www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
История государства и права
История судебных учреждений в России. Сочинение Константина Троцины. Санкт-Петербург, Типография Эдуарда Веймара. 1851 г. // Allpravo.Ru. – 2004.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
ІІ. ПРИКАЗЫ

Приказы, как мы увидим ниже, образовались не вдруг, не путем быстрого развития, a медленно и спокойно в течение полутора века, по мере нужд, рождающихся с постепенным развитием гражданственности. До времени всеобщего их появления они существовали в виде канцелярий, коим Царь поручал известную отрасль управления; это предположение доказывается тем, что впоследствии времени многие, прежде бывшие Приказы именовались канцеляриями; таковы Дворцовый Приказ[1], Ямской[2], Посольский[3] и другие. Название Чети дьяка Варфоломея Иванова представляет яснейшее доказательство такое значения Приказов в первые времена. Рассматривая главные начала, из которых истекала деятельность всех Приказов, мы замечаем в них совершенное отсутствие единства, или правильного распределения предметов ведомства; от этого трудно с совершенною точностью определить: на какие предметы и лица простиралась судебная власть каждого из этих мест в особенности. Главная причина такого недостатка заключается в самом историческом развитии судоустройства в России. В древнейшие времена наместникам, как мы видели, вверялось управление областью или городом; таким образом эта власть определялась не предметами ведомства, a пространством земли, или территориею; все отрасли светского управления соединялись в руках наместников, a потому не было особенных чиновников, облеченных исключительною властью делать суд в делах гражданских. Отсюда развилось то правило, что кто управляет, тот имеет и право суда над управляемым: а потому должно принять за общее правило, что каждый Приказ был судебным местом для людей, состоящих по роду дел под его управлением; так, Чети, находившаяся на Москве, управляли целыми областями, в которых они же производили и суд в делах гражданских. Другой недостаток судебного ведомства Приказов составляло отсутствие резкого разграничения между управлениями центральными – всей России и областными. Поэтому о многих Приказах трудно решить - были ли они провинциальные учреждения для Москвы и ее области, или же круг действия их простирался и на всю Россию. Большею частию в иных случаях они имели значение общих государственных, а в иных областных судов. Историческое образование Российского Государства имело влияние на такое смешение двух различных назначений в одном правительственном месте. До времени утверждения единодержавия в России, все вообще правительственные учреждения были областными в отношении к целому государству, хотя они были главными в уделе того или другого князя; государственных же учреждений в собственном смысле сего слова не могло быть, по причине раздробления России на многие самостоятельные части. Только тогда, когда Москва сделалась средоточием Русского Царстваи сталась действительной главой нашего отечества, должны были образоваться в нем общие государственные учреждения для судебных и вообще правительственных дел княжеств удельных, которые сделались подвластными Великому Князю Московскому и следовательно стали областями Царства Московского. Таким образом Московские областные учреждения начали приобретать мало-помалу значение высших инстанций в то время, как учреждения прежних самостоятельных государств, которые сделались подвластными Московскому Царю, теряли значение высших инстанций и поступали в разряд низших, то есть сделались учреждениями областными. — Лучшая эпоха в развитии Приказов начинается около времен Царя Алексея Михайловича; с этих пор они стали получать определенный состав и правильное разделение предметов ведомства.

Приказы составлялись из трех или четырех людей (боярина, или окольничего, или думного боярина с товарищами), при коих состояли дьяки и подьячие[4]. Но это общее постановление имело приложение только относительно некоторых из них, между тем как большая часть из Приказов до конца их существования продолжали оставаться в том виде, какой они вообще имели при первоначальном их появлении, то есть, в виде канцелярии высших административных, чиновников: следовательно заведывались одним лицом. Судьи определялись на свои должности по назначению Государя, a дьяки и подьячие назначались самими председателями Приказов. Дьяки не были дворяне, но всякий имеющий личное достоинство, мог быть назначаем в эти должности[5]; обыкновенно же определялись люде не свободного происхождения[6]; или из сословия гостей[7]; но этой должностью они, кажется, приобретали звание дворянское, потому что могли владеть недвижимым населенным имением, как это видно из некоторых грамот[8]; впрочем случалось что в эту должность определяемы были и природные дворяне[9]. Подьячие разделялись на три класса (статьи): молодых, средних и старых; способнейшие из последнего класса подьячие поступали в должность дьяков[10]. В подьячие могли поступать лица всех сословий; только указом 1640 года Декабря 7 запрещено было принимать в подьячие лица духовного, мещанского и крестьянского сословий, а указом 1665 года Февраля 8 Царь Алексей Михайлович запретил принимать в должность дьяков и подьячих растриг из церковнослужителей; даже и тех из них, которые занимали такие места он велел отставить. Приказы делились на отделения (повытья) и столы, управляемые подьячими, как можно заключать из некоторых мест различных указов[11], Дела в Приказах решались общим собранием суде; но если который из них, по болезни или другим законным причинам, не мог находиться в присутствии, то дела решались остальными судьями, с изъяснением причины, почему именно такой-то из них находился в отсутствии[12]. Все дела выходили из Приказов за подписью председателя, прочие члены обозначались общим словом: «с товарищи»[13]; они вносились подьячими в особые записные книги, находившиеся за подписью дьяка[14]. С 1700г. велено было все дела, писавшиеся прежде в столбцах, производить в тетрадях; в тетради же включались и все челобитные; по достаточном накоплении таких тетрадей, они переплетались в книги[15]. В ряду подчиненных судебных мест, Приказы занимали по степени власти первое место после Царя или Царской Думы; всякие дела, превышавшие власть судей в Приказах, переносились от них к самому Государю или в Расправную Палату[16]; независимо от сего, в определенные сроки года подавались Государю от этих мест списки всех дел, у них находившихся[17]; к нему же поступали и жалобы на неправильное решение Приказов[18]. По подписанным челобитным истца или ответчика их дело, еще до окончания, могло быть переносимо из одного Приказа в другой, в случае подозрения на судей в явном к ним недружелюбии; но коль скоро челобитчики дали уже срочные сказки о явке к суду, тогда они теряли прав переноса дела в другое место[19]. Приказы, в коих заседали бояре, или окольничие, получали из Царской Думы или из Разряда памяти; те же, которые состояли под управление думных дьяков получали все поведения указами[20].

При всем отсутствии систематического распределения предметов ведомства между Приказами, можно заметить некоторые средства во внутреннем значении некоторых из них; так одни из них имеют значение, как учреждения oбластные, другие как места, заведывающие, хотя по всем государстве, но только известными сословиями; третьи имеют власть над лицами всего государства, но только в отношении к известным предметам. На основании такого между ними сродства, все Приказы можно разделить по трем отделениям, так что в каждом из них Приказы, его составляющие, связываются одним особенным началом, проявляющимся во всей их действительности. 1) Для первого отделения мы примем связывающим началом управление по областям, или по пространству ведомства; так, каждая область управлялась особенным Приказом, судебная власть коего простиралась на всякого рода тяжбы, возникавшие в области. 2) Для второго – начало отдельного управления известными сословиями; 3) в третьем, будут соединены Приказы, судебная деятельность коих определялась известного рода предметами.



[1] 1708 г. Августа 20 (2204). 1728 г. Сентября 12, п. 12 (5333).

[2] 1728 г. Июня 30 (5299).

[3] 1689 г. Января 28 (1332); 1719 г. Марта 3 п. 25 (3318).

[4] Улож. X, 1, 23.

[5] Стар, ст. чинов, стр. 13, 31.

[6] Юридич. записки изд. Редкиным, Москва 1841 г. Т. 1, стр. 75.

[7] Кошихин XI, 1.

[8] Собр. Гос, Грам. ч. 2, стр, 482.

[9] Древн. Вивл. ч. XX, стр. 150.

[10] Там же, стр. 153.

[11] 1700 г. Декабря 11 (1817). 1700 г. Апреля 11 (2101).

[12] Улож. X, 23. Коших. VII, 38.

[13] 1680 г. Апр. 30 (820). 1706 г. Aвг. 12 (2116).

[14] Уложение X, 128.

[15] 1700 г. Июня 12 (1797). Декабря. 11. (1817).

[16] Улож. X, 2. Коших. VII, 42.

[17] Полн. Собрание Закон. №№ 842. 1527.

[18] Улож. X, 20. 1694 г. Марта 17 (1491), 1699 г. Октября 27 (1707).

[19] Улож. Х, 34. 1697 г. Октября 7 (1597).

[20] 1677 г. Февраля 23 (677).

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100