www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
История государства и права
Судебная реформа // Эпоха великих реформ. Г.А. Джаншиев. По изданию 1900 г. // Allpravo.Ru, 2004.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
II. Торжество открытия нового суда в Москве. – Речи Д.П. Замятнина, А.Н. Шахова и Е.Е. Люминарского

Торжество открытия судебных учреждений в Москве происходило согласно тому же Высочайше утвержденному церемониалу, какой был соблюден и в Петербурге: 22-го апреля, накануне открытия нового суда, было совершенно в присутствии министра юстиции Д. Н. Замятнина и других высокопоставленных лиц, в большой уголовной, ныне так называемой «Митрофаньинской» (здесь разбиралось известное дело игуменьи Митрофании), зале окружного суда торжественное соборное молебствие с водоосвящением, после которого окроплены были святого водою все помещения нового суда.

На другой день, 23-го апреля, происходило в зале судебной палаты торжественное открытие нового суда. Министр юстиции, Д. Н. Замятнин занял место за особым столом, имея по правую руку и. д. обер-прокурора общего собрания московских департаментов сената, П. Н. Зубова, вице-директора департамента министерства юстиции, Б. Н. Хвотова ([1] и окружного суда (в настоящее время в составе суда остался только бывший член суда, М. Н. Лопатин, ныне занимает пост председателя департамента московской судебной палаты, и бывший член суда А. И. Вицын, перешедший впоследствии в сословие присяжных поверенных, ныне председатель московского коммерческого суда), и прокурорского надзора (в составе прокурорского надзора находится бывший в 1866 г. тов. прок. окружного суда Е. М. Громницкий, перешедший впоследствии в адвокатуру, a ныне товарищ прокурора судебной палаты; из других товарищей прокурора: Л. В. Крушинский — присяжным поверенным в Москве), и мировые судьи (из них до сих пор остается в составе мирового института почетный мировой судья: гр. М. С. Ланской (сын известного министра).

По прочтении Высочайших повелений от 18-го марта и 18-го апреля 1866 г. об открытии судебных установлений и списка вновь назначенных Высочайшею властью судей, утвержденных Сенатом мировых судей, выбранных московскою городскою думою, a также списка товарищей прокурора окружного суда, министр юстиции Замятнин произнес речь, в которой, между прочим, высказал следующее:

«Государь Император,— сказал он,— утвердив 20-го ноября 1864 г. новые Уставы судопроизводства и судоустройства, соизволил признать Уставы эти соответствующими желанию Его водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе то уважение к закону, без которого невозможно общественное благосостояние. Знаменательные, дорогие каждому русскому слова Его Величества, указывающие значение и цель судебного преобразования, должны служить руководством для всех деятелей на судебном поприще; они должны быть особенно памятны вам, господа председатели, члены и прокуроры московской судебной палаты и окружного суда, как удостоившимся счастья быть в числе самых первых, избранных Августейшим нашим Монархом, для осуществления его предначертаний по судебной части. Вновь установленный порядок судопроизводства,— продолжал министр,— обеспечивает легкое и быстрое обнаружение на-4 рушений закона, a дарованная судам самостоятельность дает полную возможность твердо и нелицеприятно охранять святость законов и точное их исполнение»[2].

Затем, обращаясь к московским мировым судьям, министр юстиции выразился так:

«Вам, господа, впервые избранным совокупно всеми сословиями в эту важную должность, предоставлен обширный круг деятельности. Вам поручены дела тех именно лиц, которые наиболее нуждаются в скором и правом суде. На вас лежит непременная обязанность поставить должность мирового судьи на ту высокую степень значения, которая предназначена ей священною волею Государя Императора, и сделать из нее краеугольный камень гласного, скорого, правого и милостивого суда. Если вы, избранные Москвою, сердцем России, пойдете рука об руку с судьями, назначенными Державным Главою, то, нет сомнения, ваши общие усилия увенчаются успехом, и осуществится желание нашего возлюбленного Монарха: правда и милость будут царствовать в судах».

В том же духе, как министр юстиции, говорили и высшие члены магистратуры, коим приходилось давать первые указания органам суда. Так, председатель департамента московской судебной палаты, покойный А. Н. Шахов (†), при приводе к присяге первых московских присяжных поверенных (из них в сословии оставались к 1889 году Н. П. Архипов, В. К. Дубровский, А. И. Имберг, Л. Д. Лютер, B. A. Панин, А. И. Тольх, A. M. Фальковский) произнес следующую речь: «Господа! Палате известно, что окружный суд при обсуждении прав , лиц, изъявивших желание поступить в число присяжных поверенных, был строг,— разумеется, справедливо строг. Он не только рассматривал ваши письменные документы, но принимал в соображение и сведения, указывающие на личные ваши качества и образ прежних ваших действий. Иначе и быть не могло, потому что одно формальное удовлетворение тем условиям, которые требуются законом для поступления в присяжные поверенные, еще не служит ручательством, что избранный в поверенные будет правдиво и честно охранять интересы своих доверителей. Будучи включены окружным судом в это сословие, вы, господа, значит, удовлетворили всем условиям, значит, вы оказались во всех отношениях вполне достойными состоять в нем. Приступайте же к исполнению ожидающих вас нелегких обязанностей и продолжайте их с честью, и вы заслужите уважение от правительства и от общества, a это есть лучшая награда всякому честному труду»[3].

Для характеристики духа того времени не лишено значения то обстоятельство, что первый председатель московского окружного суда E. E. Люминарский — не путем грозных циркуляров, a в дружеской беседе объяснял вновь образуемому институту судебных приставов их обязанности, стараясь пробудить в них высокое уважение к принимаемому ими званию. Достойный член московской магистратуры, оставивший по себе память судьи честного и безусловно независимого (известно, что он, во время посещения суда министром юстиции гр. Паленом встретил, его не на крыльце, a занимался у себя в кабинете), сказал судебным приставам следующую реч:

«Гг. судебные пристава! Поздравляю вас с принятием присяги на новую должность. Надеюсь, вы оправдаете ожидания общества и правительства; на вас лежит священная обязанность не только поддержать, но возбудить упавшее ныне доверие к силе и власти суда,— доверие, без которого парализуется и самое отправление правосудия. Необходимость скорого и точного исполнения решений постоянно сознавалась нашим законодательством: начиная с 1721 года мы находим в указах неоднократные подтверждения блюстителям правосудия как высшим, так и низшим, иметь надзор, чтобы дела вершились не только на бумаге, но чтобы решения безостановочно и скоро были приведены в действительное исполнение. К сожалению, предписания закона по сему предмету весьма часто не исполнялись. Приведение в действие решения в большей части случаев возлагалось на полицию, a полиция, обремененная множеством разнородных занятий, всегда смотрела на приведение в действие судебных решений, как на обязанность второстепенную, исполнение коей можно отложить. Последствия этого вам, господа, известны. Решения судебных мест, нередко и Правительствующего Сената, исполнялись не недели, не месяцы, a целые года, даже десятки лет. Выиграть дело в суде не значило выиграть его действительно и получить искомое и присужденное. Целые состояния переходили из рук в руки, a иногда и совершенно растрачивались ответчиком прежде, чем истец, выигравший тяжбу, получал удовлетворение. Для устранения столь важных злоупотреблений и учрежден институт судебных приставов, к которому вы имеете честь принадлежать. Господа! Вы клялись честно и добросовестно исполнять все обязанности принимаемой на себя должности. Исполняйте же, господа, вашу клятву, восстановите доверие к суду и закону, составляющим основу государственного порядка, без которых немыслимо и самое государство. Соединитесь дружно для достижения высокой цели. Пусть всякий убедится, что со введением в действие Уставов 1864 года дела вершаются не только на бумаге, но и исполняются на самом деле. Пусть не бедность страшится богатства, a напротив, богатый, но неисправный должник спешит удовлетворить своего незнатного кредитора. Пуст исполнительный лист в ваших руках будет сильнее денег и связей сильных мира сего. С этим оружием вам некого и нечего бояться. Защитой вашею будет суд и закон. Поддержите же, господа, значение судебных учреждений и заставьте умолкнуть поклонников старого порядка, с недоверием и вместе с тем с скрытым недоброжелательством относящихся к новому суду»[4].

Вслед за открытием московских судебных установлений стади открываться провинциальные окружные суды осенью 1866 г. Большая и оживленная борьба происходила между уездными городами из-за чести и преимущества иметь у себя окружный суд. Особенно горячая полемика завязалась между представителями Белозерска и Череповца. Этот спор, как равно и другие, Д. Н. Замятнин решал на месте после тщательного ознакомления с географическими, топографическими и судебно-статистическими данными[5].

Местные общества, относясь с полным сочувствием к предстоящему открытию нового суда, не скупились на материальные пожертвования, вследствие чего расходы казны были значительно сокращены.

Сенатором Гольтгоером были открыты в ноябре 1866 г. окружные суды: новгородский, белозерский[6], устюжский[7], псковский[8].

Старшим председателем московской судебной палаты сенатором В. П. Поленовым, были открыты окружные суды: владимирский, ярославский, рыбинский, кашинский, калужский, рязанский, тульский, тверской, ржевский[9].



[1] В течение 25 лет были старшими председателями судебной палаты: Д. В. Поденов (†), A. H. Шахов (†), B. P. Завадский и A. H. Попов; председателями окружного суда E. E. Люминарский (†), П. A. Дейер (ныне сенатор угол. касс. департ.), В. Н. Лавров (†), Ф. П. Ивков, H. B. Давыдов. Прокурорами палаты; Д. А. Ровинский (впоследствии сенатор угол. касс. департ.), Г. Н. Мотовилов (†), A., H. Манассеин (впоследствии министр юстиции), гр. П. А. Капнист (впоследствии попечитель московского учебного округа), С. С. Гончаров (впоследствии старший председатель тифлисской судебной палаты и сенатор), H. B. Муравьев (впоследствии государственный секретарь, ныне министр юстиции) и Н. П. Посников. Прокурорами окружного суда были: Л. И. Ланге (ныне председатель нежинского окружного суда) (†), Е. М. Громницкий, И. К. Жуков (в отставке), B. H. Лицкой (†), II. H. Обнинский (ныне в отставке, известный публицист), М. П. Домерщиков, и -A. A. Макаров.

[2] См. Журнал Министерства Юстиции 1866 г., № 4, стр. 207—209.

[3] Судебн. Вестн. 1866, № 2.

[4] Судебн. Вестн. 1866, №1. Этим добрым пожеланиям далеко не вполне суждено было осуществиться. Так, в 70-х годах некоторые чины высшей местной московской администрации, гражданской и военной, пользовались настоящею экстерриториальностью, и судебные пристава, с исполнительными листами в руках, бывали бессильны привести их в исполнение.

[5] Новгородские Губернские Ведомости І865, № 4.

[6] См. Новгородские Губернские Ведомости 1866, № 40, 50.

[7] Губерн. Вестн. 1866, № 26.

[8] См. Псковские Губернские Ведомости 1866 г., № 85.

[9] См. Судебный Вестник 1866 г., №№ 85, 92, 93, и Тверские Губернские Ведомости 1866 г., № 47.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100