www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
История государства и права
Рецепция права: идеологический компонент. Ткаченко С.В., 2006.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
1.4. Отрицание факта рецепции

Наличие этого опасного для исследователя компонента рецепции зачастую приводит к следующему феномену: к признанию ранее реципированных иностранных правовых ценностей исконно отечественными. Примеров существования такого явления в литературе много и данная тенденция широко распространяется.

Так, И.Г. Медведев в отношении реформы 1864г. отмечает: «Новый судебный порядок, провозглашенный в результате реформы, базировался на принципах совершенно новаторских не только для России той эпохи, но и для всего мира. Были провозглашены общие правила, сейчас составляющие базовую часть гражданского судопроизводства в большинстве развитых правовых систем».[1] Иными словами, российская юриспруденция в своем реформаторстве догнала и перегнала весь мир, идя своим, особенным правовым путем, в котором, по-видимому, вообще не было места рецепции, а было только своеобразное «новаторство».

Такую же тенденцию обнаруживаем в работе А.Д. Поповой, оценивающей судебную реформу 1864г. Она делает следующий любопытный вывод: «Таким образом, Судебные Уставы 1864г. кардинально меняли облик судебной системы России, ставя российские суды в один ряд с европейскими. Новые уставы базировались на опыте работы европейских судебных систем, однако это не было слепым копированием. Заимствование зарубежного опыта шло не ради подражания Западу. Россия внедряла принципы всесословности, состязательности, гласности, устности, прежде всего потому, что по-настоящему справедливый уголовный или гражданский процесс может основываться на этих принципах. При этом зарубежный опыт был творчески переработан, новая судебная система России создавалась с учетом особенностей нашей страны».[2] То есть, как бы и не было рецепции как таковой, а был лишь использован творчески переработанный зарубежный опыт….

Исследовательница Л.А. Петручак, убедительно «доказала», что «процесс реформирования судебной системы российской Федерации происходит под знаком возвращения в судоустройство демократических принципов и институтов судебных уставов Александра II. Примером тому может служить введение сегодня в России суда присяжных и мировой юстиции. Обращение юристов к отечественной правовой традиции призвано противостоять ярко выраженной в современном российском праве тенденции заимствования западных правовых ценностей и институтов».[3] Однако, общеизвестно, что суд присяжных и мировой суд – это отнюдь не исконно российские институты, а продукт рецепции институтов иностранного права.

Так же любопытна попытка и И.Л. Петрухина выдать иностранное за отечественное право. Он констатирует: «УПК 2001г. – результат собственного правового развития. Он – наследник судебной реформы 1864г.»[4]. Однако не замечать коренных современных и прошлых иностранных заимствований, кардинального изменения правовой идеологии – в высшей степени «наивно». Но и в отношении Гражданского кодекса 1994г., являющегося закономерным продуктом рецепции римского и западного права, исследователи принципиально не замечают самого факта какой-либо рецепции: «… речь не может идти о прямом копировании рецепции зарубежных образцов и аналогов, хотя бы близких по своему духу отечественным законодательным решениям - российское гражданское право основывается на собственных, национальных правовых традициях».[5]

Робкую попытку «вывода» траста из российской правовой системы, нащупывания его исконно русских корней предпринимает А.А. Новик: «фактически отдельные элементы доверительного управления лишь «выглядывали» из узеньких щелей навроде фигуры душеприказчика, например, при выморочном колхозном дворе (ст.544, 545 ГК 1964г.)»[6]. Но более радикален в своих суждениях С.Н. Никешин, считающий что «учет зарубежного опыта и сближение российского права с другими правовыми семьями не тождественны рецепции права, копированию зарубежных правовых моделей. Они – итог развития российского права в результате комплексного воздействия факторов, обусловливающих этот процесс в конкретно-исторических условиях России. Общая тенденция к сближению российского права с романо-германской правовой семьей не означает потери самобытности, особенностей, традиций, свойственных правовой системе России»[7].



[1] Медведев И.Г. Письменные доказательства в гражданском процессе России и Франции. Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2003. С.19.

[2] Попова А.Д. «Правда и милость да царствуют в судах» (Из истории реализации судебной реформы 1864г.) Рязань. С.46-47.

[3] Петручак Л.А. Проблемы возникновения, развития и формирования правил оценки доказательств в уголовном судопроизводстве России: Историко-правовой аспект. Дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2000. С.6.

[4] Петручак И.Л. Теоретические основы реформы уголовного процесса в России. Часть1. М. 2004. С.24.

[5] Бергман В., Суханов Е. Введение/ Германское право. Ч.1. Гражданское уложение. Пер. с нем. М. 1996. С11.

[6] Новик А.А. Доверительное управление имуществом в гражданском законодательстве (его становление и развитие): Дисс. … канд.юрид.наук. Ростов н/Д, 2001. С.27.

[7] Никешин С.Н. Российская правовая система: возвращение в Романо-германскую правовую семью// www/politanalysis.narod.ru/nikeshin3/html

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100