www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Римское право
Покровский И.А. История Римского Права. Издание 3-е, исправленное и дополненное. 1917. // Allpravo.Ru - 2004.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 50. Capitis deminutio.

Юридическое положение человека, как субъекта прав и члена гражданского общества, вследствие известных обстоятельств может быть или вовсе уничтожено или же в такой или иной степени ослаблено, умалено. Такое умаление гражданской правоспособности на языке римских классических юристов называется capitis deminutio.

Так как полнота гражданской правоспособности обусловливается трояким состоянием лица—status libertatis, status civitatis и status familiae, то сообразно с этим и умаление caput может заключаться или в потере status libertatis (но вместе с ним неизбежно теряется и status civitatis и status familiae) или в потере status civitatis (причем одновременно теряется и status familiae), или, наконец, в потере только status familiae. В виду этого классические юристы различают и три степени capitis deminutio—тахіта, media, minima (fr. 11 D. 4. 5).

He подлежит, однако, сомнению, что такой вид теория capitis deminutio приобрела лишь в учениях классических юристов; в более раннее время существо capitis deminutio было, вероятно, несколько иное, хотя эволюция этого института во многих отношениях очень спорна[1].

Как было указано, в древнейшее время единственными в истинном смысле субъектами прав были только свободные граждане и, притом, семейно-самостоятельные; libertas, civitas и familia составляли три стороны, друг от друга неотделимые. Утрата этой триады была возможна только в случаях гражданской смерти лица. Такая гражданская смерть наступала в случае пленения римского гражданина врагом, в случае продажи его trans Tiberim (т. е. также в руки врагов), или в случае aquae et ignis interdictio, т. е. отлучения от правового общения, связанного с изгнанием. Во всех случаях человек утрачивал сразу все три status, и с юридической точки зрения умирал.

С течением времени появились случаи, когда юридическая личность человека не вовсе уничтожалась, а лишь подвергалась известному умалению, дёградации. Так, когда чужестранцы, как таковые, перестали считаться за hostes, утрата права римского гражданства — вследствие добровольного переселения или же вследствие изгнания—не влечет более за собой полной юридической смерти лица: утрачивая свою прежнюю цивильную правоспособность, такое лицо сохраняет правоспособность ex jure gentium, как перегрин. Далее, в случае продажи отцом своего сына кому-либо в кабалу, in тапсірiит, в пределах римской территории, проданный делался в древности, по-видимому, рабом (слово mancipium и позже употребляется для обозначения рабов), но с течением времени его положение улучшается: он уже не раб, а liber in тапсіріо; его правоспособность может возродиться (с истечением срока кабалы, с отработкой долга); но он находится servorum loco (Gai. 1. 138) и служит, подобно подвластным, орудием приобретения для его господина. Сохраняя свою libertas и civitas, подобный манципированный переходит под власть другого домовладыки, лишь подвергаясь некоторой деградации в своем status familiae.

Случаи подобного рода, постепенно умножаясь, заставили римскую юриспруденцию различать разные степени юридической деградации и привели в конце концов к формулированию изложенной выше теории capitis deminutio с ее тремя видами— maxima, media и minima. Ho исторический корень этого института (гражданская смерть) проглядывает еще даже в учениях классических юристов; так, напр., по заявлению Гая (Gai. 3. 153), civili ratione capitis deminutio morti coaequatur, причем из этого тезиса тут же делается и определенный практический вывод (разрушение societas).

Рассмотрим случаи capitis deminutio и ее последствия несколько ближе.

1. Что касается, прежде всего, capitis deminutio maxima, то она наступает всякий раз, когда человек лишается своей свободы. Важнейшие случаи этого рода следующие: а) Римлянин попадает в плен к врагу. По исконному римскому воззрению, гражданин, сделавшийся где-либо рабом, переставал существовать в качестве субъекта и утрачивал все права; но правило это имело корректив в виде т. н. jus postliminii. Если пленнику удавалось каким-нибудь образом вернуться в пределы (limina) своего отечества, его личность опять оживала—так, как если бы он вовсе не был в плену; «qui ab hostibus capti, si reversi fuerint, omnia pristina jura recipiunt» (Gai. 1. 129), «quia postliminium fingit eurn, qui captus est, semper in civitate fuisse (§ 5 Inst. 1. 12). Если же он не возвращался и умирал в плену, то, по строгому смыслу права, после него не могло быть наследования—ни по закону ни по завещанию (наследование после раба невозможно); однако, это положение было изменено неизвестным нам ближе законом Корнелия, который установил т. н. fictio legis Corneliae. В силу этой фикции предполагалось, что плененный умер свободным в самый момент своего пленения («quasi tunc decessisse videtur, cum captus est»—fr. 18 D. 49. 15), вследствие чего, если он оставил тогда завещание, оно сохранялось в силе, если нет—призывались наследники по закону (Pauli Sent. 3. 4. 8). b) В ряде случаев возможна была продажа гражданина в рабство trans Tiberim, т. е. чужестранцам, причем для проданного таким образом jus postliminii не применялось: так, магистрат продавал в рабство того, кто уклонялся от ценза (incensus), кредитор продавал после manus injectio своего несостоятельного должника, обокраденный— вора, захваченного на месте преступления; наконец, домовладыка мог продать своего подвластного также trans Tiberim в полное рабство. Но все эти случаи уже в период республики отпали; в позднейшее время их место заняли другие, когда в силу тех или других причин гражданин делался рабом внутри государства: кто-либо дал продать себя, как раба, pretii participandi gratia; женщина вступила в связь с рабом (edictum Claudianum); servi poenae и т. д. (см. § 47).

Общим юридическим результатом capitis deminutio maxima является полная потеря прав, как личных (patria potestas и т. д.), так и имущественных. Что касается, в частности, последних, то имущество capite minutus переходит или к государству (напр., в случае продажи incensus) или к известным частным лицам—к кредитору, продающему должника, к хозяину раба, с которым женщина вступила в связь, и т. д. Но долги лица, подвергшегося capitis deminutio, принципиально погашались за исчезновением их субъекта—лица обязанного. Так как, однако, это было несправедливо по отношению к его кредиторам, то претор стал давать последним actio utilis против тех, к кому имущество переходит, и, если они не пожелают уплатить долги, вводил кредиторов во владение имуществом capite minutus и предоставлял им продать его для своего удовлетворения (fr. 7. 2 D. 4. 5).

2. Capitis deminutio media наступает тогда, когда лицо, сохраняя свободу, утрачивает права римского гражданства; это бывает, главным образом, в случаях aquae et ignis interdictio, a в императорское время в случае ссылки—deportatio (§ 2 In. 1. 16). В силу правила «civilis ratio civilia quidem jura corrumpere potest, naturalia vero non potest» (Gai. 1. 158) лицо, подвергшееся c. d. media, теряет свои цивильные права, но сохраняет отношения juris gentium: так, напр., теряется agnatio, но сохраняется cognatio. Имущество также или теряется (при удалении в изгнание: «amissis bonis et civitate relicta nudus exulat» —fr. 7. 3. D. 4. 5) или конфискуется (при deportatio). Долги и здесь jure civili погашаются, но интересы кредиторов охраняются так же, как и в случаях с. d. maxima (fr. 2 pr. D. 4. 5).

3. Наконец, capitis deminutio minima происходит тогда, когда меняется семейное положение лица, а это возможно в следующих видах: а) persona sui Juris превращается в persona alieni juris: лицо семейно-самостоятельное усыновляется кем-либо (arrogatio); женщина, не подчиненная ничьей власти, выходит замуж (conventio in manum); b) persona alieni juris переходит из-под власти одного paterfamilias под власть другого: сын отдается кому-нибудь в усыновление (adoptio) и т. д.; с) наконец, сюда же относится классическими юристами и тот случай, когда persona alieni juris посредством искусственного акта mancipatio делается persona sui juris—напр., сын освобождается своим отцом из-под его власти (emancipatio). По существу в этом последнем случае происходит не умаление status, а напротив—его усиление: сын делается полноправным субъектом; если же классические юристы и в этом случае усматривали capitis deminutio, то лишь по традиции—потому, что для достижения такого результата сын должен был подвергнуться троекратной (для формы) продаже in mancipium, т. е. хоть на мгновение должен был стать in servilem condicionem (Gai. 1. 162). To же соображение имеет значение и для случая b. Результатом с. d. minima является полный разрыв прежних семейных (агнатических) связей со всеми вытекающими из них правами (наследования и т. д.). Если лицо, доныне семейно-самостоятельное, превратилось в persona alieni juris, то все его имущество переходит к его новому домовладыке, но долги и здесь jure civili погашаются; претор, однако, дает кредиторам restitutio in integrum, т. е. предоставляет им иски против самого capite minutus с фикцией «ас si capite deminutus non esset»; вследствие этих исков новый домовладыка должен будет либо уплатить, либо выдать имущество capite minutus для удовлетворения (Gai. 3. 84, fr. 2. 1. D. 4. 5).

Помимо трех основных status, полнота гражданской правоспособности предполагает еще состояние гражданской чести.Status inlaesae dignitatis (fr. 5. 1. D. 50. 13). Лица, в силу тех или других причин опороченные, подвергаются гражданскому бесчестью (existimatio minuitur) и ограничиваются в некоторых правах. В истории римского права гражданское бесчестье встречается в нескольких видах.

Древнейший вид—intestabilitas. Законы XII т. постановляли: «Qui se sierit testarier libripensve fuerit, ni testimonium fatiatur, improbus intestabilisque esto»; кто будет свидетелем (или libripens'oм) при заключении сделки и потом откажет в своем свидетельстве (в случае спора), да будет improbus intestabilisque. Последнее обозначало, что такой человек впредь не только не может быть свидетелем у других, но и сам не может никого приглашать к себе в свидетели. А так как почти все сделки древнего права совершаются при участии свидетелей, то указанное ограничение по существу создавало полную юридическую недееспособность. С постепенным исчезновением старых формальных сделок этот вид гражданского бесчестья утратил свое значение.

Римские магистраты в пределах своей компетенции также при разных обстоятельствах обращали внимание на гражданскую беспорочность лица, не допуская к тем или другим функциям людей с сомнительной в том или ином отношении репутацией. Так создался институт ignominia или infamia. Цензоры, контролеры нравов по преимуществу (regimen morum), по своему усмотрению могли то или другое лицо вычеркнуть из списка сенаторов, из всаднических центурий и т. д. Консулы, руководя выборами в магистраты, могли отказать лицу, по их мнению, себя опорочившему, в выставлении его кандидатуры. Преторы также могли не допускать к выступлению перед ними на суде.

В то время как контроль цензоров и консулов с падением республики исчез, преторская infamia сделалась прочным институтом гражданского права. Она наступает в одних случаях непосредственно в силу тех или других обстоятельств (бесславное удаление в отставку из легионов, заключение двойного обручения и т. д.—т. н. infamia immediata), a в других случаях является результатом обвинения лица в известных процессах (в judicia publica, no actio furti, vi bonorum raptorum, injuriarum, doli, pro socio, tutelae, mandati, depositi; все эти иски называются поэтому исками инфамирующими—aсtiones famosae, a самая infamia здесь есть т. н. infamia mediata). Лицо, подвергнувшееся infamia, лишается права быть избранным в общественные должности (напр., в декурионы), быть опекуном, выступать на суде в качестве представителя за других (procurator) и т. д.

Наконец, вне пределов infamia, регулированной преторским эдиктом, некоторые профессии (ремесло актера, проститутки и н. др.) накладывали на лиц, к ним принадлежащих, также пятно известного общественного презрения—т. н. turpitudo, что также отзывалось на их юридическом положении (см., напр., § 81).



[1] Cм. M. Krüger. Geschichte der capitis deminutio. I. 1887; Eisele. Zur Natur und Geschichte der capitis deminutio. 1896.—Desserteux. Etudes sur la formation historique de la capitis deminutio. 1909.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100