www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Торговое право
Торговое право. Шершеневич Г.Ф. Том I. Введение. Торговые деятели. Изд.четвертое. СПб. По изданию 1908 г. // Allpravo.Ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 47. История акционерного законодательства.

Литература: Тернер, Сравнительное обозрение акционерного законодательства, 1871; Познер и Каминка, Обзор иностранных законодательств об акционерных компаниях, 1896 (изд. Мин. Фин.); Каминка, Акционерные компании, т. I, 1902.

I. Исходные моменты. Акционерное законодательство открывается теми специальными концессиями (октруа), которыми верховная власть определяла в каждом отдельном случае устройство и деятельность возникающих акционерных товариществ. Затем государство начинает бороться с биржевой спекуляцией, сделавшей акции главным предметом своих операций. Учреждение акционерных предприятий с единственной целью питать биржевую спекуляцию, грубый обман наивной публики призывом к участию в предприятиях, имеющих своею целью изобретение perpetuum mobile или даже без всякого указания цели, распадение общественных страстей жаждою быстрой наживы - заставили английского законодателя впервые выступить против акционерных злоупотреблений. В 1720 году издан был закон, известный под именем Bubbles-act, т.е. закон о мыльных пузырях, каковым именем назывались дутые предприятия. Закон этот объявлял недействительными все акционерные предприятия, учреждаемые ко вреду и разорению добрых подданных его величества. Акт просуществовал свыше 100 лет и был отменен лишь в 1825 году. Тем же путем шло и французское законодательство в XVIII столетии. Если еще при старом режиме начата была (1785) борьба против акционерной горячки, то во время революции эта борьба приняла самую решительную форму. Масса выпущенных на рынок акций отразилась крайне вредно на цене ассигнаций, и, предупреждая возникающую отсюда государственную опасность, конвент декретом 24 августа 1793 года прекращал деятельность всех акционерных предприятий, акции которых могли быть отчуждаемы, и допускал на будущее время возникновение подобных предприятий лишь с разрешения законодательного собрания. Акт 15 апреля 1794 года запретил и на будущее время возникновение подобных предприятий. Правда, законы эти просуществовали весьма недолго.

Дальнейшее направление законодательной деятельности в сфере акционерного дела заключается в борьбе двух начал, определяющих возникновение акционерных предприятий. Отдельные акты законодательной власти, издаваемые по поводу учреждения каждого акционерного предприятия, превратились в общее положение о необходимости правительственного разрешения для учреждения акционерного товарищества как наилучшей гарантии солидности предприятия. В последнем пришлось, однако, скоро разубедиться: правительство оказалось не в состоянии обеспечить прочность и серьезность возникающих под его наблюдением предприятий. Волна экономического либерализма в половине XIX столетия заставила правительство отказаться от концессионной системы и открыть свободу учреждения акционерных предприятий. Англия первая ступила в 1856 году на этот путь, за ней пошла Франция, потом Германия и прочие страны.

Однако предоставленная свобода вызвала вскоре реакцию в общественном сознании. Наступила золотая эра грюндерства и самого наглого издевательства дельцов над наивностью акционеров, самой циничной игры с распаленной страстью к наживе публикой. Не веря более в спасительность концессионного начала, законодатели направили свои усилия против злоупотреблений, наиболее допустимых при учреждении и в организации акционерных предприятий. Задача акционерного законодательства направляется на то, чтобы привлечь акционера к акционерному предприятию, дать акционерам большее влияние на дела, обеспечить их от учредителей, особенно опасных на первых ступенях организации товарищества. Германия первая пошла по этому пути законом 1884 года.

Продолжающиеся злоупотребления в акционерном деле побуждают некоторых в последнее время добиваться усиленного вмешательства государства в акционерное дело[1].

II. Франция. Несмотря на существование во Франции в XIII столетии акционерных товариществ, Ordonnance de commerce 1673 года ни одним словом не упоминает об этой форме соединения. Это объясняется тем, что при публичном характере, какой носили в то время акционерные предприятия, им не место было в кодексе, имевшем своею задачей определение частных отношений. Акционерные компании были институтом публичного, а не частного права. Даже в литературе того времени обнаруживается такое же игнорирование акционерных компаний. Савари, отец и сын, перечисляя различные формы соединений, образуемых для целей торговых, не говорят ничего об акционерных компаниях, употребляя даже то имя, под которым они известны в настоящее время во французском законодательстве (societe anonyme), для обозначения соединения, созданного в видах единичной операции.

Во время революции акционерные предприятия подвергаются чрезвычайно изменчивой участи. То им открывается (актом 2-17 марта 1791 года) полная свобода, то они подвергаются (актами 24 августа 1793 и 15 апреля 1794 годов) полному запрещению.

Наступившее успокоение Франции после испытанных ею внутренних волнений и усиленное, благодаря успехам Наполеона I, развитие французской промышленности должны были снова выдвинуть вопрос об акционерных предприятиях. Торговый кодекс 1808 года нашел применение, как ему казалось, весьма удачное, между крайними точками зрения на этот предмет, выраженными в революционную эпоху. Акционерная форма была разбита на два вида: на собственно акционерное товарищество и на акционерную коммандиту. Последняя, освобожденная от необходимости правительственного разрешения и от всякого контроля, вошла полностью в частное право. Акционерное товарищество, допущенное лишь при условии правительственного разрешения, но помещенное в торговый кодекс, стало одной ногой в частное право, оставив другую в публичном праве.

Двойственность акционерной формы, введенная французским торговым кодексом, имела те вредные последствия, которые предусматривались некоторыми еще в то время. Чистая акционерная форма совершенно замерла. Зато под формою коммандиты укрылась самая отчаянная спекуляция, проявившаяся особенно сильно в промежуток между 1820 и 1840 годами (la fievre des commandites). Акции доведены были до I франка, захватывая самые низы общества. Разоренные акционеры искали учредителей, которые успешно скрывались вовремя, оставив на месте товарищей без копейки денег, неспособных совершенно прикрыть акционеров своим имуществом. Скандализированное правительство обратилось прежде всего к мысли подчинить акционерную коммандиту той же опеке, какой подвергнуто было акционерное товарищество. Но административное разрешение было слишком дискредитировано волокитою и произволом, связанными с этой системой, чтобы можно было таким путем успокоить общество. Поэтому закон 18 июля 1856 года, не возвращаясь к концессионной системе, подверг акционерную коммандиту подробной регламентации.

В 1862 году Франция заключила торговый трактат с Англией, следствием которого было перенесение многими английскими компаниями своей деятельности на французскую территорию. В результате оказалось, что иностранные товарищества пользуются во Франции большею свободою, нежели французские. Этот контраст еще сильнее способствовал укреплению либеральных течений в акционерном законодательстве. Закон 23 мая 1863 года ввел новый, третий, вид акционерных товариществ - товариществ с ограниченной ответственностью[2]. Для предприятий с капиталом не свыше 20 миллионов допущена была возможность возникновения без административного разрешения. Новый закон поставил известный предел цене акций, установил некоторые правила, направленные к охранению акционеров от злоупотреблений со стороны учредителей.

Дальнейший шаг сделал закон 24 июня 1867 года, являющийся основой и ныне действующего во Франции акционерного права. Он предоставил свободу возникновения всем акционерным предприятиям[3] и тем ослабил значение акционерных коммандит и совершенно уничтожил товарищества с ограниченной ответственностью. В сущности, закон 1867 года есть распространение на акционерные товарищества закона 1856 года, изданного для акционерных коммандит.

Слабые стороны закона 1867 года давно обратили на себя внимание французского общества и законодателя. В 1884 году был изготовлен проект, в корне переделывавший акционерное право, который поэтому именно и не получил движения. Частичное обновление достигнуто было законом 1 августа 1893 года, который понизил цену акций, запретил выпуск акций до полной их оплаты, признавал торговый характер за всеми товариществами, независимо от их цели.

Новый проект закона об акционерных товариществах был изготовлен в 1903 году, но до сих пор не принят. Частичные же изменения достигнуты были законом 9 июля 1902 года, касающимся привилегированных акций и взносов учредителей, законом 17-20 марта 1905 года, изменившим порядок надзора за предприятиями, которые ставят себе целью страхование жизни (с поправками, внесенными по законам 12 мая, 9 и 22 июня 1906 года).

III. Германия. Ввиду сравнительно позднего развития акционерного дела в Германии, законодательные меры в отношении этой формы предприятий были предприняты здесь только в половине XIX столетия. Так, в Пруссии в 1838 году нормируется деятельность железнодорожных, а в 1843 году - всех вообще акционерных предприятий, в Австрии такой закон издается в 1852 году. Общегерманский торговый кодекс 1861 года включил акционерные товарищества в число торговых товариществ и дал довольно подробные определения этой форме предприятия. Согласно господствующему в то время принципу и несмотря на либеральные начала, которыми проникнут германский кодекс, акционерные товарищества были подвергнуты правительственной опеке как при своем возникновении, так и в своей деятельности.

Последнее обстоятельство и послужило основанием к закону 11 июня 1870 года, которым концессионная система была заменена явочной, а все вообще акционерные товарищества, независимо от своей цели, признаны торговыми. Новелла 1870 года ввиду происшедших в промежуток политических событий отделила акционерное право Германии от акционерного права Австрии, которая осталась на почве кодекса 1861 года, решившись только в 1899 году приблизиться к общеевропейскому порядку.

Последовавший в 1872-1873 годах во всей Германии торгово-промышленный кризис был приписан либеральным началам торгового кодекса, вызвал сомнение в целесообразности устранения государства от вмешательства в деятельность акционерных предприятий. Однако не могло быть и речи о возвращении к концессионной системе, которая потеряла всякий авторитет. Мысль законодателя была направлена на ограждение общества от собственного увлечения, от чрезмерной доверчивости, от злоумышлении учредителей — грюндеров.

Результатом этих новых течений явился закон 18 июля 1884 года, изменивший значительно точку зрения торгового уложения. В основу этого закона положены были следующие начала. Прежде всего необходимо было прикрепить крепче акционера к предприятию, отучить его от мысли о легкости связующих их уз. Для этого закон поднятием цены акций устранил от акционерного дела массу лиц, непричастных к торговому обороту; установлением ответственности акционера за полную оплату акции отогнал тех, кто рассчитывал после частичной оплаты выиграть на повышении и оставить предприятие. Затем закон 1884 года обратил серьезное внимание на учредителей. На них возложена строгая обязанность поставить акционеров в точную известность о положении вещей в открывающем свою деятельность предприятии; понимая всю неопытность акционеров при приеме ими имущества от учредителей, закон дал им в помощь судью, председательствующего на первом собрании и обращающего их внимание на важные обстоятельства. Наконец, закон правильной организацией общих собраний и ревизионной комиссии стремился обеспечить за акционерами влияние на ход дел в предприятии.

Торговый кодекс 1897 года остался на почве закона 1884 года, допустив лишь незначительные в нем изменения. С редакционной стороны обнаруживается то изменение, что положения об акционерных товариществах поставлены на первом плане, а положения об акционерных коммандитах на втором, тогда как ранее был принят обратный порядок, не соответствующий действительной роли каждой из этих форм.

Вопреки общим правилам чакон 15 июля 1888 года, сохраняющий силу и ныне, признал концессионную систему для предприятий, учреждаемых в германских колониях. Затем закон 20 апреля 1892 года ввел новый вид акционерных предприятий под именем товариществ с ограниченной ответственностью, имея в виду направить в эту форму те предприятия в области сахароварения, которые, избирая акционерную форму, вносили существенное отступление возложением на акционера личных обязательств. Опыт не оправдал расчетов законодателя, и сахароварение не пошло по предложенному ему пути.

После торгово-промышленного кризиса 1901 года и краха Лейпцигского банка внимание германского общества снова обратилось к акционерному вопросу. Пока оно не вылилось в определенную форму проектов.

IV. Англия. С отменой в 1825 г. Bubbles-act'a акционерные предприятия были предоставлены самим себе, были выпущены на полный простор. Под влиянием кризисов, испытанных торговым оборотом, явилась мысль о необходимости несколько ограничить эту свободу или по крайней мере упорядочить деятельность акционерных предприятий.

Закон 1844 года, обязанный своим появлением Роберту Пилю, устранил неизвестность вопроса о юридической личности акционерной компании. Последняя приобретает права корпорации, т.е. юридического лица, не в силу специальной королевской хартии, а путем простой регистрации. Соответственно тому впервые была организована регистрация акционерных компаний и установлено оглашение важнейших моментов в жизни возникающего предприятия. Вместе с тем, стремясь парализовать действие ограниченной ответственности, закон допускает ее только в силу специального правительственного разрешения.

С 1855 года начинается движение в пользу ограниченной ответственности акционеров как общего принципа. За исключением банковых и страховых предприятий, акционерные компании основывались на ограничении ответственности в силу самой регистрации. Ряд законов 1856-1858 годов развивал дальше это начало, распространив его и на банки. Закон 7 августа 1862 года (Companies-act) соединил все эти акты, привел их в систему, подчинил их действию компании, ранее возникшей. Этот закон является основой ныне действующего в Англии акционерного права. Он признает три формы акционерного соединения, называемого Joint-stock companie: а именно: а) с неограниченной ответственностью всех акционеров, Ь) с ограниченной ценой акции, с) с ответственностью, распространяющейся в известных пределах, сверх акции, на все имущество акционера.

Закон был дополнен в 1867 году, когда допущены были акции на предъявителя и дробление акций на доли. Некоторым изменениям подверглось акционерное законодательство по актам 1879, 1880, 1890, 1900 годов.

V. Россия. В начале XIX столетия несостоятельность одной акционерной компании подала повод к мысли о возможности взыскать с наличных акционеров ту сумму, которая осталась недополученной с умерших или несостоятельных акционеров. Отвечая на возникшее сомнение, Высочайший указ 6 сентября 1805 года разъяснил, что так как это «совершенно противно самому существу сего рода компаний», то признается необходимым подтвердить при сем случае то правило, что «акционерная компания отвечает одним складочным капиталом, а следовательно, ни один из акционеров ее при неудаче не теряет свыше положенного капитала»[4]. Этим разъяснением взгляда на сущность акционерного товарищества открывается русское акционерное законодательство.

Манифест 1 января 1807 года о привилегиях, дарованных купечеству, сосредоточивая свое внимание на товариществах полном и на вере, лишь вскользь касается акционерного. Сущность его признается в том, что оно «слагается из многих лиц, складывающих воедино определенные суммы, коих известное число дает складочный капитал». Этот вид соединения не мог остановить на себе более подробно внимание законодателя, потому что «по существу своему, допуская участников из всех состояний, не прямо принадлежит к занятиям купечества»[5].

Выразив свой взгляд на природу акционерных предприятий, законодатель должен был нормировать возникающие в этом роде соединения, чтобы не дать им уклониться от признанной их сущности и привести их к единству. Эту задачу поставил себе закон 6 декабря 1836 года[6], вышедший под именем положения об акционерных компаниях. Во введении к этому закону выдвинуты следующие соображения. «Учреждение компаний на акциях, общими чаконами дозволяемое, не было доселе определено положительными правилами. От сего при каждом подобном учреждении надлежало не только входить в особое рассмотрение подробностей предприятия, но и сообразить самые основания, на коих оно утверждается, между тем как основания сии, - при всем различии частных распоряжений, каждому роду предприятий свойственных, могут и должны быть единообразны. Посему, дабы всем вообще ветвям промышленности, при благословении Божьем столь приметно возрастающей в Империи Нашей, доставить, с одной стороны, сколь можно более свободы в ее движении и развитии, а с другой - оградить ее, по возможности, от последствий легкомыслия и необдуманной предприимчивости, мы признали за благо утвердить составленное и подробно в Государственном Совете рассмотренное положение о компании на акциях». Но ни та, ни другая цель закона не была достигнута: и свобода, и единообразие разбились о концессионную систему.

При том порядке, в котором происходило утверждение каждого устава в частности, значение этого закона как общей нормы отступило на задний план перед значением уставов как специальных норм. Отдельные уставы все меньше и меньше стеснялись необходимостью согласовать свои постановления с общими требованиями закона 1836 года. В конце концов рядом с акционерным законодательством, содержащимся в Гражданских Законах и осужденных практикой на безмолвие, создалось другое акционерное законодательство, содержащееся в многочисленных уставах товариществ и призванное волею административной практики к нормированию в действительности жизни этой формы соединений. Как сказано в объяснительной записке к одному из позднейших проектов, «при составлении и утверждении уставов вновь возникающих обществ руководством служат главнейше утвержденные уставы однородных компаний, положение же о компаниях на акциях, вошедшее в свод законов, почти вовсе во внимание не принимается, хотя в каждом уставе есть ссылка на это положение; но тем не менее можно сказать, что оно существует только на бумаге и что в сущности теперь у нас нет общего акционерного положения».

Такая постановка вопроса, основанная на полном игнорировании авторитета закона, не могла, конечно, не возбуждать сомнение в его допустимости. Выходом из такого положения вещей могло бы быть только обновление акционерного законодательства, если нормы закона 1836 года не соответствуют требованиям времени. С этой целью учреждена была в 1859 году комиссия для изготовления проекта закона об акционерных товариществах. Изготовленный ею в 1866 году, хотя и внесенный в Государственный Совет, проект не получил утверждения, вероятно, ввиду несоответствия его происшедшим во это время на Западе изменениям в настоящем вопросе.

Либеральные течения эпохи, а главное, сознание, что самое лучшее законодательство останется без применения при сохранении концессионного начала, побудили составителей нового проекта, опубликованного в 1872 году[7], перейти на сторону явочной системы. Правительственное разрешение сохранялось по проекту лишь в виде исключения для некоторых предприятий, как банкирские, страховые, комиссионерские. Однако и этот проект не имел успеха и дальнейшего движения не получил. В 1894 году при Министерстве Финансов под председательством проф. Цитовича вновь была организована комиссия по акционерному вопросу, результатом деятельности которой является проект 1898 года[8]. Этот проект об акционерных предприятиях тесно примыкает к германскому торговому кодексу 1897 года. Вслед за этим, в 1899 году, и комиссия по составлению гражданского уложения изготовила и опубликовала соответствующий отдел[9].

Рядом с этой работой комиссий по переработке всего акционерного законодательства не прекращалась частичная законодательная деятельность по изменению отдельных частей акционерного дела. Так, 22 мая 1882 года издан был закон о порядке прекращения действия частных и общественных установлений краткосрочного кредита, 6 июля 1894 года появился закон о закрытии акционерных страховых обществ, наконец, Высочайше утвержденным 21 декабря 1901 года положением Комитета Министров изменены и дополнены действующие узаконения относительно общих собраний и ревизионной части акционерных компаний, а равно и состава правлений их. Не осталось без влияния на акционерное дело и коренное изменение наших Основных Законов и высших государственных учреждений, происшедшее за последнее время.



[1] Congres international des societös par actions, 1901.

[2] Societes ä responsabilite limitee.

[3] Кроме страхования жизни, для которого сохранена была концессионная система.

[4] П. С. 3., т.XXVIII, №21.900. Ныне лежит в основании ст. 2172т. X ч. 1.

[5] П. С. 3., т. XXXII, № 22.418. Статья 75 Устава Торгового изд. 1857 г., исключенная в кодификационном порядке при изд. 1887 г.

[6] П. С. 3., т. XI, отд. 2, №9763.

[7] Прав. Вестник, 1872, № 148, 149, 150, 151, 154.

[8] Вестник фин., пром. и торговли, 14 июня 1898 г., № 24.

[9] Гражданское уложение, кн. V - Обязательства, т. 4.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100