www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Римское право
КРАТКИЙ ОЧЕРК ПОЗЕМЕЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И МЕЖЕВОЕ ПРАВО ДРЕВНЕГО РИМА // Составлено по С.А. Муромцеву, Ф. Моммсен и др. межевым инженером В. Н. Виноградовым. - 1910. Вступительная статья и редакция П.Н. Никонов, 2004.
<< Назад    Содержание   
Посредническое разбирательство и отличие его от судебного

Обращаясь к полномочиям судьи, заметим, что судебная защита не всегда могла восстановить право в том виде в каком оно в данный момент защищается. В этом случае судья только косвенно воздействует на ответчика, принуждая его к денежному вознаграждению истца известной суммой. Поэтому претор в формуле не назначал в руководство судье известных действий, он предписывал только денежную оценку (condemnatio). В большинстве случаев претор не мог определить судье точной суммы взыскания и ограничивался указанием maximum'a, или давал ему общее уполномочие на денежную оценку иска. Кондемнации без максимума, неопределенная и неограниченная (incerta et infinita) практиковалась в посредническом разбирательстве[1].

Уже во время XII таблиц, если между соседями возникал спор о меже (actio finium regundorum), то для его разрешения назначались три посредника (arbitri) из землемеров (agrimensores[2]). Потом, когда развилась частная собственность и вошло в обычай приобретение ее в складчину на началах товарищества (societas), к названным искам присоединился иск о разделе общего имущества (actio communi dividundo). При разрешении этих споров, юридическое положение посредника значительно отличалось от юридического положения обыкновенного судьи (index[3]). Судья должен был сначала раскрыть права тяжущихся, а затем решить принадлежность спорной вещи. Напротив, в раздельных исках права тяжущихся были обыкновенно вне спора, но посредник должен распределить общее имущество соразмерно правам каждого, и именно это распределение обладало особенным юридическим характером. До раздела каждый из тяжущихся мог быть собственником части общего участка земли и известного на нем хозяйства, а посредник мог присудить, при разделе имущества, поземельную собственность некоторым или исключительно одному, а остальным принадлежности хозяйства. Имущество, подлежащее разделу, могло не делиться на части без ущерба для своей делимости, или напр. межи двух имений могли быть настолько повреждены, что не было возможности открыть их прежнее положение. В этих случаях посредник поступал так: вместо деления на части имение мог отдавать нераздельно одному из тяжущихся и обязать его вознаградить других соучастников деньгами; или разделял имение между некоторыми тяжущимися, согласно с естественными и экономическими свойствами его и сглаживал непропорциональность деления путем установления взаимных обязательств, или лишая отдельные вновь образованные части имения хозяйственных удобств и устраняя это затруднение установлением подлежащих сервитутов, объектом которых были другие части имения. С юридической точки зрения, во всех этих случаях деятельность посредника сводилась к тому, что распределяя имущество между тяжущимися, он уничтожал многие существующие права, и установлял многие новые. Точно также в межевом споре, при восстановлении затерянной межи, могло случиться, что при проложении новой межи посредник отдавал каждому из соседей куски земли, им прежде непринадлежавшие, и лишал их такого пространства, которое прежде состояло в их собственности.

Итак, в противоположность судье, в разбирательстве по раздельным искам посредник занимался главным вопросом: как надо изменить права тяжущихся, чтобы общее имущество распределилось соразмерно доли каждого и без общего уменьшения своей ценности. Пользуясь своею особенною властию, посредник склонял тяжущихся к различным решениям, но прежде чем произнести окончательное решение, посредник добивался по многим вопросам добровольного соглашения, стращая несговорчивых невыгодными сторонами судебного раздела; в конце концов судебный приговор устанавливал лишь те пункты, по которым не могли столковаться сами тяжущиеся.

Правило XII таблиц о разбирательстве межевых споров чрез посредников из землемеров практиковалось вплоть до Империи. Об этом предмете в 239 г. до Р. X. был издан особый закон (1. Mamilia), о котором нам известно только то, что взамен трех посредников он указал назначать одного. По сочинениям землемеров (в конце I в. по Р. X. Фронтина и Гигина[4][5] мы знаем о некоторых подробностях производства, установившегося потом в межевых спорах[6]. Различался спор собственно о меже, (controversia de fine) и спор о смежном участке (controversia de loco). В первом случае решителем являлся землемер, который и восстановлял межу в первоначальном ее виде, не стесняясь давностью. Во втором случае спор разрешался судом, и направление межи изменялось сравнительно с первоначальным, если давность изменила первоначальные размеры владений. От юристов классического времени мы узнаем подробности относительно иска (actio finium regundorum), который имел место в таких случаях. Это — actus duplex, т.е. обе стороны могли одновременно выступать с взаимными требованиями. Судье принадлежали особые полномочия. Открыв настоящую границу владений, судья мог найти ее восстановление почему-либо неудобным; тогда он видоизменял ее свою властью, назначая потерявшей стороне соответствующее вознаграждение насчет выигравшей. Таким образом он присуждал одной стороне то, чего она не имела (adiudicatio), и осуждал ее на уплату известной суммы денег в пользу другой стороны (condemnatio). Если не было возможности найти истинную границу, то спорный участок признавался общим и разделялся между спорящими. Императоры IV века по Р. X. в своих постановлениях коснулись межевых споров и между прочим вопроса о давности по отношению к межам, но сказанное ими по сему предмету осталось неясным.

Выше было сказано, что посредники, к которым по межевым спорам принадлежали и землемеры, были частными гражданами, но не понтифами, поэтому можно довольно основательно предполагать, что землемеры в древнем Риме не составляли отдельной обособленной корпорации как частной, так тем более правительственной, но входили в состав общины как частные граждане, услугами которых могли пользоваться все те, кто к ним обращался.



[1] Муромцев Гр. пр. др. Рима 491-496

[2] Муромцев Гр. пр. др. Рима 132

[3] Муромцев Гр. пр. др. Рима 497 и последующая

[4] Фронтин. (Секст-Юлий) ti°5 юрист и оратор, начальствовавший при Веспасиане войсками в Британии, известны его сочинения „Strategematiconi" (Рим. 1487 г.) и „De aduaeductibus urbis Romae" (Везель 1841 г.)

Гигин. Грамматик, римский писатель, времен Нервы и Домициана, написал оземлемерном исскустве.

[5] Фронтинус (Брокгауз и Ефрон)

(Сектус Юлиус Frontinus) — римский землемер, гидротехник и военный писатель. Время его жизни относятся к 40—103 гг. после Р. Х. Римский патриций по происхождению, он занимал самые разнообразные должности на государственной службе. Из сочинений Ф. о правилах землемерной науки дошло до нас только несколько отрывков, сохранившихся в землемерном рукописном сборнике VI или VII в., известном под именем арцерианской рукописи. Затем дошел до нас без значительных искажений труд по заведуемому Ф. водопроводному делу. Этот труд был начат при Нерве и кончен при Траяне около 98 г. В сочинении о водопроводном деле заслуживают особенного внимания частное определение автором окружности трубы по ее диаметру и важное для гидравлики замечание о зависимости количества воды, вытекающей из сосуда, как от величины отверстия, так и от высоты уровня воды в том сосуде. Значением π, послужившим Ф. для определения окружности, оказалось число 31/7. Сочинения Фронтинуса: "De aquaeductibus urbis Romae" (Рим, 1490; Амстердам, 1661; Падуя, 1722; Бип., 1788; Везель, 1841). Последнее из этих пяти изданий принадлежало Дедериху, издавшему одновременно и свой перевод того же сочинения на немецкий язык. "Frontini de aquis urbis Romae libri II. Recensuit Franc. Buecheler" (Лейпциг, 1858); "Commentaire sur aqueducs de Rome" par J. Rondelet (Париж, 1820); "Addition au Commentaire de S. J. Frontine etc." par J. Rondelet (там же, 1821). По военному делу: "Kriegs practica. Das ist: Artliche und gechwinde Griff der fürnembsten weitberümbsten Krieg und Schlachten, so die Römer jederzeit mit jren Feinden gehalten. Durch M. Tacium in die Hochteutsche Sprach transsferiret" (Франкфурт на Майне, 1578). В. В. Бобынин.

[6] Муромцев Гр. пр. др. Рима 632 и последующая

<< Назад    Содержание   




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100