www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Гражданский процесс
Учебник гражданского процесса. Е.В.Васьковский. - Москва, 1917 г. // Allpravo.Ru, 2005 г.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 62. Процессуальные действия сторон

I. Процессуальные действия сторон являются способами осуществления процессуальных прав. Вследствие этого они отражают на себе присущие этим правам свойства. Два таких свойства были уже указаны выше: факультативность и несамостоятельность. Кроме них, процессуальные действия сторон обладают еще двумя свойствами: срочностью и отменимостью.

Срочность. Существование процессуальных прав ограничивается определенными промежутками времени, в течение которых они должны быть использованы своими обладателями. Как только право погашено истечением срока, отпадает и возможность совершения действий, основанных на нем. В этом состоит принцип срочности, или преклюзивности.

Отменимость . Так как процессуальные действия - не что иное, как способы осуществления процессуальных прав, и так как тяжущиеся не обязаны осуществлять их, то, следовательно, от воли тяжущихся зависит, начать осуществление права или не начинать, прервать в любой момент, возобновить, опять прекратить и т. д. Если тяжущийся, напр., предъявив иск, вслед за тем раздумает и предпочтет не судиться с ответчиком, то нет основания воспрещать ему прекратить дело.

Однако отменимость процессуальных действий не может быть безграничной, так как привела бы к напрасному обременению судов работой и к нарушению прав противной стороны. Поэтому ей должны быть положены пределы во времени.

Общим пределом отменимости всякого процессуального действия нужно считать наступление того юридического последствия, ради которого действие было совершено.

Так, напр., цель ходатайств о допросе свидетелей состоит в том, чтобы суд допросил их. Пока эта цель не достигнута, тяжущийся вправе взять свое ходатайство назад, хотя бы суд уже совершил предварительные действия, постановил определения о вызове и даже вызвал свидетелей. Но раз свидетели допрошены, цель ходатайства достигнута, право стороны возбудить их погашено осуществлением, а потому и отказ от ходатайств невозможен (ср. 84 N 145).

Многие процессуальные действия могут быть совершаемы в течение всего производства в обеих инстанциях, вплоть до постановления окончательного судебного решения по существу, каковы: представление новых доказательств, документов, повторение ходатайства о вызове свидетелей и др. Для этих действий пределом отменимости служит конец последнего заседания перед постановлением решения судом второй инстанции.

Для некоторых действий установлены законом особые пределы ради соблюдения, главным образом, принципа равноправности сторон.

Так, напр., истец, предъявив иск, волен прекратить дело с правом возобновления, пока ответчик не вступил в процесс; после же вступления ответчика дело может быть прекращено только с его согласия (10 N 12).

Существуют, наконец, процессуальные действия, которые допускают отмену только при наличности каких-либо добавочных условий или сопровождаются наступлением невыгодных для тяжущегося последствий.

Так, напр., признание, сделанное в пользу противной стороны, считается бесповоротным и может быть опровергаемо лишь в некоторых случаях (ст. 481); тяжущийся волен отказаться от представленного им в доказательство своих заявлений документа, однако этот документ может служить к подтверждению прав противной стороны (ст. 478).

II. Сообразно двум группам процессуальных прав сторон (§ 56) процессуальные действия тоже распадаются на две категории. Одну составляют волеизъявления, имеющие целью повлиять на деятельность суда, а через нее и на судьбу процесса. Вторая категория обнимает фактические действия, направленные на доставление суду материала для постановления решения и на оказание ему помощи при установлении фактической и юридической сторон дела.

Процессуальные действия первой категории, т. е. волеизъявления сторон, в свою очередь, могут быть двоякого рода, смотря по степени своей обязательности для суда. Иногда суд, прежде чем удовлетворить требование стороны, подвергает его проверке по существу и только в том случае, если найдет его правомерным и соответствующим обстоятельствам дела, удовлетворяет его. В таких случаях процессуальные последствия не всегда наступают в том виде, как желает сторона; бывает, например, что суд, рассмотрев просьбу стороны о вызове свидетелей, вызывает только часть их, найдя вызов других излишним, так как обстоятельства, которые должны быть установлены, не имеют значения для дела.

В других случаях суд ограничивается проверкой требований сторон с формальной стороны, удостоверяясь только, заявлены ли они в установленной законом форме, и, если убедится, что эта форма соблюдена, удовлетворяет их, не входя в оценку их правильности по содержанию, если, напр., стороны подадут прошения о приостановлении, прекращении или возобновлении производства (ст. 681-687), то суд, проверив наличность и подлинность подписей сторон на прошениях, обязан удовлетворить их ходатайства.

Эта категория процессуальных действий очень походит, по своему характеру, на гражданско-правовые сделки. подобно тому, как волеизъявления граждан, заключающиеся в завещаниях, купчих крепостях, векселях и т. п., определяют их взаимные юридические отношения, так и заявления сторон о назначении заседаний, приостановлении, возобновлении, прекращении производства, разрешении дела присягой и т. п. вызывают желаемые сторонами юридические последствия, если делаются в установленной законом форме. Поэтому их называют процессуальными сделками. Однако, употребляя этот термин, не следует думать, что гражданско-правовые и процессуальные сделки тождественны. Напротив, между ними имеется существенная разница в трех отношениях.

1. Гражданско-правовые сделки вызывают наступление юридических последствий непосредственно, в силу состоявшегося волеизъявления заинтересованного лица или заинтересованных лиц, а процессуальные сделки определяют непосредственно только образ действий суда; юридические же последствия (в виде приостановления и прекращения дела, допущения разрешить дело присягой и проч.) являются результатом постановлений суда.

2. Гражданские законы не перечисляют сделок, совершение которых дозволяется гражданам, а разрешают каждому правоспособному и дееспособному лицу совершать любые сделки, лишь бы они не были противозаконны или безнравственны; в области гражданского оборота действует правило: "все, что не воспрещено, считается дозволенным". Напротив, в процессе тяжущиеся могут совершать только те процессуальные сделки, которые указаны в законе; здесь имеет силу обратное правило: "все считается воспрещенным, что прямо не дозволено". Так, тяжущийся, например, проиграв дело, вправе обжаловать решение во вторую инстанцию, но не может, минуя ее, обратиться с жалобой прямо в Сенат; стороны не могут требовать, чтобы иск о законности рождения был рассмотрен коммерческим судом, и т. д.

Ограничение свободы самоопределения сторон объясняется тем, что процессуальные сделки представляют собой вид процессуальных действий, а все процессуальные действия - способы осуществления процессуальных прав (см. выше). Отсюда вытекает, что тяжущиеся могут совершать только такие действия, которые соответствуют содержанию их процессуальных прав. В этом отношении положение тяжущихся напоминает положение поверенных в гражданском праве, которые могут заключать только те сделки, на которые уполномочены доверенностью.

3. Так как волеизъявления сторон вызывают процессуальные последствия не непосредственно, а через посредство постановлений суда, то стороны должны обращаться со своими волеизъявлениями к суду. Так, стороны могут подписать соглашение или объявить при свидетелях, что кончают дело миром или приостанавливают производство на год, но пока об этом не доведено до сведения суда, производство будет продолжаться.

Отсюда следует, во-1-х, что соглашения между тяжущимися, направленные на процессуальные последствия, или процессуальные договоры, завершаются только в момент доведения их до сведения суда, и, во-2-х, что одинаковое значение с заранее заключенными между тяжущимися соглашениями имеют односторонние их заявления суду, согласные по содержанию.

Так, если, напр., истец подал прошение об отсрочке заседания, о приостановлении производства, о разрешении дела присягой или о назначении экспертом проф. Иванова, а ответчик, не зная о действиях истца, возбудил точно такие же ходатайства, то суд удовлетворит их, хотя между тяжущимися никакого предварительного соглашения не было, - удовлетворит потому, что обе стороны желают такого процессуального последствия, наступление которого по закону зависит от их обоюдной воли.

Но из того, что два явления вызывают в одном отношении одинаковые последствия, еще не следует, что они тождественны. Их последствия могут ведь быть различны в других отношениях. Когда тяжущийся связал себя договором с противником, то он обязан соблюдать его и отвечает за неисполнение или нарушение, тогда как в односторонних действиях он свободен и может отменять их по своему усмотрению, соблюдая общие пределы их отменимости.

III. Воля сторон, проявляющаяся в процессуальных действиях, может страдать такими же пороками, как и воля каждого совершающего гражданско-правовую сделку. Тяжущийся может совершить процессуальное действие (напр., подписать заявление о признании требования или утверждения противника правильным, об отказе от иска, об отсрочке заседания, прекращении или приостановлении дела) в состоянии опьянения или умопомешательства, под влиянием физического насилия или угроз со стороны противника или другого лица, по ошибке (думая, что подписывает другую бумагу), наконец, вследствие обмана со стороны противника или другого лица, убедивших его какими-нибудь ложными уверениями или обещаниями в необходимости совершить данное действие.

В области гражданского оборота сделки, страдающие подобными недостатками, подлежат оспариванию посредством иска о признании их недействительными. Но по отношению к процессуальным действиям такой способ обессиления неприменим не только потому, что был бы связан с практическими затруднениями (по поводу отдельных процессуальных действий, чтобы оспорить их силу, пришлось бы возбуждать новые процессы), но и по другой причине принципиального характера. Процессуальные действия представляют собою способы осуществления процессуальных прав. Следовательно, если тяжущийся под влиянием ошибки, обмана, принуждения совершает не то процессуальное действие, какое в действительности совершил бы, не будь одной из этих препятствующих сознательному и свободному проявлению воли причин, то, значит, он не воспользовался своим процессуальным правом надлежащим образом по не зависящим от него обстоятельствам. Поэтому он может добиваться осуществления этого права или восстановления его, если оно уже прекратилось, общими способами, к которым закон разрешает тяжущимся прибегать с целью ограждения своих процессуальных прав.

Прежде всего, если процессуальное право тяжущегося, осуществленное ненадлежащим образом, еще не прекратилось, то тяжущийся вправе отменить свое действие и совершить вместо него другое. Истец, напр., перепутавший в прошении о вызове свидетелей их фамилии, может подать новое прошение и в нем исправить свою ошибку (ст. 290).

Далее, когда процессуальное право уже прекратилось, так что отмена совершенного действия невозможна, тяжущемуся предоставляется просить суд об отсрочке или восстановлении срока (ст. 832, 835), или об изменении, ввиду вновь открывшихся обстоятельств (ошибки, обмана и пр.), постановленного судом частного определения (ст. 891). Если ни то, ни другое невозможно или недостаточно, тяжущийся вправе обжаловать постановление суда в высшую инстанцию, где могут быть приводимы новые обстоятельства, доказательства и доводы, благодаря чему тяжущиеся имеют возможность исправлять промахи, сделанные в первой инстанции.

Наконец, после того, как дело завершилось окончательным судебным решением, вошедшим в законную силу, у тяжущихся остается еще один способ устранения невыгодных последствий своих процессуальных действий, основанных на каком-либо дефекте воли, именно, просьбы о пересмотре решения (ст. 794).

VI. Несоответствие волеизъявления тяжущегося действительной его воле бывает также умышленным. Это происходит в случаях так наз. умолчания (reservatio mentalis), шутки и притворства (симуляции).

А. Умолчание. Волеизъявления тяжущихся обращаются к суду и принимаются им в соображение тогда, когда сделаны в установленной законом форме. Поэтому, если тяжущийся, скрывая свою истинную волю, делает несогласное с нею волеизъявление (напр., одобряет сделанный противной стороной выбор эксперта, хотя втайне желает, чтобы экспертизу произвело другое лицо), то впоследствии не может оспаривать своего волеизъявления, ибо имел возможность выразить свою действительную волю и если упустил это, то должен пенять на самого себя.

Но само собою понятно, что тяжущийся вправе отменить свое волеизъявление и заменить его другим, соблюдая условия и пределы отменимости данного рода действий.

Б. Шутка. Точно так же не может тяжущийся оспаривать своего волеизъявления на том основании, что оно было сделано им в шутку, если суд не распознал шутки и отнесся к его словам серьезно: процесс - не место для шуток. Но, конечно, в том случае, когда шутка распознана судом, волеизъявлению тяжущегося не должно быть придаваемо значения.

Так, напр., ответчик, считая иск явно неосновательным, иронически заявляет, что против такого святого требования ничего не может возразить. Если суд поймет шутку, то обязан считать заявление тяжущегося отрицанием правильности иска; если не поймет и, истолковав слова ответчика в смысле признания иска, удовлетворит иск, то ответчик не вправе оспаривать свое волеизъявление и ссылаться на желание пошутить. Неумело воспользовавшись своим правом делать в процессе волеизъявления, он опять-таки должен винить самого себя.

В. Симуляция может принимать в процессе различные формы, а потому и иметь неодинаковые последствия. Необходимо отличать полную симуляцию, в которой участвуют все три субъекта процесса (суд и стороны), и неполную, когда симулируют только стороны или же суд с одною из сторон.

1. Полная симуляция может быть вызвана желанием сторон заменить судебным решением юридическую сделку или причинить ущерб третьим лицам - кредиторам ответчика.

Например, А желает продать Б участок своей земли. Так как совершение крепостного акта почему-либо невозможно или неудобно (напр., за неимением у продавца формальных документов или ввиду желания сторон избежать уплаты крепостных пошлин), то они условились с судьями, что Б предъявит к А иск о праве собственности по давности владения, А признает иск правильным, и суд удовлетворит его, не проверяя.

Суд, в качестве органа государственной власти, не должен отказывать содействия обходу законов. Поэтому, вступая в соглашение с тяжущимися и освещая своим решением их притворные действия, судьи нарушают свой служебный долг и подлежат ответственности либо дисциплинарной, либо даже, в случае получения взятки или явного неправосудия, уголовной. Решение суда допускает обжалование по общим правилам и подлежит отмене, если высшая инстанция обнаружит наличность симуляции. Но когда оно вошло в законную силу, то уже не может быть оспорено сторонами, потому что они сами участвовали в симуляции и не вправе ссылаться на нее, как на вновь открытое обстоятельство (ст. 794).

Только третьи лица, права которых нарушены таким решением, могут требовать отмены его (ст. 795) и взыскивать понесенные убытки с судей (ст. 677 т. Х ч. I) и тяжущихся (ст. 684 т. Х ч. I).

2. Симуляция суда с одною из сторон во вред интересам другой стороны подвергает судей ответственности за неправосудие (ст. 366 Улож. о нак.), а противная сторона, потерпевшая ущерб, имеет право обжаловать решение или, если оно вошло в законную силу до обнаружения симуляции, просит об его отмене по вновь открывшемуся обстоятельству (ст. 794), а также взыскивать убытки с судей и противной стороны.

3. Симуляция сторон без участия суда принадлежит к наиболее часто встречающимся на практике случаям симуляции в процессе.

Если симуляция сторон не раскрыта и неизвестна суду, она не оказывает никакого влияния на процесс. Конечно, пока судебное решение не вошло в законную силу, каждая из сторон имеет право обжаловать его и, разоблачив симуляцию, требовать постановления другого решения, соответствующего действительной воле сторон и действительным обстоятельствам процесса. Но раз решение вошло в законную силу, оно становится незыблемым, и стороны не могут просить о пересмотре его по вновь открывшимся обстоятельствам, так как о своей симуляции они, очевидно, знали раньше. Оспаривать решение могут лишь третьи лица, если оно нарушает их права.

Но если суд знает о симуляции сторон, то должен игнорировать притворные действия, не соответствующие их действительной воле, - подобно тому, как игнорирует их шутливые заявления. Поэтому, обнаружив симулятивный характер иска, суд должен оставить его без рассмотрения, за отсутствием действительного искового требования ("спора"), подлежащего рассмотрению судебных учреждений (ст. 1 Уст. гражд. суд.). В противном случае суд стал бы соучастником сторон и нарушил свои служебные обязанности.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100