www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Международное право
Заключение и исполнение международного договора купли-продажи. Практическое пособие. // Авторский коллектив Allpravo.Ru – 2005.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
Заключение договора международной купли-продажи

Статья 11 Конвенции закрепляет, что «не требуется, чтобы договор купли-продажи заключался или подтверждался в письменной форме или подчинялся иному требованию в отношении формы. Он может доказываться любыми средствами, включая свидетельские показания». Данное положение вступает в противоречие с общим правилом о письменной форме договора купли-продажи. В этой связи, СССР при ратификации данной конвенции сделал оговорку. Согласно постановлению ВС СССР от 23 мая 1990 г. №1511-1 любое положение статьи 11 Конвенции, которое допускает, чтобы договор купли-продажи, его изменение или прекращение соглашением сторон либо оферта, акцепт или любое иное выражение намерения совершались не в письменной, а в любой форме, неприменимо, если хотя бы одна из сторон имеет свое коммерческое предприятие в России.

Приведем показательный пример из практики:

«Фирма, зарегистрированная в иностранном государстве, обратилась в арбитражный суд с иском к российскому акционерному обществу.

Российским торговым предприятием (покупателем) в июле 1996 года был заключен внешнеторговый контракт с этой фирмой (продавцом) на поставку товара.

Стороны при заключении сделки в письменной форме договорились, что поставка товара будет осуществляться на условиях СИФ (морская перевозка) в редакции ИНКОТЕРМС-90. При этом обязанность по оплате фрахта до пункта назначения и по страхованию сделки возлагалась на продавца - иностранную фирму.

Фактически перевозка осуществлена на условиях ФОБ - продавец поставку не страховал.

В пути товар был испорчен попаданием морской воды во время шторма. Покупатель, получив товар в негодном состоянии, счел это виной продавца, который односторонне изменил базисные условия поставки с СИФ на ФОБ, что, в свою очередь, привело к ненадлежащему исполнению обязательств по сделке.

Иностранная фирма настаивала, что двустороннее изменение договора имело место. В качестве доказательства приводились следующие обстоятельства: продавец отправил по факсу оферту с предложением снизить цену контракта; покупатель в телефонных переговорах согласился с этим предложением. В результате телефонных переговоров продавец счел возможным зафрахтовать судно на условиях ФОБ и не страховать сделку.

Российское предприятие отрицало факт устного согласия на изменение условий контракта.

Арбитражному суду, разрешающему спор, не были представлены доказательства письменного волеизъявления сторон на изменение условий контракта.

При разрешении данного спора следовало учитывать, что сделка относилась к категории внешнеэкономических. В соответствии с пунктом 3 статьи 162 Гражданского кодекса Российской Федерации внешнеэкономические сделки заключаются в простой письменной форме. Кроме того, предприятия участников сделки находились в разных государствах.

Следовательно, к отношениям сторон применима Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года, вступившая в силу для России с 01.09.91.

Конвенция содержит норму императивного характера о форме сделки - статья 12.

При этом в указанной статье оговаривается обязательность письменной формы сделки. Это правило распространяется как на договор международной купли-продажи, так и на его изменение (ст.29 Конвенции).

Статья 12 Конвенции применяется, когда хотя бы одна из сторон в договоре имеет коммерческое предприятие в государстве - участнике Конвенции, законодательство которого требует, чтобы договоры купли-продажи заключались в письменной форме, о чем это государство сделало заявление на основании статьи 96 Конвенции.

СССР при присоединении к Конвенции заявил о соблюдении требований статьи 12. Это заявление действует в отношении Российской Федерации, к которой перешли обязательства СССР по Конвенции.

Статья 13 Конвенции к письменной форме (из электронных видов связи) относит только сообщения "по телеграфу и телетайпу".

Таким образом, договор купли-продажи и его изменение в случае участия в нем фирмы из Российской Федерации должен заключаться в письменной форме, каковой телефонная связь не является.

Договор между спорящими сторонами был заключен в письменной форме на условиях СИФ (ИНКОТЕРМС-90), то есть продавец должен был отправить товар на условиях СИФ.

Продавец по факсу предложил покупателю осуществить поставку товара на условиях ФОБ.

Покупатель никаким письменным документом не подтвердил своего согласия изменить договор в части отказа от условий СИФ и перехода на условия ФОБ.

Таким образом, продавец предложил изменить контракт, а покупатель на предложение не ответил. Следовательно, изменения контракта в отношении базиса поставки (СИФ на ФОБ) в письменной форме не произошло»[1].

Стороны договора не могут изменять в договорном порядке вышеуказанное правило. Таким образом, договор купли-продажи, как и любые изменения к нему, должны быть совершены в письменной форме.

Классическая формула заключения договора - оферта и акцепт[2].

Первейшей стадией заключения договора считается направление оферты. Согласно п.1 ст.14 Конвенции, офертой является предложение о заключении договора, адресованное одному или нескольким конкретным лицам, если оно достаточно определено и выражает намерение оферента считать себя связанным в случае акцепта.

Предложение является достаточно определенным, если в нем обозначен товар и прямо или косвенно устанавливаются количество и цена либо предусматривается порядок их определения.

ГК РФ в ст.435 содержит норму, что «оферта должна содержать существенные условия договора», Конвенция не содержит такого положения, однако можно сделать вывод, что обозначение в оферте товара, его количества и указание в ней цены - является указанием на существенные условия возможной сделки, является необходимым и достаточным, чтобы предложение представляло собой оферту. Эти условия являются критичными для наличия оферты и, соответственно, договора. В случае, если оферта не содержит прочих разумно необходимых условий договора (срок поставки, место поставки, срок оплаты и т.д. – они указаны в п.3. ст.19), эти условия могут быть установлены на основании правил Части ІІІ Конвенции. В то же время, в определенных условиях, отсутствие прочих условий договора в оферте может быть истолковано как отсутствие намерения считать себя связанным в случае акцепта, например, если сумма договора настолько значительна, что от разумно действующего человека можно было бы ожидать согласования значительно большего количества условий договора[3].

Направление оферты уже говорит о том, что сторона желает заключить договор, если контрагент на это согласен. Оговорки в направленном предложении только о возможности оферты, запрос о потенциальной возможности принятия оферты – самой офертой в смысле законодателя (как Российского, так и международного) не является. Оферта – не есть предложение о ведении предварительных переговоров с целью выяснения возможности заключения договора. Оферта – целенаправленное предложение о заключении договора на указанных в ней условиях.

Итак, чтобы считаться офертой, предложение должно удовлетворять определенным требованиям.

а) быть обращенным к одному или нескольким конкретным лицам. Конвенция не содержит такого понятия как «публичная оферта», а предложение, адресованное неопределенному кругу лиц, рассматривается по общему правилу только как приглашение делать оферты. Однако иное может быть прямо указано в оферте (п.2 ст.14 Конвенции), и тогда предполагается, что в оферте усматривается воля лица, делающего предложение, заключить договор на указанных в предложении условиях с любым, кто отзовется.

б) быть достаточно определенным,

в) ясно выражать намерение оферента заключить договор.

Два последних признака оферты являются ключевыми во всех правовых системах.

Аналогичные определения оферты содержатся и в иных международных актах: так, Принципы УНИДРУА[4] дают следующее определение (ст.2.2): Предложение о заключении договора является офертой, если оно достаточно определено и выражает намерение оферента считать себя связанным в случае акцепта. В этом определении нет указания на то, что предложение «должно быть адресовано определенному кругу лиц» - оно представляет собой по сути определение публичной оферты (т.е. оферты без указания конкретных лиц, адресованной неопределенному кругу субъектов), что конечно же, не изменяет ее сущности в случае акцепта.

Чтобы сформировать отношение к предложению о заключении договора, получатель оферты должен знать, что оферент обратился к нему с намерением заключить договор на определенных условиях. Предложение не может создавать действительную оферту, если оно отражает только намерение оферента заключить договор без указания его конкретных условий – иначе адресат получил бы недостаточно информации, чтобы сформировать юридическое отношение к подобной оферте, так как неясно, о каком договоре и на каких условиях идет речь. Невозможно считать офертой и предложение, которое детально определено, но не выражает намерения стороны заключить договор (по сути, оно представляет собой информацию, отправленную адресату без конкретной цели вступить в договорные отношения)[5].

В то же время, заключение договоров не составляет обязанности ни одной из сторон, каждая из них вправе направить оферту другой стороне. Так, в случае если сторона, получившая оферту не согласна с определенными условиями предложенного договора, она может направить свою оферту (контроферту, встречную оферту), внеся соответствующие корректировки в изначальное предложение.

Оферта может представлять собой развернутый проект договора либо заказ, исходящий от стороны, которая нуждается в определенных услугах (например, от покупателя). Но каким бы способом оферта ни была выражена, договор признается заключенным лишь в случае прямого ее подтверждения – в случае его акцепта.

Оферта вступает в силу, когда она получена адресатом оферты – потенциальным акцептантом. И здесь важен момент времени получения оферты.

Момент, когда оферта считается полученной, устанавливается в соответствии со ст. 24 Конвенции. Кроме того, из формулировки ч. 1 ст. 15 Конвенции следует, что даже если адресат оферты каким-либо образом достоверно узнал об отправке соответствующей оферты и о ее содержании, до момента ее получения в соответствии со ст. 24 Конвенции он не может принять эту оферту.

Не до конца решенным остается вопрос о том, может ли оферта считаться полученной, если оферент принял ее текст, но не может его прочесть – например, текст оферты изложен на непонятном ему языке или электронное уведомление, в котором находится этот текст, не может быть обработано средствами адресата оферты[6]. Мы считаем, что в таком случае оферта может считаться полученной лишь с того момента, когда смысл ее уяснен получателем, т.е. текст оферты представлен в виде доступном для акцептанта. Таким образом, если текст не доступен по причине невладения языком или невозможностью прочтения электронного письма в необходимой кодировке – оферта не получена, содержание ее не передано, условия не уяснены, а, следовательно, потенциальный акцептант не имеет возможности выразить свою волю и отношение по предложениям оферты.

Реалии нашего времени могут порой кардинально изменяться, финансовые и иные условия стороны, направившей оферту, могут оказаться неспособными выполнить обязательства по оферте, отосланной адресанту оферты. В подобном случае (в случае, когда оферент отказывается от обязательств по оферте) оферта, даже когда она является безотзывной, может быть отменена оферентом, если сообщение об отмене получено адресатом оферты раньше, чем сама оферта, или одновременно с ней. Например, оферта послана авиапочтой, но отказ от оферента был получен адресантом оферты раньше самой оферты – например, по электронной почте, по телефону или факсимильным письмом.

Итак, пока договор не заключен, оферта может быть отозвана оферентом, если сообщение об отзыве будет получено адресатом оферты до отправки им акцепта.

Однако по смыслу п.2 ст.16 Конвенции оферта не может быть отозвана:

а) если в оферте указывается путем установления определенного срока для акцепта или иным образом, что она является безотзывной; или

b) если для адресата оферты было разумным рассматривать оферту как безотзывную и адресат оферты действовал соответственно.

Сторона, получившая оферту не несет на себе обязательства по принятию ее. В случае получения оферентом сообщения об отклонении оферты – она утрачивает свою силу.

Легальное определение акцепта дано в ст. 18 Конвенции. Им признается заявление или иное поведение адресата оферты, выражающее согласие с офертой. Молчание или бездействие само по себе не являются акцептом.

Такое требование к акцепту обусловлено тем, что намерение акцептанта принять предложение должно быть выражено таким образом, чтобы не было сомнений ни в отношении факта акцепта, ни в отношении совпадения условия акцепта с условиями оферты. Эти требования могут быть выражены в общем правиле, согласно которому акцепт должен быть абсолютным и соответствовать условиям оферты. Это подтверждает и п.1 ст.19, согласно которому если ответ на оферту содержит дополнения, ограничения или иные изменения – то это является отклонением оферты и представляет собой встречную оферту. Существенные условия оферты не подлежат изменению акцептантом. Однако ответ на оферту, который имеет целью служить акцептом, но содержит дополнительные или отличные условия, не меняющие существенно условий оферты, является акцептом, если только оферент без неоправданной задержки не возразит устно против этих расхождений или не направит уведомления об этом. Если он этого не сделает, то условиями договора будут являться условия оферты, с изменениями, содержащимися в акцепте.

Акцепт оферты вступает в силу в момент, когда указанное согласие получено оферентом. Чтобы оферент мог расценивать сообщение акцептанта как согласие на предложение о заключении договора, такое согласие должно быть выражено в определенной форме – в форме заявления, отправленного в определенный срок. Акцепт не имеет силы, если оферент не получает указанное согласие в установленный им срок, а если срок не установлен, то в разумный срок, принимая при этом во внимание обстоятельства сделки, в том числе скорость использованных оферентом средств связи. Устная оферта должна быть акцептована немедленно, если из обстоятельств не следует иное.

Как указано выше, акцепт молчанием не считается акцептом, но п.3 ст.1 допускает, что если в силу оферты или в результате практики, которую стороны установили в своих взаимных отношениях, или обычая адресат оферты может, не извещая оферента, выразить согласие путем совершения какого-либо действия, в частности действия, относящегося к отправке товара или уплате цены, акцепт вступает в силу в момент совершения такого действия, при условии, что оно совершено в пределах срока оферты.

Итак, совершение конклюдентных действий между контрагентами также допустимо. Но на данном фоне возникает вопрос – есть ли необходимость акцептанту (сторона В) извещать оферента (сторона А) о совершенном исполнении действия в случае, когда, например, акцептант (В) во исполнение договора отправил партию товара в адрес оферента (А) и транспортировка товара будет очень продолжительной, причем этот срок может превысить разумный для акцепта. В таком случае оферент (А) сможет узнать, было ли его предложение принято уже только после истечения срока для акцепта. Не получая ответа от потенциального акцептанта (В) в указанный срок, оферент (А) может направить аналогичную оферту третьему лицу (другому потенциальному акцептанту – стороне С) – и только после этого получить уведомление о совершенном акцепте первоначального акцептанта (В). Такая ситуация чревата известными последствиями, прежде всего в отношении оферента (А), т.к. если при получении извещения об акцепте В, он не успеет отозвать оферту, направленную С согласно п.1 ст.14 Конвенции – он будет связан обязательством с обоими акцептантами.

Поэтому, представляется, что, когда оферта сделана, для возникновения договорного обязательства необходимо, чтобы она не только была акцептована, но и чтобы акцепт был сообщен. Однако Конвенция (впрочем, как и ГК РФ) не налагает на акцептанта такой обязанности и не определяет последствий неизвещения, если из обычных правил взаимоотношений следует, что акцептант не обязан уведомлять оферента о совершении конклюдентных действий, тем самым – о принятии оферты. Здесь остается только порекомендовать оференту установить в оферте обязанность акцептанта известить о совершенном акцепте действием.

Срок акцепта оферты устанавливается ст. 20 Конвенции: течение срока для акцепта, установленного оферентом в телеграмме или письме, начинается с момента сдачи телеграммы для отправки или с даты, указанной в письме, или, если такая дата не указана, с даты, указанной на конверте. Течение срока для акцепта, установленного оферентом по телефону, телетайпу или при помощи других средств моментальной связи, начинается с момента получения оферты ее адресатом.

Запоздавший акцепт сохраняет силу акцепта, если оферент без промедления известит об этом адресата оферты устно или направит ему соответствующее уведомление. Когда из письма или иного письменного сообщения, содержащего запоздавший акцепт, видно, что оно было отправлено при таких обстоятельствах, что, если бы его пересылка была нормальной, оно было бы получено своевременно, запоздавший акцепт сохраняет силу акцепта, если только оферент без промедления не известит адресата оферты устно, что он считает свою оферту утратившей силу, или не направит ему уведомления об этом.

Акцепт, также как и оферта, может быть отменен, если сообщение об отмене получено оферентом раньше того момента или в тот же момент, когда акцепт должен был бы вступить в силу (ст.22).

Договор считается заключенным в момент, когда акцепт оферты вступает в силу в соответствии с положениями Конвенции.



[1] Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 февраля 1998 г. N 29 "Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 1998г. - №4.

[2] От англ. offer – предлагать; accept – принимать.

[3] Шемелин Д. Комментарий к статье 14 Венской конвенции // cisg.ru/content/cisg_text.php?id=14

[4] Принципы международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) // «Закон» - 1995 г., - № 12

[5] Кучер А.Н. Оферта как стадия заключения предпринимательского договора // Законодательство - 2001 - №5.

[6] Шемелин Д. Комментарий к статье 15 Венской конвенции // cisg.ru/content/cisg_text.php?id=15

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100