www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
История государства и права
История судебных учреждений в России. Сочинение Константина Троцины. Санкт-Петербург, Типография Эдуарда Веймара. 1851 г. // Allpravo.Ru. – 2004.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
1. По делам подлежащим церкви.

В суде церковном различается двоякое ведомство: 1) суд по делам собственно духовным, над лицами как духовного, так и светского звания и 2) суд по всем вообще делам, над людьми, жившими в имениях церковных, монастырских и вообще зависящих от духовенства.

I. Суд по делам духовным установлен был Вел. Кн. Владимиров Св. на основании приписываемого ему устава о церковных судах. Следуя благочестивому внушению своего духа, Владимир отделил от гражданского суда дела, касающиеся церкви и религии и предоставил их ведению духовенства, запретив кому-либо из светских властей вступаться в суд церковный; «а боярам нашим и тиунам нашим и всем иным судьям нашим и иже по нас в род и род до века, никогда же судов святительских, церковных не судити»[1]. Приняв из Греции веру, Владимир принял оттуда и церковные законы: «и аз так же по Греческим Номоканонам сотворих», поэтому не должно удивляться, что предметы власти церковного суда определены с такой точностью в то время, когда еще не ощущалась потребность разделения частей управления вообще, и когда правила Владимирового Устава о церковных судах едва ли могли иметь приложение к действительности, потому что нельзя согласиться на то, чтобы Россия, в столь короткое время после просвещения ее христианством, имела уже у себя многочисленное духовенство, богадельни, больницы, монастыри и т.п. о чем говорится в Уставе; но весьма легко допустить, что он, не имея значения юридического, существовал фактически, принесенный к нам духовенством из Греции, которое хотя и не могло пользоваться им во времена Владимира, по крайней мере хранило его, как основание и залог будущей своей власти. На основании этих-то Греческих законов многие предметы, подлежащие сами по себе светскому ведомству, были отнесены у нас к делам духовного суда; вообще, пространство власти было так обширно, что он обнимал почти все предметы гражданского разбирательства; от него зависели заключения браков, разводы; суждения о браках незаконных в запрещенных степенях родства; несогласия между супругами; насилие; преступления против нравственности; преступления против веры, церкви вообще и церковного благочиния; дела о непокорности и оскорблении детьми родителей и раздоры между ближайшими родственниками; оскорбления словесные; споры детей о наследстве, все священно и церковнослужители, вдовы, странницы, нищие, врачи, пустынники и кто святая одеяния иноческое свержет[2]. – Сын Владимира Ярослав подтвердил власть церковного суда, предоставленные ему отцом его, присоединив к прочим делам его ведомства и суд над зажигателями[3], впрочем подлинность Устава, на котором основывается это право, еще не доказана окончательно.

Почти в том же объеме оставалось ведомство Церковного Суда и в последующее время. На основании Судебника Царя Иоанна IV и Соборного Уложения 1551 г. ему подлежали тяжебные дела между духовными лицами, также между лицами, причисленными к духовному ведомству; как то: вдовами, нищими и всеми теми иже от церкви Божией питаются; дела брачные, разводы, отношения между родителями и детьми, плотские преступления и наконец некоторые дела, принадлежащие собственно светскому ведомству, как то: засвидетельствование завещаний и наблюдение за мерами и весами[4]. Высшая судебная власть в этих случаях принадлежала митрополиту или архиепископу; они отправляли свои обязанности чрез различных чиновников своих, как то: наместников, волостелей, тиунов и десятильников[5]; последние, являясь в конце XIV века, имеют только значение административное, именно, они представляются в виде сборщиков различных пошлин[6], и не ранее половины XV века мы видим их уже с судебною властью[7]; сами чиновники эти, как исполнители высшего суда, судились только Великлм Князем[8]. Не редко впрочем низшее духовенство, в особенности монастырей, получало право судиться непосредственным своим начальством, независимо от епископских наместников[9]. – Впоследствии времени при епархиальных архиереях учреждены были судилища из лиц духовных, которые должны были судить монашествующих, как мужеского, так и женского пола, во всех делах, за исключением душегубства (над которым Церковный Суд не имел никакого права)[10], а прочих лиц, то есть, белое духовенство и мирян, только в духовных делах[11]; в конце XVII века в этих судилищах велено было заседать поповским старостам[12]. – С конца XVI столетия десятинники занимают в ряду судебных учреждений место низшей инстанции; им предоставлено было судить священников, диаконов и всех вообще принадлежащих к церковному притчу, а также церковных и мирских людей по рядным грамотам, духовным завещаниям, кабалам, по спорам об отдаче вещей на сохранение, бое и грабеж; на суде у них должны были находиться по два или по три человека из поповских старост и десятских, также старосты земские, целовальники и земские дьячки; некоторые дела они решали сами, по другим же, произведши свое исследование, они передавали его в высший суд[13]; впоследствии предписано было им обо всех делах, прежде их решения, докладывать Патриаршему Разряду[14]. По учреждении Царем Феодором Иоанновичем патриаршего престола, к сему последнему отошла судебная власть митрополита, который с этого времени, наравне со всеми архиепископами, стал составлять вторую степень Церковного Суда; для производства всех зависящих от патриарха дел, при нем учреждены были особые высшие судилища, известные под именем Патриаршего Двора и Патриаршего Разряда.

Многие монастыри, в особенности главнейшие, на основании жалованных Великими Князьями грамот, освобождались из общей подсудности церковной, подчинением их высшему суду дворецкого Великого Князя, а с учреждением Приказа Большого Дворца сему последнему[15]; впоследствии времени подчинение таких привилегированных монастырей Приказу Большого Дворца Распространено на тот случай, что лица, принадлежащие к ним стали быть подсудны одному этому Приказу не только как ответчики, но и как истцы в спорах и тяжбах с кем бы то ни было из посторонних людей[16]; с увеличением такого рода привилегий, право это сделалось можно сказать общим для всех монастырей России. – Михаил Феодорович в ограничение такого правила определил, что, за исключением находящихся в десятинах митрополита, архиепископов и епископов, все прочие церкви и монастыри в Москве и в Московском уезде и в 45-ти городах с пригородами и десятинами, зависевшие до сего от Приказа Большого Дворца, должны быть ведомы во всех делах, кроме уголовных, патриархом Филаретом[17]. Царь Алексей Михайлович перенес от Приказа Большого Дворца ведомство над всем духовенством монашествующим и белым, и людьми их и крестьянами в монастырский приказ[18]; замечательно при этом то, что такая перемена ведомства не была приятна для духовенства, потому что вместе с этим оно подчинялось уже общему порядку управления; удвленное таким образом от непосредственного покровительства и участия в его делах Государя, для коего Приказ Большого Дворца был как бы Собственною Канцеляриею, духовенство смотрело на свое подчинение Монастырскому Приказу, как на унижение; это можно заметить из слов патриарха Никона, когда он в числе причин своего неудовольствия на Алексея Михайловича приводит и то, что всякие дела делаются в Монастырском Приказе[19]; вероятно вследствие такового неудовольствия духовенства и просьб его, Феодор Алексеевич возвратил опять в ведение Приказа Большого Дворца суд над духовными лицами, как это было до Уложения[20]. При Петре Великом духовенство и его крестьяне снова подчинены Монастырскому приказу, в ведомстве коего они оставались до уничтожения сего последнего[21].



[1] Указ. Рос. Зак. Максимовича. ч. I. стр. 2.

[2] Указат. Максимовича, ч. I. стр. 2.3.

[3] Там же, стр. 4.

[4] Судебн. 90. А. Истор. I, 155.

[5] А. Арх. Эксп. I, 5. 23. 99. 103. 214. 296.

[6] Там же, 9.

[7] Там же, 71.

[8] А. Истор. I, 111. 115. А. Арх. Эксп. I, 9.

[9] А. Истор. I. 155. III, 61. А Арх. Эксп. I, 71. 85. 105. 214. 296.

[10] Соб. Гос. Грам. ч. 2, стр. 153.

[11] А. Истор. I, 155. Полн. Собр. Зак. № 412, гл. II, ст. 37-39.

[12] 1697 г. Дек. 26. (1612)

[13] А. Истор. I. 115.

[14] 1697 г. Дек. 26. п. 17. 18. 24. 29 (1612).

[15] А. Истор. III, 63. 69. А. Арх. Эксп. I, 171. 208.III, 84.

[16] А. Истор. III, 158. А. Арх. Эксп. I, 259. II. 204. III, 164. 250.

[17] А. Арх. Эксп. III. 164.

[18] Улож. XIII. 1.

[19] Собр.Гос. Грамот и догов. ч. 4, стр. 128.

[20] 1677 г. Дек. 19 (711)

[21] 1701. г. Января 24 (1829); 1706 г. Мая 20 (2108); 1725 г. Января 14 (4632).

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100