www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Гражданский процесс
Учебник гражданского процесса. Е.В.Васьковский. - Москва, 1917 г. // Allpravo.Ru, 2005 г.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 19. Адвокатура

Васьковский. Организация адвокатуры, 1893; Винавер. Очерки об адвокатуре, 1902; Марков. Правила адвокатской профессии в России, 1913; Гессен. Адвокатура. Общество и государство, 1915.

I. Личное ведение собственных судебных дел обыкновенно связано для тяжущихся, с одной стороны, с опасностью, с другой стороны, с неудобством. Опасность состоит в том, что тяжущийся легко может проиграть любое, даже вполне правое дело по недостаточному знанию гражданских законов и формальностей производства, а равным образом и по неумению отстаивать свои права на суде под влиянием робости или вследствие непривычки связно и толково излагать мысли. Поэтому для ведения сколько-нибудь сложного процесса тяжущимся нужна помощь сведущего в законах и опытного в судебных делах лица, которое поддержало бы их советом и словом, т. е. оказало бы им юридическую помощь, или правозаступничество.

С другой стороны, личное ведение судебных дел представляет немалое неудобство уже ввиду того, что тяжущиеся должны отрываться от обычных занятий для явки в заседания суда, нередко находящегося в другом городе или даже в другой губернии. Кроме того, как указано еще в Институциях Юстиниана, "болезнь, и возраст, и необходимое путешествие, и многие другие причины часто мешают вести дела лично". Существует, таким образом, потребность поручать исполнение необходимых процессуальных действий другим лицам, которые заменяли бы тяжущихся в процессе, т. е. потребность в судебном представительстве.

История свидетельствует, что правозаступничество появилось почти одновременно с судом, на самых низших ступенях культуры и первоначально в форме родственного и соседского; к защите интересов тяжущихся на суде допускались, прежде всего, родные, а затем соседи их. Так было в Древней Греции и в первое время существования Рима; следы этого встречаются также и в начальный период истории других стран (Англии, Германии, России). Чем больше развивается цивилизация, чем сложнее и разнообразнее становятся жизненные отношения и определяющие их нормы, тем настоятельнее делается потребность в особом классе лиц, который бы специально занимался изучением этих норм, давал гражданам юридические советы и помогал им вести судебные дела. Под влиянием этой потребности возникает особая профессия, которая получает название а д в о к а т у р ы, а лица, посвящающие себя занятию ею, - название а д в о к а т о в.

Судебное представительство возникло, подобно правозаступничеству, первоначально тоже в форме родственного или семейного представительства; на низших ступенях культуры повсюду господствовал принцип личной явки в суд, так как отвлеченное понятие представительства вообще недоступно для первобытного неразвитого ума, и только замена тяжущегося, почему-либо не могущего явиться лично в суд, его родственником, опекуном или супругом не вызывала недоумения и допускалась в виде изъятия. Но чем больше развивалась экономическая жизнь, чем интенсивнее становился гражданский оборот, тем больше давала себя чувствовать потребность в представительстве для заключения сделок и ведения судебных дел. Юридическая эволюция привела в результате к признанию свободы представительства и к образованию особого класса лиц, специально занимающегося ведением чужих судебных дел в качестве профессиональных поверенных, или ходатаев по делам (procuratores).

II. Вызванные к жизни разными потребностями, правозаступничество и судебное представительство различаются между собой как по юридическому характеру, так и по социальному значению.

Судебное представительство является, подобно маклерству, комиссионерству, агентуре, одним из видов общегражданского института представительства, и отношения между тяжущимся и его поверенным определяются по общим началам гражданского представительства. Замещая тяжущегося в процессе, поверенный служит интересам своего клиента и обязан всячески соблюдать их, как соблюдают маклеры, агенты и т. п.

Не таково положение адвоката, в смысле правозаступника. Он - не заместитель, а только помощник тяжущегося. Вместе с тем, разрабатывая юридическую сторону дела в судебных бумагах и речах, он является экспертом по юридической части и сотрудником судей.

Кроме того, на адвокате лежит еще одна высокая миссия.

В гражданском процессе борются между собою частные лица из-за своих частных интересов. Государство, как целое, не заинтересовано непосредственно в победе одного из них, и государственная власть не имеет поэтому основания вмешиваться в их борьбу; для нее важно только предотвратить самоуправство и насилие между гражданами, дав им возможность добиться защиты своих прав, если они захотят и сумеют сделать это. Для этого она должна организовать надлежащим образом судебные учреждения и создать класс специально подготовленных к ведению судебных дел лиц (адвокатов). Но на том и кончается ее задача. Остальное - дело самих спорящих сторон.

Иначе относится к исходу процесса общество. Для него важно, чтобы победила правая сторона и чтобы никакие посторонние обстоятельства не препятствовали этому. Если же правая сторона проигрывает дело только потому, что противник более сведущ в законах и более опытен в ведении дел, то каждому из членов общества грозит опасность попасть при случае в такое же положение, и все общество не может не испытывать чувства необеспеченности в своих правах. "Свобода в оборотах, нравственность народа и мир в семействах зависят от убеждения частных лиц в справедливом и быстром окончании процессов" (Миттермайер), а это убеждение подрывается каждый раз, когда правая сторона проигрывает дело. Здесь-то открывается для адвокатуры благородное поприще помочь своими знаниями и красноречием торжеству правой стороны. Выполняя такую миссию, адвокат является защитником не только частных интересов отдельного лица, но и интересов всего общества; он выступает в процессе не как представитель тяжущегося, а как представитель общественного интереса, действуя как бы по уполномочию общества. Он защищает индивидуальные права частного лица ввиду и во имя общественного блага.

III. Историческое развитие правозаступничества и судебного представительства пошло двумя путями. В одной группе государств они сохранились в обособленном виде до настоящего времени, в другой группе - соединились и слились в одну профессию. Первую группу образуют Франция, Англия, Бельгия и Испания. В этих странах лица, занимающиеся профессионально ведением чужих судебных дел, разделяются на два класса: на адвокатов (avocats, barristers, abogados) и поверенных, или стряпчих (avouйs, attorneys, procuradores). Адвокаты - это лица с высшим юридическим образованием, занимающиеся подачей гражданам юридических советов, сочинением для них важных судебных бумаг и произнесением в их защиту речей в заседаниях судов. Они - юрисконсульты и судебные ораторы, и ничего больше. Напротив, стряпчие, от которых требуется обладание практическими сведениями в праве, являются заместителями тяжущихся и исполняют вместо них всю остальную черную работу, необходимую при ведении судебных дел: они собирают и подготовляют фактический материал, разыскивают свидетелей и документы, подают и получают судебные бумаги, присутствуют в заседаниях судов, приводят в исполнение судебные решения и т. д. Таким образом, в этих странах адвокатура представляет собою либеральную профессию, аналогичную профессии врачей, архитекторов, инженеров и т. п.; судебное же представительство имеет характер чисто ремесленной деятельности и стоит наряду с маклерством, агентурой и другими видами посредничества.

Адвокатура считается свободной профессией, и доступ к ней открыт для всех, кто имеет необходимый образовательный ценз и незапятнанную репутацию; стряпчие состоят при судах в качестве низших чиновников судебного ведомства, подобных судебным приставам, причем во Франции и Бельгии число их ограничено комплектом для каждого суда, а перед допущением к практике требуется внесение денежного залога. Участие адвокатов в процессе необязательно; поэтому они могут отказываться от предлагаемых им дел без объяснения причин; тяжущиеся должны вести свои дела в коллегиальных судах через посредство стряпчих, которые, ввиду этого, имеют право отказываться от ведения дел только в особо указанных законом случаях. Адвокаты не считаются представителями клиентов, не получают от них доверенностей, не отвечают перед ними за свои советы и речи; стряпчие замещают тяжущихся в процессе, действуют на основании выдаваемого им клиентами полномочия и несут перед ними ответственность по общим правилам о представительстве. Адвокатская профессия считается в принципе безвозмездной, а гонорар рассматривается, согласно традиции, исходящей из республиканского Рима, как почетный дар, которого адвокат, подобно врачу священнику, не может выговаривать наперед и не вправе требовать судом; стряпчие получают вознаграждение по таксе, определяющей плату за каждое процессуальное действие, и имеют право взыскивать его в судебном порядке. Адвокатская профессия несовместима с исполнением обязанностей стряпчего, с участием в исполнении решений и конкурсном производстве, с коммерческой и посреднической деятельностью в качестве маклеров, агентов, факторов и т. п.; стряпчие могут заниматься всеми этими видами деятельности. Единственно, в чем одинакова организация сословия адвокатов и класса стряпчих, это - корпоративное устройство: как адвокаты, так и стряпчие разделяются на самоуправляющиеся коллегии, которые осуществляют дисциплинарную власть над своими членами под наблюдением судов. При этом английские адвокаты не составляют отдельного от магистратуры класса, а вместе с нею образуют одно сословие, имеющее общие органы самоуправления, ибо барристеры и высшие судьи, назначаемые из числа барристеров, всю жизнь продолжают быть членами той судебной корпорации, из которой вышли.

Не такова во многих отношениях организация адвокатуры в Германии, Австрии и большинстве других цивилизованных государств. Она основана на совмещении обязанностей правозаступничества и судебного представительства в руках одного класса лиц.

В Германии для принятия в число поверенных требуется такая же подготовка, как и для судей. Поверенные допускаются к практике при определенном суде (принцип локализации), но имеют право выступать в качестве правозаступников во всех германских судах. Поверенные образуют при судах второй инстанции самоуправляющиеся корпорации, именуемые адвокатскими камерами. Размер гонорара определяется договором между поверенным и доверителем, а за отсутствием такого договора - по установленной законом таксе. Но выговоренный адвокатом гонорар может быть по иску клиента уменьшен до соответствующего таксе размера, если суд найдет его чрезмерным. Дисциплинарный суд состоит из председателя совета, товарища его и трех членов совета, выбираемых советом. Апелляционной инстанцией является высший дисциплинарный суд, состоящий из председателя имперского суда, трех членов этого суда и трех поверенных, избираемых адвокатской камерой при имперском суде из своей среды.

Устройство австрийской адвокатуры представляет некоторые отличия от устройства германской, но только в деталях.

IV. Первая система принесла лучшие результаты, создав благоприятную почву для выработки более высокого социально-этического типа адвоката.

Во Франции и Англии адвокатура всегда стояла и теперь стоит выше, чем в германских государствах и в Австрии; она выставила несравненно больше выдающихся деятелей в области юридической науки, ораторского искусства, в рядах судебной магистратуры, на политическом поприще и в высших должностях государственной службы. Причиной этого является именно то обстоятельство, что в первых двух странах адвокатская профессия сохранялась в чистом виде.

В тех государствах, где адвокаты избавлены от ремесленной работы ходатая по делам, они являются только учеными знатоками права и судебными ораторами, преданными занятиям наукой, литературой и ораторским искусством. Не будучи представителями тяжущихся, не отождествляясь с ними, не неся перед ними ответственности за свои советы и судебные речи и не имея права ни выговаривать себе вознаграждения, ни требовать его судом, адвокаты указанных государств издавна прониклись взглядом на свою профессию, как на общественное служение, требующее упорного труда, бескорыстия и самоотверженности. Далеко не таков тип адвоката в государствах второй группы, где адвокаты являются и поверенными сторон. Как только к правозаступничеству присоединяется судебное представительство, призванное служить иным потребностям и требующее от занимающихся им лиц других качеств, адвокат неминуемо становится практическим дельцом, маклером по юридической части, имеющим тем больше успеха в публике, чем больше сметливости, юркости и даже неразборчивости в средствах он проявляет при устройстве материальных интересов своих клиентов. Само собою понятно, что он не может уже претендовать на то высокое доверие и уважение суда и общества, какими был окружен раньше, потому что "из-под его адвокатской тоги выглядывает портфель ходатая по делам" (Prischl).

V. В России, как и в других славянских государствах, адвокатура существовала издавна не в виде самостоятельной профессии, а в связи с судебным представительством и под его личиной: судебное представительство, вначале допускавшееся только по исключению для некоторых категорий лиц (детей, женщин, стариков, монахов, глухих), получило впоследствии свободное применение и обратилось в профессиональное занятие особого класса лиц, которые, будучи лучше других знакомы с нормами права и процесса, стали в то же время исполнять роль и правозаступников. Но никакой организации этот класс профессиональных поверенных не имел, так что до издания судебных уставов 1864 г. судебное представительство, соединенное с адвокатурой, продолжало оставаться абсолютно свободной профессией.

Отсутствие требования какого бы то ни было умственного и нравственного ценза, отсутствие всякой организации, всякого надзора и вдобавок письменный порядок судопроизводства, облеченный канцелярской тайной, привели к тому, что ведением судебных дел, которое состояло преимущественно в сочинении состязательных бумаг, стали заниматься прогнанные со службы чиновники и другие лица столь же сомнительной нравственности, успевшие каким-либо путем приобрести некоторое знакомство с законами. Преследуя свою выгоду и стремясь возможно больше запутывать и затягивать дела, они являлись главными виновниками процветания клауз и ябедничества, характеризующих дореформенное правосудие.

Составители судебных уставов хорошо понимали, что в интересах правильного отправления правосудия занятие адвокатурой не может быть предоставлено всем и каждому, а должно быть сосредоточено, по примеру западноевропейских государств, в руках отдельного класса лиц, обладающих таким же умственным и нравственным цензом, как судьи и прокуроры. С этой целью и было решено создать сословие присяжных поверенных. Но условия тогдашней жизни не позволили осуществить эти планы в полном объеме. Сознавая, что в первое время число лиц с требуемым для присяжных поверенных цензом будет крайне ограничено и что, таким образом, потребность населения в юридической защите останется в значительной степени неудовлетворенной, составители уставов решили предоставлять присяжным поверенным монополию ведения дел только в тех городах, где число их достигнет известного комплекта, а до этого времени дозволили заниматься ведением чужих дел в судах всем правоспособным гражданам за немногими изъятиями. Вследствие этого наряду с официальной присяжной адвокатурой не прекратила своей деятельности прежняя самозванная, закулисная адвокатура. Чтобы поставить предел ее размножению, был создан в 1874 г. институт частных поверенных, и право заниматься ведением гражданских дел предоставлено только присяжным и частным поверенным.

А. Присяжные поверенные. У с л о в и я д о п у щ е н и я. Лица, желающие вступить в ряды присяжной адвокатуры, должны быть русско-подданными, не состоять на государственной или общественной службе в каких-либо должностях, кроме почетных и бесплатных, и обладать определенным возрастным, нравственным и образовательным цензом. Возрастной состоит в достижении 25 лет от роду (ст. 355). Нравственный ценз - почти таков же, как требуется от судей.

Разница состоит в том, что судьями не назначаются лица, которые были присуждены к исключению из службы, тюремному заключению или более строгому наказанию, а также которые состоят под судом и следствием по обвинению в каком-либо преступлении или проступке (ст. 201), - для принятия же в сословие присяжных поверенных служит препятствием предание суду только за такие преступления, которые караются лишением или ограничением прав состояния, если дело не окончилось полным оправданием (ст. 355, п. 5 и 6, о. с. 15 N 15). Кроме того, присяжными поверенными не могут быть лица, которым закон воспрещает вести чужие судебные дела (см. § 65).

Образовательный ценз слагается из высшего юридического образования и пятилетней практической подготовки, состоящей в такого рода деятельности, которая дает возможность приобрести практические сведения в производстве судебных дел, каковы: служба по судебному ведомству (ст. 354); занятия судебной практикой при присяжном поверенном в звании его помощника; ведение судебных дел в качестве юрисконсульта правительственного учреждения (о. с. 06 N 9), а также в качестве частного поверенного (о. с. 84 N 7).

О других условиях допущения в сословие присяжных поверенных закон умалчивает. Но само собою понятно, что в сословие не могут быть принимаемы лица, которые по состоянию своего телесного или душевного здоровья неспособны к исполнению профессиональных обязанностей, как, напр., слепые (о. с. 01 N 22), глухонемые, умалишенные.

П о м о щ н и к и п р и с я ж н о г о п о в е р е н н о г о. Большинство присяжных поверенных выходит из числа помощников. Но организация этого рассадника адвокатуры совершенно не определена законом, который ограничивается только указанием, что помощники присяжных поверенных "занимаются судебной практикой под руководством присяжных поверенных" (ст. 354). Составители судебных уставов считали невозможным дозволить помощникам присяжных поверенных самостоятельное ведение дел (объясн. к ст. 354); но Закон 1874 г. о частных поверенных разрешил помощникам записываться в частные поверенные и получать свидетельства на право заниматься судебной практикой (ст. 40617). Вследствие этого положение помощников приобрело двойственный характер. С одной стороны, они только кандидаты в адвокатуру, занимающиеся под руководством присяжных поверенных, а с другой стороны - настоящие адвокаты, конкурирующие с присяжными поверенными в качестве частных поверенных. С одной стороны, они, наравне с частными поверенными, подлежат дисциплинарному надзору и дисциплинарной власти судов (ст. 40613); с другой стороны, как младшие члены сословия присяжных поверенных, "состоят под ведением и ближайшим надзором их советов", которые имеют право привлекать их к дисциплинарной ответственности и подвергать дисциплинарным взысканиям (о. с. 80 N 6).

Принятие в помощники присяжных поверенных производится советом присяжных поверенных по тем же правилам, как и принятие в присяжные поверенные (о. с. 85 N 13, 12 N 4). Каждый помощник обязан приписаться к определенному присяжному поверенному, который становится его патроном и должен наблюдать за деятельностью помощника. Общий надзор за помощниками и определение порядка их делопроизводства и отчетности принадлежат советам (о. с. 94 N 14).

П р и н я т и е в ч и с л о п р и с я ж н ы х поверенных зависит от совета того округа, где желает поселиться кандидат, или, за отсутствием совета, от окружного суда.

Совет, обсудив все сведения о кандидате, какие найдет нужным, в том числе и о нравственных качествах и предшествующей деятельности его, удовлетворяет ходатайство просителя или отказывает в нем (ст. 380). В случае удовлетворения свидетельство совета представляется подлежащему окружному суду, который приводит вновь допущенного адвоката к присяге (ст. 381). По отношению к лицам нехристианских исповеданий Высочайшим повелением 1889 г. постановлено, что они могут быть допускаемы в число присяжных поверенных не иначе, как с разрешения министра юстиции, по представлениям совета или председателя суда, заменяющего совет (прим. к 380 ст.). На постановление совета об отказе в принятии по формальным причинам, т. е. ввиду того, что проситель не удовлетворяет указанным в законе условиям относительно подданства, ценза и несовместимости, допускаются жалобы в палату по общим правилам (ст. 376); но на отказ совета, основанный на неформальных причинах (на неблагоприятных сведениях относительно нравственных качеств просителя) жаловаться нельзя (о. с. 79 N 14, 81 N 33). Кроме того, судебная палата имеет право отменить постановление совета в порядке надзора, если усмотреть, что им принято в присяжные поверенные лицо, не обладающее необходимыми формальными условиями (о. с. 06 г. N 9).

К о р п о р а т и в н о е у с т р о й с т в о. Присяжные поверенные приписываются к судебным палатам (ст. 356), образуют при каждой палате особую коллегию и, если число членов коллегии не менее двадцати, входят в палату с просьбой о разрешении им избрать совет (ст. 358).

В 1875 году было временно приостановлено открытие советов в тех округах, где они не успели открыться, а в 1889 году точно так же приостановлено открытие новых отделений советов. Первое запрещение было отменено для некоторых округов в 1906 году, так что в настоящее время советы существуют в столицах, Харькове, Саратове, Казани, Одессе, Новочеркасске, Иркутске и Омске. Прим. 1 и 2 к ст. 357; прим. к ст. 366. В 1915 г. открыт совет в Киеве.

Если в каком-либо городе, в котором нет судебной палаты, имеют место жительства более десяти присяжных поверенных, то они могут, с разрешения состоящего при местной судебной палате совета присяжных поверенных, избрать из своей среды отделение совета при окружном суде, в таком составе и с теми из принадлежащих совету правами, которые будут им самим определены (ст. 366).

Председатель и члены совета избираются на один год (ст. 364).

Для действительности выборов необходимо присутствие не менее половины всех поверенных округа данной судебной палаты (ст. 359, 365; о. с. 07 N 10). Если в собрание явится их меньше, то назначается новое заседание, а если оно не состоится за отсутствием требуемого числа участвующих, то члены совета сохраняют свое звание еще на год (ст. 365).

Совету предоставлено: принятие в число присяжных поверенных и помощников присяжных поверенных (о. с. 85 N 13), дисциплинарный надзор за всеми ими, назначение поверенных для ведения дел лиц, пользующихся правом бедности или обратившихся к совету с просьбой назначить поверенного, определение размера гонорара по таксе в случае отсутствия соглашения между поверенным и тяжущимся и возникновения между ними несогласия, исполнение обязанностей дисциплинарного суда (ст. 367).

Надзор за деятельностью совета принадлежит той судебной палате, при которой он состоит, и все постановления совета, кроме подвергающих присяжного поверенного предостережению или выговору, могут быть обжалуемы этой палате в двухнедельный срок со времени их объявления (ст. 376).

В тех местностях, где нет совета или отделения его, их обязанности исполняет местный окружной суд (ст. 378).

Н е с о в м е с т и м о с т ь. Звание присяжного поверенного несовместимо с некоторыми видами общественной и частной деятельности. Закон упоминает прямо лишь о государственной и общественной службе, разрешая притом принимать в присяжные поверенные лиц, занимающих почетные и бесплатные общественные должности (п. 4, ст. 355).

В основе этого запрещения лежит общее соображение о том, что от лиц, состоящих на службе, "как подчиненных различным начальствам и несущим разные обязанности, нельзя ожидать ни той независимости, которая признается необходимой для присяжного поверенного, ни той свободы располагать своим временем, без которой невозможно исполнять многочисленные обязанности, соединенные со званием присяжного поверенного" (объясн. к 355 ст.). Толкуя 4 пункт 355 ст. в связи с преследуемой им целью, нужно признать, что присяжные поверенные не могут занимать даже почетных и бесплатных должностей в тех случаях, когда они налагают на них постоянные обязанности, отнимающие много времени, или ставят их в подчиненность другим властям, кроме сословных советов, каковы, напр., члена земской управы, не отказавшегося от вознаграждения за службу (о. с. 81 N 26). О частных занятиях, несовместимых со званием присяжного поверенного, закон умалчивает. Но так как органы дисциплинарного надзора "вправе следить за тем, чтобы деятельность присяжных поверенных соответствовала их значению и тому положению, в какое они поставлены законом" (о. с. 77 N 27), то советы присяжных поверенных могут и должны воспрещать поверенным такие занятия, которые, по их мнению, не соответствуют обязанностям адвоката и достоинству носимого им звания, каковы, напр., маклерство, комиссионерство (о. с. 77 N 27). Изложенные правила о несовместимости относятся в одинаковой мере и к помощникам присяжных поверенных (о. с. 96 N 40; 06 N 10).

П р а в а. Присяжные поверенные совмещают в своем лице правозаступников и судебных представителей. Они действуют на основании договора доверенности (ст. 390, 391) и вполне заменяют тяжущихся в процессе (ст. 249 Уст. гр. суд.). Они имеют право вести судебные дела во всех судебных учреждениях империи, кроме коммерческих судов, где могут выступать только лица, принятые в число присяжных стряпчих, и кроме волостных судов в местностях, где существуют земские начальники или введен закон 1912 г. (ст. 133 Общ. пол. о крест., ст. 66 прил. к 2 ст. Учр. суд. уст.): в этих волостных судах не допускаются профессиональные поверенные. Если присяжным поверенным приходится выступать в суде не того округа, к которому они приписаны, то они подчиняются дисциплинарной власти местного совета (ст. 384) или, за отсутствием там совета, - власти местного окружного суда (ст. 384).

Присяжные поверенные не пользуются монополией ведения гражданских дел. Не говоря уже о том, что сами тяжущиеся не лишены права лично вести свои дела (ст. 389), поверенными могут быть близкие родственники тяжущихся (их супруги, родители, дети), соучастники в тяжбе и заведующие делами тяжущихся (ст. 386) и, наконец, частные поверенные (ст. 4061). Помимо того, по делам, производящимся в мировых судах, допускаются к ходатайству все правоспособные граждане, за исключением перечисленных в 45 ст. Устр. гр. суд. лиц (см. § 63), но не более чем по трем делам в течение года в пределах одного и того же мирового округа. При этом если мировой судья усмотрит, что кто-либо из таких лиц не соответствует условиям, требуемым от частных поверенных, то представляет об этом мировому съезду, который может воспретить этому лицу ведение чужих дел в данном округе (ст. 4061).

О б я з а н н о с т и присяжных поверенных, сверх вытекающих из договора доверенности, заключаются, согласно тексту адвокатской присяги, в том, что они должны "исполнять в точности и по крайнему своему разумению законы империи, не писать и не говорить на суде ничего, что могло бы клониться к ослаблению православной церкви, государства, общества, семейства и доброй нравственности, честно и добросовестно исполнять обязанности принимаемого на себя звания, не нарушать уважения к судам и властям" (прил. к 381 ст.). Затем, присяжные поверенные обязаны бесплатно вести дела, поручаемые им в указанных законом случаях советами, судами и председателями судов (ст. 390 Учр.). Далее, закон воспрещает присяжным поверенным: 1) приобретать на свое имя или на имя подставных лиц права по судебным делам, которые они ведут (ст. 400 Учр.); 2) вести дела в качестве поверенных против своих родителей, жены, детей, родных братьев, сестер, дядей и двоюродных братьев (ст. 401); 3) быть поверенными обеих тяжущихся сторон или переходить, по одному и тому же делу, от одной стороны к другой (ст. 402); 4) разглашать вверенные им доверителями тайны не только во время производства дела, но и по окончании его (ст. 403).

Г о н о р а р присяжных поверенных определяется по соглашению между ними и клиентами, которое должно быть письменным (ст. 395). Существует и законная такса, имеющая двоякое значение. Суд руководится ею, во-первых, при исчислении количества издержек, подлежащих взысканию с проигравшей стороны в пользу выигравшей, за наем поверенного и, во-вторых, при определении размеров гонорара поверенных в том случае, когда они не заключили письменного условия с клиентами (ст. 396).

Основным принципом при определении размера гонорара принята в этой таксе цена иска: за ходатайство по делу в двух инстанциях присяжный поверенный получает известный процент со всей исковой суммы. Притом, высота процента уменьшается с увеличением цены иска. По делам, не подлежащим оценке, и по охранительным размер гонорара определяется судом. За ведение дела в одной инстанции присяжный поверенный получает меньше. Точно так же уменьшается гонорар в случае проигрыша им дела (прилож. к 396 ст.).

О т в е т с т в е н н о с т ь. Присяжные поверенные подлежат троякой ответственности: уголовной, дисциплинарной и гражданской. Уголовному суду они предаются за умышленные действия во вред своим доверителям (ст. 405), т. е. наравне со всеми вообще поверенными, злоупотребившими данными им другими лицами полномочиями.

К числу таких "преступлений по доверенностям" Уложение о наказаниях относит: 1) злонамеренное превышение пределов полномочия и злонамеренное вступление в сношения или сделки с противниками своего доверителя во вред ему (ст. 1709), 2) злонамеренную передачу или сообщение поверенным переданных ему документов противнику своего доверителя (ст. 1710) и 3) злонамеренное истребление или повреждение, присвоение, утайку или растрату документов или имущества доверителей (ст. 1711). Кроме того, само собою понятно, присяжные поверенные подвергаются уголовному преследованию за оскорбление суда или участвующих в деле лиц в судебных речах или бумагах (угол. 67 N 322; 68 N 629; 72 N 672 и др.).

Дисциплинарная ответственность присяжных поверенных распространяется на менее важные нарушения профессиональных обязанностей, которые не обложены уголовными наказаниями, а также на всякие вообще противные нравственности, предосудительные и не соответствующие достоинству адвокатского звания поступки (о. с. 70 N 5, 80 N 5, 03 N 2).

Гражданская ответственность присяжных поверенных состоит в обязанности возмещения убытков, причиненных клиентам, во-первых, перечисленными выше преступлениями (ст. 1709-1711 Улож. о нак.) и, во-вторых, вообще небрежным исполнением своих обязанностей, как-то: пропуском процессуальных сроков и нарушением установленных законом правил и форм производства (ст. 404 Учр. суд. уст.).

Дисциплинарная ответственность имеет совершенно самостоятельное значение, и никакой зависимости между нею и гражданской или уголовной нет. Но когда возбуждается против присяжного поверенного уголовное преследование, то об этом должно быть сообщено совету, который имеет право, если признает нужным, временно воспретить обвиняемому практику и даже исключить его из сословия, по рассмотрении вопроса в порядке дисциплинарного производства, причем постановление совета подлежит обжалованию в палату (о. с. 07 N 25).

Д и с ц и п л и н а р н о е п р о и з в о д с т в о начинается как по непосредственному усмотрению совета, в силу принадлежащего ему надзора за деятельностью присяжных поверенных (о. с. 80 N 5), так и по жалобам частных лиц (о. с. 81 N 24), по сообщениям судебных учреждений, прокуратуры и других органов государственной власти. Уездным съездам предоставлено специальным законом право, в случае замеченных ими неправильных и предосудительных действий присяжных поверенных при ведении дел в судебно-административных учреждениях, сообщать об этом прокурорам окружных судов и, до окончания возбужденного дисциплинарного производства, воспрещать им ходатайство по делам в данном уезде (ст. 9 Прав. произв. суд. д.).

Присяжные поверенный, привлеченный к ответственности, приглашается дать объяснение к известному сроку. Если он не представит объяснения или не явится в заседание совета без уважительной причины, то совет постановляет приговор на основании имеющегося у него материала (ст. 372). Но от совета зависит признать неявку обвиняемого или непредставление им объяснения извинительными и отложить рассмотрение дела (ст. 373). Дисциплинарными наказаниями являются: предостережение, выговор, запрещение практики на время не свыше одного года и исключение из числа присяжных поверенных (ст. 368). Кроме того, совет может возбуждать вопрос о предании присяжных поверенных уголовному суду (ст. 368, п. 5). Присяжный поверенный, который дважды был приговариваем к временному запрещению практики, подлежит в том случае, если он в третий раз совершит проступок, заслуживающий, по мнению совета, такого же наказания, исключению из числа поверенных (ст. 369). Для действительности приговоров совета необходимо участие в заседании не менее половины его членов. При равенстве голосов голос председателя дает перевес. Запрещение практики и исключение из сословия могут быть налагаемы только большинством двух третей голосов присутствующих в заседании членов совета (о. с. 77 N 36).

Все приговоры совета сообщаются прокурору подлежащей палаты (ст. 370). Прокурор может опротестовать каждый приговор, а обвиняемый адвокат - только такой, которым он присужден к запрещению практики или исключению из сословия (ст. 376). Протесты и жалобы приносятся подлежащей судебной палате в двухнедельный срок (ст. 376). Палата перевершает дела, руководствуясь правилами, установленными для дисциплинарного производства в судебных учреждениях (о. с. 79 N 61; 86 N 5 и др.). Определения палаты окончательны (ст. 377) и не подлежат обжалованию в кассационном порядке (о. с. 86 N 7), но на них можно жаловаться в порядке надзора соединенному присутствию 1-го и кассац. департаментов Сената (о. с. 07 N 25). Возможна также подача просьбы о возобновлении дел по вновь открывшимся обстоятельствам (о. с. 02 N 15).

Б. Частные поверенные. Другой класс профессиональных адвокатов образуют частные поверенные. Они состоят при коллегиальных судах первой и второй инстанций (мировых и уездных съездах, окружных судах и судебных палатах). Желающий быть принятым в число частных поверенных должен удовлетворять следующим условиям: 1) получить высшее юридическое образование в России, или иметь свидетельство другого суда на право ходатайства по делам, или удостоверить судебное учреждение, при котором намеревается практиковать, в своих юридических познаниях (ст. 4066), т. е. выдержать испытание, объем и порядок которого определяются самим судом, 2) не принадлежать к лицам, которые правилом ст. 246 Уст. гр. суд. лишены права ходатайствовать в судах (см. § 63), и 3) быть благонадежным в нравственном отношении (ст. 4067).

Кроме того, не могут быть частными поверенными женщины (ст. 40619). К этим требованиям Сенат, распространяя на частных поверенных, по аналогии, правило, установленное по отношению к присяжным поверенным (2 и 4 п. 355 ст.), добавил еще два: 1) быть русским подданным (о. с. 81 N 2) и 2) не состоять на государственной или общественной службе (о. с. 90 N 33; 99 N 22).

Суд имеет право отказать в принятии в число частных поверенных не только ввиду несоответствия кандидата формальным условиям, определенным в законе, но и по неформальным причинам, т. е. по нравственной неблагонадежности просителя (о. с. 75 N 51). В первом случае постановление суда должно быть мотивировано и подлежит обжалованию в двухнедельный срок в судебную палату (ст. 40614), а во втором случае суд не только может, но и должен воздержаться от мотивировки, заключающей в себе неодобрительное суждение о нравственных качествах кандидата (о. с. 80 N 16; 79 N 76), и постановления его окончательны (о. с. 80 N 16). Относительно приема в частные поверенные лиц нехристианских вероисповеданий требуется каждый раз особое разрешение министра юстиции (прим. к ст. 4067). Одно и то же лицо может состоять частным поверенным при нескольких судебных учреждениях сразу. Но каждое судебное место разрешает вопрос о допущении его совершенно самостоятельно, не стесняясь постановлением другого суда (о. с. 80 N 18, 22) и вместе с тем не повторяя раз выдержанного экзамена (ст. 4066). Лица, допущенные в число частных поверенных, должны для того, чтобы иметь право практиковать, взять от допустившего их суда свидетельство, оплачиваемое особым сбором в размере 40 руб. в год, если его выдает съезд, и 75 руб., если его выдает окружной суд или палата (ст. 4069).

Если лицо, принятое в частные поверенные, не взяло свидетельства или не возобновило его по истечении года, то считается выбывшим и может быть вновь зачислено с соблюдением общих правил приема, так что суд вправе отказать ему как по формальным, так и по неформальным причинам (о. с. 80 N 4; 81 N 51; 82 N 33).

Деятельность поверенных локализована: они могут ходатайствовать только в том судебном месте, которое выдало им свидетельство (ст. 4062), за исключением двух случаев: 1) поверенные, имеющие свидетельство от мирового съезда, могут ходатайствовать и по делам, производящимся у мировых судей (ст. 4063), и 2) поверенные, получившие свидетельство от съезда, окружного суда или палаты, имеют право ходатайствовать в Сенате, и не только по тем делам, которые вели в низших инстанциях (ст. 4064), но и по всем другим (гражд. 78 N 192, 08 N 31).

Вознаграждение частные поверенные получают по правилам, установленным для присяжных поверенных (ст. 40616).

Обязанности частных поверенных вытекают из договора доверенности. Адвокатской присяги они не приносят; об их профессиональных обязанностях закон не упоминает.

Но эти пробелы восполнены Сенатом, который, исходя из "однородности деятельности присяжных и частных поверенных" (о. с. 80 N 29; 81 N 2), признал "однородность гарантий, установленных законом против неблаговидных действий поверенных" (гражд. 91 N 85), и распространил на частных поверенных запрещение приобретать права по тяжбам своих доверителей (гражд. 91 N 85). На том же основании следует также признать, что частные поверенные обязаны хранить профессиональную тайну, не быть одновременно поверенными обеих тяжущихся сторон и вообще соблюдать правила профессии, которые установлены законом (ст. 400 и сл. Учр.).

Уголовная и гражданская ответственность частных поверенных определяется общими для всех вообще действующих на основании договора доверенности лиц.

Дисциплинарная власть над частными поверенными принадлежит тем судам, при которых они состоят (ст. 40613). Поводом к возбуждению дисциплинарного производства служат "неправильные и предосудительные действия" (ст. 40613), т. е. не только нарушения профессиональных обязанностей, но и поступки, противные нравственности (о. с. 78 N 20; 81 N 49), совершенные как по получении звания частного поверенного, так и до этого (о. с. 81 N 49). При рассмотрении этих дел суды руководствуются общими правилами дисциплинарного производства (о. с. 76 N 11; 81 N 48). К производству суды приступают или по собственному усмотрению, или же по предложению членов прокуратуры (ст. 40613) и могут налагать на виновных те же наказания, какие советы присяжных поверенных налагают на членов своего сословия (ст. 40613). На постановление о наложении двух тягчайших наказаний (запрещения практики и исключения из числа поверенных) допускается апелляция в суды высшей инстанции, которыми для съездов и окружных судов служат судебные палаты, а для палат - Сенат (ст. 40614). Кассационные жалобы не принимаются (о. с. 86 N 7). Министру юстиции предоставлено, кроме того, право воспрещать частным поверенным ходатайство по судебным делам за предосудительный образ действий (ст. 40615).

Изложенные правила о частных поверенных при мировых и общих судах распространены и на частных поверенных при уездных съездах с незначительными изменениями.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100