www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Тесты On-line
Юридические словари
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
История государства и права
Хрестоматия по истории русского права. Составил М. Владимирский-Буданов. Выпуск третий, издание третье. 1888 г. // Allpravo.Ru - 2005.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
Прибавления к уставной книге разбойного приказа.

Статьи, заимствованные из Литовского Статута в Указные книги Приказов (до 1631 года)[1]

1. О бортном дереве и о ловах, и о пустынях. Кто чьевы[2] у кого половил насильством, и тому за насильство 20 руб. денег; a сколько зверей половил, и тому всякому указ зверю[3].

2. За зубра 12 рублей; за лося 6 рублей; за олень или за лань 6 рублей; за медведя 3 рубли; за вепрей или за свинью рубль; за козу 25 алтын; за рысь 3 рубли[4].

3. О борте и озерах и о сеножатии. Кто будет в чужую пустыни: у которых есть борт свои в нашем жалованье, которые имеют борт свои владеть; или кто имеет озера или сеножати при тех угодьях, входы при тех пустыни, (и) ему к озеру с неводом ехать вольно, a собаки ему за собою не иметь, ни рогатины, ни какого ружья, чтобы ему зверя в чужом угодье не убить и вон не выгонят. A кто будет сеножать в чужой вотчине имеет, и ему тем владеть, a новых им не припускать; a будет старые его сеножать заросли, ему свои расчистит можно. A будет кто имеет борт в чужой пустыни, и бортником (к?) тем бортям ходит вольно, a собак им с собою не иметь. ни рогатины и никакие стрельбы, чтобы зверю порухи не было, a по том ему с собою пешню, чем делать борт, носит вольно; a к сеножатиям своим один носит топор расчистить заросли да косу, чем косит. A которые озера имеют в чье пустыни, и коли придут к тем озерам зимою, рыбу волочит им вольно, и дров им с тое пустыни к баням своим взять и корыто выделать на рыбу. A тем, которые в чей пустыни сеножати свои имеют и не имеют им на скирды и на стоге, чем их огородит, из того лесу взять вольно. A бортнику на всякое надобью к бортям, что ему на себе снести, a не лошадью везти, взять что можно. A которое дерево в котором борт-ном ухожью со пчелами или без пчел повалитца, ему пчелы выпучат то дерево вольно вывезти и верховье, a корень оставит; a стоячее де дерево на надобьем и на дрова из чужой пустыни иметь не вольно. A будет кто ниву расчищаючи, дерево бортное, на борты уделано, безо пчел, или со пчелами околел или пожаром палил, и то будет дерево засохнет, и за то ему дерево платит со пчелами пол—2 рубли, a без пчел 25 алтын; a недельное бортное дерево 12 алтын 4 деньги. A кто будет кому по недружбе дерево которое с пчелами сожжет, или хоть в котором дереве пчелы бывали знаменно или огнем выжег, и про то обыщется допряма, и тому он повинен чье дерево платит за сосну или за дубы, в котором пчелы бывали, полтора рубли[5].

4. А кто будет у кого пчелы выдрал не подлаживаючи, a дерево не портил, тому повинен будет платить за всякие пчелы по полутора рубли. A кто будет у кого во дворе или в пасеке пчелы выдрал и в том его уличат люди крестным целованьем, и тому платить три рубли, а, кроме того, кого поймают с поличным, и того казнит смертною казнью[6].

5. A кто привады птичьи порубит и про то сыщется в правду, на том взять виноватом 6 рублей. A будет кто у кого привады злым умышлением портит или подсечет и в том его уличат в правду, и на том виноватом доправити истцу 3 рубля денег. Или кто украдет шатер птичий, и на том доправити 3 рубли же денег[7].

6. О гнезде соколье и о лебедином и о перевесах. Кто у кого гнездо соколье испортит или подсечет, или сокола на гнезде помкнет, или из гнезда соколы молодые покрал, и в том его уличат в правду, и за то гнездо испорченное взять истцу на виноватом 6 рублей; a за то лебединое гнездо испорченное взять истцу на виноватом 6 рублей; a за то лебединое гнездо, кто у кого с гнезда яйца поберет и гнездо испортит, и за то лебединое гнездо взять на том 3 рубли денег. Или кто у кого перевесы подсек и сеть перевесную украдет, и на том виноватом взять истцу 6 рублей денег[8].

7. О покрадении. Кто у кого сад покрадет, и про то обыщется в правду, что он крал, или его того саду с поличным приведет, и на том виноватом доправити 12 рублей. Или кто в саду дерево, которое пригодится садит, хот отросток, из саду украдет, и на том виноватом доправити пол—3 рубли[9].

8. Цена работным лошадям: за мерина или за кобылу 25 алтын, за третьяка жеребца рабочих 25 алтын; да за кобылу за третьяку полтина; за конское жеребья 12 алтын 3 деньги; за селедок две гривны[10].

9. Цена всяко животное: за вола 30 алтын без гривны; за вола за стадного, которой не валишен, 30 алтын без гривны; за корову полтина; за яловицу четыре гривны; за молодого быка, которой в плуге не ходит, четыре гривны; за телицу 12 алтын 3 деньги; за теля конское 2 гривны, a за селедка тоже; за вепра за кормного полтина; за некормного вепря 13 алтын 3 деньги; за пороска 4 гривны; за свинью 2 гривны; за подсвинку гривна; за поросенка 10 денег; за овцу 5 алтын; за барана 4 алтына; за валышоного барана 2 гривны; за ягнят полгривны; за козла 12 алтын 3 деньги; за козу 2 гривны; за козленка полгривны.—Цена птицам домовым: гусь 2 алтына; петух валышеной 2 алтына; курица 3 деньги: утка грош; селезень 2 деньги; голубь 2 деньги; утка, которая сидит на кругу, 6 рублей; пава или пав 2 рубли с четвертью; лебедь домовой 2 рубли с четвертью[11].

10. О птицах ловчих держаных: кречет красной 12 рублей; белой кречет 10 рублей; серой кречет 6 рублей; сокол 6 рублей; ястребы большой 3 рубли; балабан 2 рубли; за ястреба или за чеглока рубль; за дерлика полтина[12].

11. Цена собакам: за затворную собаку 3 рубли; за звериную, которая ходит за зверьми, 6 рублей; за гонную 2 рубли с четвертью; которая ходит собака за яраном 2 рубли с четвертью; за ищею, которая ходит за ястребом, 2 рубли с четвертью; за подпищалную 3 рубли; за постельную 6 рублей; за меделянскую 6 рублей; за хорта 6 рублей[13].

12. Коли кого собака с которого двора не привязанная укусит, и тот человек пойдет к воеводе и бьет челом, и воевода ему даст суд; a он на него станет бит челом, что он с того двора собакою травил, и в том дат вера, что он того не делал; целовать не похочет, и ему платит бесчестия, смотря по человеку, как бы ранил сам своею. A будет кто собаку умышляет, на нее пришел, a не от руки забил или застрелил[14], и за ту собаку платит по указу, что какова собаке положена цена. A будет та собака кинулась на него и хотела его съесть, и он боронячись тое собаку ушибы из руки, a не шибком и не застрелил ее, и тот за тое собаку не платит ничего[15].

13. A которая будет животина или собака в суседне деле дурно сделает, что блудит у соседа, или где отшей, a тот господин ее, тое животины или собаки, то ведает, a ее не привяжет и животины не запирает своей, и о том ему соседи говорили, и в том его тот истец уличит людны, — повинен будет все платить, чего он на нем ищет: что заблудит собака или животина, то и платят[16].

14. Кто украдет что ни ест на дворе и в том его уличат людьми: хот что не стоит 6 алтын 2 денег, a вымут его лицам, и ему за татьбу уши обрезать; a будет тот же тат в другой покрадет что на дворе, a то краденое не стоит гривны денег, и его казнить смертною казнью[17].

15. A которой убьет или ранит слуга государя своего, и тот повинен смерти злой; a будет хот дерзнул на государя своего рукою до оружия, и ему за то рука отсечь[18].

16. Кто убьет до смерти отца или матерь, или кто хоть сородича своего убьет, и тому дат сыну муку: в торгу его возит и тело клещами рвать, и по тому посадит на него собаку, куря и ужа и кота, и то все вместе собравши с ним в воде затопит. A которая дочь отца убьет или матерь, и указ тот же. A которой с ним были в заговоре, что отца убит или матерь, и их казнит смертною казнью[19].

17. A которой отец или мать убьет сына или дочерь до смерти, и отцу за то или матери сидит в башне в городе год и шесть недель, и после того приходит к соборной церкви и пост держат и грех свой объявлять перед всеми людьми[20].

18. A которой брат брата убьет до смерти или сестра брата, или брат сестру, или шурин зятя, или зять шурина, или ближнего своего приятеля, и тот по тому же повинен смерти.

19. A кто на кого на городе засел на подсаде, и тот истережетца и его и самого убьет, и тот которой забил от себя боронятся, a прежде сего с ним был в поборанке не было, и ему приехать в город вскоре известит в съезжей избе воеводе, что тот убийца на него был засел, иль он обороняясь от него убил его до смерти, и скажет перед воеводою по государеву крестному целованью вправду, и он свободен будет от головшины и от приставства[21].

20. A кто девку растлит насильством, a та девка будет в том насильстве его кричала, и будет люди пришли, и она им про то насильство сказывала по что ее изнасильничал, a не по ее воли, и в том своем позоре била челом воеводе и слалась в своем насильстве на те люди, и по ее ссылке те люди сказали, и за то насильство казнит его смертною казнью, да из прожитков живота его взять бесчестия девке, смотря но безчеству её; a будет она похочет идти за него за муж, и то будет на обе воли [22].



[1] Приводимые здесь стати взяты из эрмитажного сборника (см. указатель к Уст. кн. Вед. Казн., выше стр. 39) и в первый раз на-печатаны в «Архиве ист.—юрид. свед.» H. B. Калачева, кн. 2, пол. 1). Такое заимствование из Лит. Стат. несомненно сделано в интересах судебной практики; приводимые стати были применяемы в судах, что доказывается внесением их в Указные книги Приказов на ряду с Судебником Цар. и последующими узаконениями (в эрмит. сборнике они нумерованы вместе с стат. Ц. С. и Ук. кн. ведом. Казн.). Такое заимствование сделано не законодательною властью, a дьяками Приказов что доказывается языком, совершенно отличающимся от языка древнего законодательства; те же статьи в Ул. Ц. A. M. изложены совсем иным языком. Вот новый способы участия Приказов в законодательной деятельности.

[2] Ошибка: вм. «чьи ловы».

[3] Лит. Ст. 1588 г., X, 1.

[4] Лит. Ст. 1588 г., X, 2.

[5] Стат. Лит. 1588 г. X, 3 и 13; Ул. Ц. А. М. X, 218, 239, 240, 241 и 242.

[6] Ст. Лит. 1588 г., X, 14; Ул. Ц. А. М. X, 219. Сд. Русск. Ир. Kap. 87. Постановление Статута здесь приведено буквально,—но именно по тому неясно: Статут различает кражу без поличного, которую карает 3-мя рублями штрафа, и кражу с поличным, за которую полагается смертная казнь. В Стат. слово: «окром» означает не «сверх того», a «исключая.» Строгое наказание за кражу с поличным, установленное Статутом, едва ли применялось в москов. государстве, где, по Уст. кн. Разб. Пр., только троекратная татьба каралась смертною казнью.. Но сл. Суд. 1497 ст. 10, 11 и 13, и прим. 111 к Ц. С.; Улож. Ц. А. М. совершенно уничтожило в этом случае различие кражи с поличным и без поличного и отменило смертную казнь за кражу пчел.

[7] Стат. Лит. 1588 г. X, 11 и 12; Ул. Ц. A. M. X, 216 и 217. Некоторая странность в назначении количества штрафов по этой статье (6 р. за порубку птичьей привады и 3 рубля за подсечение её с злым умышлением) объясняется тем, что московские рецепторы не ясно поняли смысл статей Статута; этот последний различает подсечение привады (т. е. полное уничтожение её) и полагает за него 6 р. штрафа, и порчу привады («чесноком намазать» и проч.) «злодейским обычаем», т. е. умышленно, и назначает за это 3 р. штрафа. Уложение поняло это место правильнее.

[8] Стат. Лит. 1588 г., X, 8. Сл. Русск. Прав. Kap. 93.

[9] Стат. Лит. 1588 г., X, 16; Улож. X, 221 и 222.

[10] Стат. Лит. 1588 г., XIII, 5; Улож. Ц. A. M. прил. к гл. XXIV.

[11] Стат. Лит. 1588 г., XIII, 6; Улож. Ц. A. M. ibid.—Такая оценка вещей выписана очевидно в следствие неполноты цен, положенных в Уст. кн. Разб. Пр. (см. ст. 49 и 50).

[12] ) Стат. Лит. 1588 г., XIII, 8.

[13] Стат. Лит. 1588 г., XIII, 12. Заимствование этой статьи, по-видимому, было не нужно в виду прямого закона Ивана IV, запрещающего иски об охотничьих собаках: см. ст. XI Ук. кн. Казначеев.

[14] Это неточный перевод след. слов Стат. «Пак ли бы кто кому пса умысльне, a не от руки забил, ибо застрелил»....

[15] Стат. Лит. 1588 г., XIII, 13; Улож. Ц. А. М. X, 281-283. Здесь имеется в виду один из случаев состояния крайней необходимости, в противоположности тому случаю, когда собака натравлена, где уже есть признаки необходимой обороны. См. ниже прим. 21.

[16] Стат. Лит. 1588 г., XIII, 14; Ул. Ц. A. M. X,284.

[17] Стат. 1588г., XIV, 22; Ул. Ц. A. M. III, 9. Статус и Уложение говорят здесь о краже на дворе великокняжеском (или царском). Только этим объясняется заимствование настоящей стати из Статута; потому что московские законы и без того изобиловали подробными постановлениями о краже (см. Уст. кн. Разб. Прик. ст. 37—40 и прим. к ним). Улож. Ц. A. M. отвергло смертную казнь за татьбу в этом случае, даже при 2-й рецидиве, между тем как допустило смертную казнь за троекратную татьбу и не в государевом дворе; такую странность объяснить не легко. См. выше ст. 4 и прим. к ней.

[18] Стат. Лит. 1588 г., XI, 9; Улож. Ц. А. М. ХХП, 8 и 9.—Хотя Судебники определенно говорят об убийстве господина. отличая этот вид убийства от всех прочих (см. Суд. 1-й ст. 9 и Суд. Цар. ст. (51); но в московском законодательстве ничего не было упомянуто о покушении на это преступление.

[19] Стат. Лит. 1588 г., XI, 7; Ул. Ц. А. М. ХХП, 1 и 2. Об отцеубийстве не было специальных постановлений в законах москов. государства. Уложение отвергло распространение этого закона на убийство «родичей», ибо в Литов. ст. «родичами» названы родители. Равным о6р. Ул. отвергло варварскую и порозящую казнь за parricidium.

[20] Стат. Лит. 1588 г., XI, 7; Ул. Ц. A. M. ХХII, 3.

[21] Стат. Лит. 1588 г., XI, 22; сл. Уд. Ц. A. M. X, 200—201. Заимствование этого постановления объясняется отсутствием узаконений о необходимой обороне в московском законодательстве. Здесь оборона допускается только для защиты личной неприкосновенности (здоровья и жизни); но несомненно, что практика допускала и оборону собственности, которую знала еще Русск. Правда (Ак. 20 и 38, Kap. 37). Оборона чужих прав не только допускалась, но и требовалась московскими законами (cm. Уст. кн. Разб. Прик. ст. 25), где, впрочем, оборона сторонних лиц почти сливается с обязательным предупреждением и преследованием преступлений со стороны органов общественной власти. Вообще границы действий необходимой обороны не расширяются с течением истории, a сокращаются.

[22] ) Стат. Лит. 1588 г., XI, 12. Ул. Ц. A. M. не приняло этого постановления, быть может потому, что дела такого рода подлежали духовному суду, который руководился подобным же постановлением Кормчей. Впрочем Улож. два раза упоминает о насилии над женщиною (но не растлении) по другим поводам (VII, 30. XXII, 16).

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100