www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Тесты On-line
Юридические словари
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Международное право
Заключение и исполнение международного договора купли-продажи. Практическое пособие. // Авторский коллектив Allpravo.Ru – 2005.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
Право применимое к международным договорам купли-продажи

Определение применимого права имеет первостепенное значение, т.к. именно с решением данного вопроса связывается установление прав и обязанностей сторон, не обговоренных в рамках контракта, разрешение возможных споров.

Зачастую договор, заключенный сторонами, не включает себя соглашение о применимом праве. Между тем, в интересах сторон решить данный вопрос заранее и закрепить его в тексте соглашения.

Приведем показательный пример из практики:

«Компания D.B. Gas & Oil Aps (Дания) обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с исковым заявлением к ЗАО "Новойл" о взыскании 125992449 долл. США либо эквивалента данной суммы в рублях по курсу ЦБ РФ на день платежа, составляющих убытки истца от срыва договора купли-продажи сырой нефти от 23.03.99 и контрактную неустойку.

До рассмотрения спора по существу истцом заявлено и судом удовлетворено ходатайство об увеличении исковых требований до 153291840 долл. США.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 05.02.2001 по делу N А40-43159/00-25-97 в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы от 10.04.2001 решение суда от 05.02.2001 по делу №А40-43159/00-25-97 оставлено без изменения.

В кассационной жалобе на решение от 05.02.2001 и постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы от 10.04.2001 по делу N А40-43159/00-25-97 истец просит указанные судебные акты отменить, как вынесенные с нарушением применения норм материального и процессуального права, и вынести новое решение об удовлетворении исковых требований.

В отзыве на кассационную жалобу ответчик просит обжалуемые судебные акты оставить без изменения, считая их законными и обоснованными, а доводы кассационной жалобы - несостоятельными.

В заседании кассационной инстанции представитель истца поддержал доводы кассационной жалобы, представитель ответчика возражал против ее удовлетворения по основаниям, изложенным в отзыве.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и представленного на нее отзыва, заслушав представителей истца и ответчика, кассационная инстанция пришла к заключению, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

Из материалов дела следует и судом установлено, что коммерческие предприятия сторон находятся в разных государствах, поэтому сделка купли-продажи является внешнеэкономической. Судом установлено, что в контракте, заключенном сторонами, не имеется соглашения о применимом праве. Суд счел, что согласно ст. 166 Основ ГЗ при отсутствии соглашения сторон о применимом праве, применяется право страны продавца. Продавцом в контракте значится российская сторона, следовательно, в данном случае применимо право Российской Федерации.

Данный вывод суда является неверным. Принимая во внимание, что согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, при отсутствии соглашения сторон о применимом праве, в случае, когда речь идет о внешнеэкономической сделке, суд должен, в первую очередь, определить, не подпадают ли отношения сторон по сделке под регулирование международного договора. Учитывая, что сторонами по спорной сделке являются датская и российская компании и что Россия и Дания являются участницами Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года (Венской Конвенции), при разрешении спора суд должен был руководствоваться положениями указанного международного договора. В соответствии с п. 2 ст. 7 указанной Конвенции вопросы, относящиеся к предмету регулирования настоящей Конвенции, которые прямо в ней не разрешены, подлежат разрешению в соответствии с общими принципами, на которых она основана, а при отсутствии таких принципов - в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права. Только констатация невозможности разрешить вопрос на основе норм Конвенции является необходимым основанием для обращения к соответствующим коллизионным нормам, отсылающим к применимому материальному праву.

Таким образом, при вынесении решения и постановления апелляционной инстанции судом был нарушен принцип определения применимого права и, соответственно, неправильно применены нормы материального права, что в силу ч. 1 ст. 176 АПК РФ является основанием для отмены судебных актов и направления дела на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор с надлежащим применением норм материального и процессуального права.

Руководствуясь ст.ст.171, 174-177 АПК РФ, Федеральный арбитражный суд Московского округа постановил: решение от 05.02.2001 и постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы от 10.04.2001 по делу №А40-43159/00-25-97 отменить, дело передать на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда»[1].

Таким образом, при отсутствии соглашения сторон о применимом праве, в случае, когда речь идет о внешнеэкономической сделке, необходимо определить, не подпадают ли отношения сторон по сделке под регулирование Венской конвенции. В соответствии с п. 2 ст. 7 указанной Конвенции вопросы, относящиеся к предмету регулирования Конвенции, которые прямо в ней не разрешены, подлежат разрешению в соответствии с общими принципами, на которых она основана, а при отсутствии таких принципов - в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права. Только констатация невозможности разрешить вопрос на основе норм Конвенции является необходимым основанием для обращения к соответствующим коллизионным нормам, отсылающим к применимому материальному праву.

Вопросы, прямо не урегулированные Конвенцией должны разрешаться в соответствии с критериями, которыми осуществляется восполнение отсутствующих в ней предписаний (ст.7 Конвенции).

Как мы уже заметили, вопросы, прямо не разрешенные в Конвенции, подлежат разрешению в соответствии с общими принципами, на которых она основана; согласно второму (при отсутствии таких принципов), - в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права.

В то же время необходимо заметить, что международный характер Конвенции означает отказ от толкования ее согласно национальным правовым доктринам и определениям терминов в пользу автономного толкования[2].

Рассмотрим, что понимают под "общими принципами", на которых основана Конвенция, в практике и юридической литературе.

Согласно решению нескольких судов (международная практика), такими принципами являются:

1. принцип автономии сторон (ст. 6 Конвенции),

2. принцип добросовестности (п.1 ст. 7 Конвенции),

3. принцип исполнения денежных обязательств в месте расположения кредитора,

4. принцип несения бремени доказывания фактических обстоятельств ссылающейся на них стороной,

5. принцип полной компенсации ущерба,

6. принцип свободы формы (ст. 11 Конвенции),

7. принцип действительности сообщения с момента отправки,

8. принцип уменьшения ущерба,

9. принцип связанности сторон известным им обычаем,

10. принцип favor contractus[3].

Как отмечает, Е. Смирнова, восполнительный критерий приведен в Межамериканской конвенции 1994г. о праве, применимом к международным контрактам. В ней выделяются три критерия. В отличие от Венской конвенции в данной Конвенции на первое место поставлено право государства, с которым договор имеет наиболее тесную связь; при определении же права такого государства принимаются во внимание любые объективные и субъективные элементы контракта. Аналогично этому Венская конвенция в ст.9 устанавливает, что при отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их договору или его заключению обычая, о котором они знали или должны были знать и который широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли. Однако эта норма дана не в связи с определением применимого права, а в разделе об общих положениях, что означает, что приводимое ниже правило применяется во всех случаях, независимо от определения применимого права[4].

Далее, необходимо учитывать общие Принципы международных коммерческих договоров (УНИДРУА).

В качестве примера можно привести одно из дел, где суд сослался на следующие нормы материального права: Конституция РФ, Конвенция о договорах международной купли-продажи; обычай, сложившийся между экономическими субъектами на Кипре, практика международной торговли[5].

Многие суды при выявлении общих принципов Конвенции обращались также к принципам УНИДРУА, несмотря на то, что те были приняты после Конвенции (см. UNCITRAL Digest of case law, para. 23).

Таким образом, стороны стремящиеся избежать недоразумений вокруг применимого права должны решить данный вопрос в договорном порядке, включив в соглашение, пункт, например, следующего содержания:

«Данным соглашением стороны устанавливают применимым право Российской Федерации. При заключении данного соглашения стороны руководствовались Гражданским кодексом РФ и Соглашением об общих условиях поставок товаров между организациями государств - участников Содружества Независимых Государств (Киев, 20 марта 1992 г.)».

Важно заметить, что стороны контракта международной купли-продажи товаров могут прямо исключить применение Конвенции, избрав применимым национальное законодательство одной из стран.

Как подчеркивают исследователи, подобные случаи отказа сторон при заключении договора от применения Конвенции в практике МКАС не встречались, хотя в договорной практике стороны иногда включают в контракт условие о неприменении Венской конвенции к их отношениям[6].

В связи со сказанным, необходимо учитывать, что, указав в качестве применимого права «законодательство Российской Федерации», стороны тем самым, «негласно» устанавливают применимой к данным отношениям положений Конвенции. Это связано с тем, что п.4 ст.15 Конституции Российской Федерации[7] предусмотрено, что международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, это же положение закреплено в п.1 ст.7 Гражданского кодекса Российской Федерации., то есть международные договоры входят в систему действующего российского законодательства. На практике же стороны не учитывают данного обстоятельства, указывая в качестве применимого права законодательство РФ, полагают, что тем самым исключили применения Конвенции. Суд в таком случае рассматривает спор на основе международных норм. Так, по одному делу суд указал:

«Выбор сторонами российского права в качестве права, регулирующего их отношения по сделке, означает выбор российской правовой системы, а не отдельных законов, регулирующих соответствующие отношения сторон»[8].

Если же стороны договора купли-продажи по взаимному согласию решили применять к своим отношениям правила факультативных документов, также именуемых Общими условиями поставок, но не имеющих в силу их правовой природы обязательного для сторон характера (к ним относятся, в частности, ОУП СЭВ - Финляндия 1978 г., ОУП между организациями СССР и СФРЮ 1977 г., ОУП СЭВ 1968/1988), правила таких документов, будучи инкорпорированы в силу соглашения сторон в контракт, становятся его частью. В этом случае применение Венской конвенции по вопросам, не урегулированным их договором, осуществляется согласно общим правилам ст.1.



[1] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 25 июня 2001 г. N КГ-А40/3057-01

[2] Шемелин Д. Комментарий к ст.7 Венской конвенции //cisg.ru/content/cisg_text.php?id=7

[3] Там же.

[4] Смирнова Е. "Применение Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров" // Российская юстиция. – 1997. - №11.

[5] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 26 мая 2003 г. N КГ-А40/3225-03

[6] Смирнова Е. "Применение Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров" // Российская юстиция. – 1997. - №11.

[7] Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года // Российская газета. - 25 декабря 1993 года.

[8] Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 февраля 1998 г. N 29 "Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 1998г. - №4.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100