www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
История государства и права
Рецепция права: идеологический компонент. Ткаченко С.В., 2006.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
1.3. Игнорирование определения и содержания рецепции

Явное не желание замечать идеологический компонент рецепции, упрощение ее содержания прослеживается во многих научных работах. Этим только можно объяснить стремление избежать раскрытия как самого определения так и содержания рецепции. Так, поступил, например, В.Н. Яковлев. В его исследовании, посвященном, в том числе и рецепции права как таковой, нет какого-либо о ней внятного упоминания.[1] В.А. Летяев в исследовании, посвященном рецепции римского права в России XIX-начала XXв., принципиально отказался от рассмотрения как понятия, так и содержания рецепции как правового явления вообще[2]. Эту позицию продублировала и его известная статья о «необходимости и достаточности» рецепции норм римского права в России. Она объясняется так: «в научной литературе разных отраслей знания термин «рецепция» используется довольно часто. И под ним понимается процесс восприятия чего-либо. Поэтому термин «рецепция» может иметь расширенное толкование, степень которого может оговорить сам автор научного исследования».[3] Иными словами, содержание рецепции права, его границ зависит только от воображения автора…. Конечно, такая позиция известного ученого довольно сомнительна в научном плане, но характерна в части изучения проблем рецепции права.

В различных работах, прямо или косвенно затрагивающих проблемы рецепции, наблюдается беспомощность исследователя либо преднамеренное упрощенчество, выражающаяся в нежелании видеть истинные причины рецепции за фасадом добровольности и односторонности. Многочисленные примеры-«рассуждения» подтверждают обозначенную тенденцию.

Так, известно, например, что рецепция гражданско-правового института траста в российскую правовую систему (Гражданский кодекс РФ ст.209. п.4) продиктована откровенно силовым американским влиянием на отечественного законодателя. Но такой очевидный факт в литературе принципиально не замечается, что приводит к следующим «рассуждениям» среди ученых: 1)рецепция траста обусловлена «недостатком осведомленности в сравнительном правоведении»; 2) данный институт «некстати появился в российском гражданском законодательстве»; 3) такая рецепция не является «бедой для нашего гражданского права», ибо «особых неудобств траст не причинит, но его смысл и жизнеспособность весьма сомнительны»; 4) траст даже расценивается как «не просто иностранное, а инородное для нас явление».[4] Иногда появление данного института вообще расценивается как «закономерный результат экономических реформ, поиска и экспериментальной проверки новых форм управления собственностью в условиях свободного рынка товаров, работ и услуг».[5] М.М. Булыгин считает, что появление траста было обусловлено необходимостью создания в Российской Федерации правового механизма, способного предоставить возможность более эффективного управления имуществом.[6] Даже такой маститый исследователь Е.А. Суханов демонстративно не замечает идеологического компонента рецепции траста: «… введение этого института в отечественный правопорядок президентским указом было крайне неудачной и непродуманной попыткой использования чужеродных конструкций, рассчитанных на совершенно иную систему координат».[7] В другой своей статье, он критикует другой продукт иностранной рецепции - «акционерный закон» РФ: «Мы изначально говорили, что акционерный закон у нас плохой. Плох он потому, что по природе своей является юридическим козлотуром: была заимствована американская модель акционерного общества, противоречащая ГК (в нашем Кодексе заложена немецкая модель). Не подумайте, что я критикую американскую модель. Американские законодатели – люди очень умные. Просто из этой американской модели были взяты лишь отдельные куски, а про то, на чем эти куски держатся, забыли. Например, в США физические лица, намеревающиеся учредить акционерное общество, попадают под жесточайший контроль».[8] И что, законодатель, по Е.А. Суханову, такой забывчивый и безграмотный? Конечно, он пытается отойти от идеологической подоплеки рецепции в принципе. Но тогда такое явление как рецепция становится - terra incognita, которое в юриспруденции становится совершенно безликим явлением. Как безликое явление рецепцию пытаются описать ряд российских ученых. Так, Ю.А. Тихомиров «констатирует», что право новых европейских государств начинает тяготеть к континентальному или североамериканскому праву, к праву Европейского Союза и Совета Европы. На основании чего, им делается вывод: «если государства «национализируются», то право, в свою очередь, «интернациализируется».[9] Однако автор почему-то не желает видеть истинных причин такой «интернациализации» права, которая выражается, прежде всего, в принуждении постсоветского общества к восприятию элементов западной правовой культуры под внимательным руководством этих же государств. Данный механизм уже получил свое обозначение как «режим экономического принуждения демократии»[10].

Примеры такого обезличивания рецепции, как видим, можно продолжать бесконечно. Идеализируя сам процесс рецепции, принципиально не вникая в его содержание, научный мир мечтает о возможностях внутреннего обогащения российской правовой системы за счет других правовых систем. Так, К.К. Абдуллаева считает, что для развития предпринимательских отношений в РФ необходимо разрабатывать различные инструменты, механизмы гражданско-правового сотрудничества, в том числе и обогащая их заимствованиями из других правовых систем. Исторически заимствования вносятся в российское право из западных правовых систем, но институты, которые могут быть применены на практике, содержатся и в мусульманском праве. По всей видимости, благотворительный вакф мог бы существовать и в наше время и применяться не только мусульманским населением Российской Федерации. Положения о вакфе можно было бы внести в ч.2 ГК РФ, как одном из договоров о переходе прав на имущество[11]. При этом совершенно игнорируется даже такой факт, что Российская Федерация идеологически традиционно обращена лицом только к Западу, но уж никак не к Востоку. Поэтому ни о каких заимствованиях из «копилки» восточных правовых ценностей речь идти не может. Это, в современных российских условиях, не более чем псевдонаучные фантазии.

В этой же связи наблюдается и самое примитивное восприятие содержания рецепции как правового явления. Так, И.Р. Медведев в эссе, посвященном науке гражданского процесса, на тему рецепции простодушно размышляет: «Я никогда не смогу согласиться с теми, кто утверждает, что если в ГПК РФ включены отдельные институты, которые уже давно с той или иной мерой успешности функционируют за рубежом, то для нашей страны это решительно никакого значения не может иметь – мол, у России особый исторический путь, в гражданском процессе в том числе. Не стану судить об историческом пути России в целом, но утверждать о существовании такового в гражданском процессе, по меньшей мере, неразумно»[12]. В этом же ключе, Л.Я. Косалс и Р.В. Рывкина убеждены, что Россия, «не будучи готова самостоятельно осуществлять переход к рынку оказалась вынужденной обращаться к западной экономической науке, западным банкам, фондам, другим организациям, способным оказать консультационную, финансовую, техническую и иную помощь в переводе российской экономики на рыночные рельсы»[13]. Здесь хотелось бы еще раз подчеркнуть, что рецепция – это, прежде всего идеологический инструмент, использующийся в интересах государственной власти. Интересы общества как такового здесь стоят на самом последнем месте. Также проблема улучшения функционирования той или иной отрасли права в современной России – особенно гражданско-процессуального – в принципе не является основной целью рецепции. Это, как правило, только декорации, за которыми могут скрываться политическое поражение реципиента, попытки модернизации, приобретение модного правового лоска и пр.

Любопытно, что не замечает идеологического компонента реципиента даже председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин, полагающий, что «призывы попросту скопировать в России, например, германскую, американскую или французскую правовую систему – от недомыслия»[14]. Но объяснить все именно «недомыслием» в легкой степени - ошибочно. Вспоминается правило, сформулированное Цицероном – «ищи того, кому это выгодно». Рецепция – далеко не простой правовой инструмент развития права и государства.

Беспомощность исследователя-юриста перед идеологическим компонентом рецепции, игнорирование целей рецепции зачастую камуфлируется использованием социологической терминологии. Скрываясь за общими фразами типа «активного взаимовлияния и обогащения управленческих систем», отмечается, что, оказывается, «почва сотрудничества так и не подготовлена. Не известно, какой опыт нам нужен и как применить собственный. Вместе с позитивными явлениями из-за рубежа усваиваются и отрицательные. Аккультурация происходит стихийно, и в практике управления зачастую используется негативный или неприменимый в настоящих условиях опыт, ненужный, бесполезный. В результате Россия превращается либо в отстойник сумасбродных идей по переустройству общества, либо в полигон для глобальных экспериментов». Однако при этом сразу же подчеркивается, что это никак не связано с идеологией, которая в данном случае является ключевым фактором, а «причины происходящего кроются в том, что отечественной наукой не выработаны теоретические и практические критерии отбора и применения зарубежного опыта разработки законодательной базы, нет подготовленных специалистов-практиков».[15]

Рассматриваемый подход к игнорированию идеологического компонента рецепции, прежде всего, подразумевает довольно глупого и невежественного законодателя в виде государственной власти. Но, как информирует бывший председатель Комитета Российской Федерации по печати, создатель «Российской газеты», Б.С. Миронов, «в правительстве нет ни дураков, ни алкашей, ни взяточников, чтобы хоть одно нелепое, губящее Россию решение можно было объяснить дуростью, похмельем или мздоимством того, кто принимал это решение. Да, там есть, конечно, и дураки, и алкаши, и взяточники, но все это не играет никакой роли в принятии решений – слишком надежен фильтр и контроль на выходе. Каждое решение принимается осознанно, обдуманно и взвешенно. Сбоев не случается»[16]. Вообще, предполагать, что государственная власть может действительно проводить «бездумное копирование иностранных образцов» - значит игнорировать пресловутый идеологический компонент рецепции, и соответственно, окружающую нас действительность….



[1] Яковлев В.Н. Древнеримское и современное российское наследственное право. Рецепция права: Учеб. пособие. М., Воронеж. 2005.

[2] См.: Летяев В.А. Рецепция римского права в России XIX- начала ХХв. (историко-правовой аспект). Дис. … д-ра юрид. наук. Саратов, 2001.

[3] Летяев В.А. Необходимость и достаточность рецепции норм римского права в России XIX- начала ХХвв.// Древнее право. №1(6). М. 2004. С. 194.

[4] См.: Арановский К.В. В преддверии сравнительного правоведения// Правоведение, 1998. №2 (221). 59.

[5] Турышев П.В. Траст и договор доверительного управления имуществом: Автореф. дис… канд.юрид.наук. М. 1997. С.4.

[6] Булыгин М.М. Договор доверительного управления имуществом в российском и зарубежном праве: монография. М. 2006. С.3..

[7] Комментарий к части второй Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М. 1995. С.237.

[8] Суханов Е.А. Перспективы корпоративного законодательства и другие проблемы отечественного права//Закон. №9, 2006. С.4-5.

[9] Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. М. 1996. С.12.

[10] См.: Кулик А.Н. Многопартийность в электоральной демократии постсоветской России: в чем смысл ее существования// Россия. Политические вызовы XXIвека. Второй всероссийский конгресс политологов. 21-23 апреля 2000г. М. 2002.С.206.

[11] Абдуллаева К.К. Возможности заимствования мусульманско-правовых норм для регулирования гражданско-правовых обязательств// Проблемы теории и юридической практики в России: материалы межд. науч.-практ. Конф. молодых ученых, специалистов и студентов. 17-18 марта 2004года. Самара, 2004. С.3-5.

[12] Медведев И.Р. О науке гражданского процесса: эссе; Ответственность сторон за ложные объяснения в суде: научн. исслед. М.2006. С.19.

[13] Косалс Л.Я., Рывкина Р.В. Социология перехода к рынку в России. М. 1998. С. 43.

[14] Тезисы В.Д. Зорькина о правовой реформе в России//Конституционный Суд в России. www.ksrf.ru/news/2.htm

[15] Кузьмин И.А. Юридическая аккультурация в системе социального управления. Автореф. дисс…. канд.юрид.наук. М. 2002. С3.

[16] Миронов Б.С. Приговор убивающий Россию (Сборник информации, царапающей сердце). Минск. 2005. С.461.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100