www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Римское право
Система римского права. Г.Ф. Дормидонтов (Заслуж. проф. Императорского Казанского Университета). Общая часть. – Казань, 1910. // Allpravo.Ru – 2005 г.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
Понятие и виды сделок.

Особо важным видом юридических действий, по господствующему учению, являются юридические сделки, т. е. согласно этому учению, действия, выражения воли частных лиц, имеющие непосредственной целью установление, изменение или прекращение юридических отношений. Согласно этому определению, представители господствующего мнения учат, что юридическая сделка обладает следующими существенными признаками:

1) она есть выражение разумной воли,

2).есть выражение воли именно частного лица, заинтересованного в последствиях. Этим сделки отличаются от судебного решения.

3) Выраженная в сделке воля направляется непосредственно на дозволенные юридические последствия. В этом видят отличие сделки от недозволенных действий. И недозволенное действие влечет юридические последствия, но они наступают помимо воли действующего, тогда как сделка прямо-де имеет в виду установление, изменение или прекращение юридических отношений.

Из сказанного о цели сделки видно, что под понятие сделки не подойдут действия, составляющие лишь осуществление прав, a не имеющие целью установление, изменение или прекращение их.

Мы уже упоминали, что это господствующее учение в недавнее время подверглось строгой критике с тех пор именно, как стали отрицать исключительную правосоздающую силу воли частного лица, выраженной в юридическом действии, и взамен того выдвигать учение о фактическом составе, т. е. совокупности тех фактических моментов, с наличностью которых объективное право связывает наступление юридических последствий.

Объективное право, говорят, определяет в чем эти последствия состоят и с какими фактическими обстоятельствами они должны быть связаны. Говоря иначе, объективное право указывает необходимый для наступления юридических последствий фактический состав, и оно, стало быть, a не выраженная в действии частного лица воля последнего создает эти юридические последствия. Частное лицо не творит этих последствий, a может только в известных случаях создавать фактические основания для их наступления. Изъявление лицом его воли не может быть определяемо, как юридическое действие, влекущее юридические последствия, так как оно одно само по себе есть лишь один из моментов фактического состава, требуемого объективным правом для наступления этих последствий. Действие лица, как юридический факт, вызывает эти последствия не само по себе, a лишь в соединении с другими моментами фактического состава. Таким образом, по мнению противников господствующего учения, нельзя говорить о воле частных лиц, как о правосоздающей силе, нельзя говорит об устанавливающих и прекращающих правоотношения действиях отдельных лиц. Крайние представители этого мнения (cm. Schlossmann, Vertrag 1876 г.) доходили было даже до заявления, что вовсе следует отказаться от понятия юридической сделки, так как в житейском быту существуют лишь отдельные типы юридических сделок, различные по своему основанию, т. е. по своему фактическому составу, и нельзя-де поэтому установить какие-либо правила, общие для всех них.

Другие, удерживая понятие юридической сделки, отказываются признавать значение воли лица для последствий сделки им совершенной, так как эти последствия зависят-де от правового порядка, a никоим образом не от воли действующего. С обнаружением воли правовые последствия связываются лишь в силу предписаний права, a потому самое желание действующим правовых последствий должно быть признано безразличным, не оказывающим никакого влияния на последние. Желания лица, будучи изъявлены, приводят лишь этим изъявлением в движение правовой порядок, дают последнему как бы механический толчок. Эта мысль впервые высказана y Лотмара в соч. Ueber die causa im röm. Recht (1875 г. в Мюнхене). Особенно энергично отрицают значение воли в юридической сделке Тон и Kohler. Конечно, крайние мнения встретили достаточно возражений, но они обнаружили слабые стороны господствовавшего со времени Савиньи учения. В результате полемики начинают образовываться средние мнения. Признают, что действие человека, обыкновенно в связи с другими моментами фактического состава может вызывать юридические последствия, но не по воле действующего, a потому, что эти последствия связывает с действием объективное право. В виду этого, не отбрасывая из системы гражданского права понятия юридической сделки, в изложении учения о сделках ныне уже значительно отступают от ранее господствовавших взглядов.

Даже те авторы, которые, как например Дернбург, в согласии с прежним учением определяют сделку юридическую, как «орудие самоопределяющей деятельности лица в сфере его частных правовых отношений», которые видят в сделках «изъявления частной воли, направленные на установление, изменение или возникновение юридического отношения,» признают, что одного изъявления воли не всегда до-статочно для бытия сделки, что оно действует часто лишь в связи с другими фактами, и поясняют, что под частной волей не следует понимать произвол, своеволие индивидуума, a что обыкновенно воля, выражаемая в сделке, вызывается экономическими потребностями, жизненными отношениями и т. д.

Другие авторы еще более настаивают на преимущественном перед волею или намерением лица значении фактического состава в юридических сделках и хотя не придают вовсе значения намерения действующего для наступления последствий сделки, но учат однако, что юридическое последствие лишь по видимости представляется, кажется нам осуществлением намерения сторон, стремившихся к упорядочению их правоотношений, что на самом деле объективное право, находя известные сделки пригодными для осуществления разумных целей сторон, берет их под свою охрану и оно одно снабжает их юридическими последствия-ми и придает этим им значение юридических. Вместе с этим не соглашаются понимать и определять сделку, как изъявление или обнаружение воли, и отрицают даже то, что юридические сделки непременно направляются на установление, изменение или прекращение юридических отношений. И те и другие одинаково признают, что в редких лишь случаях сознанием действующего обнимаются все правовые последствия юридической сделки и что эти последствия, вопреки прежнему мнению, не могут быть сведены к одной воле действующего, ибо весьма часто юридическая сделка влечет вовсе не те последствия, которых желал бы и которых намеревался достигнуть действующий.

С другой стороны, не находят возможным вслед за представителями крайних мнений утверждать, что от решения лица, изъявляющего волю зависит одна только дача волеизъявления, a что последствия изъявления, напротив, наступают неизбежно в силу закона, все равно, хотел ли или не хотел изъявитель воли. Даже авторы, склоняющиеся более на сторону новых учений, удерживаются от этого вывода и признают, что при определении понятия юридической сделки нельзя вовсе оставить без внимания намерение лица, как элемент фактического состава. «Это не фикция» говорит Регельсбергер,— «а соответствует житейскому опыту, что при юридических сделках в основании лежит воля, направленная на юридические последствия». «Нужно только помнить», прибавляет Регельсбергер, что регулирующим для сделок является не то намерение, которое лицо имело на самом деле, ибо последнее иногда не может быть даже точно узнано, a то намерение, которое по житейскому быту обыкновенно связывается со сделкой данного рода, типическое намерение, поскольку иное намерение, не выразилось ясно».

Таким образом, хотя и не понимают сделку, как изъявление воли, но все-таки признают, что намерение лица, направленное на достижение юридических последствий сделки, является главнейшим и необходимым моментом фактического состава, требуемого для достижения результата сделки. Иначе говоря, прежде учили, что воля совершителя сделки творит юридические последствия; a ныне учат, что последствия эти создает объективное право, иногда и не справляясь с волею совершителя действия, но создает лишь тогда, когда y совершителя есть намерение на достижение юридического результата сделки и создает при этом по возможности согласно с намерением сторон. По словам Регельсбергера, объективное право выказывает большую способность приспособления и далеко простирающуюся готовность идти на встречу желанию сторон.

Те юристы, которые, вместе с Дернбургом, видят в юридической сделке именно средство, служащее лицу к упорядочению его юридических отношений путем, признанным со стороны положительного права, приходят еще более легко к тому же результату, т. е. к признанию необходимой связи юридических последствий сделки с волею ее совершителя. «Какое юридическое последствие, спрашивает Дернбург, есть продукт воли?» и отвечает: «основание, изменение, отмена правоотношения.» «Я хочу быть наследником, и я делаюсь таковым. Отношение между волею и этим юридическим следствием явно.» «Но какие последствия повлечет раз возникшее правоотношение—это не определяется уже исключительно волею того, кто это отношение вызвал к существованию. Это нормируется скорее правовым порядком, который до известной степени принимает во внимание волю действующего, но не признает ее исключительно решающею. Наследство, например, приобретено по воле наследника, но последствия этого приобретения наступают уже помимо воли наследника и даже может быть вопреки ей.»

Выяснив понятие сделки по учению Савиньи, a также познакомившись с современными видоизменениями этого учения, обратимся к рассмотрению отдельных видов сделок.

Юридические сделки настолько многочисленны и разнообразны, возможность появления во всякое время новых типов сделок и вытеснения ими типов предшествующих настолько не исключается в юридическом быту и во всех законодательствах, что немыслима попытка перечисления существующих сделок, a можно лишь для изучения общей природы юридических сделок сводит их по известным признакам в группы и различать на этом основании виды сделок. Так прежде всего юристы различают:

1) односторонние и двухсторонние сделки—negotia unilateralia и bilateralia, смотря по тому, достаточно ли для наступления последствий сделки воли одного лица, или же нужно соглашение воли двух или нескольких лиц. Примеры: овладение бесхозяйной вещью; мена, купля-продажа.

2) Сделки между живыми и сделки на случай смерти (negotia inter vivos и mortis causa); первые должны вступить в действие еще при жизни изъявляющего волю, последние—лишь после его смерти.

3) Сделки возмездные (negotia onerosa) и безвозмездные (negotia lucrativa или gratuita); первые суть юридические сделки, направленные на действие в пользу другого лица, совершаемые в расчете на эквивалент, т. е. на соответственное действие со стороны другого лица в пользу первого (например, купля-продажа, наем), последние доставляют выгоду без получения эквивалента (напр., дарение, отказ).

4) Negotia pura, sub conditione, sub die, sub modo. (Об этом см. ниже).

5) Сделки формальные и неформальные.

6) Negotia juris civilis et juris gentium, смотря по применяемым к ним нормам права.

7) Negotia stricti juris et bonae fidei (См. ниже). Всякая юридическая сделка есть вид юридического действия, a следовательно все, что мы говорили о способности лиц к юридическим действиям, об изъявлении воли, о влиянии мотивов ее, принуждения, заблуждения, обмана на значение юридического действия, относится и к юридическим сделкам, В частности относительно способности лиц к юридическим сделкам наметим, что за многими лицами или вовсе не признается дееспособность или она ограничивается, и они являются неспособными к совершению известного действия.

Нередко бывает, что известного рода сделки разрешаются лишь лицам известного класса или известного рода, например, ведущим торговлю. Бывает и наоборот, что известному классу лиц запрещаются известные сделки, например, крестьянам и нижним военным чинам запрещается обязываться векселями[1]. Римское право знало также подобного рода ограничения.



[1] Это запрещение русского права отменено в дни свобод.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100