www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Торговое право
Торговое право. Шершеневич Г.Ф. Том I. Введение. Торговые деятели. Изд.четвертое. СПб. По изданию 1908 г. // Allpravo.Ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 49. Возникновение акционерных товариществ.

Литературa: Coiffon, De la condition de la societe par action dans la periode constitutive, 1898; Zeraffa, Des souscriptions d'actions des societes anonymes, 1901; Perсerou, Des fondateurs des societes anonymes, 1896; De Muralt, De lafondation des societes anonymes, 1889; Gaubatz, Die Entstehung der Aktiengessellschaft, 1899; Wасhtel, Dos Wesen der Aktienzeichnung, 1903; Fruth, Die Aktienzeichnung, 1903; Silbernagel. Die Gründung der Aktiengesellschaft nach deutchen, schweizerischem, französischem und englischem Aktienrecht, 1907; Нелинский, Учредительство согласно проекту нового положения об акционерных компанияхЖ. М. К).». 1899, № 1).

I. Учредители. Многочисленность членов акционерного товарищества, их разъединенность не допуск лип возможности создать в этой форме предприятие усилиями всех лиц, которые желали бы стать его участниками. Чтобы организован, такое предприятие, поставить его на ноги, привести в действие, необходима инициатива нескольких лиц. Задача эти лиц, называемых учредителями[1], состоит в совершении всех подготовительных действий, которые необходимы, чтобы соединить всю массу лиц, готовых вложить капитал в известное предприятие, в состав акционерного товарищества. Им принадлежит мысль самого предприятия, разработка плана для ее осуществления, составление проекта устава будущего товарищества, ходатайство, где это требуется, о его утверждении правительством, оглашение посредством проспектов, устройство подписки на акции, хранение полученных сумм и выдача взамен акций или свидетельств, наконец, созвание первого общего собрания акционеров.

Конечно, вся эта работа может быть выполнена и одним лицом. Но в единоличности учредительства имеются невыгодные и даже опасные черты. Предполагаемое предприятие не обсуждается с тою обстоятельностью и всесторонностью, какую дает обмен мнений между несколькими лицами; судьба задуманного дела зависит от жизни или усмотрения одного лица. Третьи лица, вступающие с учредителями в сношения ввиду предполагаемого учреждения товарищества, предпочтут иметь ответственными перед собою не одно, а несколько лиц. Множественность учредителей устанавливается на Западе самим законом. По английскому праву учредителей должно быть не менее семи[2], по германскому праву - не менее пяти[3]. Наш закон также предполагает в виде общего правила множественность учредителей, когда вручает «одному из учредителей» ведение шнурованных книг[4]. При учреждении акционерного коммерческого банка закон даже прямо требует, чтобы число учредителей было не менее пяти[5]. Однако в нашей акционерной практике, особенно последнего времени, единоличность учредителя составляет обычное явление[6].

Учредителями могут быть как лица физические, так и юридические. Известна в этом отношении деятельность кредитных учреждений под именем Credit mobilier. Нашим банкам учредительство не разрешается, но участие иных юридических лиц не исключено. Так, например, учредителем Владивостокского Купеческого Банка признано Владивостокское Биржевое Общество[7] или учредителем акционерного общества электрической энергии в Хабаровске признано Хабаровское городское общественное управление в лице городского головы[8]. Состояние в высших должностях и званиях государственной службы, в должностях первых трех классов и в соответствующих придворных чинах, согласно закону 3 декабря 1884 года, несовместно с участием в учреждении: 1) железнодорожных, пароходных, страховых и других торговых и промышленных товариществ, акционерных и на паях, кроме товариществ и компаний, предмет деятельности которых ограничивается исключительно обработкой на месте сельскохозяйственных произведений принадлежащих тем лицам имений и эксплуатацией минеральных богатств в тех же имениях, и 2) общественных и частных кредитных установлений, кроме обществ взаимного поземельного и городского кредита и тех кредитных установлений, кои предназначены на дело благотворительности, а также за исключением сельскохозяйственных ссудо-сберегательных товариществ, ссудо-сберегательных касс чиновников и обществ потребителей[9].

Посмотрим на отношения учредителей друг к другу, к будущему товариществу и к третьим лицам.

В своих взаимных отношениях учредители являются соединением для единичной операции. Это не товарищество, потому что цель их совместного труда исчерпывается учреждением акционерного товарищества. Юридическая сущность взаимного соглашения учредителей сводится к принятию на себя совместно расходов и ответственности по всем действиям, направленным к основной цели. Юридически учредителями, по нашему законодательству[10], должны быть признаны те, кто подписал проект устава, вносимый на утверждение правительства. Может быть, проект устава составлял кто-нибудь иной, по заказу, но официально учредителями выступают те, которые дали уставу свою подпись. Все эти лица ответственны друг перед другом за уклонение от тех условий, которые были приняты ими с общего согласия. Может ли быть признана эта ответственность в отношении друг к другу солидарной? Практика готова признать здесь солидарность по существу отношения[11]. Но следует иметь в виду, что по нашему закону солидарность не предполагается[12].

Перед третьими лицами учредители отвечают как таковые, а не как представители акционерного товарищества. Пока действуют учредители, товарищества еще нет, когда возникает акционерное товарищество, учредителей уже нет, - они превратились в акционеров. Наше законодательство допускает явную логическую ошибку, заявляя, что «каждая компания управляется сперва ее учредителями, а потом правлением компании»[13]. Конечно, организовавшись, товарищество может признать сделки, заключенные учредителями, за сделки, обязательные для себя, и принять на себя все права и обязанности, вытекающие из таких сделок. Но такой результат зависит именно от последующего одобрения действий, совершенных учредителями в интересе будущего товарищества. И по той же причине отказ товарищества приобрести права и принять на себя обязательства по сделкам, заключенным учредителями, оставляет последствия таких сделок на ответственности учредителей[14]. Совершенно правильно наша практика признала, что учредители акционерного железнодорожного предприятия не могут заключать от имени будущего товарищества договоров о поставке рельсов[15]. Последующее одобрение можно видеть только в постановлении общего собрания акционеров, но не в подписке на акции, потому что из устава подписывающиеся не в состоянии определить условия сделок, заключенных учредителями.

Особенное внимание обращают новейшие западные законодательства на отношение учредителей к возникающему товариществу. Конечно, они действуют в интересе товарищества, которое без них не возникло бы, но их деятельность не бескорыстная. Учредители создают товарищество ввиду своих интересов. Опыт показывает, что интерес этот заключается не столько в доходности созданного их усилиями предприятия, сколько в высокой оценке труда учредителей на пользу товарищества, а также вещей, передаваемых товариществу. Для обеспечения интересов последнего, для сохранения за ним свободы оценки необходимо строго придерживаться взгляда, что учредители для товарищества-посторонние лица, и товарищество вправе воспользоваться их услугами в пределах своего усмотрения.

II. Явочная и концессионная система. Подготовленное действиями учредителей, акционерное товарищество возникает одним из двух способов, смотря по тому, какой системы придерживается данное законодательство - концессионной или явочной.

Под именем концессионной системы понимается такой порядок, при котором возникновение каждого акционерного товарищества обусловливается специальным разрешением правительства[16]. Заготовленный учредителями устав представляется на утверждение власти - законодательной или исполнительной, высшей или подчиненной, центральной или местной. По утверждении устава собирается складочный капитал, приглашается первое, учредительное, собрание, избирающее себе правление.

В пользу концессионной системы выдвигают следующие соображения.

1. Для возникновения такого крупного субъекта прав, способного своей обширной хозяйственной деятельностью оказать значительное влияние на экономическую жизнь общества, необходимо разрешение правительства, призванного наблюдать за правильным течением жизни в государстве.

2. Ввиду обнаруженной в акционерной истории неспособности массы людей, готовых подписаться на акции, разобраться в значении возникающего предприятия правительственная власть при утверждении устава должна взвесить солидарность нового дела и оградить интересы многочисленных акционеров.

3. Без проверки при самом возникновении товарищества соответствия его устава с общими законами возможны случаи, когда после подписки и собрания денег за акции по побужденному в суде спору придется признать недействительным товарищество, а от этого пострадают интересы учредителей, акционером и третьих лиц.

В первой половине XIX столетия концессионная система была всюду принята. Англия в 1844 году первая отказалась в принципе от концессионной системы в пользу явочной. За нею последовала Франция, начавшая по закону 24 июня 1867 года переход к явочной системе и завершившая ее окончательно в 1905 году. В Германии концессионная система отменена законом 11 июня 1870 года. За ними последовали, конечно, второстепенные государства[17]. Остатки концессионной системы сохранились в Голландии[18] и Австрии, где значение ее по министерскому циркуляру 20 сентября 1899 года чрезвычайно ослаблено. В Румынии правительственное разрешение дается судом[19]. В чистом виде концессионная система осталась только в двух европейских странах: в Монако[20] и в России.

Под именем явочной, или нормативной, системы понимается такой порядок, при котором возникновение акционерного товарищества обусловливается заявлением устава для внесения в регистр. Этому моменту предшествует подписка на акции, собирание складочного капитала, созвание учредительного собрания, поверка действий учредителей, выбор правления.

Преимущества явочной системы и недостатки концессионной сводятся к следующему.

1. Опасность для общественного хозяйства зависит не столько от размера предприятия, сколько от его предмета, и за государством всегда сохраняется возможность разрешать известные промыслы по концессии, все равно, единоличному или акционерному предпринимателю. Таково страхование жизни, эмиссионная операция банков, железнодорожное строительство.

2. Никакое правительство не в состоянии утверждением устава обеспечить интересы акционеров, установить солидность предприятия, и, например, русское законодательство заранее предупреждает, что разрешение на учреждение товарищества, в каком бы виде оно ни было дано, не заключает в себе ручательства правительства в успехе самого предприятия[21]. Между тем правительственное участие, в частности, отметка «Высочайше утвержденное», внушает особое доверие со стороны публики к акционерным предприятиям, а разочарование вызывает недовольство правительством. И оно находит себе опору в том же законе, который постановляет, что «компании, коих предмет представляется явно несбыточным и противен законам, нравственности, доброй вере в торговле и общественному порядку, вовсе к учреждению не допускаются»[22].

3. Правительственное разрешение влечет непременно концентрацию акционерного дела в столице. Сосредоточение же разрешений препятствует широкому распространению акционерных предприятий в провинции, что особенно чувствительно для такого обширного государства, как Россия, предоставление же местным органам права разрешать весьма опасно с точки зрения их способности оценить народно-хозяйственное значение возникающего в их районе крупного предприятия.

4. При постепенном развитии акционерного дела администрация будет чувствовать все большее затруднение и обременение, а отношение ее к новым товариществам будет все более формально.

5. Самые ходатайства перед правительством имеют часто неблаговидный характер, так как рассчитаны на связи и знакомства искателей, а может быть, и на влияние материальных выгод. Организовать при таких условиях акционерное предприятие удается не тем, кто обдумал и предлагает солидное дело, а кто умеет открыть своему предприятию ходы в запутанных лабиринтах высшей бюрократии.

III. Система русского законодательства. Русское законодательство, как уже было указано, придерживается концессионной системы. Ни одна компания на акциях не может быть учреждаема без особого разрешения правительства[23].

Прошение о дозволении учредить товарищество на акциях подается в то министерство или главное управление, до которого преимущественно предмет предприятия относится[24]. Главным образом дела сосредоточиваются ныне в министерстве торговли и промышленности. Учреждение кредитных предприятий так же, как и железнодорожных, соприкасается с министерством финансов. Страховые операции признаются, без достаточных, впрочем, оснований, относящимися к ведомству министерства внутренних дел. Если по свойству предприятия, для которого учреждается товарищество, встретится сомнение, где именно прошение должно быть рассмотрено, то происшедшее о том разномыслие разрешается Советом Министров[25], после чего прошение направляется в то учреждение, которое признано было компетентным.

При прошении прилагается самый проект устава за подписью учредителей, а если товарищество учреждается для приведения в действие нового изобретения, то сверх того должны быть приложены: 1) привилегия, на самое изобретение выданная, и 2) акт об уступке ее в пользу товарищества[26]. К проекту прилагаются также чертежи и планы, когда без них проект не представляет достаточной ясности[27].

Содержание устава, предлагаемого на рассмотрение министерства, определено законом[28]. Проект устава должен содержать в себе:

1) существо и цель предприятия и ожидаемую от него пользу;

2) означение именования, которое примет товарищество, и города или места, где учредится его правление;

3) означение капитала товарищества, количества и цены акций;

4) порядок составления капитала, т.е. посредством ли полной вдруг уплаты цены акций или посредством взносов раздробительных;

5) образ распределения акций, т.е. назначения числа акций в пользу учредителей, и числа акций, предоставляемых к получению на одно лицо;

6) порядок раздачи и разверстки акций и порядок хранения поступающих за оные денег;

7) преимущества товарищества, если таковые испрашиваются;

8) срок испрашиваемой исключительной привилегии или особых преимуществ и срок самого существования товарищества, если таковой вперед назначается;

9) когда товарищество просит привилегии или особых преимуществ, то означение времени, в продолжение коего оно обязывается привести предприятие свое в полное действие;

10) обязанности, права и ответственность товарищества и его акционеров;

11) порядок отчетности;

12) порядок распределения дивиденда и составления запасного капитала;

13) порядок управления делами товарищества, устройство, предметы и степень власти правления и общего собрания акционеров - и меру вознаграждения, если таковое особо полагается директорам за их труды;

14) порядок разбора споров;

15) порядок закрытия товарищества и ликвидации;

16) все прочие условия, какие по особому свойству предприятия будут нужны.

Отсутствие тех или иных сведений в представленном уставе может иметь своим последствием возвращение проекта для восполнения, если министерство найдет это необходимым.

При рассмотрении проекта в министерстве принимаются в соображение три обстоятельства:

1) соответствует ли устав общим законам и правилам, изложенным в отделе о товариществах;

2) в достаточной ли степени ограждаются уставом права и интересы всех тех, кто пожелает участвовать в товариществе;

3) не нарушаются ли предполагаемыми в уставе особыми правами законные права третьих лиц[29].

Таким образом, прежде своего утверждения проект устава должен подвергнуться административной оценке со стороны законности и соответствия интересам как самих акционеров, так и всего общества.

Рассмотренный и исправленный в министерстве по сношению с учредителями, проект устава вносится вместе с заключением министерства или а) в Совет Министров, когда требуется одно дозволение на учреждение товарищества, или b) в Государственную Думу, т.е. получает направление в законодательном порядке, когда испрашиваются сверх того изъятия из действующих законов[30]. В последнем случае министр при представлении своем присоединяет выписку статей устава, заключающих в себе особые преимущества в пользу товарищества, для поднесения их отдельно на Высочайшую конфирмацию. По воспоследовании на положение Совета Министров или на постановление Государственной Думы, принятое Государственным Советом, Высочайшего соизволения устав акционерного товарищества, вновь подписанный учредителями, публикуется через Сенат в Собрании Узаконений и Распоряжений Правительств и, сверх того, публикуется учредителями[31] в ведомостях[32].

Таков общий порядок. Рядом с ним с 1872 года существует особый порядок для а) акционерных коммерческих банков с основным капиталом не свыше 5.000.000 рублей, Ь) акционерных земельных банков, с) частных ломбардов для заклада движимости[33].

IV. Юридическая сила акционерного устава. В практике нашей прочно утвердился взгляд на акционерный устав как на специальный закон[34]. Этот взгляд встретил себе поддержку и в литературе[35].

Такая точка зрения последовательно приводит к выводам: 1) что акционерный устав как специальный закон отменяет все общие законы по предмету, им затрагиваемому; 2) что нарушение или неправильное толкование судом статей акционерного устава может служить поводом к кассации решения.

В пользу признания за акционерным уставом силы закона говорит одно, но весьма существенное обстоятельство - это утверждение устава Высочайшею властью. При прежнем строе Высочайшая воля признавалась единственным источником законодательства, и все исходившее от этой воли признавалось имеющим силу закона. По господствовавшему мнению невозможно было провести границу между Высочайшею волею, проявляемою в порядке законодательном, и Высочайшею волею в порядке исполнительном. В настоящее время по Основным Законам 23 апреля 1906 года это разграничение проведено с достаточной точностью, чтобы избежать смешения. Согласно ст. 11 Государь Император в порядке верховного управления издает в соответствии с законами указы, законы же создаются Государем Императором согласно ст. 7 лишь в единении с Государственной Думой и Государственным Советом. Поэтому теперь не может быть никакого сомнения, что акционерные уставы, Высочайше утверждаемые по представлению Совета Министров, силы специального закона иметь не могут.

Тем не менее вопрос сохраняет весь свой интерес. Если сомнение устраняется в отношении уставов, утверждаемых со времени издания новых Основных Законов, то вопрос остается открытым в отношении уставов, утвержденных до этого момента.

Необходимо признать, что акционерные уставы, утвержденные при старом порядке, силы закона не имеют.

1. Различие между утверждением устава в исполнительном порядке и утверждением уставных отступлений от общих законов в законодательном порядке было указано в самом законодательстве. Устав в целом получал Высочайшее соизволение по представлении Комитета Министров, а статьи устава, заключавшие в себе особые преимущества, пройдя через Государственный Совет, удостаивались отдельно Высочайшей конфирмации[36]. Это различие не имело бы никакого смысла, если бы не указывало на различную силу Высочайшего утверждения.

2. Если бы каждый акционерный устав был специальным законом, то общее акционерное законодательство являлось бы актом совершенно бесцельным, хотя на нем также лежала санкция Высочайшей воли. Ни закон 6 декабря 1836 года, ни последующие законы, включительно до правил 21 декабря 1901 года, с точки зрения оспариваемого взгляда не могут найти себе объяснения. Между тем первый из названных законов в своем введении прямо указывает цель своего издания – установить единообразие в основаниях устроения акционерных предприятий. И в действующем праве подтверждается, что при всем разнообразии условий, составляющих предмет частных уставов, «для ограждения акционеров и публики, в основание сих условий приемлются нижеследующие общие ограничения и правила»[37].

3. При рассмотрении проекта устава в министерстве или главном управлении принимается в соображение, соответствует ли оный общим законам и правилам, «в сем отделении о компаниях изложенным»[38]. Эта проверка была бы совершенно излишня, если бы уставу суждено было стать специальным законом.

4. В противоположность всем иным специальным чаконам акционерные уставы не печатаются ни в Полном Собрании Законов, ни в Своде Законов.

Все эти соображения приводят к заключению, что не только акционерные уставы, Высочайше утверждаемые ныне в порядке верховного управления, но и акционерные уставы, Высочайше утвержденные до издания Основных Законов 23 апреля 1906 года, силы закона не имеют[39].

Принятие такой точки зрения приводит к следующим выводам: 1) акционерный устав не может отменить общих законов, изданных по предметам, им определяемым; 2) нарушение или неправильное толкование судом статей акционерного устава не может служить поводом к кассации решения.

Акционерные уставы имеют силу договора, обязывающего всех лиц, подписавшихся на акции, т.е. лиц, выразивших свое согласие принять участие в предприятии в пределах такой-то суммы, если остальная сумма будет покрыта подпискою других лиц. Этот договорный характер устава признает и наша судебная практика[40], удивительно совмещающая его с точкой зрения на устав как на закон[41]. Следовательно, акционерный устав как договор имеет обязательную силу для всех членов акционерного предприятия, принявших участие в его учреждении посредством подписки или оказавшихся их преемниками по переходу акций.

V. Подписка на акции. По утверждении устава при концессионной системе учредители приступают к организации товарищества. Для этого необходимо собрать членов и складочный капитал.

В прежнее время акционерные товарищества создавались исключительно или преимущественно путем объявленной подписки. Учредители оглашали проспект и затем обращались к широкой публике с приглашением подписаться на акции организуемого товарищества. В настоящее время учредители предпочитают оставлять все акции за собой, приглашая лишь небольшое число известных лиц разделить с ними все количество акций. Только позднее акции идут на биржу и начинают рассеиваться при помощи маклеров, банков и банкирских контор.

Русское законодательство предусматривает только один способ создания разрешенного товарищества - это подписка. Но, просматривая акционерные уставы последнего времени, мы нигде не встречаем подписки. Всюду в уставах встречается одна и та же стереотипная фраза: «все количество акций распределяется между учредителями и приглашенными ими к участию в Обществе лицами по взаимному соглашению»[42].

Указанная по закону обязательная подписка должна производиться путем объявления о подписке. В этой публикации должно быть указано время открытия и окончания подписки, число акций, предлагаемых обществу, цена их и порядок уплаты, количество акций, какое на основании устава может быть предоставлено одному лицу. Срок подписки не может быть назначен менее 6 месяцев, чтобы дать возможность участвовать в предприятии лицам, живущим в других городах[43]. Учредители имеют право оставить за собой не свыше 1/5 общего предназначенного к выпуску числа акций.

Заведование подпиской предоставлено самим учредителям. Контроль над ними крайне ничтожен, а между тем через их руки проходят огромные суммы. Учредители обязаны вести две шнуровые книги: одну для записки акций и требований на них, другую для записки получаемых за акции денежных сумм. До употребления книг они должны быть представлены городской управе для приложения к шнуру печати и для скрепы по листам и подписи. Закон дает некоторые правила для руководства при ведении книг. Обе книги должны быть открыты для подписчиков, чтобы каждый из них, по желанию, мог личным обозрением удостовериться в том, что книги ведутся в надлежащем порядке. Подписчикам предоставляется право освидетельствовать хранящиеся у учредителей и принадлежащие товариществу (?) билеты кредитных установлений и наличную сумму, если таковая имеется[44]. Для таких обозрений учредители обязаны назначить определенное каждый день время, кроме лишь праздничных. На городскую управу возлагается обязанность через каждые три месяца требовать к себе обе книги для освидетельствования порядка их ведения[45].

Подписка возможна не только для находящихся в том же городе, но и для иногородних. Требования на акции могут быть заявляемы лично или через почту и вносятся в книгу по порядку их поступления.

Результат подписки выясняется с окончанием назначенного для нее срока. Он может выразиться или в том, что количество требований превзойдет предложение, или в том, что спрос не достигнет предложения. В первом случае будет иметь место разверстка, т.е. распределение наличных акций пропорционально заявленным требованиям. О порядке разверстки наше законодательство ничего не говорит, давая только одно довольно важное постановление, а именно, чтобы акции, оставляемые учредителями за собой, были отделяемы в книге, начиная с номера первого[46]. Во втором случае, если в срок, объявленный окончательным, не все акции будут разобраны, а учредители не пожелают и уставом не будут обязаны принять оставшиеся акции на себя, то товарищество признается несостоявшимся[47].

Происходит ли подписка по публикации, обращенной к публике, или по особому личному приглашению учредителей, - она все равно с юридической стороны представляется договором, в силу которого каждый из подписавшихся обязуется внести известную сумму под условием покрытия подпиской всего требуемого капитала. Если условие не наступает, подписавшийся свободен от обязательства, в противном случае он должен точно исполнить принятую на себя обязанность. Это обязанность в отношении всех других подписчиков. Договор совершен с окончанием подписки, но на внешней стороне как юридическое лицо акционерное товарищество еще не существует.

VI. Денежные взносы. По окончании подписки для подписавшихся наступает обязанность внести причитающуюся на долю каждого сумму денег. Взамен произведенного платежа выдаются акции, вырезываемые из акционерной книги.

Но нередко возникающее товарищество не нуждается во всем складочном капитале на первых порах своей деятельности. С другой стороны, требование сразу полной оплаты цены акций затруднило бы образование акционерного капитала. Поэтому имеется основание допустить не одновременный взнос всей суммы, но уплату по частям, в определенные сроки. Такой прием образования капитала, облегчая дело его составления, в то же время, однако, грозит и некоторыми опасностями. В погоне за акционерами учредители могут так сильно понизить первоначальный взнос, что складочный капитал превратится в совершенно фиктивную величину, а получение дальнейших ввиду ненадежного состава подписчиков сделается невозможным.

Для законодателя открывается задача найти примирение между этими двумя тенденциями. Почти все законодательства допускают неполную оплату акций при самом начале, но устанавливают известный минимум, ниже которого первоначальный взнос не должен падать. Так, во Франции и в Германии первоначальный взнос должен быть не ниже 25%, в Италии - не ниже 30%, в Швеции - 50%. В Англии этот вопрос предоставлен всецело усмотрению учредителей[48].

Наше общее законодательство об акционерных товариществах предусматривает возможность неполной оплаты акций[49], но не устанавливает никакого минимума. Только для акционерных банков имеется положение, что половина складочного капитала должна быть внесена при подписке на акции, а остальная половина - в течение 6 месяцев после открытия подписки[50]. Для остальных акционерных предприятий размер первоначального взноса, если принята неполная оплата, определяется уставами.

В удостоверение первоначального взноса выдается временное свидетельство[51], на котором отмечаются все последующие взносы. Только после последнего из рассроченных взносов временное свидетельство заменяется акцией. Наше законодательство признает, что «до тех пор», т.е. до выдачи акции, временное свидетельство «вполне заменяет акцию», и обладателю ее присваиваются все права и обязанности акционера[52]. Следовательно, закон допускает свободную обращаемость временных свидетельств, хотя это может иметь своим последствием только усиление спекуляции. Некоторые западные законодательства ставят границы этой обращаемости тем, что 1) не допускают такие документы на биржу, 2) требуют имени обладателя[53]. Последнее требование содержится и в нашем законодательстве, которое запрещает временные свидетельства на предъявителя.

Наше законодательство во всех своих постановлениях, относящихся к оплате акций, исходит из представления, что взносы исключительно денежные. Между тем на практике учредители часто организуют акционерное предприятие, потому что у них имеются вещи, которые могли бы дать доходы при капитале, какового у них нет. Организуя акционерное предприятие, учредители рассчитывают, что их имущественное участие выразится не в денежных взносах, а в вещах: например организуется пароходное общество для эксплуатации пароходов, которые были у учредителей и которые они вносят теперь в состав акционерного капитала.

Против такого рода взносов нельзя ничего возразить. Вещи составляют также капитал, и расчеты кредиторов не изменяются от того, что часть складочного капитала при самом возникновении предприятия будет состоять из вещей, так как и деньги, полученные от взносов, могут быть немедленно обращены в вещи. Весь вопрос в том, чтобы ценность делаемых в натуре взносов (apports en nature) совпадала с нарицательной ценой соответствующей части складочного капитала. Опасность кроется именно в стремлении учредителей переоценить делаемые ими вещественные взносы и тем, к ущербу акционеров и кредиторов, привести в несоответствие реальную ценность акционерного имущества с цифрою складочного капитала. Предупредить злоупотребления учредителей в этом направлении составляет задачу законодательств, которые требуют, чтобы вещественные взносы были указаны в самом уставе с определением их ценности. Таким предупреждением акционеров дело не ограничивается. На первом избранном правлении лежит обязанность проверить все заявления учредителей и сделанную ими оценку доложить общему собранию акционеров. Наши акционерные уставы также предусматривают случаи вещественных взносов, но мало обеспечивают акционеров от переоценки со стороны учредителей.

Какое может иметь последствие пропуск со стороны того или другого акционера срока, назначенного для взносов? По нашему закону, пропустивший который либо из сроков, для уплаты в счет цены акции назначенных, теряет право на получение акции, и внесенные дотоле за оную суммы обращаются в безвозвратную собственность товарищества с правом последнего заменить уничтоженную таким образом акцию выпуском новой[54]. Нельзя не признать суровости приведенного постановления. Поэтому наши акционерные уставы, следуя примеру иностранных законодательств[55], ограничиваются обыкновенно требованием или узаконенных процентов со дня просрочки, или неустойки.

VII. Момент возникновения акционерного товарищества. При явочной системе момент возникновения акционерного товарищества как юридического лица определяется с точностью временем внесения его в торговый регистр. Этому моменту предшествует созыв учредительного собрания, которое ввиду его важного значения происходит даже под руководством суда[56]. Особое внимание, уделяемое законодательствами учредительному собранию, основывается на наблюдении, которое обнаруживает, какие опасности угрожают здесь неопытным, мало ознакомленным акционерам со стороны учредителей, добивающихся решительным натиском, прельщением барышами, импонированием своими связями утвердить свое положение и обеспечить себе возможно больше выгод. Поэтому необходимо содействие суда при оценке всех действий по учреждению товарищества. Но учредительное собрание не означает, что акционерное товарищество возникло, - оно еще может и не состояться, и именно вследствие обстоятельств, обнаруженных на учредительном собрании.

Обращаясь к русскому законодательству, мы встречаемся с полной неопределенностью момента возникновения акционерного товарищества. Закон склонен видеть «окончательное образование» товарищества в момент, когда будут разобраны все акции, со взносом положенной за них уплаты, полной или первоначальной по срочной раскладке[57]. Такой момент совершенно неуловим для посторонних лиц, а между тем признание за товариществом юридической личности должно отвечать полной определенности его положения как субъекта прав и обязанностей.

Некоторые склонны думать, что акционерное товарищество возникает с момента утверждения проекта устава[58]. Но в этот момент еще нет акционеров, и может случиться, что их совсем не будет, если подписка не состоится. Утверждение устава является лишь санкционированием условий, на которых может возникнуть товарищество.

Как мы видели, у нас возможен двоякий способ распределения акций. Порядок, намеченный законом, - это объявление о подписке, обращенное к публике. В этом случае возникновение товарищества, за отсутствием регистрации, можно отнести только к первому общему собранию подписчиков, которое избирает правление и тем констатирует товарищеское предприятие. Второй способ, принятый нашими акционерными уставами, - это сохранение учредителями акций за собою, с предоставлением части лицам, особо приглашенным. Состоявшееся соглашение о распределении всего числа акций и выборы правления должно и в этом случае признать за момент возникновения акционерного товарищества, хотя определенности большой здесь нет.



[1] Gründers, fondateurs, promoters.

[2] Английский закон 7 августа 1862 года, § 6 и 14.

[3] Герм торг, код., § 182.

[4] Т. Х ч. 1, ст. 2166, п. 8.

[5] Т. XI ч. 2; Уст. Кред., разд. X, ст. 17.

[6] Например, акционерное общество «Салус», Вые. утв. 25 августа 1906 года (Собр. узак. и расп. прав., 1907, ч. 2, № 6, ст. 26) - учредитель общества - инженер путей сообщения, надв. сов. Теодор Андреевич Лесников; акционерное общество «Хиликвара», Вые. утв. 28 февраля (Собр. узак. и расп. прав. 1907, ч. 2, № 41, ст. 318, § 1, прим.) – учредитель общества- горный инженер Лазарь Германович Рабинович.

[7] Собр. узак. и расп. прав., 1907, ч. 2, № 12, ст. 88, § 1, прим.

[8] Собр. узак. и расп. прав., 1907, ч. 2, №48, ст. 410, § 1 прим.

[9] Т. III, Устав о службе, изд. 1896, ст. 734.

[10] Т. Х ч. 1, ст. 2190.

[11] Реш. Гражд. кас. деп. 1886, № 24.

[12] Т. Х ч. 1, ст. 1548.

[13] Т. Х ч. 1, ст. 2174.

[14] Противоположного мнения Соsасk, Lehrbuch des Handelsrechts, стр. 568.

[15] Реш. 4 деп. Прав. Сената 13 февраля 1873 года по д. Киево-Брестской железной дороги.

[16] Термин «концессионная система» не вполне точен. Концессия есть разрешение со стороны правительства, даваемое известному лицу, открыть предприятие, которое не подлежит свободному производству каждого, например у нас проведение и эксплуатация железной дороги (т. XII, Уст. Пут. Сообщ. по прод., 1893, ст. 575), так что концессии возможны и там, где нет концессионной системы для возникающих товариществ. Концессией называется разрешение, даваемое городом на устройство газового или электрического освещения, трамваев, речных или озерчых пароходов и т.п. отраслей общегородского хозяйства. Концессионная система отличается от системы octroi, создававшей в каждом отдельном случае, силою lex specialis, акционерные предприятия (см. Lehmann, Das Recht der Aktiengesellschaften, т. I, стр. 284).

[17] Итал. торг, код., § 91; исп. торг, код., § 119; швейц. обяз. закон, § 621.

[18] Голл. торг, код., § 36, п. 2.

[19] Рум. торг, код., § 138.

[20] Торг. код. княжества Монако, § 44.

[21] Т. Х ч. 1, ст. 2142.

[22] Т.Х ч. 1, ст. 2151.

[23] Т. Х ч. 1, ст. 2140.

[24] Т. Х ч. 1, ст. 2189.

[25] Прод. Св. Зак. 1906, т. X ч. 1, ст. 2189, примечание.

[26] Т. Х ч. 1, ст. 2190.

[27] Т. Х ч. 1, ст. 2192.

[28] Т. Х ч. 1, ст. 2191.

[29] Т. Х ч. 1, ст. 2193.

[30] Прод. Св. Зак. 1906 года, т. X ч. 1, ст 2196; т. I, учр. Совета Министров, ст. 7, п. 1; Основные Законы, изд. 1906 года, учрежд. Госуд. Думы, ст. 31, п. 6.

[31] Закон говорит «компаниею», но ее в это время еще нет.

[32] Т. Х ч. 1, ст. 2197.

[33] Т. XI ч. 2, Уст. кред., разд. X, ст 1, 57, 80.

[34] Реш. Гражд. кас. деп. 1879, № 83; 1885, № 126; 1893, № 18; 1897, № 64.

[35] Петражицкий, Акционерная компания, стр. 3; Нерсесов-Гусаков, стр. 111; Mеиер, Русское гражданское право, § 44; Анненков, Система гражданского права, т. I, стр. 53; Полетаев («Ж. Спб. Юр. Общ.», 1894, № 5, стр. 79); Башилов, Русское торговое право, I, стр. 32. Опровергая мой взгляд, г. Гальперин признает его ошибочным «уже потому, что нашей практикой прямо разъяснено, что утвержденные уставы акционерных обществ имеют силу законов» (Учебник русского торгового прав, I, стр. 119).

[36] Т. Х ч. 1, ст. 2196 и 2197.

[37] Т. Х ч. 1, ст. 2158.

[38] Т. Х ч. 1, ст. 2193, п. 1.

[39] Более подробное обоснование см. Шершеневич, Юридическая сила устава акционерных товариществ («Ж. гр. и уг. права», 1889, № 1). Тот же взгляд на значение акционерных уставов проводят: Цитович, Курс русского гражданского права, 1878, стр. 38; Писемский, Акционерные компании, стр 107; Степанов, Опыт теории страхового договора. 1876, стр. 38 - 44; Удинцев, Русское торгово-промышленное право, стр. 20. Поучительно сравнить многолетнюю французскую практику до закона 1867 года, отменившего правительственное разрешение, см. Mоlinier, Tratte de droit commercial, т. l, 1841, стр. 401; Bravard - Veуriёres, Tratte de droit commercial, т. l, изд. 1863, стр. 330-337.

[40] Например, реш. Гражд. кас. деп. 1905, № 55.

[41] Отрицание договорного характера можно видеть y Lehmann, Lehrbuch des Handelsrechts, стр. 398, выдвигающего теорию одностороннего юридического акта, которым подписчик на акции желает вызвать к жизни правоспособный субъект и с этою целью обращается к публике. В этой теории есть, может быть, много оригинальности, но убедительности в ней мало.

[42] Например, акционерное товарищество «Литье», Вые. утв. 30 октября 1906 года (Собр. узак. и расп. прав. 1907, ч. 2, № 3, ст. 12, § 7); Московское товарищество для издания книг и газет, Вые. утв. 13 декабря 1906 года (Собр. узак. и расп. прав. 1907, ч. 2, № 4, ст. 19, § 9).

[43] Т. Х ч. 1, ст. 2166, п. 1.

[44] Т. Х ч. 1, ст. 2166, п. 9.

[45] Т. Х ч. 1, ст. 2166, п. 10.

[46] Т. Х ч. 1, ст. 2165.

[47] Т. Х ч. 1, ст. 2154.

[48] Герм торг, код., § 195, п. 3; франц. закон 1893, причем акции стоимостью ниже 25 франков должны быть оплачены полностью; итал. торг, код., § 131; шведский закон 1895, § 5.

[49] Т. Х ч 1, ст. 2166, п. 3.

[50] Т. XI ч. 2; Уст. Кред., разд. X, ст. 18.

[51] Закон (т. X ч. 1, ст. 2166, п. 3) называет его предварительной распиской, но термин этот не употребителен. В Германии - Interimschein.

[52] Т. Х ч. 1, ст. 2163.

[53] Франц. закон 1893, § 2; герм. торг, код., § 179; итал. торг, код., § 166. В Швейцарии допускаются свидетельства на предъявителя, если они оплачены уже не менее 50%.

[54] Т. Х ч. 1, ст. 2164.

[55] Герм. торг, код., § 218; швейц. обяз. закон, § 634; исп. торг, код., § 171.

[56] Так в Германии, герм. торг, код., § 196.

[57] Т. Х ч. 1, ст. 2175.

[58] Цитович , Учебник торгового права, стр. 139.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100