www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Международное право
Международное право из курса правоведения по Народной энциклопедии изд.1911 г. Полутом 2. Общественно-юридические науки // Alpravo.Ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
5. Учреждение и средства для удовлетворения и защиты международных интересов

Можно сказать, что учреждениями для защиты и удовлетворения международных интересов являются все исчисленные выше органы международных отношений. Кроме того, всякое государственное учреждение является учреждением для удовлетворения международных интересов, поскольку соприкасается в своей деятельности с международными интересами.

Главным же средством для защиты и удовлетворения международных интересов являются соглашения (договоры) между государствами. Международная жизнь до сих пор не выработала обязательной принудительной организации для охраны международных отношений наподобие той организации, какую мы имеем в лице государства для охраны отношений, происходящих внутри одного и того же государства. Поэтому удовлетворение и защита международных интересов достигается, главным образом, путем договоров между государствами. На основании этих договоров возникают и те международные союзы, о которых мы упоминали в предыдущей статье. Договоры являются действительными для заключавших их государств только в том случае, если они заключены правильно с формальной стороны, т.е., во-первых, заключены лицами, имеющими право на их заключение, а во-вторых, с соблюдением всех требующихся в данном случае условий. Главным и общепринятым из этих условий является согласие законодательных палат. (Об этом см. подробнее в предыдущей статье.) Однако нельзя сказать, что всякий договор, заключенный с соблюдением всех формальных условий, имеет правовую обязательность для международного общежития. Это было бы лишь в том случае, если бы не существовало международного права, как права над государствами (см. выше статью «Источники международного права»). Но раз существует международное право, покоющееся на международном общественном сознании, то ясно, что договоры, нарушающие основания такого права, не могут иметь правовой обязательности для заключивших его государств. Если бы, например, два государства заключили между собою договор об установлении рабства, или о торговле, женщинами, или о лишении иностранцев всех прав во время пребывания на их территории — такие договоры, являясь отрицанием международного современного права, не имели бы правовой силы, и если бы заключившие их государства стали бы проводит их в жизнь—это повело бы за собою военное столкновение между ними и прочими государствами, т.е. исключение их из мирного международного оборота. Кроме того, отказ без всяких причин одного договорившегося государства соблюдать подобный договор был бы рассматриваем не как правонарушение и неисполнение своих обязательств, а как вполне закономерный поступок. В виду тех же соображений, договоры, позорящие честь государства, затрагивающие его основные права, государство может расторгнуть, как противоречащие самому понятию самостоятельного государства. Согласно Парижскому договору 1856 года, Россия обязалась не иметь военного флота в Черном море. Вызванное крайними затруднениями тяжелое, мешавшее делу обороны черноморских берегов, обязательство это было нарушено, не вызвав своим нарушением даже особых протестов со стороны прочих держав, потому что ни одна держава и не надеялась на долгое выполнение Россией своего позорного обязательства. Впрочем, вопрос о наличности «крайних затруднений» и о наличности нарушения основных прав может повести всегда к серьезным недоразумениям.

По общему правилу, договор, заключенный между определенными государствами, других государств не касается. Однако и другие государства могут принять участие в договорных отношениях. Это присоединение бывает добровольное или вынужденное. Главными видами его являются: 1) посредничество, когда какая-нибудь держава участвует в переговорах, обыкновенно по приглашению одной из сторон или обеих сторон (иногда и не по доброй воле) старается устроить соглашение между сторонами; 2) приступление, когда какая-либо держава признает обязательным и для себя заключенный уже раньше договор между другими государствами; 3) присоединение, когда какая-либо держава выражает свое согласие на участие в договоре, но с известными ограничениями и изъятиями из него; 4) вмешательство, различие которого от посредничества, что государство вмешивается в переговоры против воли переговаривающихся держав. Вмешательство может быть оправдано только в том случае, если переговоры грозят нарушить интересы какой-либо не участвующей в договоре державы. Кроме указанных четырех видов участия третьих государств в договорах, некоторые писатели упоминают еще о «добрых услугах». Однако невозможно определить, чем эти «добрые услуги» отличаются от «посредничества».

Договор вступает в силу не с момента его заключения, а с момента утверждения или ратификации, если, впрочем, не указан другой момент начала действия договора.

Под ратификациею, или утверждением, разумеется формальное принятие верховною властью договаривающихся государств договора, заключенного уполномоченными на то лицами. Прекращение действия договора совершается, если договор заключается на срок или на время существования определенных фактических обстоятельств, по истечении срока или по прекращении существования обстоятельств. Действие остальных договоров может быть прекращено лишь новым соглашением (договором) относительно этого. Война прекращает действие всех договоров между воюющими сторонами, за исключением тех, которые и заключены-то были, имея в виду войну (договоры о нейтрализации, о раненых и пленных и т. д., см. ниже). Что касается средств, которыми стараются обеспечить правильное соблюдение договоров, то главным из средств являются: предоставление договаривающейся стороне сбора части государственных доходов, занятие определенной части территории другого договаривающегося государства или договор с третьими державами (так называемые договоры о гарантии). На договоре с третьими державами основывается, например, постоянный нейтралитет государств (см. выше), независимость слабых государств (например, княжества Монако).

Что же касается самого содержания договоров, то оно так же разнообразно, как разнообразны международные отношения. Есть договоры, которые упорядочивают религиозную жизнь народов, согласно которым государства предоставляют живущим внутри их подданным других государств, принадлежащим к другой религии, свободное исповедание их веры и т. д. Есть договоры, которые обеспечивают иноземцу писателю, художнику или изобретателю, где бы он ни жил, право распоряжаться в пределах договаривающихся государств своей книгой или картиной, или, скажем, каким-либо техническим изобретением, точно так же, как он распоряжается ими в своем отечестве (право запрещает продажу переводов своей книги, сделанных без его согласия, фотографических снимков с его картины и пр. и пр.). Есть договоры, определяющие, каким образом должно происходит гражданское судебное разбирательство в том случае, если стороны принадлежат к подданным разных государств, или уголовный суд, если преступник — иностранец или если он бежал за границу и пр. и пр. Есть договоры, касающиеся упорядочения торговых отношений и, в частности, торгового мореплавания. Есть договоры, касающиеся вопросов о переселении жителей одной страны в другую, и договоры, стремящиеся упорядочить дело борьбы с разрушительными эпидемическими болезнями, например, с чумой. Мы совершенно не имеем здесь места коснутся содержания всех договоров. В силу этого позволим себе остановиться подробнее лишь на немногих из них.

I. По общепризнанному правилу международного права в пределах культурных государств, иностранцы имеют полное право доступа в любое из этих государств. С этим правом связано право иностранцев, вступив на территорию чужого государства, селится там, заниматься сельским хозяйством, торговлей, промыслами и пр. Но так как законодательства отдельных государств часто устанавливают известные ограничения этого права, то о снятии подобных ограничений и заключаются между отдельными государствами договоры. Многие государства, например, не допускают иностранцам заниматься бродячей торговлею, опасаясь шпионства; по той же причине, боясь изучения берегов, иностранцам запрещается заниматься береговым судоходством. Иногда иностранцам чинятся известные ограничения в праве приобретать недвижимые имущества в другом государстве или заниматься определенными ремеслами и т. д. Иногда иностранцы обязаны платить некоторые налоги в увеличенном размере или платить особые налоги.

Подобных и разного рода других ограничений можно было бы привести сотни. И вот, об уничтожении этих ограничений и заключаются договоры между государствами. И на всеобщем убеждении покоятся правила о том, что всякое государство может запретить доступ на свою территорию нищим, преступным, больным заразой или неизлечимой болезнью иностранцам, словом, тем из них, кто может грозить безопасности или порядку страны. По тем же соображениям каждый, уже живущий внутри государства, иностранец может быть выдан к себе на родину, и родина обязана его принять. Северо-Американские Соединенные Штаты, куда особенно много приезжает иностранцев со всех концов света, установили, руководясь указанными правилами, строгий контроль над приезжающими в Америку иностранцами.

II. Весьма тщательному упорядочиванию путем договоров подвергаются вопросы о путях и средствах сообщения. Мы уже говорили выше о положении так называемых международных каналов и рек. Мы уже упоминали, что существуют особые союзы для упорядочения железнодорожного сообщения и телеграфного, почтовых сношений и проч. (см. предыдущую статью, где говорилось о бюро таких союзов). Ко всему сказанному надо, однако, добавить несколько слов о правилах судоходства по морю. Прежде всего здесь необходимо отметить, что уже около двухсот лет получило всеобщее признание, никем теперь не оспариваемое правило, что открытое море свободно. Это правило исключает какое бы то ни было господство государства над открытым морем или его частью. «Каждое государство,— говорит проф. Лист, — имеет право, как в мирное время, так и во время войны, отправлять торговые и военные суда в плавание в открытое море под своим флагом и под исключительным господством своих законов и извлекать в свою пользу, при помощи рыболовства, неисчерпаемые богатства, представляемые глубинами моря. Во время войны море служит театром войны с сохранением, однако, прав нейтральных государств.

Впрочем, отдельные части открытого моря могут быть объявлены, посредством всеобщего соглашения, вечно нейтральными. В таких случаях быть местом военных действий (театром войны) они не могут. Вопросу, что именно считать «береговым морем» посвящены очень многие переговоры и соглашения между государствами. Если какое-либо море со всех сторон окружено владениями одного государства, и то же самое государство вполне, господствует над соединением этого моря с океаном или другим открытым морем, то такое море считается закрытым и принадлежит всецело власти данного государства. Таким морем является, например, Азовское.

Кроме того, определенной власти прибрежных государств подчинены так называемые Береговые воды. Под этим именем понимается та часть открытого моря, по отношению к которой прибрежное государство может поддерживать свою власть с берега. Определяются границы береговых вод разными соглашениями. Большею частью принято определять береговые воды, как пространство вод на три мили от берега.

За исключением береговых вод и внутренних морей остальная част морей (включая и части, покрытые льдом) является открытым морем. В открытом море отдельное государство имеет лишь право преследовать своими судами те чужие суда, которые совершили преступление на территории данного государства, и обыскивать те чужие суда, которые внушают ему подозрение в нарушении правил, запрещающих торговлю рабами. В случае подтверждения подозрения на преступное судно может быть наложен арест. Вообще же судоходство в открытом море пользуется полной свободой. Что касается проливов и каналов, которые соединяют части открытого моря, то они открыты для прохода военных и торговых судов всех держав, но и только. В остальном они подчиняются правилам о береговых водах, т.е. власти береговых государств. Впрочем, и проход военных судов путем особых соглашений может быть стеснен. «Так, например, Лондонским договором о проливах в 1841 году было постановлено, чтобы в мирное время всякому нетурецкому военному судну был запрещен проход через Дарданеллы и Босфор». Таковы вообще правила относительно открытого моря и его частей. Что же касается закрытых морей, береговых вод и вообще внутригосударственных вод, то здесь, как мы указывали, судоходство по ним зависит от власти государства, владеющего ими. Оно может даже совсем запретить иностранцам вести свои суда по его внутренним водам. Но, конечно, права отдельных государств в настоящее время ограничены в данном отношении целым рядом договоров.

III. Отметим еще разряд договоров, охраняющих интересы нравственности, человечности и общественной справедливости. Надо сказать, что этот разряд должен в будущем значительно увеличиться. Сюда входят договоры, посвященные международному упорядочению дела призрения бедных, международная охрана рабочего труда. [Например, Бернская (в Швейцарии) международная конвенция (соглашение) 1906 года установила договорное соглашение, принятое целым рядом государств, запрещение ночного труда для женщин, а договор между Францией и Италией 1904 года уравнял в правах рабочих одной страны в пределах другой с рабочими этой другой], договоры об особом покровительстве ученых исследователей и т. д. Повторяем, пока этот разряд договоров еще не велик и в будущем надо ждать значительного увеличения его. Но два основных правила человечности поставлены в настоящее время целой сетью договоров под прочную охрану международного права: это — недопущение, как тяжкого преступления, торговли рабами и торговли женщинами. Для борьбы с той и другой торговлей все, можно сказать, культурные государства объединились в настоящее время в одно целое. И теперь, где бы ни была обнаружена подобного рода торговля, всякое .государство одинаково должно преследовать ее и бороться с ней.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100