www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Тесты On-line
Юридические словари
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Гражданский процесс
Третейское разбирательство: принципы третейского судопроизводства, особенности. Учебное пособие // Allpravo.Ru – 2005.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
2.1 Принцип законности

Принцип законности - межотраслевой принцип, пронизывающий все отрасли российского права, уголовное и гражданское судопроизводство, но в то же время имеющий свои особенности в третейском разбирательстве.

Прежде чем определить понятие и содержание принципа законности в третейском разбирательстве, рассмотрим его понятие в гражданском (арбитражном) процессе.

Принцип законности представляет собой такое правило, согласно которому судьи при осуществлении правосудия связаны Конституцией РФ и законами, а также действующими правилами судопроизводства[1]. Данный принцип как общеправовой вытекает из ч.2 ст.15 Конституции РФ, согласно которой органы государственной власти, в том числе и судебной, обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы. Законность включена и в международно-правовые акты в качестве одной из гарантий справедливого судебного разбирательства, исходя из анализа ст.6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Касаемо третейского разбирательства принцип законности находит свое отражение в ст.6 Закона «О третейском суде»: третейский суд разрешает споры на основании Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ, нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, нормативных правовых актов субъектов РФ и органов местного самоуправления, международных договоров РФ и иных нормативных правовых актов, действующих на территории РФ. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Третейский суд принимает решение в соответствии с условиями договора и с учетом обычаев делового оборота. Если отношения сторон прямо не урегулированы нормами права или соглашением сторон и отсутствует применимый к этим отношениям обычай делового оборота, то третейский суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения, а при отсутствии таких норм разрешает спор, исходя из общих начал и смысла законов, иных нормативных правовых актов.

Воплощение принципа законности осуществляются двояким путем. Во-первых, законность обеспечивается правильным применением законодательства, что обуславливается соблюдением иерархии нормативных актов в правоприменении, возможностями применения норм международного права, иностранного права. Во-вторых, законность обеспечивается соблюдением правил судопроизводства, которые находят свое выражение в нормативно установленном порядке осуществления третейского разбирательства.

Применительно к третейскому разбирательству принцип законность приобретает дополнительные черты. По мнению А.Л. Маковского, Е.А. Суханова[2] законность третейского разбирательства - это его дозволение государством в соответствующем Конституции Российской Федерации Законе.

Легитимность третейского разбирательства основана на конституционно закрепленном праве «свободы действий граждан и их частной автономии»[3]. Право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом деятельности провозглашено в ч. 1 ст. 34 Конституции Российской Федерации[4]. Согласно ч. 2 ст. 45 Конституции Российской Федерации «каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом».

ГПК РФ и АПК РФ допускают передачу по соглашению сторон на рассмотрение третейского суда подведомственного суду общей юрисдикции или арбитражному суду спора, возникающего из гражданских правоотношений, до принятия судом первой инстанции судебного постановления (судебного акта), которым заканчивается рассмотрение дела по существу, если иное не установлено законом (ч.3 ст.3; ч.6 ст.4 ГПК РФ).

В соответствии с положениями ГПК РФ и АПК РФ в законе может быть определен в том числе круг споров, которые не могут быть предметом третейского разбирательства в соответствии с третейским соглашением. По действующим ГПК РФ и АПК РФ к таким спорам, безусловно, относятся: споры по делам, возникающим из административных и иных публично-правовых отношений; дела особого производства, дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение. Другими федеральными законами могут быть установлены и другие категории споров, не подлежащих передаче в третейский суд по соглашению сторон. Примером такого запрета является норма ч.3 ст.33 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»[5]: дело о банкротстве не может быть передано на рассмотрение третейского суда.

Как подчеркнул Конституционный Суд РФ «заключение третейского соглашения между сторонами само по себе не является обстоятельством, исключающим возможность реализации конституционного права на судебную защиту в суде общей юрисдикции или в арбитражном суде в соответствии с нормами о подведомственности гражданских дел» (определение Конституционного Суда РФ от 21 июня 2000 г.[6]).

Правовая позиция Конституционного Суда РФ о конституционности института третейского суда совпадает с трактовкой Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ) (ранее - Европейская комиссия по правам человека - ЕКПЧ) положений ч. I ст. 6 Европейской конвенции о правах человека, имеющей следующее содержание: «Каждый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона»[7].

В решении ЕСПЧ по делу Девеер (DEWEER) против Бельгии от 27 февраля 1980 г. подтверждено, что «право на правосудие — одно из составляющих справедливого судебного разбирательства - так же не абсолютно в уголовно-правовой, как и в гражданско-правовой сфере. ... Во внутреннем законодательстве многих Договаривающихся Государств такого рода отказ нередко встречается как в области гражданского права, в частности в виде арбитражных оговорок, так и в сфере уголовного права в виде inter alia штрафов, уплачиваемых в согласительном порядке. Такой отказ, который имеет несомненные преимущества для заинтересованного лица, а также для отправления правосудия, в принципе не противоречит Конвенции...»[8].

Следующая особенность принципа законности в третейском разбирательстве находит свое закрепление в императивных нормах ст.17 Закона «О третейских судах», где закреплены специальные правила третейского разбирательства, гарантирующие исполнимость третейского соглашения.

Закон наделяет третейских судей компетенцией самостоятельно решать вопрос о наличии или отсутствии у них компетенции в отношении конкретного спора, в том числе относительно наличия или действительности третейского соглашения (принцип компетенции-компетенции)[9].

В соответствии с п.5 ст.17 Закона, если третейский суд при рассмотрении вопроса о своей компетенции выносит определение об отсутствии у третейского суда компетенции в рассмотрении спора, то третейский суд не может рассматривать спор по существу.

Реализация принципов «компетенции-компетенции» и «автономности третейского соглашения» обеспечивается также законодательным обеспечением безотзывности третейского соглашения, которая гарантируется выполнением государственными судами возложенной на них законом и международными договорами Российской Федерации обязанности оставить без рассмотрения иск по спору, в отношении которого имеется действительное, не утратившее силу исполнимое третейское соглашение[10].

Третья особенность принципа законности применительно к третейскому разбирательству объясняется его юрисдикционным характером. Третейское разбирательство - юрисдикционная («квазисудебная») деятельность «частных лиц» - третейских судей[11].

В российском процессуальном праве принцип законности трактуется как требование рассматривать дела с применением норм материального права и совершать процессуальные действия в соответствии с правилами, установленными законодательством о судопроизводстве.

Реализация принципа законности процесса в третейском разбирательстве означает:

- рассмотрение дел в соответствии с нормами (материального) права (ст.6 Закона), а не «по справедливости и добросовестности»;

- осуществление третейского разбирательства по правилам, определенным в соответствии со ст. 19 «Определение правил третейского разбирательства» Закона;

- исчерпывающий перечень нарушений Закона о третейских судах, при доказанности которых заинтересованной стороной компетентный суд вправе вынести определение об отмене или отказе в исполнении решения третейского суда (ч. 2 ст. 233 и ч. 2 ст. 239 АПК РФ; ч. 2 ст. 422 и ч. 1 ст. 426 ГПК РФ);

- нарушение решением третейского суда «основополагающих принципов российского права», в том числе вынесение решения по спору, которое не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом как основание для отмены или отказа в исполнении решения третейского суда компетентным судом ex officio[12] (абз. 4 и 5 п. 1 ст. 42 и абз. 4 и 5 п. 1 ч. 2 ст. 46 Закона «О третейских судах…»; п. 2 и 4 ч. 2 ст. 233; п. 2 и 4 ч. 2 ст. 239 АПК РФ; п. 2 и 4 ч. 2 ст. 421 и п. 2 и 4 ч. 2 ст. 426 ГПК РФ).

Как определить на практике, нарушил ли третейский суд принцип законности, какими критериями должен руководствоваться арбитражный суд? Приведем пример из практики:

«ЗАО "ВТИ Химагро" предъявило в третейский суд иск к колхозу об обязании передать 18 тыс. тонн зерна озимой пшеницы на сумму 36 млн рублей, 800 тонн озимого рапса на сумму 4 млн рублей, 1 200 тонн озимого ячменя на сумму 1,8 млн рублей, взыскании 1 млн рублей стоимости многолетних трав, 21 256 125 рублей 33 копеек затрат по подготовке почвы под озимые и яровые культуры. Впоследствии истец изменил исковые требования и просил взыскать 46 119 816 рублей неосновательного обогащения и 8 445 566 рублей 88 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами. Колхоз предъявил встречный иск о взыскании 45 930 042 рублей затрат, понесенных на подготовку и уборку спорной сельхозпродукции.

Решением третейского суда от 27.08.03 по делу N 267/03-137Е первоначальный иск удовлетворен в части 6 683 669 рублей 60 копеек неосновательного обогащения, 1 203 061 рубля процентов и 33 660 рублей арбитражного сбора, в остальной части иска отказано. Во встречном иске отказано. Решение мотивировано необходимостью исключения из стоимости неправомерно полученного ответчиком урожая его себестоимости; на указанную сумму начислены проценты за пользование чужими денежными средствами. Встречный иск признан необоснованным, поскольку колхоз не доказал несения затрат с одобрения ЗАО "ВТИ Химагро".

Арбитражный судом был выдан исполнительный лист на принудительное исполнение решения. Ответчик обратился с кассационной жалобой в арбитражный суд.

Согласно ч.3 ст.239 АПК РФ и пункту 2 статьи 46 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, в частности, если решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права. Таким образом, при рассмотрении вопроса о выдаче исполнительного листа арбитражный суд должен проверить соответствие решения третейского суда названным принципам. Арбитражный суд Краснодарского края не учел это требование процессуального закона при рассмотрении настоящего дела.

Согласно материалам дела третейского суда собственники земельных долей в количестве 1 650 человек передали ЗАО "ВТИ Химагро" по договорам аренды права пользования 8 914,6 га земель в Ейском районе, в том числе 8 739,8 га пашни.

Основанием иска ЗАО "ВТИ Химагро" указало неправомерное завладение ответчиком в 2002 году названных земель, с которых он собрал: 18 236 280 кг пшеницы - с 4 467 га; 801 600 кг озимого рапса - с 470 га; 1 276 666 кг озимого ячменя - с 274 га; 2 млн кг сена многолетних трав. По мнению истца, в силу п.1 ст.1107 ГК РФ колхоз обязан возместить ему все доходы, которые извлек или должен был извлечь из неосновательно занятых земель в виде названного урожая. Кроме того, ответчик обязан уплатить проценты за пользование чужими денежными средствами на стоимость неосновательного обогащения.

Третейский суд согласился с данными доводами; их признал правомерными и арбитражный суд. Однако третейский суд неправильно применил нормы материального права и не проверил существенные обстоятельства, без выяснения которых решение третейского суда не может быть признано как соответствующее основополагающим принципам российского права, в том числе принципам законности, разумности, добросовестности, справедливости, баланса имущественных интересов.

Согласно пункту 1 статьи 1107 ГК РФ лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения. По смыслу названной нормы данные доходы являются убытками для потерпевшего и поэтому должны подчиняться правилам взыскания убытков (статьи 15, 393 Кодекса).

Пунктом 2 той же статьи определено, что на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 395) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств. Поскольку предусмотренные пунктом 1 статьи доходы являются убытками, то есть мерой гражданско-правовой ответственности, к ним не может быть применена иная мера гражданско-правовой ответственности, установленная пунктом 2 статьи 1107 Кодекса. Поэтому проценты за пользование чужими денежными средствами взысканы незаконно.

Пунктом 2 статьи 15 Кодекса предусмотрена возможность взыскания неполученных доходов, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Условия нормального гражданского оборота предполагают принятие потерпевшим до нарушения его прав необходимых мер и приготовлений, связанных с последующим получением доходов. В силу п.4 ст.393 ГК РФ при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

Из материалов дела видно, что третейский суд не выяснял, какие приготовления для получения спорного дохода осуществлял истец; препятствовал ли колхоз проводить истцу агротехнические мероприятия, необходимые для выращивания урожая и его уборки. Суд сослался на расторжение собственниками земельных долей договоров аренды с ЗАО "ВТИ Химагро" только в сентябре 2002 года, то есть после уборки урожая. В то же время в деле имеются копии значительно ранее поданных заявлений собственников земельных долей и работников филиала истца в адрес колхоза и исполнительных органов власти района о том, что ЗАО "ВТИ Химагро" самоустранилось от проведения агротехнических мероприятий и это грозило срывом сельскохозяйственной компании. По утверждению заявителей, они вынуждены были неоднократно обращаться за помощью к колхозу (т. 1 третейского дела, листы 61, 63). Из копии протокола собрания собственников земельных участков (974 человек) видно, что в марте 2002 года они обсуждали вопрос о невыполнении ЗАО "ВТИ Химагро" обязанностей по ремонту и содержанию сельскохозяйственной техники, проведению полевых работ на спорных землях (т. 1, листы третейского дела 82-91). В третейском деле имеются документы о выполнении агротехнических мероприятий колхозом за свой счет. Ссылаясь на отсутствие одобрения ЗАО "ВТИ Химагро" действий колхоза (пункт 1 статьи 983 Кодекса), суд не выяснил, предпринимал ли истец приготовления и меры к выполнению данных мероприятий, необходимых для выращивания и уборки урожая, вел ли себя разумно и добросовестно, имелись ли реальные предпосылки для получения им взыскиваемых доходов и имеются ли предусмотренные статьями 15, 393 Кодекса основания для взыскания в его пользу с колхоза убытков в виде неполученных доходов.

Без исследованности данных обстоятельств решение третейского суда не может быть признано соответствующим основополагающим принципам российского права. В то же время в силу п.1 ст.46 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" при рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа арбитражный суд не вправе исследовать обстоятельства, либо пересматривать решение третейского суда по существу. Таким образом, арбитражный суд не компетентен восполнить нарушения, допущенные третейским судом, путем самостоятельного исследования невыясненных обстоятельств, указанных в настоящем постановлении.

На основании изложенного в выдаче исполнительного листа следует отказать. ЗАО "ВТИ Химагро" вправе повторно обратиться с иском в соответствующий суд в установленном законом порядке (ч.3 ст.240 АПК РФ, пункт 3 статьи 46 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации")»[13].

Поскольку третейский суд не проверил и не обосновал наличие правовых оснований для взыскания убытков, решение его не может быть признано соответствующим основополагающим принципам российского права, в том числе принципу законности.

На практике, стороны зачастую указывают именно на нарушение третейским судом принципа законности, в связи с чем необходимо подчеркнуть, что доводы, о том, что принятое третейским судом решение нарушает принцип законности, не должны приниматься во внимание, когда фактически сторона все свои доводы сводит к пересмотру решения третейского суда по существу (Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26 января 2004г. №Ф04/340-1393/А70-2003)[14].



[1] Арбитражный процесс: Учебник / Отв. ред. проф. В.В. Ярков - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2003. – с.211.

[2] Комментарий к Федеральному закону «О третейских судах в Российской Федерации» / Ответственные редакторы А.Л. Маковский, Е.А. Суханов. – М.: «Статут», 2003 – 176 с. – стр. 75.

[3] Комаров А.С. Основополагающие принципы третейского суда // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. - 2001. - № 4. - С. 87-94.

[4] Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года // Российская газета. - 25 декабря 1993 года.

[5] Федеральный закон от 26 октября 2002 г. №127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 28 октября 2002 г. - №43. - Ст. 4190.

[6] Определение Конституционного Суда РФ от 21 июня 2000 г. N 123-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества "Сибтеплоизоляция" на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 2 статьи 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" // Вопросы правоприменения. Судебно-арбитражная практика Московского региона. - №6. - 2001 г.

[7] Гомъен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. - М.: Изд-во МНИМП, 1998. - С.202; Арбитражный процесс: Учебник / Отв. ред. проф. В.В. Ярков - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2003. – с.242.

[8] Европейский Суд по правам человека: Избранные решения. В 2 т. Т.1 / Пред. ред. коллегии - д.ю.д., проф. В.А. Туманов. С.310-311.

[9] Комментарий к Федеральному закону «О третейских судах в Российской Федерации» / Ответственные редакторы А.Л. Маковский, Е.А. Суханов. – М.: «Статут», 2003 – 176 с. – стр.77.

[10] Статья II (3) Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений от 10 июня 1958 г., совпадающая с содержанием п. 2 ст. 8 Закона «О международном коммерческом арбитраже»; п. 8 ст. 148 АПК РФ, ч. 6 ст. 222 ГПК РФ.

[11] Арбитражный процесс: Учебник / Отв. ред. проф. В.В. Ярков - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2003.

[12] Лат. По долгу, по обязанности, по службе.

[13] Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18 февраля 2004 г. №Ф08-228/04

[14] Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26 января 2004г. №Ф04/340-1393/А70-2003

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100