www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Гражданский процесс
Гражданское судопроизводство из курса правоведения по Народной энциклопедии изд.1911 г. Полутом 2. Общественно-юридические науки // Allpravo.Ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
3. Система судебных инстанций, подсудность по роду дел и местная

Для обеспечения правильности судебных решений по гражданским делам закон устанавливает, что все дела, кроме самых маловажных, могут быть рассматриваемы по желанию стород два раза «по существу», т.е. со всесторонней проверкой: сперва в низшем суде, а затем в высшем. Наконец в третий раз дело может пересматриваться еще в одной инстанции, но уже не по существу, а лишь с одной юридической стороны, т.е. для разрешения вопроса, правильно ли были применелы к делу законы. Такой порядок рассмотрения дел называется инстанционным и суды, в которых дела рассматриваютоя первый раз, называются судами первой инстанции или степели; суды, в которых дела рассматриваются по апелляционным жалобам тяжущихся (см. статью «Судебное решение»), называются судами второй инстанции или апелляционными. Третьей и последней инстанцией является кассационный суд.

Суды первой инстанции делятся на единоличные и коллегиальные; одни ведают дела менее важные с точки зрения нарушенного у истца ответчиком интереса, другие — дела более значительные. Такое распределение различных тяжб между судами называется «подсудностью по роду дел» (или «родовою»). Коллегиальность, т.е. множественность состава суда, больше обеспечивает правосудность решений. Один судья редко имеет то разнообразие юридических познаний, ту разносторонност опыта, какие в состоянии доставить делу коллегия, где сведения одного дополняются и проверяются сведениями остальных. Судья единый, как и всякий человек, не всегда свободен от некоторых предубеждений и пристрастий; между тем при множественности состава несправедливые взгляды одного находят себе должный противовес в беспристрастии прочих. Но если коллегия по общему правилу судит справедливее и лучше, чем единоличный суд, то спрашивается, почему же суды не устроены всегда в виде коллегий? Почему полных гарантий правосудия лишены дела, более мелкие с точки зрения имущесгвенного интереса, который определяется чаще всего суммою иска ? Ведь для лиц малосостоятельных и какой-нибудь десятирублевый процесс иногда равносилен тяжбе о насущном куске хлеба. Это богач, судясь у единоличного судьи (т.е. в суде, менее правосудном), может спокойно махнуть рукой на десятки, даже сотни рублей, неправильно ему неприсужденных или с него взысканных; а для бедняка в подобном «мелком» процессе вопрос идет о последних средствах к существованию. Итак, во имя чего существуют единоличные суды? Обяснение лежит в соображениях финансовой экономии. Если устроить всюду, где теперь действуют единоличные судьи, вместо них коллегии, содержание вместо одного нескольких судей обойдется слишком недешево казне; если же коллегий создать меньше, чем теперешних единоличных судей, то суды будут находиться чрезмерно далеко от тяжущихся, нуждающихся в их помощи — правосудие удалится от населения, и расходы на путешествие к суду удорожат процессы для малоимущих классов. В результате такого столкновения интересов казенных и частных выбран средний исход: судов дано населению больше, но не коллегиальных, а единоличных («числом поболее, ценою подешевле»).

Устройство нашего гражданского правосудия было определено Судебными Уставами Императора Александра II в 1864 г. Были созданы две группы судов, применявших почти одни и те же законы и в тех же местностях. Это были суды мировые и суды общие. Мировые суды ведали дела ценою до 500 рублей и некоторые другие простейшие дела, как, например, иски о восстановлении нарушенного владения, если со времени нарушения прошло не менее шести мееяцев, и просьбы об обеспечении доказательств. Более же сложные дела, хотя бы цена иска и была менее 500 рублей, как, например, иски о праве собственности на недвижимость, споры о привилегиях на открытия или изобретения, не подлежат ведомству мировых судей (и учреждений, их заменяющих).

В мировых судебных установлениях судом первой инстанции был единоличный мировой судья, избиравшийся на три года, в столицах — городскими думами, в других местностях — уездными земскими собраниями. Второй инстанцией для дел, решенных мировыми судьями, был съезд мировых судей, где дела по апелляционным жалобам разрешались тремя судьями. В окружном суде дела разбирались коллегией из трех судей, и апелляционной инстанцией служила судебная палата в составе трех членов. Третьей инстанцией — кассационной — для мировых и общих судебных установлений был гражданский кассационный департамент Правительствующего Сената. Эта простая система судебных инстанций была изменена в 1889 году и заменена следующей сложной системой, наиболее запутанной из всех, существующих в европейских государствах. Выборные мировые судьи были уничтожены везде, за исключением 9 больших городов и Области Войска Донского. Вместо них в сельских местностях были введены земские участковые начальники, а в городах — городские судьи. И те и другие назначаются правительством и разбирают споры ценою до 300 рублей. Второй инстанцией для дел, решенных земскими начальниками и городскими судьями, является уездный съезд, собирающийся из них же под председательством уездного предводителя дворянства или уездного члена окружного суда. Кассационной инстанцией служит губернское присутствие, которое состоит из губернатора, губернского предводителя дворянства, вице-губернатора, и двух непременных членов. При рассмотрении гражданских дел, решенных уездными съездами, председательствует председатель окружного суда. По каждому делу дает свое заключение прокурор окружного суда.

Дела ценой от 300 до 500 рублей в первой инстанции разрешаются единолично уездными членами окружных судов, по одному на уезд. Вторую — апелляционную — инстанцию для этих дел составляют окружные суды, которые в этом случае руководствуются правилами для мировых съездов.

Обозревая личный состав судебно-административных установлений, созданных законом 1889 года, остановимся сперва на земском начальнике, представляющем центральную фигуру в реформе над Судебными Уставами. Назначаемый министром внутренних дел (обычно — из кандидатов, предлагаемых местным губернатором по совещанию с губернским и местным предводителем дворянства) и, состоя в ведомстве этого министерства, земский начальник соединяет в своих руках административные обязанности с чисто судебными. Эти различные виды несовместимых в одном лице деятельностей (правильное устройство государственных должностей никогда не соединяет их в одном органе) заставляют земского начальника быть или больше судьей, чем администратором, или, наоборот, а полная оторванность от министерства юстиции, узко-сословный дух института, недостаток юридического образования и установившиеся со временем традиции неудержимо влекут судью-администратора в сторону от юстиции. Впрочем, предоставим оценить этот вопрос объяснительной записке, поданной самим же правительством (министром юстиции Щегловитовым) во 2-ую Государственную Думу: «Земские начальники постоянно стремятся вносить в судебное дело приемы административного усмотрения, в самом корне подрывая этим доверие к своей деятельности в качестве органов судебной власти. Многие земские начальники усвоили себе такой взгляд на закон 12 июля 1889 года, что он имеет целью обуздание и дисциплинирование крестьянского населения и восстановление особого значения дворян землевладельцев. Такой взгляд привел земских начальников к убеждению, что закон должен соблюдаться лишь постольку, поскольку он совпадает с указанным пониманием узаконения 12 июля 1889 года и не противоречит требованиям жизни». И далее: «Значительное большинство земских начальников не имеет никакой ни практической, ни теоретической подготовки, необходимой для правильного отправления правосудия».

Сопоставление же судебно-административных установлений с общими, действующими по законам 1864 года, обнаруживает, по словам проф. Случевского, «что юридический элемент представлен здесь весьма слабо и притом в порядке, обратном тому, который существует в этом отношении по судебным уставам. По уставам юридический элемент по мере возвышения инстанции усиливается. Будучи желательным, но не необходимым для мировых судей, он является нормальным условием назначения должностных лиц в общие судебные установления, причем во вторую судебную инстанцию, в Судебную Палату, по мысли составителей уставов, должны были войти «опытнейшие юристы», а тем более в 3-ю — в Сенат, в который, «по непосредственному усмотрению Императорского Величества», должны были быть назначаемы лица, не менее трех лет прослужившие в предшествовавших высших судебных должностях. По новому закону (1889 г.) юридичеекий элемент занимает совершенно обратное положение. Так, городские судьи представляются юридически образованными лицами: вторая над ними инстанция — уездный съезд, весьма слабо обставлена юридическим элементом; председатель (уездный предводитель дворянства) и члены: почетные мировые судьи и земские начальники — не профессиональные юристы; юридически образованными будут только городские судьи и уездный член окружного суда, т.е. меньшенство. В третьей инстанции — губернском присутствии — юридический элемент представлен еще слабее — два юриста: председатель или член окружного суда и прокурор на пять неюристов».

Нельзя не указать также при оценке системы судебно-административных установлений на то, что она является отрицанием идеи «единого кассационного суда». По уставам кассационный Сенат должен был блюсти за единообразным применением закона, руководя для этой цели всеми судебными местами. «Все решения и определения кассационных департаментов Сената, которыми разъясняется точный смысл законов, публикуются во всеобщее сведение для руководства к единообразному истолкованию и применению оных» (ст. 815 уст. гражд. суд.). Теперь же от его надзора изъяты и городские судьи, и земские начальники с их съездами, у которых кассационные инстанции свои (губернския присутствия), да не одна для всех судов, а много. Разве нет оснований опасатся, что практика применения закона окажется в каждой губернии своя?

Кроме перечисленных судов и другие ведают вопросы гражданского права. Таковы суды особенные или специальные: например, коммерческие и духовные. Из них особого внимания заслуживают волостные суды; они устроены в разных местностях России различно, но везде члены их избираются волостными обществами. Волостной суд разрешает дела на сумму не свыше 300 рублей, между крестьянами и мещанами, имеющими постоянное жительство в селениях, а также иски, предъявленные к крестьянам и мещанам лицами других сословий. Кроме того, дела о наследстве и разделах имущества, входящего в состав крестянского надела, хотя бы их цена и превышала 300 рублей, также разрешаются волостными судами. Для дел, решенных волостными судами, второй инстанцией является уездный съезд.

На окраинах России, как-то: Кавказе, Закавказье, Средней Азии, Туркестане, северо - востоке Сибири, Западном крае и Прибалтийских губерниях низшие суды устроены весьма разнообразно, в зависимости от местных особенностей.

Если как истец, так и ответчик живут в пределах одного и того же судебного округа (или участка, на которые разбита для распределения дел между различными судами вся территория государства), тогда вопрос о том, какому судье судить тяжбу между сторонами, не возбуждает сомнений. Истец и ответчик — оба живут в Харькове: значит и дело их, ценою свыше 500 руб., подсудно харьковскому окружному суду. Но как быть, когда ответчик живет в одном судебном округе (например, в Харьков.е), а истец в другом (в Москве)? Харьковский или московский суд станет разбирать дело? Суд по месту жительства истца или ответчика? Общее правило таково, что по месту жительства ответчика («местная подсудность»). Каждому, конечно, выгоднее судиться в суде ближайшем: не надобно далеко ехать к источнику правосудия, в ближайшем местном центре живут знакомые, которым можно оставить адрес для принятия судебных бумаг, здесь же тяжущийся имеет и знакомого адвоката и т. д. Итак, при выборе между, удобствами истца и ответчика, чьим же интересам правосудие отдаст предпочтение? Интересам именно ответчика: ведь его истец заставляет судится, и, может быть, без достаточных оснований. И пока неправота ответчика не доказана, закон должен относиться внимательно к его интересам, — вот почему и дает привилегию: судиться там, где ему удобнее, по месту хозяйственной или служебной оседлости. И если бы истец предъявил к нему иск не там, где ответчик живет, тот вправе заявить «отнюдь о неподсудности»: требование, чтобы ненадлежащий суд не рассматривал дело. Кроме этой подсудности (общей) наш процеес знает и специальную: напр., по месту нахождения недвижимости, и др. Впрочем, закон представляет тяжущимся возможность — путем добровольного соглашения выбирать между многими, одинаково компетентными судами (например, окружными) тот, где истец и ответчик желают почему-нибудь судиться: надо только, чтобы этим договором не была нарушена подсудность по роду дел, — нельзя дело, подсудное только окружному суду, разбирать у земского начальника, и наоборот. Непредъявление со стороны ответчика отводов о неподсудности по месту жительства принимается за согласие судится в этом суде; отвод о неподсудности должен быть заявлен до первого заседания по делу.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100