где по ее образцу образовались Вест-Индская, Суринамская компании, так и в других странах, и прежде всего в Англии и Франции.

Англичане рано проявили склонность к соединенным предприятиям. В поисках новых путей в Индию и Китай в Англии явилась мысль открыть дорогу в эти страны через север. С этою целью образовалась компания, которая, не достигнув, конечно, основной цели, завязала в 1553 году торговые сношения с Россией и соответственно изменила свои задачи и название (Russia Company). Основной капитал составил 6 тысяч ф. ст. и был разбит на паи (shares). Едва ли, однако, в этом предприятии можно усмотреть акционерную форму, так как, по-видимому, торговля велась не от имени и за счет компании, а каждым членом в отдельности, за свой риск, но под защитою компании. Английская Ост-Индская компания, возникшая в 1599 году, вначале не представляла собой чистого типа акционерного, а являлась союзом отдельных товариществ с целью совместного противодействия голландской конкуренции. Только в 1613 году компания преобразовалась по примеру голландской и приобрела политическую самостоятельность, которая была ею утрачена в 1782 году. Другие компании, возникавшие в Англии в течение XVII столетия, не отличались такою крепостью и живучестью, несмотря на предоставленные им монополии.

Почти одновременно и Франция выдвинула подобные организации. В 1628 году возникла, благодаря стараниям кардинала Ришелье, компания Западной Индии, которая покончила свое существование через пятьдесят лет тем, что все ее акции были скуплены королем. В 1664 г. при содействии Кольбера учреждена была компания Восточной Индии, которая погибла вследствие излишней правительственной опеки, а главным образом благодаря ханжеству Людовика XIV. Вместо крепостей, в которых нуждалась торговля в новых странах, строили церкви, вместо солдат посылали священников для обращения туземцев, вместо содействия торговле запрещали вступать в меновые сношения с некрещенными индийцами. Результатом такой религиозной пропаганды было то, что через двадцать лет компания прекратила платежи и сохранила существование только благодаря правительственной субсидии. Во всем этом характерно то, что деятельность акционерной компании составляла лишь проявление общей государственной политики и роль акционеров по необходимости сводилась к нулю. В 1717 году компания Восточной Индии соединилась с возникшей в это время Восточной компанией, которая в свою очередь слилась в 1719 году с компаниями Канадской, Сенегальской и Китайской, в своем соединении образовавшими знаменитую Индийскую компанию. Эта последняя, принужденная соединиться с Королевским Банком в 1720 году, погибла в той страшной катастрофе, виновником которой обыкновенно признается Джон Ло, хотя никто иной, как само правительство, вело акционерные предприятия к верной гибели.

В Германии акционерные товарищества появились позднее, нежели в других странах. Только в XVIII столетии начинается и здесь применение акционерной формы и то главным образом под правительственным воздействием.

Акционерные товарищества возникли первоначально для заатлантической торговли как единственное средство создания такого капитала, какой требовался этим новым делом. Но как только открыта была форма, дающая предприятию такой капитал, который невозможен был при иных формах, как сейчас же выдвинулись другие предприятия, требовавшие также большого капитала и признавшие в акционерной форме единственную возможность своего существования. Это банковые и страховые предприятия. Первые из них создаются на акционерном начале во второй половине XVII века, вторые выступают в XVIII столетии. Только в XIX веке акционерная форма применяется к производству и позднее всего к торговле в тесном смысле слова.

III. Акционерные предприятия в России. К числу стран, перенявших акционерную форму, а не выработавших ее самостоятельно, принадлежит и Россия. Акционерные предприятия, появившиеся в России, создались под влиянием голландских, датских и шведских образцов.

Еще при Алексее Михайловиче возникла мысль об организации крупного компанейского предприятия для производства китоловного промысла и добывания сала[7]. Плану этому не суждено было в то время осуществиться. Петр Великий, проникнутый западноевропейскими образцами и озабоченный финансовыми нуждами, не мог не обратить внимания на акционерные компании, служившие на Западе богатым источником для казны. Указ 27 октября 1699 года[8] задался целью убедить московского государства и городовых всяких чинов купецких людей «торговать так же, как торгуют иных государств торговые люди, кампаниями», «от чего надлежит быть казны пополнение». Вызванная этим указом тревога в иностранцах, а особенно в голландцах, оказалась напрасной: «это дело пало само собой, - писал голландский посланник своему правительству, - русские не знают, как приняться и начать такое сложное и трудное дело».

В этой мысли, насадить в России акционерные предприятия, Петра I поддерживал из-за границы Салтыков, советовавший «приказать купечеству складываться компаниями по губерниям и велеть ему с принуждением торговать с иностранными государствами». Понуждая купечество сорганизоваться в компании, указ 8 ноября 1723 года[9] приводит в пример Ост-Индскую голландскую компанию и грозит, «что чина не дадут, пока пай свой в оную не положит». Если принуждение допускается «в том старом и заобыклом государстве», то «кольми паче у нас надобно принуждение в том, яко у новых людей во всем». Однако сдвинуть с места русское купечество принуждению так же мало удалось, как и убеждению.

В конце тридцатых годов XVIII столетия в Сенат представлен был шведским инженером Лангом проект акционерной компании для торговли с Китаем. Одобрив проект, указ 21 сентября 1739 года[10] пригласил записываться в Коммерц-коллегии и подавать известия, «кто сколько капитала положить в китайский торг желает». Приглашение к подписке повторяется в следующем году, потому что «поныне еще никого желающих быть в той компании в Коммерц-коллегию не явилось». И через год снова призыв.

Только во второй половине XVIII столетия возникает Российская компания для торговли с Константинополем. Указом 2 марта 1755 года[11] правительство приглашало охотников «сию коммерцию компаниею производить», обещая, что им в Сенате «особливо некоторые авантажи показаны будут». Но долго никто не являлся. Лишь через два года нашлись охотники, и, наконец, возникла компания, учрежденная 24 февраля 1757 года[12]. Капитал компании состоял из 100.000 рублей, разбитый на 200 акций, по 500 рублей каждая. Половина акций оставлена была за учредителями, на другую половину объявлена была подписка. Права акционера, удостоверенные «билетом», подлежат свободной передаче, но права соединены с обязанностями дополнительных взносов[13]. Вскоре появилась другая компания, для торговли с Персиею, с капиталом в 600.000 рублей, разделенным на акции ценою в 150 рублей каждая.

В указе 28 марта 1762 года правительство вновь обращается к увещанию купечества. «Нет государства в свете, положение которого могло бы удобней быть к произведению коммерции, как нашего в Европе». Но для того, чтобы воспользоваться даром природы, необходимо завести торговые или купеческие компании. Приводится в пример Ост-Индская английская компания, указываются торговые успехи Швеции и Дании.

Акционерное дело в России можно считать открытым только с возникновением Российско-Американской компании в самом конце XVIII столетия. После открытия капитаном Иерингом в 1741 году Алеутских островов и Аляски образовалось несколько промышленных товариществ для эксплуатации богатеи» новых стран. В 1798 году эти товарищества соединились с Высочайшего одобрения, не преминувшего указать на «достойное подражание порядку иностранных европейских компаний», а 8 июня 1799 года утвержден был устав новой компании. Первоначальный «складственный» капитал определен был в 724.000 рублей с разделением на 724 акции, или «капитальные листы», по тысяче рублей каждая. Акции подлежат свободному отчуждению под условием уведомления о сделке правления. Главным хозяином признается собрание всех акционеров (компаньонов), созываемых повестками. Правом голоса на собрании, и притом одним, пользуются акционеры, обладающие не менее как 10 акциями. Управление делами вручено четырем директорам, избираемым бессменно.

Несомненно, что именно этой компании обязано акционерное дело своим дальнейшим успехом в России. В двадцатых годах XIX столетия акционерное дело получает сильное движение. В эту форму облекается впервые страховое предприятие. Новый толчок дан был тем промышленным оживлением, какое обнаруживается после крымской войны и которое повлекло за собою спекуляцию со всеми ее гибельными последствиями. Железнодорожное строительство, учреждение частных банков, рост страхового дела открыли широкое поприще для применения акционерной формы.

К 1 января 1903 года в России насчитывалось 1292 акционерных предприятия, не включая железнодорожных, с капиталом в два миллиарда. Наибольший капитал вложен в обработку волокнистых веществ, затем в производство механических изделий и далее в коммерческие банки, в горное дело, нефтяное дело и сахароварение[14].



[1] Huvelin, L'histoire du droit commercial, 1904, стр. 85; ср. Ring («Z. f. HR.», т. XXXVIII, стр. 593).

[2] Gierke, Das deutsche Genossenschaftsrecht, т. I, стр. 991 и след.

[3] Тrumpler, Die Geschichte der römischen Gesellschaftsformen («Berl. Jurist. Beiträge», H. VIII, стр. 71 и след.).

[4] Название происходит от арабского слова maounah, означающего совместную помощь или предприятие.

[5] Особенно Goldschmidt, Universalgenschichte des Handelsrechts, т. I, стр. 290, см. Соsасk, Lehrbuch des Handelsrechts, 6-е изд., стр. 557. Против этого взгляда новейший исследователь вопроса Sieveking, Genueser Finanzwesen mit besonderer Berücksichtigung der casa di S. -Giorgio, 1898-1899.

[6] Связь между морскими товариществами и акционерными компаниями выдвинута особенно Leсhmann, Recht der Actiengesellschaften, т. I, 1898, стр. 27 и след.

[7] Лаппо-Данилевский, стр. 17.

[8] П. С. 3., т. III, №1706.

[9] П. С. 3., т. VII, № 4348.

[10] П. С. 3., т. X, № 7906.

[11] П. С. 3., т. XIV, №10.368.

[12] П. С. 3., т. XIV, № 10.694.

[13] Каминка , Акционерные компании, т. 1, стр. 339.

[14] Исаев, Начала политической экономии, 7-е изд., 1908, стр. 229.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100