www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Тесты On-line
Юридические словари
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
История государства и права
Загоскин Н.П. История права Московского государства. История центрального управления в Московском государстве. По изданию 1879 года (Известия и ученые записки Казанского университета) // Allpravo.Ru – 2004 г.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
Глава I. Участие Думы Боярской в правительственной (исполнительной) деятельности.

Участие Думы в делах внешней политики. – Участие Думы в высшем ведании ратных дел в военное и мирное время. – Участие Думы в высшем ведании дел центрального и местного управления. – Участие Думы в предпринятии чрезвычайных правительственных мер.

Здесь прежде всего встречаемся мы с участием Думы Боярской в делах внешней политики.

Этого рода дела, как требующие особой осторожности и осмотрительности, особого глубокого обсуждения вопроса, весьма естественным предоставлялось государям передавать на рассмотрение бояр и думных людей своих. Мы уже ознакомились выше и с теми активными участиями, которое принадлежало членам Думы в деле ведения дипломатических переговоров; мы видели уже, что для переговоров с прибывавшими в Москву чужеземными послами, «для бытия в ответе» с ними, составлялись из бояр и думных людей особые на каждый данный случай комиссии[1]. Из акта земского собора 1566 года, созванного для обсуждения Литовского дела и вопроса о мире и о войне с Польским королем, узнаем мы, что этот вопрос, до предоставления его на рассмотрение собора, обсуживался с царем с боярами своими; последние, подавая на соборе мнение свое, говорят: «И государю нашему царю и в.к. наша мысль, что прежде сего о Литовском деле говорили есмя, и наши речи и записаны, которые бояре тогды были в приговоре»[2]. В 1580 г. посылается грамота польским радным панам «от бояр государя нашего, от боярина и наместника Володимерскаго ото кн. И.Ф. Мстиславскаго с товарищи»[3]; в 1614 г. посылается грамота польским радным панам «от бояр и от окольничих и ото всее царскаго Величества Думы», которая и была закреплена печатями бояр и думных людей[4]. Участие Думы Боярской в делах внешней политики особенно наглядно проявляется в «памятниках дипломатических сношений». Здесь, под 1488 г., находим мы известия, что в.к. Иоанн III, не смотря на требование цесарских послов, отказывается слушать речей их без бояр, наедине[5]; здесь же находим мы царские указы и боярские приговоры об отправлении посольств к иноземным государям, о встрече иноземных послов и о назначении им кормов и содержание[6]; здесь встречаем мы и приговор царя Федора Ивановича с боярами об отправлении к императору австрийскому посольства с извещением о восшествии своем на престол[7].Об участии Думы Боярской в обсуждении важнейших дел внешней политики свидетельствует и Котошихин. Из известного его описание порядка думных сидений и делопроизводства открывается, что результатом думных совещаний бывали посылки грамот в окрестные государства, составление которых и предписывалось посольскому думному дьяку, как представителю Посольского Приказа в Думе; проекты этих дипломатических грамот, составленные в Посольском Приказе, слушались и конечно обсуждались в заседании Думы Боярской[8].

В 1674 г. царь, бояре и думные люди слушают посольские отписки по докладу из Посольского Приказа[9]; в июле 1680 года царь Федор Алексеевич экстренно приезжает из села Воробьева в Москву для слушания «посольских дел» из Посольского Приказа[10]. Само собою разумеется, что в непосредственной связи с обсуждением вопросов внешней политики, должно было стоять и обсуждение государем с Думою своею вопросов о мире и войне, как непосредственно вытекающих из неудавшихся или не приведших к удовлетворительному к концу дипломатических переговоров. Так мы видели, что в 1566 г. вопрос о мире или войне с Польшею предложен был царем на обсуждение, сперва Думы своей, а затем земского собора. Так же точно в 1577 г. царь и бояре приговаривают «прося у Бога помощи, итти очищати свою вотчину Лифляндскую землю»[11].

От участия Думы Боярской в делах внешней политики, естественным будет переход в высшему веданию ратного дела, - как гарантии внешней безопасности государства.

Участие Думы Боярской в ведании ратного дела представляется в двояком виде: в виде ведания организации государственной защиты в случае угрожающей или начавшейся уже войны и в виде высшего ведания ратного дела устроения в мирное время.

Совещания государей с думными людьми своими относительно организации военных действий, относительно «розряда» воинских сил по полкам и городам – представляют явление весьма древнее и обыкновенное, перешедшее и в государственную практику Московскую. Рассматривая разряды второй половины XVI века – мы постоянно будем встречать указания на совещания государя с боярами относительно военных мероприятий и дислокации военных сил. Так, в 1578 г., Иоанн IV приговаривает с сыном своим и «со всеми бояры … как ему, прося у Бога милости, итти на свое государево дело и на земское, на немецкую и на литовскую землю, и которым бояром и воеводам в котором полку быти», - вслед зачем составлена была подробная роспись воевод и программа мобилизации воинских сил[12]. В 1586 г. царь Федор Иванович «приговорил со всеми бояры, как ему государю на своего непослушника на Свейскаго короля наступив, прося у Бога милости, своим и земским делом промышляти», - вслед зачем также составлено было расписание воевод по полкам[13]. В 1622 г. царь Михаил Федорович, говоря с боярами, предписывает усилить состав служилых людей по Литовской украйне[14]. В 1629 г., по царскому указу и боярскому приговору, сделано распоряжение о порядке очередной службы служилых людей в Калуге и о сборе их в этом городе в полном составе «по вестем», т.е. в случае получения известия об опасности грозящей со стороны неприятельских людей[15]. В 1673 г. состоялся царский указ и боярский приговор об усилении численности ратных людей в Северских городах, в виду предстоящего вторжения турецкого султана на русскую украйну[16]. В 1678 г. царь Федор Алексеевич совещается с патриархом и боярами о средствах отражения турок в случае нападения их на Московские земли; в результате совещания была отправка по этому вопросу наказных статей воеводам, находившимся под Чигирином[17].

В мирное время ведание ратных и служилых дел сосредоточивалось в Разряде и отдельных военных приказах, - вследствие чего Дума Боярская ведала подобного рода дела лишь в случаях исключительных: к ней восходили из этих приказов преимущественно дела вызывавшие рассмотрение их в порядке законодательном и дела судные. Из дел исполнительных рассматривались в Думе вероятно лишь мероприятия, инициатива которых шла сверху, от самого государя, и которые, будучи обсужены им с думными людьми своими, передавались уже затем в соответствующий приказ для дальнейшего исполнения, а так же дела казуистические, которые докладывались государю из приказа без указания примерного решения и вследствие того передавались государем на обсуждение Думы совей. Из рассматриваемого рода дел встречаем мы участие Думы Боярской в распоряжениях об осмотре и ремонте укрепленных границ и засек[18], о высылке служилых людей нетчиков на службу в определенные местности[19], о взысканиях с ратных людей не явившихся по наряду на службу[20], о написании служилых людей известного разряда за службы, по челобитью их, в высший разряд[21] и т.п.

Участие Думы Боярской в высшем ведании дел центрального и местного управления – на сколько оно касается функции правительственной – является, по крайней мере по дошедшим до нас известиям, весьма незначительным. Но зато, как в своем месте увидим мы это, Дума Боярская имела близкое и непосредственное отношение к административно-судебным лицам и установлением в сферах деятельности законодательной и судебной. Лишь в весьма редких случаях передавались государем на обсуждение Думы Боярской докладывавшиеся ему из приказов дела, касающиеся исполнительной деятельности последних. Решения подобного рода дел составляли предмет самостоятельной деятельности приказных судей и, лишь в наиболее важных случаях, докладывались последними на утверждение государя, а еще реже предлагались последним обсуждению Думы. Из примеров последнего рода укажем на внесение из соответствующего приказа на обсуждение Думы вопроса о воеводе, болезнь которого не дозволяла ему приезжать в съезжую избу и исполнять свои обязанности, вследствие чего царским указом и боярским приговором велено было отпустить его к Москве[22]; укажем на заботы Думы Боярской о сохранности приказных архивов: в 1628 г. царским указом и боярским приговором велено было доставить в Москву списки с грамот, отпуски которых уничтожены были в приказах[23]; или наконец в 1675 г. делается доклад государю и боярам из Посольского приказа о Киевском гонце, потерявшем в дороге вверенные ему бумаги, вследствие чего состоялся в Думе приговор о строгом допросе и пытке гонца в приказе, для выведания, не скрывается ли под этим событием воровского умысла[24]. Из приказов делались государю и боярам доклады и по открывавшимся в них злоупотреблением; так в 1613 году докладывался государю факт исчезновения части казенных денег из приказа Казенного Двора, со взломом печати у денежной коробки и, по указу царя и приговору бояр, в приказе произведен был расспрос и пытка сторожам, заподозренным в этой краже[25].

Из чрезвычайных правительственных мер, предпринимаемых при участии Думы Боярской, укажем на совещания с Думаю государей по вопросам об организации и роспуске созываемых в Москве земских соборов и других собраний выборных. Из предисловия к Уложению 1649 г. почерпаем мы известие, что организация созванного для его утверждения земского собора обсуживалась царем с патриархом и боярами; боярским приговором определено было самое количество выборных, которых должны были прислать отдельные классы населения[26]. Царским указом и боярским приговором определен был и роспуск в 1683 г. по домам «двойников», созванных перед тем в Москву для уравнения служб и податей[27].

Наконец к правительственной деятельности Думы Боярской должно быть отнесено и ведание Москвы в отсутствие государя, которое, как мы выше видели, поручалось особым комиссиям, назначавшимся для того из членов Думы.



[1] См. выше стр. 80-82.

[2] Собр. Гос. Гр. и Дог. I, стр., 548.

[3] Акты Ист. I, № 206.

[4] Собр. Гос. Гр. и Дог. III, № 24. К этой грамоте приложили печати свои 11 бояр, 5 окольничих, 1 казначей, 1 кравчий, 1 постельничий, 1 думн. дворянин, 2 думн. дьяка.

[5] Пам. диплом. снош. I, стр. 1. См. также Дворц. Разр. III, 582.

[6] Пам. диплом. снош. I, стр. 151, 481, 1004; II, 189, 287.

[7] Пам. диплом. снош. I, стр. 909.

[8] Котошихин, гл. II, статья 5.

[9] Дворц. Разр. III, стр. 1111.

[10] Дворц. Разр. IV, 165.

[11] Древн. Росс. Вивл. (изд. 2), XIV, стр. 324 (Разряды 1577 года).

[12] Древн. Росс. Вивл. (изд. 2), стр. 349 и след.

[13] Древн. Росс. Вивл. XIV, стр. 490.

[14] Разр. Книги, I, стр. 832.

[15] Разр. Книги, II, стр. 173.

[16] Акты Ист. IV, № 233.

[17] Собр. Гос. Гр. и Дог. IV, № 111; Разр. Кн. II, стр. 1045. Уч. Зап. Имп. Каз. Ун. 1880 г. – О.Ю.Н.

[18] П.С.З. № 728.

[19] П.С.З. №№ 1280, 1440.

[20] П.С.З. №№ 1042, 1218.

[21] П.С.З. № 736.

[22] Дворц. Разр. III, стр. 1175.

[23] П.С.З. № 965.

[24] Дворц. Разр. III, стр. 1205.

[25] Викторов: Описание книг и бумаг дворцов, приказов (М.1877), I. стр. 70.

[26] Уложение 1649 г., предисловие.

[27] Акты Ист. V, №83.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100