www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Судебная психиатрия (психопатология)
Основы учений о преступнике, душевнобольном и психологии нормального человека. Введение в курс судебной психопатологии. Приват-доцент, доктор медицины А.И. Ющенко – С.-Петербург, - издание К.Л. Риккера (Невский пр., 14) – 1913 г. – 72 с. // Allpravo.Ru - 2004.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
ЛЕКЦИЯ ВТОРАЯ. Классическая школа уголовного права. Успехи естествознания и медицины в течение XIX века. Основы социолого-антропологической школы уголовного права.

Переходя к ознакомлению с классической школой уголовного права, следует прежде всего иметь в виду, что учения этой школы легли в основу большинства европейских законодательств XIX века и ими руководствуются в значительной степени многие законодательства и ныне. Из наиболее известных основателей и представителей этой школы следует назвать французов Монтескье и Вольтера, итальянца Беккария и англичан Говарди, Бентама и Оуэна.

В своем знаменитом труде «Дух законов», Монтескье посвящает много места уголовному законодательству. Он придает ему важное значение, потому что по мнению Монтескье от степени совершенства законов зависит благосостояние, свобода и безопасность граждан. Преступления Монтескье делит на четыре основных группы: против религии, против нравственности, против благочиния и спокойствия и наконец против безопасности. Только за преступления четвертой группы он допускает суровые кары. Монтескье восстает уже не только против произвола судов, но и против произвольных, несоответственных вреду нанесенному преступлением, законов. Он настаивает, чтобы законодатель издавал соответственные законы, считался бы с духом своего народа, его верованиям, религией, нравами, благосостоянием и т.п. Относясь к наказаниям с чисто утилитарной точки зрения, он рассматривает их как необходимость, причем наказание не должно быть произвольным, а должно соответствовать природе преступления. Злоупотребление жестокими наказаниями Монтескье осуждает, как меру ожесточающую нравы и развращающую народ. Он отстаивает свободу совести и религиозных убеждений и восстает против жестокости наказаний за религиозные и так называемые государственные преступления. Считая, что в основе преступлений лежит злонравие, Монтескье требует от государства предупредительных мер, в основу которых должны быть положены развитие благополучия и благонравия граждан. учение Монтескье нашло много последователей, известных в истории культуры под именем энциклопедистов.

Из других относящихся сюда произведений того времени, следует указать еще на сочинение начала второй половины XVIII века, «О преступлениях и наказаниях», итальянца Цезаря Беккария, который обычно и считается основателем классической школы. Книга эта имела огромный успех, приобрела много врагов и еще более друзей, переведена на многие языки, в том числе и на французский с примечаниями Дидро. Вольтер написал к ней свои комментарии. Разобрав сущность законодательств того времени, Беккария устанавливает их несостоятельность, полный произвол, несоответствие и жестокость и затем формулирует основные принципы классической школы. В основу уголовных законов, по мнению Беккария, должен быть положен принцип подробного изучения действий, наносящих вред, или преступлений, и затем определение соответствующей реакции общественных установлений на эти действия, или наказаний. всякое наказание должно соответствовать вреду преступления и справедливо постольку, поскольку оно необходимо для сохранения общественных установлений, в основе которых должны лежать принципы общественного договора.

Беккария восстает вообще против произвола и жестокости и особенно против жестоких наказаний, применяемых в то время за преступления, толкуемые как оскорбление божества. Он требует равенства перед законом, осуждает законы, притесняющие большинство в угоду немногим и.т.п. Он уделяет много места средствам предупреждения преступлений и между прочим высказывает глубокие, проникновенные по тому времени мысли о том, что общественные и государственные законы необходимо согласовать с естественными законами природы.

Теоретические положения классической школы нашли себе практическое применение в изменении отношений государства к содержанию преступников, реорганизации тюрем и наказаний. В этом направлении много поработал англичанин Говарди, этот «Пинель» преступников. Из положений, выдвинутых им, отметим хоть, например, то, что человек не может выносить продолжительного одиночества без риска впасть в отчаяние или безумие. Говарди же принадлежит заслуга первоначального обоснования учения о так называемом досрочном освобождении. Из других относящихся сюда деятелей Англии следует упомянуть о Бентаме и особенно Роберте Оуэне; последний своей широко научной, социальной и филантропической деятельностью далеко вышел за пределы классической школы. Оуэн уже между прочим учил, что преступник совершает преступления не потому, что он сознательно этого хочет по своей злой воле и дурным наклонностям, а потому что поступки его находятся под влиянием чувств, убеждений, характера и т.п., а эти последние обусловливаются наследственностью, условиями жизни и друг. фактами, уже от воли преступника независящими. Успехи учений классической школы на западе отразились и на русском законодательстве и нашли себе некоторое выражение в «Наказе» Екатерины II.

Классическая школа, как было сказано, произвела огромный переворот в учении о преступлении и наказании, но затем скоро начали выступать и ее слабые стороны. как старая медицина старалась изучать болезни и подыскивать соответствующие им лекарства, так и уголовная классическая школа в основу своей деятельности прежде всего полагала изучение преступлений и назначение соответствующих наказаний.

Последователи этой школы увлекались толкованиями различных юридических тонкостей и комментарий, построенных логически правильно и тонко, но опирающихся на метафизические учения, а не на факты действительной жизни. Ничего существенного не могло внести учения классической школы и так называемое гегелианство. Даже в некоторых вопросах учение Гегеля и юристов его школы, как Гельшнер и др., еще более отдалили уголовную политику от действительной науки.

Посвящалось много труда преступлению и мало обращалось внимания на деятеля преступления – преступника. Он многим представлялся каким-то средним абстрактным явлением. Правда, основатели классической школы, как Монтескье, Беккария и другие лучшие представители ее пытались перейти от критико-философских, метафизических рассуждений к положительным исследованиям, но состояние естественных и в частности медицинских наук в середине XVIII столетия давало очень мало положительных, объективных фактов для таких исследований.

Из предыдущего уже понятно само собой, что по учению классической школы лица, совершившие преступления в состоянии душевного расстройства, освобождались от полагающегося им наказания. Но беда в том, что учение о душевных расстройствах в XVIII веке было очень несовершенно и покоилось во многих случаях также на чисто метафизических основаниях.

Только в течение следующего XIX столетия естественные науки получают огромное развитие, и твердо устанавливаются естественные, объективные методы наблюдения и опыта. Учение об устройстве и отправлениях человеческого организма достигает неслыханного дотоле развития. Успехи естествознания позволяют определить место человека в природе, выяснять зависимость его организации, физических, биологических, психических и нравственных особенностей от окружающих внешних физических и социальных условий.

В течение XIX века сделала огромные успехи и медицина, в частности нейропатология, психиатрия и психопатология и наконец психофизиология, полагающие ныне в основу своих исследований общие законы естествознания, - эволюции, борьбы за существование, причинности и относительности. Базируясь на тех же законах и на законах сообщества и солидарности, получают широкое развитие социальные науки. Все данные этих наук и позволяют нам ныне объективнее разбираться в прошлом как отдельных индивидуумов, так и всего человечества, лучше понимать его настоящее и разумнее работать для созидания лучшей будущности, устрояемой по естественным законам природы, управляющих как явлениями внешнего мира, так м душевным миром как коллективных, так и отдельных человеческих организаций. Всесторонним изучением относящихся сюда явлений современная научная мысль и стремится приблизиться к пониманию сущности здоровой и больной деятельности человека.

В последние десятилетия XIX столетия наука о преступлениях и наказаниях также сближается с естественными и медицинскими науками, широко пользуясь данными этих последних. Сближение учений уголовного права с медицинскими науками послужило началом быстрого развития новейшей школы уголовного права, стремящейся поднять науку о преступлениях, или вернее науку о преступнике и наказаниях, или мерах борьбы с преступностью, до уровня точных естественных наук, полагая в основу своей деятельности данные антропологии, психопатологии, психиатрии, педагогики и социологии.

Для слушателей, незнакомых с основами новейшей школы, носящей название позитивной, антрополого-социальной, социально-органической и др., позвольте в нескольких словах напомнить, что современная позитивная уголовная школа обычно подразделяется на два основных течения.

К первому относится так называемая социологическая школа криминалистов, получившая свое начало и развитие в статистических трудах Кетле, Гарри, затем Дюкпетио, Валентины, Эттингена, Пренса, Листа и мн. друг. Вопреки прежним учениям о злой воле, злонравии и т.п. причинах преступности, представители этой школы многочисленными статистическими исследованиями показали законосообразность человеческих действий вообще и преступных в частности. Доказано постоянство данных преступлений при постоянстве данных социальных условий. При изменении этих условий, изменяется и число и характер соответствующих преступлений. Вы понимаете, что отсюда вытекают и важные выводы по вопросам борьбы с преступлениями.

Представители другого течения, уголовно-антропологического, наибольшее значение в вопросе изучения преступлений, придают исследованию анатомической, физиологической и в частности психической организации лиц, совершающих преступления.

В настоящее время эти оба основные течения следует объединить и многими они объединяются в одно. Покойный проф. Дриль справедливо говорить в своих известных лекциях, что разделение современных учений о преступлении и преступнике является недоразумением. Ясно, что при изучении человеческой преступности нужно обращать внимание и на психо-физическую организацию преступника и на социальные условия, вреди которых он жил и совершал преступление.

Сообразно двум течениям позитивной школы и преступников можно разделить на две основные группы: к первой группе следует отнести лиц с преобладанием дефектов в организации. Сюда войдут прежде всего преступники, совершившие свое деяние в состоянии душевного расстройства, затем преступники «дегенераты», куда следует отнести и «преступного человека» Ломброзо и наконец многие, так называемые преступники по страсти. Во вторую группу следует отнести лиц, совершивших преступления в зависимости от особенностей социальных условий. Сюда относятся некоторые разновидности привычных и случайных преступников.

Укажем еще на некоторые основные положения антрополого-социальной школы. Преступления, как и все явления природы, не являются чем либо случайным, а совершаются по общим, естественным законам, почему и изучение всех явлений, относящихся к области познания преступлений и преступников, должно производиться с помощью естественно научных методов исследования. Прежде всего личность преступника должна быть строго индивидуализирована и должна изучаться с точки зрения понимания – физической и психической его организации, а также условий физической и социальной среды, послужившей прямой или предрасполагающей причиной преступления. Изучение на указанных основаниях преступников приводит к заключению, что в развитии преступлений виновны не только сами преступники, их семьи, их предки, но и все общество с его верованиями, обычаями, законами, учреждениями.

Если правильно, что всякий народ имеет то правительство, какого он заслуживает, то еще правильнее выражение Лакассана, что общество заслужило тех преступников, каких оно имеет.

Отсюда понятно, что борьба с преступлениями должна выражаться не только в мерах наказания.

По учениям позитивной школы как меры борьбы с преступностью, на первом плане после широко поставленных профилактических мер для оздоровления общества должны стоять меры изоляции преступника, его исправления и воспитания.

Меры воздействия на преступников и изоляции их должны быть строго индивидуализированы и прекращаться по минованию в них надобности.

Как Вы видите, взгляды этой школы криминалистов совпадают со взглядами медиков на изучение и борьбу с болезнями. Современная медицина лечит и изучает не болезни, а больных, строго их индивидуализируя. Уже из этих кратких сведений Вы видите, что учения о преступнике и душевнобольном, как и меры борьбы с этим социально-биологическим злом в настоящее время сливаются.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100